Кто крышует наркобизнес в Оренбуржье: правосудие по-абдулински

Очередное расследование ИА REGNUM

Оренбург, 15 Марта 2016, 14:20 — REGNUM  14 марта на территории Оренбургской области в городах Оренбурге и Орске задержаны участники преступной группы, которые занимались сбытом наркотических средств синтетического происхождения бесконтактным способом под видом круглосуточного интернет-магазина. Как сообщало ИА REGNUM, по подозрению в совершении преступления задержаны и жители Саратовской области. Подобные истории происходят в Оренбургской области часто, но, как показывает практика, искоренить продажу наркотического зелья так и не удается. Задерживают, как правило, дилеров или самих потребителей наркотиков. А в 2015 году аналогичное дело и вовсе развалилось, так как в ходе суда выяснилось, что за раскрытием преступной группы стояла банальная полицейская провокация. Так что же происходит в России в сфере борьбы с наркотиками?

«В июне 2015 года по вопросу борьбы с наркотиками состоялось совещание у президента России. На этом совещании многие обращали внимание на спорную практику: за незначительное количество проданного наркотика у нас могут привлечь и дать наказание как за большие объемы. Однако дело так и не сдвинулось. Основной проблемой при квалификации деяния о передаче наркотика другому лицу является вопрос: сбыт ли это либо пособничество в приобретении наркотика? За сбыт дают большие сроки. При пособничестве есть возможность отделаться «условкой». Но у нас, как правило, ловят даже не мелких наркодилеров, а наркоманов, которые делятся своими дозами с другими наркоманами. Это у нас квалифицируется как наркодилерство. Нельзя сказать, что борьба с сетями как таковыми не ведется, но чаще в руки полиции попадает либо мелочь, либо случайные люди — курьеры. И еще. Есть такое понятие, как «смесь», когда чистый наркотик разбавлен другим веществом. А задержанному вменяют вес всей смеси, как чистого наркотика. К примеру, если кондитер покупает мешок мака и в нем попадается несколько ломтиков маковой соломки, то получается, что он хранит целый мешок маковой соломки. Подобные уголовные дела заканчивались обвинительными приговорами. В Воронеже, к примеру, осудили всю семью, которая имела хлебопекарню», — заявил ветеран РУБОП МВД России, один из руководителей Международного полицейского портала «Полис Раша» Андрей Мучкин.

Он призывает бороться с наркотиками, а не заполнять зоны больными наркоманами, которые передают друг другу наркотики в рамках малой корпорации: сегодня Иванов Сидорову, завтра Сидоров Иванову. А с точки зрения закона они — сбытчики. «Не редки случаи, когда сама сделка по закупке наркотических средств инициируется оперативными сотрудниками. Засланный ими человек идет и просит наркомана, зачастую убеждает продать ему за уже помеченные оперативниками деньги наркотик. Обращаю внимание: деньги уже помеченные, а будущий подсудимый еще и не ведает о том, что ему нужно добыть наркотик этому засланному человеку. При передаче наркотика засланный справляется о качестве наркотика и если «продавец» реагирует на эту провокацию, то ему суждено сесть за сбыт. Если промолчал — можно отделаться условным сроком. Наркоманов же надо лечить, а не сажать! Но у нас это не происходит», — прокомментировал ситуацию с борьбой с наркоторговлей в России Мучкин.

О том, как борются с наркоторговлей в Оренбуржье, мы выясняли, посетив город Абдулино Оренбургской области, что на границе с Башкирией. Абдулино, где проживает около 20 тысяч человек, когда-то был успешным районным центром. Сейчас о былом величии напоминают дышащие на ладан предприятия, остов элеватора.

Абдулино — крупный железнодорожный узел, профессия машиниста здесь престижна, как и в советское время. Вот только устроиться на нее крайне сложно. Как говорят местные жители, за устройство на любую работу, где есть стабильная зарплата, сначала надо заплатить. А платить большинству нечем — вот и устремляется народ на заработки, кто в Самарскую область, кто в Оренбург, а кто и в Москву. С наступлением сумерек город погружается в темноту, а езда по обледенелым дорогам — настоящее испытание для водителя. Но здесь привыкли, о комфорте населения думать некому.

Похоже, власти в Абдулино не думают не только о живых, но и о мертвых. Аллея в центре города, ведущая к Вечному огню, утопает в сугробах, ступеньки к памятнику заледенели, венки павшим тоже вросли в лед. Единственное здание в Абдулино, которое находится в достойном состоянии, — это недавно построенный православный храм. Огромный новострой, на котором висит памятная доска, что церковь сооружена на пожертвования… бывшего министра Российской Федерации по налогам и сборам Геннадия Букаева и его жены.

В городе давно закрыты или проданы коммерсантам все клубы, а их было несколько. Как поведала местная молодежь, дискотек в райцентре не бывает, системы молодежных кафе тоже нет. О культурном досуге и полезных занятиях во внерабочее время молодого поколения абдулинцев власть не думает. В результате, единственным «развлечением» для многих стало употребление наркотиков. Молодежь, с которой удалось побеседовать, начиная от официанток в кафе, заканчивая водителями такси, прекрасно осведомлена, где и как можно приобрести нужный «препарат». И, несмотря на то, что недавно правоохранительные органы отчитались перед областью о раскрытии «преступления века» — задержании группы наркодилеров из числа местных жителей, кардинально ничего не изменилось. Да никто из собеседников и не верит, что именно эти молодые люди и оказавшийся в их среде пожилой местный предприниматель и есть та банда, которая снабжала город наркотой. Во всяком случае, после ее закрытия ничего не изменилось. Абдулино, как и прежде, считается неблагополучным районом с точки зрения наркотемы.

В начале 2016 года город потрясла история, когда бывший сотрудник правоохранительных органов, местный депутат решил разобраться со своей дамой сердца. Для чего, добыв где-то боевую гранату, начал угрожать женщине расправой. Добавим, что в этот момент, кроме нее в машине находились несовершеннолетние. В результате граната взорвалась в руке у абдулинского Отелло, женщина и дети не пострадали, а он сам получил серьезные увечья. В этой дикой истории поражает даже не сам факт случившегося, а реакция на это событие местной газеты «Малая Родина», где автор публикации просит не судить строго виновника, а «войти в его положение». Похоже, что большинство жителей этого малого города уже давно не реагирует на происходящее, не верит, что можно найти управу на местную власть. И ситуацию в городе: отсутствие рабочих мест, заваленные снегом улицы, закрытые клубы воспринимает как норму. Отзывы о вышестоящей власти, тоже весьма не лестные, особенно о губернаторе области Юрии Берге, который не так давно посетил Абдулино и даже строго указал местным властям, что и как надо бы исправить. Что-то было сделано, но, в основном, местная власть живет сама по себе. «Мы здесь никому не нужны и стучаться не к кому», — говорят жители. Что касается местной полиции, то люди ее опасаются, не верят в объективность и справедливость действий. Попасть в жернова правоохранительной системы может любой. А вот реализовать свое право на защиту — сложно. Впрочем, это характерно не только для Абдулино.

Типичный пример — история местного жителя Евгения Сизова. Его друзья и знакомые были потрясены, когда молодой человек, недавно закончивший нефтяной колледж, работавший в автосервисе и собиравшийся осенью на службу в армию, вдруг был арестован. Ему были предъявлены обвинения, что он осуществлял сбыт наркотических средств. Причем, в составе организованной преступной группы. Впоследствии, наличие ОПГ доказано не было, но и к группе лиц, имевшей предварительный сговор, как выяснилось, Сизов прямого отношения не имел. Кроме этого, вменяемые Сизову три эпизода «продажи наркотиков» не были зафиксированы ни аудио, ни видеозаписями, нет подтверждений, что он вообще что-то передавал и получал за это меченые купюры. А во время вменяемого ему «второго эпизода» продажи наркотика, Сизов вообще находился в другом городе. «Покупатель» зелья — известный в городе наркоман в суде отрицал факт покупки наркотиков у Сизова.

Свидетели, на показаниях которых были построены обвинения в адрес Сизова, также в суде отказывались от показаний, данных в ходе следствия. Один из них в беседе с корреспондентом ИА REGNUM прямо сказал, что на него было оказано давление следователем. Тем не менее, к доводам защиты Евгения Сизова никто не прислушался.

Отец Евгения — сам бывший сотрудник правоохранительных органов сообщил корреспонденту ИА REGNUM, что все попытки обратиться официально к руководству местных следственных органов с просьбой разобраться в ситуации, заканчивались тем, что на запросы просто не отвечали. Когда отчаявшаяся семья пришла на прием к руководителю местных следственных органов Корнилову, то он просто крикнул из-за двери, что занят и обращение на рассмотрении. Ответа на это обращение и другие письма в официальные инстанции так и не пришло.

Складывалось ощущение, что для абдулинских правоохранителей главное было не разобраться в деле, где решается судьба нескольких людей, а раздуть громкую историю о «банде наркодельцов», получить за это продвижение по службе, возможно, премии и поставить жирную «галочку». Что касается Сизова, то все, с кем пришлось разговаривать в Абдулино, знающие этого парня, уверены, что его просто подставили, за уши притянули в некую то ли реальную, то ли, судя по мнению защитников, псевдосеть.

Кстати, в ходе следствия и судебного разбирательства никто из местных правохранителей (прокурор, гособвинитель, начальник уголовного розыска, оперативник, следователь, судья) так и не задались вопросом, а откуда получали эти лица наркотики? Кто, фактически, организует и крышует наркобизнес в Оренбургской области? Почему после того, как всех фигурантов осудили на 12 лет, а одному дали три года, наркотики никуда из Абдулино не исчезли? Не разборка ли конкурентных структур? Почему в разработки попало столько случайных людей?

Впрочем, дадим слово специалисту. Вот что рассказал корреспонденту ИА REGNUM адвокат другого фигуранта дела Д. Тюшевского — Андрей Новиков:

«Мною осуществлялась защита подсудимого Тюшевского Д.А., уголовное судопроизводство в отношении которого длилось около двух лет. И на всем протяжении сторона обвинения пыталась создать видимость того, что Тюшевский Д.А. сформировал и возглавлял организованную преступную группу, осуществлявшую с мая по август 2013 года незаконную деятельность в сфере оборота наркотических средств на территории Абдулинского района. Именно создать видимость, так как это голословное обвинение изначально не подтверждалось абсолютно никакими доказательствами, в связи с чем, приговором суда квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой» исключен.

Однако дальше в продвижении истины суд не пошел и при наличии установленных в судебном заседании фактов отказа более 20 свидетелей (в том числе сотрудников полиции) от данных на предварительном следствии показаний, представления на экспертизу вещественных доказательств неизвестного происхождения, разглашения государственной тайны, непредоставления в суд первоисточников электронных носителей информации и непосредственного предмета преступления — наркотических средств и прочего, вынес вопиющий приговор.

Сложно передать царившую в судебном заседании атмосферу. Отдельные понятые, оказавшись перед выбором давать правдивые показания или повторять заученные в полиции фразы, брали длинные паузы, раздумывая чего же сказать? Вспоминаются сотрудники полиции, показания которых на предварительном следствии слово в слово схожи между собой и копируют описательную часть предъявленного по делу обвинения и от которых они отказывались в судебном заседании. Как эти сотрудники полиции, словно нашкодившие ученики, переваливали друг друга ответственность за проведение мероприятий по делу, как они меняли показания или вдруг забывали все, что происходило в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. После очередного допроса в суде сотрудника полиции Циунеля А.М., который при каждом допросе менял показания, не выдержал даже государственный обвинитель, заявив о необходимости вынесения судом частного постановления по данному факту.

И, конечно же, поражает та легкость, с которой суд отказывается от принципа непосредственного исследования доказательств, признает доказательствами полученные с нарушением закона сведения, отдает предпочтение доказательствам, полученным не входе судебного следствия, а в кабинетах следователей и оперуполномоченных. Исследование вещественных доказательств (наркотических средств) без сомнения разрешило бы возникшие сомнения и противоречия, тем более большинство подсудимых не только не прикасались к якобы сбытым ими наркотическим средствам, но даже никогда и не видели того, в чем их обвиняют.

О каком праве на защиту может идти речь, если суд, изменяя событие преступления, в приговоре даже не мотивирует свои выводы. Как стало возможным, что вынесенный по делу приговор базируется лишь на показаниях одного человека, без какой-либо совокупности доказательств? Так показаний обвиняемого Филиппова А.И. на следствии оказалось достаточно для привлечения Тюшевского Д.А. за пособничество в приобретение и хранение наркотического средства, изъятого у самого же Филиппова А.И.; показаний Ершова Д.С. на следствии оказалось достаточно для привлечения Тюшевского Д.А. за сбыт наркотического средства, изъятого у самого же Ершова Д.С., и одновременно с этим, в суде Филиппов А.И. и Ершов Д.С. дают другие показания, исследуется видеозапись принуждения Ершова Д.С. к даче выгодных следствию показаний. Нельзя в столь сжатом формате озвучить весь перечень нарушений, и если бы я не являлся их прямым очевидцем, то трудно поверить в возможность вынесения обвинительного приговора, да еще и с лишением свободы на сроки свыше 12 лет»!

Итогом этого, как уверены защитники, да и многие земляки того же Евгения Сизова, являются не только сломанные судьбы фигурантов процесса, но и утрата веры их семей и знакомых в справедливость власти. Итогом является и то, что ничего кардинального в ситуации с наркотиками, как уже было сказано ранее, в Абдулино не изменилось. А несколько месяцев назад была задержана еще одна «банда наркодельцов», как пишет местная пресса, на сей раз состоящая из двух женщин. «Банды» плодятся как мухи, их активно ловят и дают срока. Так, может, либо ловят не тех, либо с тех, кто ловит и сажает, живя при этом за счет российских налогоплательщиков, пора спросить, а действительно ли они защищают нас от наркотиков, либо решают совсем иные задачи? Так кто же, на самом деле, крышует наркобизнес в Оренбургской области?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.08.16
Порошенко советует Западу ввести новые санкции против России
NB!
25.08.16
В Хабаровском крае 76% школ не готовы к 1 сентября — МЧС
NB!
25.08.16
Николя Саркози считает «буркини» провокацией исламистов
NB!
25.08.16
В Москве захватили банк: фото с места событий
NB!
25.08.16
Иранцы «прогнали» эсминец США из Ормузского пролива
NB!
24.08.16
«Какой-то идиот захватывает банк» — очевидцы о захвате банка в Москве
NB!
24.08.16
Выборы в США, или Предбанник Третьей мировой войны
NB!
24.08.16
Дно независимости: как долго будет существовать такая Украина?
NB!
24.08.16
Италия: «Что хочет Путин от Крыма?»
NB!
24.08.16
Нагорный Карабах в центре региональной безопасности
NB!
24.08.16
The Daily Express: «НАТО взводит курок, ожидая Путина»
NB!
24.08.16
El País: «Кремль подталкивает Швецию и Финляндию в НАТО»
NB!
24.08.16
В Москве освободили двух заложниц из банка
NB!
24.08.16
Польша за спиной НАТО и ЕС преследует собственные интересы
NB!
24.08.16
Ирак перед встречей ОПЕК: надо нарастить добычу нефти и газа до максимума
NB!
24.08.16
Украина будет добывать уран в Казахстане
NB!
24.08.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 24 августа
NB!
24.08.16
В Великобритании разбился самый большой в мире летательный аппарат
NB!
24.08.16
«Голова мертвого хана не сможет помочь Казахстану»
NB!
24.08.16
Кравчук — о Крыме: «Это фактически уже Россия»
NB!
24.08.16
Press TV: Реальная цель турецкой операции в Сирии — курды, а не ИГИЛ
NB!
24.08.16
Дамаск назвал «вторжением» операцию Турции на севере Сирии