Топчихинская районная больница в Алтайском крае, откуда за последние четыре года уволились почти 50 медиков, вновь «прославилась». На этот раз тем, что гипс сломавшему руку ребёнку накладывал не врач, а некая «баба Валя», а позднее на снимке врачи не разглядели смещения лучевой кости. В краевом стационаре, куда родители спустя десять дней после травмы привезли сына «для профилактики», были шокированы: ещё бы немного и мальчик остался инвалидом. Подробности этой истории корреспонденту ИА REGNUM рассказала родственница пострадавшего ребёнка, жительница алтайского села Парфёново Людмила.

Кушетка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Кушетка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

«В середине января 2019 года Илья сломал руку, скатившись с горки. Зять повез мальчика в Топчихинскую больницу, это была суббота, хирурга не было. В приёмном покое его пытались вызвонить, но он не пришёл — не знаю, в чем причина. Также вызвали травматолога. Тот приехал только через час — не знаю, где он так далеко живёт. В итоге больше трёх часов ребёнок провёл в больнице в ожидании помощи. Там какая-то «баба Валя» ему наложила гипс. Кто она — я не знаю.

Через несколько дней в Топчихинской ЦРБ Илье сделали рентгеновский снимок. Доктор его посмотрел и сказал, никакого смещения нет, но посоветовал, как будет время, съездить в Барнаул, дал направление. Далее мы пошли с этой бумажкой по кабинетам: нужно было её подписать у заведующей и взять талон. Но он оказался только на конец февраля — начало марта. Поэтому как у нас как появилось время, мы без талона поехали в Барнаул. Раз нам сказали, что нет смещения, мы не волновались особо. Думали, поедем просто на проверку.

Приехали. Я медицинскую карточку доктору отдала, сидим, ждём, когда пригласят. Народу на приём много, и все с талонами. Вдруг нас практически сразу вызывают и предъявляют претензию, мол: «Почему так поздно обратились? Теперь мальчику придётся под наркозом делать операцию». В общем нас никуда из больницы не выпустили — сразу положили. Только в больнице нужна была ещё справка о том, что у нас не было контакта с инфекцией. Я звоню в Топчиху, а там медики на меня ещё и наорали — почему я сразу не взяла эту справку. Очень странно, ведь мы и не собирались ложиться на операцию. В общем, прождали три часа в приёмной, пока эта справка не пришла, только тогда ребёнка положили. Причём доктора очень сожалели, говорили, что если бы мы раньше приехали, они сделали бы операцию сразу. А так пришлось ещё несколько дней ждать — до 1 февраля», — поделилась пережитым Людмила.

Говорит, что теперь, после операции, ребёнку требуется постоянный уход и перевязки: на одну только поездку в Барнаул уходит две тысячи рублей, а ещё нужно ездить из Парфёново в Топчиху, чтобы покупать бинты, сдавать анализы. Ведь Илье предстоит новая операция.

«Нам в Барнауле врачи сказали, что на первом рентгеновском снимке был явственно виден перелом со смещением, и очень удивились, посмотрев документы: в них это смещение отражено не было. Я не знаю, чья вина. Но мне не понравилось, что никто даже прощения не попросил за ошибку», — резюмировала Людмила.

Кресло-каталка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Кресло-каталка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

В региональном минздраве, куда корреспондент ИА REGNUM обратился за разъяснениями, пообещали разобраться с данным инцидентом.

Напомним, в Топчихинской ЦРБ к объективным кадровым проблемам в сельской медицине с недавних пор прибавились ещё и субъективные: сингал SOS подают и доктора, и пациенты. По признанию медиков, с которыми удалось пообщаться корреспонденту ИА REGNUM «текучка» в ЦРБ началась после того, как в 2014 году на должность главного врача этой больницы был назначен Константин Зиновьев. Из больницы уволились почти 50 сотрудников дефицитных специальностей. Причём медики утверждают, что это не могло не аукнуться ЧП с экстренными пациентами. Оказать должную помощь погибавшим оказалась попросту некому.

Кушетка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Кушетка в приёмном покое Топчихинской ЦРБ
Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Летом 2018 года в Топчихинской ЦРБ от острой коронарной недостаточности умерла женщина. Не исключено, что ввиду первоначально неверно поставленного диагноза и отсутствия реанимации. Сами доктора говорят, что не сделали для пациентки всего возможного.

Читайте также: Цена страха: в здравоохранении алтайского райцентра случилась беда

В сентябре 2018 года мужчину, страдающего серьёзным сердечно-сосудистым заболеванием, четверо суток не госпитализировали в ЦРБ Топчихинского района. А врачи Алтайской краевой клинической больницы, куда жена привезла умиравшего мужа, признались, что пациента вытащили буквально «с того света»

Читайте также: С того света: как в алтайской больнице чуть не угробили пациента

Проверка, инициированная надзорными органами по итогам публикаций ИА REGNUM показала, что «квалификационные требования врачебного персонала медицинской организации соответствуют профессиональным знаниям и навыкам образовательных программ по специальностям», хотя, по утверждению дочери погибшей женщины, её мать в стационар принимала врач, которая приемы в поликлинике ведет по «Яндексу» и «Гуглу».

Читайте также: Горе. Как «убивают» пациентов и медицину в Алтайском крае

О том, что больничные проблемы в отдельно взятом Топчихинской районе до сих пор не решены, свидетельствует недавняя история с ребёнком, которого после продолжительного обморока с судорогами не смогли госпитализировать из-за отсутствия мест. В итоге девочку с подозрением на микроинсульт неравнодушные люди отвезли в Барнаул, где решается вопрос о её госпитализации.

Читайте также: В алтайской ЦРБ из-за отсутствия мест отказали в госпитализации ребёнку

Напомним, также Топчихинская ЦРБ прославилась тем, что её сотрудники сжигают в обычной котельной образовавшуюся после операций «человечину».

Читайте также: Тепло с «человечиной»: как утилизируют медицинские отходы в России

Читайте развитие сюжета: В США женщину с опухолью мозга в течение семи лет лечили от мигрени