В Нижнем Новгороде продолжается судебный процесс по уголовному делу, обвиняемыми по которому являются экс-глава города Олег Сорокин и бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев. Сегодня, 16 января, судья решила не прерывать рассмотрение дела, несмотря на то, что Маркееву дважды вызывали «Скорую помощь».

Роман Маркеев на скамье подсудимых
Роман Маркеев на скамье подсудимых
Stnmedia.ru

Адвокат Романа Маркеева Галина Соршнева рассказала, что у него диагностированы диабет и гипертоническая болезнь, поэтому ему требуется регулярный приём пищи и мониторинг артериального давления. Несмотря на это, судом установлен жёсткий график рассмотрения дела: заседания проводятся три дня в неделю и начинаются в 9 часов, поэтому подсудимых, содержащихся в СИЗО, будят в 5 утра, подчеркнула она.

10 января заседание продолжалось почти 9 часов, и к вечеру Маркееву, который вместе с другими подсудимыми все время заседания не покидает «аквариума» из пуленепробиваемого стекла, стало плохо. Врач «Скорой помощи», прибывшей по вызову, зафиксировал у Маркеева давление 160/100 и уровень сахара в крови выше 10. Тем не менее, сообщает «Московский комсомолец», врач дал расписку, что Маркеев может участвовать в заседании. Судья выразила намерение продолжать работу, но даже прокурор заступилась за Маркеева, и перерыв все-таки пришлось объявить.

В настоящее время Маркеев госпитализирован в медсанчасть следственного изолятора, ему назначены курс лечения и постельный режим. 14 января врачи СИЗО не позволили конвою забрать больного и этапировать его в суд. Сегодня, 16 января, Маркеев не смог даже сидеть на скамейке, и суд дважды за полдня вызывал ему карету «Скорой помощи». Обосновывая решение продолжать рассмотрение дела, судья зачитала справку, согласно которой Маркеев прошёл осмотр в СИЗО в 7 утра, на что подсудимый тут же возразил, что осмотра не было, и что в 7 часов он уже находился на сборном пункте.

Галина Соршнева в перерыве рассказала журналистам, что 15 января врач стационара, где Маркеев проходит лечение, запретил ему участвовать в процессе, так как у Маркеева гипертонический криз и повышенный уровень сахара в крови. Ему были прописаны лечение и постельный режим в течение недели. Сегодня, по ее словам, Маркеева этапировали в суд несмотря на повышенное давление и сахар выше нормы, дав таблетку. При этом начальник конвоя распорядился, чтобы Маркеева в суд сопровождал фельдшер из СИЗО. Фельдшер действительно приехала с конвоем, но на самом заседании не присутствовала. На вопрос адвоката, почему ее не было рядом с подсудимым, фельдшер ответила, что такого распоряжения не было, ей поручили сопровождать Маркеева только на пути в суд и обратно. Свою фамилию фельдшер назвать адвокатам отказалась.

Соршнева заявила, что адвокаты будут подавать официальный запрос, на каком основании врачи «Скорой помощи», которую Маркееву вызывали 10 января, дали заключение, что тот при давлении 160/100 и уровне сахара в крови выше 10 может принимать участие в судебном заседании.

Адвокат Евгения Воронина, член Совета при президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества Шота Горгадзе так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «За то, что сегодня мы здесь видим, я не знаю, кто будет в дальнейшем нести ответственность. Если, не приведи Господь, что-нибудь с Маркеевым случится, кто возьмет на себя этот грех — это большой-большой вопрос для меня. Это форменное издевательство, один из видов пытки и морального уничтожения, давления — не знаю, как это назвать. Для чего нужна такая жестокость? В чем смысл этой жестокости, я не понимаю».

Горгадзе обратился в ходе заседания к адвокату потерпевшего Сергею Шунину как к человеку, много лет отдавшему работе в «Комитете против пыток». В нынешнем процессе Шунин представляет интересы потерпевшего, но Горгадзе считает, что правозащитник не должен молчать, когда у него на глазах происходит такое. Однако, несмотря на просьбы Маркеева об оказании ему медицинской помощи и протесты адвокатов, судебное заседание 16 января продолжилось.

Ходатайство адвокатов, просивших хотя бы ненадолго каждые три часа выпускать больного из «аквариума», не позволили зачитать.