Кемерово. Так кто в ответе?

Любая катастрофа имеет комплексную причину и возникает как совокупность факторов

Игорь Юдкевич, Кулепов Алексей, 27 марта 2018, 16:45 — REGNUM  

Причинами трагедии в г. Кемерово Владимир Путин назвал халатность и разгильдяйство. Опыт работы в фирмах, занимающихся обслуживанием противопожарных систем в крупных торговых комплексах, и общение с руководителями этих фирм также подтверждают, что хотя у случившегося нет какой-то одной и всё объясняющей причины, но человеческий фактор выходит на первый план.

Факторы технический и человеческий

Торговый комплекс не может и не должен быть введен в эксплуатацию, если в нем отсутствуют система пожарной сигнализации, которая фиксирует возникновение признаков пожара и передает сигнал на пост охраны; система автоматического пожаротушения, которая активируется при повышении температуры и выполняет локальное тушение очага пожара; система оповещения и эвакуации людей из здания — звуковая сигнализации (сирены, аудиосообщения) и система, обеспечивающая эвакуацию людей и здания, которая в автоматическом режиме разблокирует двери на путях эвакуации, включает системы удаления дыма из путей эвакуации. Но в то же время это только техническая сторона вопроса, которая сама по себе не гарантирует от катастрофы.

Все вышеперечисленные системы не существуют сами по себе, они в режиме 24 часа в сутки семь дней в неделю находятся под контролем специального персонала, который должен обеспечить правильный алгоритм поведения в каждой ситуации. Даже если здание оснащено по последнему слову техники, все технические системы в нем полностью исправны (что было не так в случае с «Зимней вишней») и работают на то, чтобы сообщить людям о пожаре и помочь избежать его последствий, сами по себе они ничего не решают. Реальные действия мог предпринять только персонал. А как повел себя он?

«Основной состав этого персонала сбежал, бросил на произвол детей, родителей и детей, те работники, которые должны были отвечать за безопасность, за организацию эвакуации, они все первыми разбежались. У нас же практически нет потерь со стороны штата торгового центра», — сказал глава Следственного комитета Александр Бастрыкин на встрече с президентом РФ 27 марта.

А должно было быть не так: даже в случае выхода из строя систем пожарной сигнализации и пожаротушения, все равно должен быть персонал, знающий, что делать. Охранник не должен выдумывать инструкции, он их должен исполнять. Остаются видеокамеры, через которые ведется наблюдение, остаются посты охраны, на которых находятся охранники. Даже если система сигнализации не сработала — дым заметит либо оператор видеонаблюдения, либо охранник, и первым делом должен передать эту информацию старшему, тому, кто принимает решение об эвакуации. Сам же охранник делает не то, что тут же на месте и сочинил, а действует согласно четким инструкциям. Это азы организации работы охраны на подобных объектах.

Бастрыкин в разговоре с Владимиром Путиным сообщил, что сигнализация в торговом центре не работала с 19 числа, однако соответствующих мер не принималось, и она «просто не работала» — при том, что об этом было известно.

«Но вообще ужасающий случай — когда все-таки речь шла о том, что надо было нажать кнопку оповещения — есть такая кнопка оповещения на посту охранника, которая работала все-таки — охранник (мы его тоже задержали) по фамилии Антюшин не включил систему оповещения, хотя она работала. Сигнализация не работала, но есть тревожная кнопка, она работала. Он ее по непонятным причинам не включил /когда уже начался пожар/, и мы не можем дать разумного объяснения», — сказал глава СКР.

Вина того, кто отключит/не включит тревожную сигналку, безусловно, есть — но главную ответственность несет тот, кто обеспечивает организационные мероприятия в случае пожара. Почему необходимые вещи не были сделаны или почему были сделаны, но не дали результата, — вопросы далеко не только к охране, а к ее начальству и тем, кто отвечал за организацию этих мероприятий. Вину охраны в Кемерове никто не снимает, но спрашивать нужно в первую очередь с тех, кто отвечал за работу людей в конкретной ситуации. То же самое относится и к учениям по пожарной безопасности: если бы они были, то каждый охранник был бы проинструктирован и эффективно выполнял то, что ему сказано, потому что пожар для охранника не должен оказываться происшествием, перед которым он опускает руки: он обязан четко знать, как именно следует поступить. Для примера: около пяти лет назад на парковке одного из крупных ТК Санкт-Петербурга загорелся автомобиль, и оператор видеонаблюдения увидел это через камеру. В течение пяти минут местная пожарная команда из охранников потушила автомобиль и откатила его в сторону, при том, что парковка там длиной метров в 500. Получается, люди в той ситуации знали, что делать, а в этой — нет? Пока можно предположить, что не сработала совокупность технических и организационных факторов, но почему так получилось и почему не была проведена эвакуация людей? Кто отвечал за исправность системы пожаротушения — это, пожалуй, один из самых важных технических вопросов.

Деградация и безответственность

Последние несколько лет под лозунгом «хватит кошмарить бизнес» степень контроля постепенно снижалась, доведя систему не до «спокойного ведения бизнеса», а до деградации и безответственности. В итоге подобные объекты фактически мало контролируются пожарной инспекцией, ее полномочия очень ограничены, пожарный инспектор сейчас может проводить проверки раз в три года, при том, что раньше мог устраивать проверки внеочередные. И собственники знали, что, в случае серьезных проблем с пожарной безопасностью, у них будут трудности — как минимум потому, что дешевле один раз устранить нарушение, чем регулярно пытаться отвести от себя внимание. Ранее собственник боялся проверок и, хотел или нет, поддерживал технические и организационные системы в более-менее рабочем состоянии, нанимал внятную компанию для реального отслеживания состояния технических средств, требовал от охранной фирмы реальной работы. Со временем полномочия у пожарной инспекции отнимали, и собственнику стало банально невыгодно нанимать для обслуживания дорогую и солидную контору — выгоднее стало нанять что-то подешевле, поменьше, попроще, проводить испытания и учения не раз в месяц, а, например, раз в год, и держать на объекте не пятьдесят человек охраны, а двадцать; а когда проверят через три года — вот тогда уже и искать альтернативные способы.

Для предотвращения подобных кемеровской ситуаций вал проверок не поможет, необходимо менять саму систему. Есть немалая вероятность, что по результатам этих проверок много кого накажут, чтобы отвести информационную волну, но системно ничего не изменится: бизнес все так же продолжат трепетно лелеять и охранять от «кошмаренья» со стороны надзорных органов, а сформировавшаяся со времен перестройки система, поставившая прибыль во главу угла, будет все так же наживаться на человеческих костях, в случае чего откупаясь сущими крохами по сравнению с получаемой прибылью.

Проблема с администрированием со стороны государства у нас в том, что государство администрирует страну по принципу отказа от своих функций. Здравоохранение за счет страховых компаний, пенсии за счет инвестиционных фондов, контроль качества строительства за счет саморегулирующихся организаций, безопасность торговых комплексов на откуп владельцам бизнеса (осталось, видимо, установить правопорядок за счет свободной продажи оружия). А государство будет и дальше «совершенствовать» правовую базу и фискальную политику — лишь бы бизнес процветал?..

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail