Когда шла на пресс-показ, уже привыкшая не ждать многого от нашего кинематографа, я была настроена скептически. Можно сказать, я даже боялась того, что зачастую циничные киношники, взявшись экранизировать эту страшную для всего советского народа, а особенно, конечно, для армянской его части, трагедию — землетрясение в Армении 1988 года, отнесутся к ней без должного трепета, коммерциализируют, опошлят штампами и безвкусной компьютерной графикой, изуродуют пенопластовыми декорациями и фальшивой игрой актеров.

Премьера показа фильма «Землетрясение»
Премьера показа фильма «Землетрясение»
© ИА REGNUM

Предварительно покопавшись в интернете, я выяснила, что бюджет картины составил всего 200 млн рублей. Не густо, но зато стало ясно, что компьютерной графики много не будет, и это уже обрадовало. Молодой режиссер Сарик Андреасян, ему всего 32 года, известен тем, что до этого снимал комедии. Более того, эти комедии некоторыми критиками были определены как пошловатые и безвкусные.

Правда, были и обнадеживающие факторы. Генеральный продюсер фильма — Рубен Дишдишян — сам был участником этих трагических событий. Уже на второй день трагедии он волонтером приехал в Ленинакан (ныне Гюмри — прим. ред.) на частной машине, чтобы помочь разгребать завалы. Он все видел своими глазами, пропустил через свое сердце. Вся надежда была на него, на то, что он принимал живое участие в создании картины, не допустил фальши, смог отобразить и преобразовать увиденное и пережитое 28 лет назад, не упустив ни одной важной детали, смог увлечь и повести правильной дорогой команду не имеющей серьезного драматического опыта творческой профессиональной молодежи, задал ей высокую планку, ниже которой не позволил опуститься.

Премьера показа фильма «Землетрясение»
Премьера показа фильма «Землетрясение»
© ИА REGNUM

7 декабря 1988 года в 11:41 по местному времени произошло самое страшное и разрушительное землетрясение во всей истории Армении. Эпицентр его был в Спитаке, сейсмографы зафиксировали тогда магнитуду землетрясения — 11,2 балла по шкале Рихтера, при максимально возможных 12. Город был разрушен за 30 секунд. Соседние города Ленинакан, Зангезур и Гарни также подверглись сильному разрушению. Жертвами трагедии стали 25 тыс. человек. 500 тысяч остались без крова. Это были страшные дни для всего Советского Союза, людей сплотило горе, со всех концов страны, от Львова до Владивостока, стала поступать помощь. Но были самые страшные первые три дня, когда помощь еще не успела прийти, пока она еще была в дороге, и жители разрушенных городов один на один остались со своим горем. Об этих днях команда «Марс Медиа» при поддержке Фонда Кино и сняла художественный фильм, который по праву можно назвать удавшимся, который, я уверена, войдет в историю как начало возрождения уже, казалось бы, утраченных старых и добрых традиций советского кино.

С первых же кадров, снятых оператором Юрием Коробейниковым, начинаешь проникаться реализмом происходящих в определенном времени и пространстве событий. Реки судеб разных людей, занятых рутинными проблемами, живущих своей жизнью, озабоченных бытовыми нуждами, любящих, ненавидящих и надеющихся, взрослых и детей, злых и добрых Провидение неумолимо собирает в одну точку, чтобы испытать их репетицией Апокалипсиса — страшнейшим землетрясением, приближение которого уже давно почувствовали мыши, но пока не ощущают оторвавшиеся от природы люди. Всего через несколько часов, под ударом стихии, люди и сами станут, как мыши. Они будут беспомощно копошиться среди груд камней, в которые за несколько минут превратятся их жилища.

Разрушенное здание во время землетрясения в Армении в 1988 году
Разрушенное здание во время землетрясения в Армении в 1988 году
LoMit

Внимательность режиссера к деталям, точность художника-постановщика, реквизиторов и художника по костюмам тоже обнадежили с первых минут. Великолепные армянские типажи, тонкая игра актеров мгновенно обезоруживают зрителя и вовлекают в круговорот местных событий. Колоритный директор кладбища в шерстяном ворсистом шарфе неудачно ухаживает за красавицей Лилит (Татев Овакемян), молодой парень Роберт (Виктор Степанян) жаждет встречи с архитектором, по вине которого восемь лет назад погибли в авиакатастрофе его родители, жена этого человека (Мария Миронова) как раз в этот день ждет своего мужа (Константина Лавроненко) из тюрьмы, поэтому с маленьким сыном (Даниил Изотов) ходит по городскому рынку, выбирая кусок мяса получше, старик не пускает беременную дочь Гаянэ (Сабина Ахмедова) и зятя на порог своего дома за то, что те зачали своего будущего ребенка еще до свадьбы, участковый следит за порядком в районе — словом, у каждого персонажа своя жизнь, своя судьба и свой выбор, но одно на всех испытание впереди, знание о котором скрыто от всех до времени.

Время играет в фильме свою отдельную роль. В кадре часы на башне остановились ровно в 11:41, когда началась катастрофа. В фильме все настоящее, натуральное: летящие камни, тонны цементной пыли, завалы, разрушения и человеческое горе. Казалось бы, человек живет и знает, кто ему друзья, а кто враги. Но жизнь учит нас, что все часто бывает вовсе не таким, каким кажется. Большие и сильные, рожденные для созидания мужчины вдруг оказываются на стороне зла, а малым детям Господь открывает Истину. Герой фильма, семилетний мальчишка Ванька Бережной, с полными слез от окружающего его ужаса глазами, но при этом мужественно заботящийся о своей умирающей матери, вызывает такой отклик в сердце, что я не припомню ничего подобного со времен фильма «Орленок» о Вале Котике. Замученный и голодный, Ванька несет ей тарелку супа, которую добыл на полевой кухне, ни минуты не сомневаясь, что мама дождется его. Вообще, слезы накатывают в течение фильма несколько раз.

Костер на руинах города
Костер на руинах города
Цитата из к/ф «Землетрясение». реж Сарик Андреасян. 2016. Армения, Россия

Авторы фильма — настоящие мастера драматургии. Примечательно то, что после землетрясения смертей ничуть не меньше, чем во время него. И в этом тоже есть правда жизни. Для преступников, мародеров и прочей нечисти нет ничего святого. «Кому война, а кому мать родна». Кто-то спешит на выручку бедствующим, а кто-то грабит под шумок ювелирные магазины, попутно убирая свидетелей.

Говорят, сценарий переписывался несколько раз, между замыслом и съемками прошло четыре года. Достоверности кинематографисты добивались изучением километров хроники и тысяч подлинных фотографий. Площадь декораций города, разрушенного после землетрясения, составила 10 000 кв. метров. Точность воссоздания Ленинакана была практически документальной. Декорацию построили на территории заброшенного завода в Москве. Было использовано 8 тонн строительного мусора и 4 тонны цементного порошка. Фильм сняли за 42 дня. Кроме Москвы, съемки проходили еще и в Гюмри. Несколько зданий с того времени уцелело, в частности здание парикмахерской. Местные жители, многие из которых были участниками тех событий и помнят все до сих пор, переживали трагедию заново. Именно поэтому было решено снимать фильм в Москве, ведь в Армении сотни гробов, разрушенные дома и десятки «мертвых тел» на улицах после всего пережитого местным населением могли быть восприняты как издевательство.

Один день разрушил жизнь целого города
Один день разрушил жизнь целого города
Цитата из к/ф «Землетрясение». реж Сарик Андреасян. 2016. Армения, Россия

По словам генерального продюсера, в Армении деятелями культуры производство фильма было воспринято неоднозначно. Многие считают этот фильм пророссийским. К сожалению, за эти тридцать лет выросло целое поколение армян, которое ничего не знает о дружбе народов в Советском Союзе, о единстве целей советского народа, о том опыте бескорыстных отношений, которые имели место между людьми, населяющими СССР в ту пору. Выросло целое поколение россиян, украинцев, белорусов, азербайджанцев, грузин, таджиков и т. д., которым не понять, что такое братство всех проживающих в СССР народов. А это ведь то, чем мы были сильны. Главная трагедия, которую я ощутила сегодня во время просмотра фильма, это то, как мы все изменились. Какими были тогда, и какими стали, независимо от места жительства и национальности, как далеко ушли от идеалов, на которых нас воспитывали.

Хочется поблагодарить создателей фильма, особенно учитывая, что среди них много молодых людей, что они смогли перенять эстафету у достойных представителей старшего поколения кинематографистов, а старших — за то, что они передали тем, кто идет за ними, правильные нравственные ориентиры, мировоззрение, без которого ни один режиссер просто не имеет права приступать к работе. Фильм «Землетрясение», несмотря на драматические события, которые получили в нем свое трагическое отражение, внушает оптимизм, потому что он явно снят не с целью больших кассовых сборов, а для того, чтобы напомнить всем нам о единении, о тех корнях, которые связывают нас на генетическом уровне, об общей истории, которую не вычеркнуть из книги жизни. Это напоминание всем нам о том, что все мы живем под стеклянным колпаком, и никто не знает, что может произойти через минуту. А надо еще успеть — всех понять и простить.

Спасатели
Спасатели
Цитата из к/ф «Землетрясение». реж Сарик Андреасян. 2016. Армения, Россия

Фильм был выдвинут на американскую премию «Оскар» от Армении, но был дисквалифицирован из-за того, что среди создателей фильма оказалось очень много россиян. Картина, по мнению Американской киноакадемии, является скорее российской, чем армянской. Будем надеяться, что на Берлинском кинофестивале претензий у устроителей будет меньше, потому что, на мой взгляд, фильм достоин самой высокой награды и того, чтобы его увидели зрители не только нашей страны, но и многих других стран.

В Армении фильм выходит в прокат с 18 ноября. К сожалению, там только четыре кинотеатра, в которых всего 30 залов. В России в широком прокате «Землетрясение» будет представлено с 1 декабря. Очень рекомендую к просмотру, особенно тем, кто соскучился по настоящим драматическим фильмам, которых мы, действительно, не видели уже на экранах наших кинотеатров очень давно. Чем больше будет зрителей у этого фильма, тем большая вероятность того, что кинематографисты перестанут снимать бессмысленные и пошлые, бездарные картины, а вернутся, наконец, к старым добрым традициям многонационального советского кинематографа. А стрелка остановившихся на башне часов в конце фильма шевельнулась, время пошло дальше, а куда оно нас заведет, зависит, прежде всего, от нас с вами.