История амурчанки, молодой девушки, у которой в апреле 2016 года полиция с применением насилия отняла полугодовалого малыша, оказалась резонансной. Корреспондент ИА REGNUM встретился с матерью-одиночкой Ольгой Исхаковой и выяснил «всю правду жизни» в амурской глубинке.

Мать и ребенок
Мать и ребенок
Loewenstark

За ребенком — с шокером и дубинками

В апреле этого года к Ольге в дом в поселке Бурея вломились полицейские. Молодую мать несколько раз ударили шокером, дубинками и пинками выгнали из дома. Единственного защитника — собаку — избили так, что пёс до сих пор не может ходить. В доме всё перевернули вверх дном, в доказательство ужасных условий содержания ребёнка, сфотографировали учинённый разгром и забрали заходящегося криком малыша с собой.

«Богдана вынесли, как он был — в колготочках, распашке. Мне насильно поставили какой-то укол, после которого в глазах потемнело. Они забрали протокол осмотра, в котором было написано, что у меня в доме бардак», — рассказала Ольга Исхакова.

Основанием для изъятия ребёнка из семьи стало постановление главы администрации Литвинова, подписанное, по словам Ольги, даже не самим главой, а его замом по социальным вопросам. «Внимание» местных властей к этому вопросу наглядно иллюстрирует ошибка в постановлении — у малыша в документе значились другое отчество и фамилия.

Причиной для изъятия стала докладная записка местного педиатра о ненадлежащих условиях содержания малыша и препятствованию его медицинскому осмотру — Ольга не позволила ставить Богдану прививку от гепатита, так как хотела сначала обследовать сосуды малыша.

О том, что органы опеки муниципалитета намерены забрать у Ольги ребёнка через суд, она узнала случайно, услышав разговор в больнице, куда приехала за ребенком, как только отошла от успокоительного. Преодолев шок и непонимание, она попросила свою маму позвонить в приемную губернатора. Звонок возымел действие.

«В итоге от нас отстали — по крайней мере, в тот раз. Нам почти сразу же перезвонили и пообещали, что Богдана никто не заберёт. До этого опека на контакт не шла», — пояснила Ольга.

«Под личный контроль»

О ситуации узнало «Родительское всероссийское сопротивление», обратившись к амурским властям. Губернатор Александр Козлов взял ситуацию «под личный контроль» и поручил профильным министерствам в ней разобраться.

После десанта специалистов областных министерств, ситуация в Бурее изменилась как по взмаху волшебной палочки. Ольгу моментально включили в категорию матерей-одиночек, Богдана с попутной медицинской машиной свозили в Благовещенск на все обследования без очереди, а глава муниципалитета даже посулил Исхаковой холодильник.

«Соцзащита нас просто атаковала — другого слова не подберу. Однажды к нам приехали и сообщили, что выделили помощь в 10 тысяч рублей. Мама поехала заполнять бумаги, звонит и говорит — на последнем листе написано, что помощь — тысяча рублей. Мы подумали и ничего не взяли — возьмешь копейку, напишут миллион. Хотя со всей этой историей мы 50 тысяч рублей растратили. На одни только звонки 1 800 рублей», — рассказала Ольга.

«Отказать и возбудить»

Казалось бы, самое страшное позади, но в конце мая Ольгу поджидало новое потрясение.

После произошедшего, бабушка Богдана, мать Ольги Исхаковой, пожаловалась на действия полицейских в службу собственной безопасности УМВД области и в прокуратуру. Несмотря на отсутствие результатов медэкспертизы, Ольга рассчитывала, что ей удастся найти защиту у руководства бурейских силовиков.

«Я попала к судмедэксперту со второй или третьей попытки. Он снял побои, но на руки мне документов не выдал. Есть ли они на самом деле? Неизвестно», — заявила Ольга.

Однако ни следственный комитет, ни полицейские не увидели состава преступления в действиях своих коллег.

«Настоящим уведомляю, что по заявлению Хмельницкой Л. Н. о недозволенных действиях сотрудников МО МВД России «Бурейский» в отношении Вас принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях сотрудников МО МВД России «Бурейский», — сообщается в ответе следственного отдела СУ СК РФ по Бурейскому району.

Читайте также: Амурских полицейских, ударивших шокером мать-одиночку, не накажут

При этом в отношении рьяных стражей порядка. матери-одиночке пришло уведомление о возбуждении уголовного дела против неё — за избиение полицейского. По этой статье амурчанке грозит наказание от штрафа до 200 тысяч рублей до лишения свободы на срок до пяти лет.

«18 апреля я пошла снять побои. А 19 поступило заявление от полицейского, насколько я знаю, участкового уполномоченного, который пожаловался на две царапины на шее, который я ему якобы оставила», — пояснила Ольга.

Женщина при этом не помнит, что нападала на полицейского. Возможно, мужчина посчитал атакой слабые попытки сопротивления в тот момент, когда её вытаскивали из дома и укладывали в грязь лицом, чтобы отобрать у неё ребёнка. Ознакомиться с сутью обвинения Ольге так и не удалось.

В сухом остатке

Сейчас Ольга живет в Благовещенске, в комнате общежития «Амурского металлиста». Жилплощадь досталась её маме по соцнайму и во многом уступает частному дому на земле, оставшемуся в Бурее.

Богдан отошел от шока — стал сам садиться, пытается вставать.

«Его когда домой принесли, он глаза в потолок — и ни на что не реагировал. Только пупсика любимого резинового обнял и две недели с ним пролежал», — говорит женщина.

На момент публикации выяснилось, что Ольгу Исхакову с сыном и ее мать попросили покинуть общежитие «Амурского металлиста» — предприятие решило поселить в комнату других жильцов.

Мать-одиночка с полугодовалым ребенком на руках оказалась практически на улице — ей предстоит искать новое жильё. Возвращаться в Бурею, где у неё отняли ребенка, ей страшно, так как боится повторения апрельской ситуации. Будет ли возбуждено в её отношении уголовное дело, станет известно после завершения проверки. Она продлится 30 дней.

Очевидно одно, в амурской истории с «выбиванием» ребенка, точка еще не поставлена.

Читайте также: Бюрократический фашизм обыкновенный. Не на Украине — в России

По данным Амурстата с 2014 по 2015 год население Амурской области сократилось на 1401 человека. Власти региона и федерации пытаются переломить эту пагубную статистику экономическими мерами — раздают землю гектарами, создают территории опережающего развития с облегченной налоговой нагрузкой и так далее. Однако чиновничье равнодушие способно перечеркнуть любые экономические меры и проекты.