К своему 115-летию Бодайбо — небольшой город в Иркутской области с населением более 10 тысяч человек — подходит, задыхаясь в дыму десятков лесных пожаров, возникших по причине сухих гроз. Но власти региона сегодня, 15 июня, пообещали потушить только один очаг. И то только потому, что возник он в 11 километрах от города. Вызывает вопросы и методика по которой ведётся учёт огненных ЧП в лесу.

Лесные пожары подбираются к иркутскому городу Бодайбо
Лесные пожары подбираются к иркутскому городу Бодайбо
Цитата из видео, снятого в Бодайбо участниками группы в соцсетях

К примеру, правительство Иркутской области сегодня уведомило, что по состоянию на утро 15 июня как действующие в регионе зарегистрированы шесть пожаров на общей площади 181 га (по два возгорания в Жигаловском и Киренском районах, по одному — в Катангском и Усть-Илимском). На самом же деле, пожаров гораздо больше.

По данным ГУ МЧС РФ по Иркутской области, всего на сегодня в Приангарье действует 28 пожаров на площади 213 99 га. Такая существенная разница в цифрах получилась потому, что чиновники не относят к действующим очагам те возгорания, которые не собираются тушить. Таким образом, под решение о так называемом «закрытии», попал сейчас 21 природный очаг возгорания. А это 18 240 га лесной территории и 2 974 га не лесной территории.

Только в одном Бодайбинском районе действует сейчас 13 «закрытых» очагов (пять — в Катангском, три — в Мамско-Чуйском районе). В мэрии Бодайбо этим обстоятельством очень обеспокоены. В официальной информации, опубликованной по итогам заседания городской чрезвычайной комиссии, сообщается, что, хотя угрозы для жизни населения нет, город и поселки окутаны дымом.

«А это возможное отсутствие авиасообщения и проблемы со здоровьем у людей, страдающих хроническими заболеваниями легких», — полагают в мэрии.

Напомним, согласно решению Минприроды РФ региональные власти действительно могут не тушить лесные пожары, если те не угрожают населенным пунктам или объектам экономики или если стоимость их тушения превысит нанесенный ущерб (решение принимает региональная комиссия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций).

По словам мэра Бодайбо Евгения Юмашева, эта норма была принята в 2015 году, когда в районе озера Байкал бушевали катастрофические лесные пожары.

«Особенно сильно пострадали труднодоступные территории, в том числе заповедники и национальные парки. Огонь здесь еще полыхал, когда Минприроды РФ своим приказом (от 8 октября 2015 года) внесло эти изменения в Правила тушения лесных пожаров.

Но угрозу задымления населенных пунктов вообще никто не рассматривает. И сегодня у представителей лесхоза нет даже оснований заходить в лес для того, чтобы начать тушение пожаров. Меня смущает тот факт, что на протяжении шести суток лесхоз вообще не принимал никаких мер», — заявил мэр.

По его словам, во времена СССР пожары на удаленных и труднодоступных территориях тушились силами авиационной охраны лесов, «от которой нынче остались лишь название и бледная тень былой мощи».

«В такой ситуации единственное, что остается районам, — спасать от огня населенные пункты и объекты инфраструктуры», — резюмировал мэр Бодайбо.

Населённые пункты спасти от огня — великое дело, но кто спасёт их жителей от дыма? Кто ответит за прерванное авиасообщение, сорванные отпуска, большие финансовые и моральные потери страдающих от дыма людей?

Как уже сообщало ИА REGNUM, особый противопожарный режим на территории Иркутской области был введён с 15 апреля (за исключением северных районов).