19 Февраля
 
12:34

Заседание должно было начаться в 12 часов, однако с учётом того, что, как рассказали адвокаты, у одного из адвокатов всё ещё продолжается процесс в Мосгорсуде, ожидается, что заседание задержится до 13:30, а то и дольше.

12:35

Суд над бывшим главой Коми Гайзером: трансляция ИА REGNUM

В прошлый раз прокуроры зачитывали переписку Кудинова и Москвина. Выяснилось, что они активно обсуждали вывод средств в офшоры, доходность бизнесов с учётом изменения рыночной конъюнктуры, а также расходы на выборы в 2011 году — до 2 млн рублей.

14:11

Подсудимых завели в клетку буквально несколько минут назад.

14:12

Около трибуны сидит адвокат Ромаданова Людмила Толмачёва — заметно волнуется. Похоже, сегодня зачитают показания Ромаданова.

14:12

Пришли прокуроры. Сразу видно, что с Толмачёвой они знакомы хорошо — она поздоровалась с Непорожным и теперь о чём-то активно разговаривает с гособвинителями.

14:13

Входит судья… И тут же в зале гаснет свет.

14:14

Включился. В зале уже начали шутить, что после включения подсудимых не окажется.

14:16

Итак, сегодня будет допрос экс-зампреда правительства Коми Константина Ромаданова.

14:19

Ромаданов зашёл в зал и встал за трибуну. В сентябре 2016 года он пошёл на сделку со следствием. Его считают «казначеем» предполагаемого ОПС.

14:20

С ним рядом стоит полицейский.

14:21

Ему зачитали права и теперь спрашивают, кого он знает из подсудимых. Между тем, Моториной, одной из подсудимых, стало не по себе и ей разрешили сесть.

14:24

С Хрузиным Ромаданов познакомился «уже здесь», многих обвиняемых из второстепенных «финансистов-технологов» он видит вовсе впервые.

14:25

Оснований говорить неправду у него нет.

14:31

Рассказывает кратко о своей карьере в Коми. В 2004 году, когда его пригласили в Службу по тарифам, он знал и Гайзера, и Чернова, и Зарубина. В 2005 году ему предложили заведовать «неформальным» бюджетом, который тратился на выборные кампании.

14:31

Ромаданов отметил, что это были по сути легальные операции, хотя некоторые из них были «пограничными» — связанные с поощрением бизнеса.

14:35

Ромаданов был связан с управлением строительными проектами в Коми, занимался их экономическим расчётом. Прокурор сразу начал спрашивать о роли Зарубина в этой деятельности и о смысле поездок Зарубина в Москву.

14:35

Прокурор делал несколько замечаний Ромаданову — рассказывает слишком быстро. После нескольких замечаний тот заверил, что постарается подстроиться под формат допроса.

14:37

Ромаданов отметил, что во время своей работы не подозревал в полной мере об уровне влияния Зарубина на бизнесы. Лишь в ходе судебного разбирательства ему в полной мере стал понятен смысл его поездок в Москву к Зарубину.

14:37

В клан Зарубина входили руководители региона и некоторые компании — перечисляет в том числе и Чернова, и Гайзера, и Веселова, Бондаренко.

14:39

Что же касается московского подразделения, то оно состояло, по его мнению, на то время из Зарубина, Москвина и Либензона.

14:39

Москвина он знал как специалиста в области корпоративного управления.

14:39

Ромаданов перечислил кто кому был подотчётен. После увольнения Орды сам Ромаданов был подотчётен Гайзеру и Чернову.

14:40

Моторина — в части ряда проектов самому Ромаданову.

14:40

Ромаданов заметно осведомлённее Москвина о структуре предполагаемого ОПС, но по Хрузину и ряду других второстепенных подсудимых описать их положение в ОПС затруднился.

14:40

Моторина возглавляла юридическую компанию и обслуживала все муниципалитеты в республике, указывает он.

14:41

Третьякова видел несколько раз, с Ковзелем пересекался только на корпоративных мероприятиях, Хрузина Малярова и Смешного ранее не знал вообще.

14:42

Ромаданов подтверждает, что Зарубин принимал все окончательные решения, распоряжался активами и денежными средствами, поступавших от различных проектов и организаций. Согласовывал с Ромадановым неформальный бюджет.

14:42

«Согласовывал основные источники пополнения неформального бюджета», — заявил он.

14:43

Теперь адвокаты жалуются, что ничего не слышно…

14:45

«Торлопов принимал необходимые Зарубину решения»

14:45

До Ромаданова функцию «казначея» выполнял Павел Орда.

14:46

Гайзер, будучи преемником Торлопова, обеспечивал принятие необходимых Зарубину решений, участвовал в формировании и исполнении неформального бюджета.

14:46

Чернов обеспечивал взаимодействие с законодательной властью, проведение выборных кампаний, вместе с Гайзером также участвовал в формировании неформального бюджета…

14:46

Веселов и Бондаренко были партнёрами по бизнес-проектам Зарубина.

14:47

Кудинов — на какой-то стадии управлял активами Зарубина в РК, а также Фондом поддержки инвестпроектов в Коми.

14:47

Марущак отвечал за взаимодействие со СМИ, частично за проведение выборных кампаний на различных уровнях власти.

14:49

Самойлов — пополнял неформальный бюджет безналичными и наличными средствами, а также был держателем в пользу Зарубина 55% уставного капитала в Сыктывкарском ликеро-водочном заводе.

14:50

В функцию Ромаданова входил учёт, хранение и выдача денежных средств.

14:51

Взаимодействие с другими членами ОПС не позволяло сформировать полную картину деятельности организации. Тем не менее, на его взгляд, в Коми определённо существовала преступная организация, действия которой «не всегда носили законный характер» и которая работала в конечном счёте на Зарубина.

14:53

Моторина была секретарём в юркомпании «Советник», занимающейся сопровождением деятельности компаний. «В муниципалетах и в республике массово регистрировалось имущество и земля», — заявил Ромаданов.

14:55

Ромаданов, отражая поступления от Сыктывкарского ЛВЗ в неформальный бюджет, передавал средства Алексею Соколову, который вёл их учёт.

15:01

Деньги, поступающие в неформальный бюджет от Сыктывкарского ликёро-водочного завода, Ромаданов получал от Гайзера. Это были деньги в конверте. Первый транш составлял 630 тыс. рублей.

15:03

«Все средства, полученные от СЛВЗ, расходовались вместе с другими средствами из неформального бюджета не по чьим-то нуждам, а по установленным расходным статьям».

15:03

Итак, деньги по СЛВЗ передавались от Гайзера через Ромаданова Соколову. Через полгода Ромаданов предложил упростить схему — чтобы деньги передавались от Гайзера напрямую Соколову. С тех пор Ромаданов фиксировал перевод денег только в отчётности.

15:03

Выплаты производились приблизительно каждый месяц, но не равномерно.

15:04

О том, как деньги получал сам Гайзер, у Ромаданова информации нет.

15:04

Не смог прокомментировать Ромаданов и карьеру Сердитова, который был директором указанного завода, а потом устроился в администрацию главы Коми.

15:05

Сам Ромаданов у себя держал передаваемые деньги в конверте в течение нескольких дней.

15:07

У Алексея Соколова была задача вести первичный отчёт поступлений, которые затем передавались Ромаданову на обработку.

15:09

Порядка 80% неформального бюджета расходовалось на выборные кампании всех уровней, рассказывает Ромаданов.

15:11

Остальные средства тратились на поощрительные доплаты и подарки.

15:11

В зале адвокаты с прокурорами поспорили, что считать ответом о статьях расходов Ромаданова.

15:13

В частности, осталось не до конца понятным, сколько именно тратилось на выборы: получается, что от 80 до 90% «неформального бюджета».

15:14

Сама таблица представляла собой аналог бухгалтерской отчётности — два столбика с «поступлениями» и «платежами» соответственно.

15:15

Прокурор Непорожный продолжает уточнять даты формирования бюджета, где его начало и конец.

15:16

«Очень многие вещи фиксировались по факту», утверждает Ромаданов.

15:16

Ежемесячные статьи расходов включали в себя доплаты конкретным сотрудникам, однако уточнить, кому какие деньги выплачивались, Ромаданов не может. Торлопов получал полутора млн рублей в месяц, зато вспомнил он.

15:17

С 2010 года он начал получать средства в таком объёме, указывает Ромаданов. Непорожный продолжает уточнять, кто получал эти деньги, но Ромаданову отвечать непросто.

15:17

Гайзер, Чернов получали тоже средства из этого «неформального бюджета».

15:19

Помимо ежемесячных, были и единоразовые выплаты, но детализировать информацию Ромаданов затрудняется. Непорожный тем не менее настаивает. Ромаданов отвечает, что хочет, чтобы это было извлечено из допросов.

15:19

«В отчётности всё это указывалось одной суммой по статье «содержание».

15:20

Получал деньги из этого бюджета и сам Павел Орда.

15:21

Прокурор спрашивает довольно напористо, адвокаты уже несколько раз опротестовали: гособвинители оказывают давление на свидетеля и задают наводящие вопросы.

15:22

Из этого бюджета деньги получали также председатель Контрольно-счётной палаты Михаил Евдокимов, а также председатель Избирательной комиссии Республики Коми Елена Шабаршина, продолжает Ромаданов.

15:24

Зарубин принимал решения о распределении денежных средств, указывает Ромаданов.

15:24

За что именно передавались деньги указанным лицам, свидетель сказать затрудняется.

15:25

Сам Ромаданов получал «кратно выше» той суммы, которая ему причиталась по должности — 10 тыс. долларов.

15:25

«Я её не получал фактически, я её «учитывал», была договорённость…», — заявил несколько туманно Ромаданов.

15:26

У кого аккумулировались деньги в наличной форме? Деньги в наличной форме отдавались Чернову.

15:29

Чернову передавалась общая сумма.

15:30

В конвертах формировалась сумма именно на доплаты конкретным людям — расфасовывал по конвертам деньги Соколов, передавал Ромаданову, и затем Чернову.

15:30

Прокурор продолжает спрашивать про детали распределения доплат.

15:30

А подарки аккумулировались у самого Ромаданова — их покупали его помощники, а затем передавали ему.

15:31

Ромаданов указал, что дарил, например, фотоаппараты и телефоны.

15:32

Об изменении дат выплат вознаграждений сообщал Ромаданову Чернов.

15:34

В остальном всё шло «по накатаной», это были «стабильные вещи».

15:35

Роль Самойлова заключалась в том, что он был держателем в пользу Зарубина 55% СЛВК и перечислял средства в неформальный бюджет. При этом реализуя свои коммерческие проекты РК Самойлов сосредоточил у себя в руках достаточно важные промышленные объекты, в том числе градообразующие, в том числе завод в Нижнеподольске, а также группу компаний «Коми дорожная компания», которая обслуживала более 70% всей дорожной сети РК.

15:36

К концу 2013 года у Самойлова образовалось множество долгов как перед неформальным бюджетом, так и перед большим количеством физических и юридических лиц — брал деньги в долг, а также не оплачивал различные обязательства.

15:36

«Самойлов и его предприятия — за которые он платил и поручался».

15:36

От крупных займов до платежей за электроэнергию и газ.

15:37

Долги состояли из 4 частей — перед Фондом инвестпроектов и птицефабрикой Зеленецкая, порядка 250 млн рублей на конец 2013 года.

15:37

Второе — долги перед компаниями, которые кредитовали его компании по просьбе Ромаданова. Сумма доходила до 400 млн рублей

15:38

Долги по обязательствам в неформальный бюджет, и долги перед физическими лицами.

15:38

Как минимум — долги Ромаданову лично и Чернову лично.

15:38

Перед бюджетом долги составляли — 150−200 млн рублей, самая маленькая из всех четырёх

15:39

Ромаданову лично должен был 3 с лишним млн рублей.

15:39

Общий долг до 900 млн рублей.

15:40

У Гайзера неоднократно проводились совещания по поводу долгов Самойлова.

15:40

Они проводились с 2013 по 2015 года — всё время вплоть до самого ареста.

15:42

«Это был предмет постоянной обеспокоенности. На совещании присутствовали Гайзер, Самойлов, Чернов… Это были рабочие совещания, протокол никто не вёл».

15:42

Личные долги не обсуждались, всё остальное — да. Было много важнейших предприятий Республики.

15:42

«Все предприятия были в очень сложном положении».

15:43

Самойлов также контролировал шахту «Интауголь» и «Жешартский завод» — среди градообразующих и важнейших предприятий Коми.

15:43

«Нам всем была крайне небезразлична судьба любого предприятия в республике. Мы были заинтересованы в том, чтобы создавались у нас рабочие места», — говорит Ромаданов.

15:44

Самойлов ещё и стал сильно злоупотреблять спиртным впоследствии.

15:44

«Всё это приводило к плохо управляемой ситуации с его стороны», — говорит Ромаданов.

15:44

Самойлов изымал оборотные средства из компаний и понимал, что никогда не расплатится. У него также был долг 6 млрд перед банком Таврический.

15:45

«В связи с тем что нам было очевидно что Самойлов обязательства не погасит, возникла необходимость подтвердить и обеспечить хотя бы часть этих долгов расписками».

15:46

Многие вещи делались под «честное слово» Самойлова. Ситуация со многими предприятиями была критическая, приходилось спасать предприятия.

15:47

Расписки были от 1 до нескольких млн рублей. Оформлялись расписки на имя Алексея Соколова, «исходя из того что именно он до этого являлся (главным лицом) по финансовым транзакциями Самойлова и его людей».

15:48

Общая сумма расписок — до 100 млн.

15:48

«Они точно не соответсвовали долгам Самойлова. Они были меньше».

15:52

Рассматривался вопрос погашения долгов активами. «Оценки денежных средств для расчётов по своим обязательствам ни у Самойлова, ни у его предприятий не было. Ему было предложено рассмотреть погашение его обязательств активами, которые у него имелись», — говорит Ромаданов.

15:52

Имеются в виду акции «Коми дорожные компании», доля в «Автоцентре», акции «Банка Таврического» и другие активы, о которых было известно из открытых источников и от самого Самойлова

15:54

Самойлов пытался предлагать «мусорные» активы в счёт покрытия долгов.

15:56

Ромаданов говорит, что активы Самойлова никого не интересовали, но на помощь с выкупом части акций пришёл Чернов.

15:57

Нужны были срочные денежные средства на выплату зарплат шахтёрам «Интауголь».

15:57

«Благородный» Чернов предложил заплатить 130 млн за 50% акций?» — спросил Непорожный.

15:57

Адвокат Чернова возмутился субъективными оценками прокурора.

15:59

Адвокаты протестуют против жёсткого допроса Ромаданова — Непорожный практически напрямую ведёт с ним диалог.

16:00

В итоге Чернов заплатил 95 млн рублей. При этом это были не деньги из «неформального бюджета».

16:01

Документально транзакция никак не оформлялась, говорит Ромаданов.

16:01

Эти деньги поступили сами в «неформальный бюджет», а оттуда уже пошли на выплаты шахтёрам…

16:04

Сколько шахтёрам на зарплату пошло из 95 млн рублей, спрашивает прокурор? «Думаю, что все». В месяц уходило порядка 50−60 млн рублей.

16:04

Непорожного очень заинтересовали расходы на заработные платы. Прокурор возмущается, что свидетель то не знает, то всё же говорит какие-то детали о выплатах.

16:04

Защита протестует.

16:06

О выплатах ежемесячных из «бюджета» Ромаданов не знает.

16:09

Как накапливались долги перед «бюджетом» у Самойлова, Ромаданов точно не знает. Сумма долгов тоже была нечёткая — результат специфики формирования этого самого «бюджета», где порой транзакции отражались задним числом.

16:13

Задолженность перед бюджетом была неопределенна также потому, что сам Самойлов постоянно пытался оспорить те или иные выплаты, указывая, что какие-то транзакции «шли через члена правительства Коми Эльмана Худазарова» и Соколова.

16:14

Параллельно Ромаданов отвечает на вопросы прокуроров про владельцев других компаний, входящих под контроль ОПС, например «Авалон». Но Ромаданов мало что может рассказать об этом.

16:14

Расписки были нужны для того, чтобы зафиксировать обязательства Самойлова. Он постоянно перевирал всё подряд о своих обязательствах, позволял себе в важный момент не приходить на совещания.

16:15

Контактировать с Самойловым Ромаданов начал только в 2013 году — когда и начались все проблемы с активами. Более того, до этого момента не знал Ромаданов и о роли Самойлова в экономике республики.

16:16

Непорожный спрашивает, какие аргументы использовались на совещаниях в беседе с Самойловым, чтобы убедить его отдавать деньги.

16:16

«Что было бы, если бы он не выплачивал деньги?».

16:16

Защита опротестовала вопросы с сослагательным наклонением.

16:18

Судья объявляет перерыв в заседании.

16:52

Адвокат Леонтьев рассказал журналистам о том, что у прокуроров есть основания для недовольства словами Ромаданова. Он, в частности, во время опроса не упоминал терминологию, которая представляет квалифицирующие признаки ОПС, в том числе не упоминалась пресловутая «касса»… Тем самым слова Ромаданова существенно расходятся с тем, что содержится в материалах предварительного следствия

16:54

Надо заметить, что перед перерывом Ромаданов затруднился ответить прокурору, состоял ли Самойлов в «неформальной организации».

16:54

Заседание потихоньку начинается, все возвращаются в зал.

16:57

Прокуроры продолжают допрос.

16:58

Добавим, что Ромаданов ничего не сказал и о формальных аспектах приёма в «организацию».

16:59

Чётких критериев аффилированности с организацией, таким образом, по его словам, не было.

17:00

Ромаданов сейчас говорит, что Самойлов часто приходил на совещания пьяный.

17:00

Прокурор просит сосредоточиться на тех беседах, где Самойлов был в адеквате.

17:00

«Кроме того что он не выплачивал долги, претензии состояли и в том, что он подвёл предприятия к банкротству. Претензий звучало колоссальное количество».

17:01

Прокурор пытается понять, что говорили Самойлову его коллеги, но тщетно — Ромаданов сформулировать аргументы не может.

17:02

Самойлов создавал поначалу обманчивое впечатление разумного бизнесмена, но затем эти иллюзии рассеялись.

17:03

Прокуроры спрашивают про Фонд инвестпроектов — дату точную Ромаданов не помнит.

17:03

Как и затруднился описать неформальную цель создания этой структуры.

17:04

Имел ли Торлопов отношение к созданию Фонда? «Наверное, подписывал какие-то документы по созданию».

17:04

Кем принималось решение о том, что Кудинов будет его главой, Ромаданов тоже не в курсе.

17:06

Совет директоров — функционировал, хотя очные собрания практически не проводились.

17:07

Ромаданов получал протоколы «заочных» собраний, если не был согласен, то обсуждал это с Кудиновым и рядом других членов совета директоров. Поэтому в итоге подписывал все протоколы после прояснения.

17:09

Как акции «Птицефабрики Зеленецкой» попали в Фонд, Ромаданов точно описать и вспомнить не может, так как «не придавал этому значения».

17:10

Решения о внесении акций в уставной капитал принималась через многоступенчатую процедуру. По «Зеленецкой» это, скорее всего, решение правительства и Госсовета, допускает Ромаданов. Но точно не помнит.

17:10

А оценивались ли акции «Птицефабрики» перед внесением в уставной капитал? Это стало известно Ромаданову только в ходе следствия.

17:11

Теперь спрашивают про передачу Фонду СПК (Сыктывкарский промышленный комбинат). Ромаданов знает, что в совете директоров этого предприятия на начальной стадии был Ковзель.

17:11

Фонд выдавал СПК займы на поддержание текущей деятельности — у СПК иногда не хватало ликвидности, кассовый разрыв.

17:13

Приносил ли Фонд прибыль в бюджет? Ромаданову неизвестно.

17:16

Выделялись ли для деятельности Фонда средства из бюджета РК? «Наверное, выделялись на его функционирование… Я так понимаю, Фонд выступает в данном случае как средство финансирования».

17:16

с Кудиновым Ромаданов познакомился ещё в 1990-х годах.

17:17

Выделялись ли денежные средства для руководителей силовых органов РК? Ромаданов не знает о таком.

17:17

Никаких средств защиты и шифрования информации Ромаданов в общении с другими членами предполагаемой ОПС не использовал.

17:19

По его словам, деятельность группы чиновников предполагала закладывание откатов в стоимость ряда госконтрактов, однако примеров Ромаданов не назвал.

17:21

с Гайзером познакомился в 1994−95 году.

17:21

«Отношения с Черновым и Гайзером и товарищеские, и рабочие, и дружеские».

17:22

Про отношения с Маращуком Ромаданов высказался менее определённо.

17:22

Так же и с Ковзелем — товарищеские, дружеские отношения. С ним познакомился примерно в одно время с Черновым

17:22

Прокуроры спрашивают об отношениях с каждым из подсудимых.

17:22

Третьякова Ромаданов видел 2−3 раза, отношений никаких не было. «Слава богу» — прокурор.

17:23

С Моториной отношения дружеские, тоже знаком с начала 1990-ых. С остальными отношения в основном служебные, «товарищеские». С Зарубиным отношения «сложные, прямо сказать». «Имели тенденцию к товарищеским, но описать мне сложно», — заявил Ромаданов. И добавил: «по необходимости».

17:23

Прокуроры закончили с вопросами.

17:24

С Черновым Ромаданов, кстати, познакомился в 1996 году. А с Торлоповым знаком с 1998 года.

17:26

Карен Гиголян (защитник Чернова) спрашивает — Известно ли Ромаданову ОАО «Центр управлениями финансами» и «Финансовая компания»? Известно, отвечает тот.

17:27

Адвокат пытается спросить, не те ли это компании, которые были переданы в доверительное управление после поступления Ромаданова на госслужбу? Прокуроры протестуют, наводящий вопрос.

17:28

По поводу связей с Садыковым и другими лицами — теперь протестует адвокат самого Ромаданова.

17:28

Гиголян указывает, что вопросы имеют отношение к делу, а адвокат Ромаданова против. Немного забуксовал опрос.

17:30

Владислав Садыков — юрист, сопровождал сделки, помогал мне лично. Кутаев — был предпринимателем, владельцем одного из предприятий. Ростова — фамилию такую я слышал, но видел один раз в жизни, отвечает Ромаданов.

17:31

Ростова при этом никаких отчётов о деятельности предприятий не присылала Ромаданову, указал он.

17:32

Корпорации ИФК и Атон-менеджмент передал Ромаданов в доверительное управление свои компании.

17:33

Ромаданов в ходе вопросов о Садыкове и управлению его активами посовещался экстренно с адвокатом.

17:33

Садыков лично консультировал по ряду вопросов к Ромаданову, указывает он.

17:35

С Садыковым, Моториной и Соколовым отношения как с подчинёнными не строились, подчеркнул Ромаданов.

17:36

Пошли вопросы от Гиголяна по конкретным компаниям, находившимся в управлении Ромаданова.

17:36

Ромаданов вспоминает плохо, кто чем управлял и даже иногда чем какая компания конкретно занималась.

17:37

Предприятия ЦУФ и ФК, находящихся во владении членов семьи Ромаданова, предоставляли займы компаниям, входящим под контроль предполагаемой ОПС, указывает прокурор.

17:38

Ничего конкретного Ромаданов об этом не отвечает, но допускает, что могло быть всякое.

17:38

«Займы на общем основании» — указывает Ромаданов, могли быть. Но деталей вспомнить не может.

17:39

Займы лично выданные Алексею Соколову, были? «Я не помню, я и раньше-то не особо вчитывался…»

17:39

Вопрос про взаимоотношения с Демьяном Москвиным. С ним познакомился Ромаданов у Зарубина.

17:40

Между компаниями, подконтрольными Москвиным, и указанными, какие-то были займы, спрашивает Гиголян?

17:41

Ромаданов ничего не помнит.

17:42

Ромаданов практически ничего по памяти о компаниях и отчётности восстановить не может. Но Чернов планирует задать вопросы в формате «да"/"нет».

17:44

Была ли графа «движение денежных средств»?

«Не скажу сейчас».

«Актив/пассив?»

«Скорее всего, да».

«Форма №1?»

Не помнит, вполне возможно.

и дальше аналогичные вопросы…

17:45

Про «Автодор» и «Горнорудную компанию» ничего Ромаданов тоже не рассказал.

17:45

Про «Невист» и про «Скиден» Ромаданов только «слышал». Владел ли долей? «Как выяснилось, да…»

17:46

«Я понятия не имею, при каких обстоятельствах я ими (завладел). Такое может быть, поймите», — заявил Ромаданов в ответ на изумлённый вопрос Гиголяна

17:46

Отчёты, которые подавал Соколов Ромаданову, были скорее просто данными, чем полноценной отчётностью — они были слабо формализованы.

17:49

Распоряжения от Москвина Ромаданов не получал, в приказном порядке никаких указаний не получал. По закрытым каналам связи не общались.

17:50

Совместные формы отчётности были у предприятий группы Соколова, Москвина и семьи Ромаданова? «Нет»

17:50

Были ли попытки сведения и сопоставления сведениям по ним? Ответ аналогичен.

17:52

Интересовался ли Зарубин бизнесом Соколова, Ромаданова, давал ли рекомендации по управлению им? Пересечений с бизнесом Зарубина не было, следует из слов Ромаданова.

17:52

Защитник Ромаданова указывает, что «группа предприятий Соколова» не фигурировала в словах Ромаданова и просит это отразить в протоколе.

17:53

Гиголян: Вы когда-то информировали Садыкова, Моторину, Ростову, Москвина о существовании неформального бюджета? «Нет».

17:56

Ромаданов не помнит, давал ли денежные средства Зарубину? Гиголян решил попробовать «напомнить» Ромаданову о таких случаях. Тут же вмешался Непорожный: защитник протестовал против наводящих вопросов, а теперь сам подаёт пример…

17:58

Гиголян продолжает спрашивать про различные компании, но Ромаданов в основном отвечает, что если что-то и слышал о таких названиях, то конкретики не помнит.

18:00

Ромаданову позволили присесть. «И чего я сразу не сел»…

18:06

Я знаю, что это компания, которой владел Самойлов и кто-то из менеджеров компании.

Захаржевский имеет отношение к ОАО «Инвестиционная компания»? Сомов? Точно не могу утверждать, отвечает Ромаданов.

18:07

Теперь спрашивает Чернов.

Брали ли аффилированные с Ромадановым займы у компаний, связанных с Соколовым? В принципе такое Ромаданов допускает.

Информировали Соколова, Садыкова о том, что Моторина входит в какую-то организацию, а они не входит? «Нет, не информировал»

С кем было согласовано вхождение в неформальную организацию «Ни с кем», отвечает Ромаданов, и указывает, что слова организация не употреблялось, как и не было формальных критериев вступления в организацию.

18:07

Чем тогда отличалась деятельность Моториной от Соколова принципиально? «Трудно классифицировать», отвечает Ромаданов.

Кудинов мог давать поручения Моториной в обход нас? «Если какой-то договор был заключён, то в рамках его мог бы, полагаю».

18:08

Захаржевский не проявлял осведомлённости о том, что Самойлов и Ромаданов является членом некой организации. Как и Сомов, выясняется в суде.

18:13

Гиголян также спросил, владел ли Самойлов частью акций инвесткомпании «Таврический», на что Ромаданов ответил утвердительно.

18:14

Гиголян задал вопрос, который ранее хотел снять у прокуроров: «Что было бы за то, если бы Самойлов не выплачивал деньги (по долгам)?»

18:16

Ромаданов указывает, что детально занимался вопросами промышленной политики в Коми — по части спасения предприятий, доведённых до банкротства Самойловым, особенно. Речь шла также и о приведении техники безопасности в шахтах к норме.

18:16

Гиголян хотел спросить, кто владел шахтой «Интауголь» в этот момент, но прокурор вмешался с протестом.

18:18

Владел ИК «Таврический», вспоминает Ромаданов. То есть Самойлов, фактически. «В данном случае это одно и то же».

18:18

Гиголян продолжает спрашивать, кто довёл шахту до такого состояния, но прокурор часто вмешивается.

18:18

Кто имел отношение к ситуации на шахте? Не Чернов, не Гайзер, не Зарубин.

18:23

«Мы постоянно занимались антикризисным управлением, не хватало денег на текущую деятельность», — объясняет Ромаданов крайне частую отчётность по предприятиям, доведенным до банкротства.

18:23

Гиголян продолжает пытаться выяснить, что это были за менеджеры, которые поспособствовали такому итогу.

18:23

Ромаданов отвечает, что люди, подотчётные Самойлову.

18:25

Также Ромаданов упомянул, что Гайзер поручал ему заниматься долгами одного из предприятий перед «Газпромом».

18:27

Гиголян продолжает спрашивать о деталях введения антикризисного управления на СЛДК и других предприятиях.

18:27

Непорожный удивлён, какое всё это отношение имеет к делу.

18:28

Гиголян отвечает, что имеет самое прямое: поскольку если Ромаданов отвечает за отчёты по «неформальному бюджету», а эти предприятия контролировались Самойловым, то нужно установить, из каких средств Самойлов мог финансировать «бюджет», если эти предприятия были в глубоком минусе. 3,4 млрд рублей должен был СЛДК «Сбербанку», например.

18:28

Однако Непорожный стоит на своём.

18:28

Гиголян спрашивает суд, может ли он продолжать.

18:30

«Пришёл Самойлов и сказал: спасайте меня!» — говорит Ромаданов.

18:30

«Самойлов пытался вытаскивать деньги из предприятий на личный самолёт, на личных юристов», — указывает он.

18:30

Ромаданов указывает, что Самойлов относился к предприятиям как к собственному кошельку.

18:31

А Чернов способствовал улучшению финансового состояния предприятий.

18:34

Ромаданов упоминает о встрече с представителями «Сбербанка» по поводу признания СЛДК банкротом.

18:34

И ИК «Таврический», поскольку активы СЛДК находились именно там.

18:34

«Конфликт был, и до драки дело доходило».

18:36

Об обстоятельствах сложения Самойловым полномочий сенатора Совфеда Ромаданов ничего не знает, но это закономерно, учитывая его состояние, указал он.

18:37

Есть ли факты возбуждения уголовной ответственности в отношении менеджеров, которые были назначены для антикризисного управления? Оказывается, был один на заводе СЛДК, но детали Ромаданов не помнит.

18:41

В период личного финансового кризиса Самойлов приходил к Ромаданову и спрашивал: «Кость, дай денег!», говорит свидетель.

18:43

Самойлов добровольно, хотя и неохотно подписался в расписках по долгам.

18:43

Расписки были, вроде бы, беспроцентные, вспоминает с некоторым трудом Ромаданов.

18:47

Поднят вопрос о переносе заседания, хотя вопросов у Гиголяна ещё достаточно.

18:48

Какой-то конфликт по поводу времени следующего заседания возник.

18:49

Предлагается, вроде бы, 14:00 26 февраля.

18:53

На этом сегодняшнее заседание завершается.