«Спасите»: что произошло в омской ИК-6

УФСИН утверждает, что ситуация в исправительной колонии №6 находится под контролем, пострадавших нет. Однако омский блогер Владимир Лифантьев, который первым сообщил о ЧП в ИК-6 и отслеживает ситуацию, усматривает в официальных сообщениях ведомств серьёзные несостыковки

Татьяна Иващенко, 8 октября 2018, 12:06 — REGNUM  

В минувшие выходные Омская область «прогремела» в местных и федеральных СМИ с громким скандалом. Всё началось с того, что 7 октября омский политконсультант, блогер Владимир Лифантьев выложил в своём интернет-канале в соцсети фотографию плаката с надписью «Спасите» на фоне белой кирпичной стены.

Читайте также: В омской колонии №6 произошел бунт

«Заключённые ИК-6 в Омске через дыру в стене вывесили плакат с надписью «Спасите». Есть подозрение, что в этой колонии тоже пытают заключённых», — говорилось в подписи к фотографии.

Далее события стали развиваться стремительно. Пользователи соцсетей начали предполагать, что могло случиться в ИК-6. Звучали слова «волнения», «пытки» и «бунт». Также выдвигалась версия, что слово «Спасите» на плакате, с которого всё и началось, было «написано кровью». Подтверждений этой информации пока нет.

«Отрицательно настроенные» против «положительно настроенных»

Подробности обнародовало УФСИН России по Омской области — в официальном сообщении, датированном 7 октября. По информации ведомства, вечером 6 октября в исправительной колонии №6 (колония строгого режима для впервые осуждённых за тяжкие преступления) «группа отрицательно настроенных осуждённых попыталась склонить к неповиновениям положительно настроенных осуждённых». Завязалась драка. Личный состав учреждения был поднят по тревоге.

«Всем пострадавшим осуждённым своевременно оказана необходимая медицинская помощь», — подчеркнули в УФСИН, не уточнив количества этих самых пострадавших (по данным соцсетей — 20 человек).

В ведомстве заверили, что «обстановку удалось урегулировать без применения физической силы и специальных средств». Спецподразделения на территорию колонии не вводились:

«Руководством учреждения совместно с сотрудниками прокуратуры были проведены переговоры с осужденными с разъяснением меры ответственности за совершение противоправных действий».

Резюмируя, в УФСИН назвали обстановку в исправительном учреждении стабильной и контролируемой, а также сообщили о проводимой проверке. В том числе уточнялось, что в учреждении работают представители прокуратуры.

В этот же день, 7 октября, в областном следственном управлении СКР ИА REGNUM сообщили о том, что по факту инцидента в исправительной колонии №6 (а точнее, по факту причинения «группой осуждённых лиц» телесных повреждений другим осуждённым) возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ («Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества»).

На место происшествия отправили следователей Первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности).

Читайте также: После массовой драки в колонии в Омске возбуждено дело

Тем временем региональное УФСИН обнародовало новые подробности произошедшего, разместив на сайте сообщение «по ситуации, сложившейся в ИК-6».

В нём, в частности, говорилось, что «отрицательно настроенные осуждённые продолжили выдвигать незаконные требования». А именно, они просили предоставить им в пользование сотовые телефоны, обеспечить свободное перемещение по территории колонии, открыть штрафные изоляторы и выпустить всех нарушителей режима содержания.

Читайте также: Оцепление бунтующей омской колонии попало на видео

Поэтому руководство оперативного штаба решило ввести на территорию учреждения сводный отряд:

«Возникла необходимость изолировать отрицательно настроенных осуждённых и провести обысковые режимные мероприятия для пресечения дальнейших беспорядков и предотвращения давления на положительно настроенных осуждённых».

При этом в УФСИН заверили, что оружие и специальные средства в ходе этих мероприятий не применялись, конвоирование осуждённых производилось «путём применения специального приёма «загиб руки за спину». Весь ход спецоперации зафиксирован средствами видеофиксации. Бунтовщики не сопротивлялись.

В итоге «зачинщиков беспорядков» изолировали от основной массы осуждённых. С ними проводятся следственные действия, пострадавших нет.

«Ситуация в подразделении находится под контролем», — вновь заявили в УФСИН, добавив, что в работе оперативного штаба принимают участие консультант аппарата уполномоченного Омской области по правам человека Игорь Патрахин и члены Общественной наблюдательной комиссии региона Наталия Бугрова и Андрей Мельников.

О вертолёте и ящиках с картриджами

Несмотря на официальные сообщения УФСИН о том, что ведомство держит ситуацию под контролем, к 8 октября ситуация накалилась ещё больше. По крайней мере такой вывод можно сделать из сообщений, появляющихся в соцсетях. Пользователи не верят, что «всё под контролем».

За комментарием ИА REGNUM обратилось к блогеру Владимиру Лифантьеву, который отслеживает ситуацию с ИК-6. На момент подготовки материала он находился на месте происшествия.

«Все причастные ведомства теми или иными способами заявляют, что драка в ИК-6 началась между заключёнными и их пришлось усмирять. ФСИН информирует о ситуации в омской ИК-6, однако есть несоответствия, которые настораживают лично меня. Например, вчера (7 октября — прим. ИА REGNUM ) ИК была оцеплена по периметру, было очень много машин ГИБДД, и как минимум летал один вертолёт. По моему мнению, внешнее оцепление говорит о том, что заключённые вырвались во двор. Второе. Я сейчас нахожусь в ИК, здесь же родственники задержанных. Они рассказывают, что их родные задержаны и увезены в СИЗО, они называют разные отряды, а в отрядах живёт человек по 100. И так как отряды находятся обособленно, значит, было пространство, где они смешались. А это опять же означает проникновение во двор», — считает Владимир Лифантьев.

Он подчеркнул, что сегодня, 8 октября, всем родственникам заключённых сказали, что в ближайшие три дня никаких звонков, передач и свиданий не будет в принципе:

«Это может означать, что составу нужно вести работу с контингентом заключённых. Сейчас при мне занесли в ИК девять коробок картриджей для принтера. Я не знаю, сколько там сейчас будет бумажной работы, но, видимо, очень много».

«Более-менее проверенная цифра — вчера из ИК-6 вывезли 120 человек. Зачинщиком, по словам работников ФСИН, был некий Акимов. Но тут тоже нестыковка. Получается, что зачинщик всё это устраивал 6 октября вечером, будучи уже со сломанной рукой. Почему он находился в это время в отряде, а не у медиков, мне непонятно. Кстати, по состоянию на 10:30 (местн.) 8 октября уполномоченного Омской области по правам человека здесь ещё не было», — подытожил Владимир Лифантьев.

Читайте также: Бунтовавшую колонию в Омске посетит омбудсмен

Добавим, уполномоченным Омской области по правам человека является Ирина Касьянова. 8 октября на официальном сайте омбудсмена появилось сообщение, касающееся ситуации в ИК-6. Во многом оно дублировало размещённое на сайте областного УФСИН, использовались те же формулировки: «группа отрицательно настроенных осуждённых», «положительно настроенные осуждённые» и так далее.

«Сегодня, 8 октября 2018 года, уполномоченный Омской области по правам человека Ирина Михайловна Касьянова выезжает в ФКУ-6 УФСИН для прояснения обстановки на месте и в ОБ-11 для встречи с пострадавшими в ходе инцидента», — говорится в сообщении омбудсмена.

Ещё один «тюремный» скандал

Повышенное внимание к ситуации в омской ИК-6 наблюдается ещё и потому, что не так давно Омская область фигурировала ещё в одном «тюремном» скандале.

Речь шла о лечебно-исправительном учреждении (ЛИУ-10) и исправительной колонии №7 (ИК-7). В омских массмедиа в конце сентября текущего года появилась информация о жалобах заключённых на массовые пытки.

В частности, по информации одного из бывших заключённых — Дмитрия Козюкова —условия содержания в ЛИУ-10 можно назвать невыносимыми.

«Например, вместе держали заключенных с закрытой и открытой формой туберкулёза. От сырости и холода по стенам рос грибок. Это и для здоровых людей опасно, а для легочников — смерть», — рассказал Козюков в интервью «Комсомольской правде».

Но грибок — это ещё не самое страшное из того, что он сообщил. По его словам, за жалобы заключённых наказывали, причём весьма жестоко. Происходило это в СИ-3 на территории ИК-7:

«Из колонии я ушёл не своими ногами — вынесли на носилках. Актировали меня (освободили из заключения по состоянию здоровья — прим. СМИ) 2 августа 2017 года. Из-за пыток просто рассыпался позвоночник. Когда меня везли на операцию, думал: «Все равно уже умру, наверное. Так хоть другим, может, помогу. Страшно было рассказывать, конечно, не то слово».

На тревожную информацию отреагировал аппарат уполномоченного Омской области по правам человека. 2 октября консультант аппарата, прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, члены Общественной наблюдательной комиссии и другие посетили ЛИУ-10 и ИК-7.

На сайте омбудсмена говорится, что делегация проверила условия содержания заключённых, соблюдение их прав, организацию питания и медицинского обслуживания, материально-бытовое обеспечение:

«Во время обхода жилых зон (столовая, помещения отрядов, медицинская часть, запираемые помещения и т. д.) нарушений условий содержания не выявлено. Жалоб на условия содержания и нарушения прав от лиц, содержащихся в ИК-7, не поступило. В ходе посещения лечебно-исправительного учреждения (ЛИУ-10) один осужденный пожаловался на условия содержания. Жалоба осуждённого направлена в компетентные органы для проведения проверки».

Позже корреспонденту ТАСС Касьянова рассказала о ситуации более подробно. В частности, выяснилось, что один из отбывающих наказание в ЛИУ-10 обратился к представителю аппарата омбудсмена с просьбой провести расследование и дать оценку факту его избиения в сентябре 2017 года. Ранее по этому факту в аппарат заключенный не обращался. Его обращение уполномоченный направил в Следственный комитет для проведения проверки:

«Естественно, возник вопрос о том, почему обращение в связи с событиями годичной давности поступило только сейчас. Осужденный ответил, что якобы не было возможности, и письма не уходят из колонии. На прямой вопрос о том, направлял ли осужденный такое письмо, получен конкретный ответ: нет, не направлял. Такой ответ ставит под сомнение объективность заявлений о невозможности направить жалобу о нарушениях своевременно, о невозможности пообщаться с представителем аппарата уполномоченного, который регулярно посещает исправительные учреждения, в присутствии сотрудников колонии, либо с глазу на глаз (такая возможность у осужденных всегда есть)».

Как говорится, «а в остальном, прекрасная маркиза…»

Здесь также стоит напомнить: в сентябре 2018 года стало известно, что в Омске вынесен приговор сотруднику исправительной колонии, признанному виновным в превышении должностных полномочий. Речь идёт о 32-летнем бывшем инспекторе отдела безопасности ИК-7.

По данным областного СУ СКР, в 2015—2016 годах инспектор руководил противоправными действиями группы осуждённых. Они были хорошо физически подготовленными, ранее занимались единоборствами. Злоумышленники избивали и унижали вновь прибывших в исправительную колонию осужденных «с целью подавления воли». При этом инспектор находился в одной комнате с осуждёнными и активно поощрял их противоправные действия.

Кроме того, обвиняемый противодействовал расследованию. Однако следователи добыли необходимые доказательства. 5 сентября 2018 года суд назначил ему наказание в виде двух лет лишения свободы в колонии общего режима.

А незадолго до этого, в августе 2018 года, был уволен начальник управления Федеральной службы исполнения наказаний по Омской области, генерал-майор внутренней службы Сергей Корючин. Впрочем, помимо Корючина, проработавшего на этой должности шесть лет, этим же указом президента РФ были уволены и другие сотрудники федеральных госорганов.

Читайте также: Начальник УФСИН по Омской области освобождён от должности

Но вернёмся к ситуации в ИК-6, прогремевшей 7 октября на всю страну. Как видно, инцидент, произошедший в ИК-6, не первый в Омской области, касающийся работы пенитенциарной системы. Но октябрьский скандал вызвал огромный общественный резонанс, как и информация о происходившем в ЛИУ-10 и ИК-7. Так как за ситуацию взялись прокуратура и следствие, вполне возможно, что вскоре станут известны новые подробности октябрьских событий. ИА REGNUM следит за развитием событий.

Читайте ранее в этом сюжете: В УФСИН рассказали о подавлении бунта в колонии Омска

Читайте развитие сюжета: Омбудсмен Омской области: Конфликт в ИК-6 был не с администрацией

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail