Курские архитекторы: историческую застройку города надо максимально сохранить

Курск, 25 Апреля 2008, 19:13 — REGNUM  В последние несколько лет в Курске не был утрачен ни один серьезный памятник архитектуры, рассказал корреспонденту ИА REGNUM руководитель инспекции по охране памятников Курской области Николай Башкатов. Если что-то и сносилось в последние 10-15 лет, то это либо находилось в критическом состоянии, когда восстанавливать было уже нечего, либо остались аналогичные постройки опять же в хорошем состоянии.

Зато утрачиваются отдельные архитектурные элементы, либо же намеренно меняется облик здания. Так, директор археологического музея рассказал о нескольких объектах, соседствующих с музеем: "Рядом с нами здание четвертого училища на перекрестке Перовской и Гайдара. В январе 2008 года там с наружной стороны построили пожарную лестницу. Металлическая ломаная лестница, широкая, всех студентов можно эвакуировать. Пробиты окна на каждом этаже, поставлены металлические двери. А здание старинное... Просто руководство училища с особым рвением выполнило предписание пожнадзора об обеспечении пожарной безопасности учащихся и персонала. Другой пример. Здание церковно-приходской школы, где сейчас иконописная мастерская. На углу здания был роскошный кирпичный кокошник. Сейчас там новая красивая красная крыша из современного материала. Мелочь вроде как... Было еще несколько лет назад здание на углу Красной Армии и Гайдара - дом с мезонином. Дом был в аварийном состоянии. Сейчас там стоит жилой дом многоэтажный. Я прочитал в "Курской правде", что участок передан, здание будет отреставрировано. Вскоре после этого здание сносят. Старого Курска не осталось. В 80-е годы на улице Дзержинского снесли практически все старые дома в преддверии олимпиады. Такая же судьба постигнет и Летний театр в Первомайском парке. Видел проект реконструкции с каскадом фонтанов - увидим, что будет..."

В гораздо более сложном состоянии находятся объекты в районах. Так, усадьба Барятинских в Льговском районе 5 лет назад еще была. Там находилось медицинское учреждение, оно переехало, здание оказалось бесхозным. Усадьба была деревянной. Местные жители попросту разобрали ее на дрова. Сейчас остались развалины башни Шамиля и кусок забора.

В Курской области на охране стоит 4,5 тысячи объектов археологии, архитектуры, градостроительства и других категорий. Но в инспекции по охране памятников работает всего 6 человек. По словам ее руководителя Николая Башкатова, инспекторы стараются обходиться превентивными мерами, обращаться за помощью в надзоре к руководству муниципальных образований. Не всегда удается предотвратить повреждения, особенно при прокладке протяженных коммуникаций. Зачастую о повреждениях и утрате объектов становится известно, когда сделать уже ничего нельзя. Милиция помощи в охране не оказывает никакой.

"Охрана памятников есть, - продолжает тему главный художник Курска Максим Цуканов, - денег на нее нет, страна у нас бедноватая, всё ждем, когда разбогатеем". Он рассказывает, что одна из курских архитекторов в качестве научно-исследовательской работы подсчитала и описала в Курске около 600 памятников архитектуры. Они попали в категорию выявленных. Напомним, законом об охране памятников определены 4 категории памятников: федеральные, региональные, местные (муниципальные) и выявленные.

"Реально переписана просто вся рухлядь городская, - рассказывает Максим Цуканов, - а что теперь с ними делать? Как охранять, реконструировать, а может сносить, если нет соответствующих подзаконных актов, по которым объект можно отнести к какой-либо категории. Закономерно, что без этого самого отнесения невозможно получить финансирование на исследование, поддержание в нормальном состоянии, реставрацию, невозможно сохранить". Строить на этих местах теперь нельзя, рассказывают специалисты. А значительная часть таких объектов - это каменный фасад, слева и справа деревянные стены с наружными лестницами. Удобства во дворе. В таких домах в Курске до сих пор живут люди, ожидая переселения из ветхого и аварийного жилья. Вложить деньги в него можно, только если он будет иметь статус муниципальный или федеральный. Но подзаконных актов на этот счет, как уже было сказано, нет.

Николай Башкатов тоже считает, что люди на улицах со старинной застройкой живут в ужасных условиях: "Мы - инспекция - между двух огней. С одной стороны - это наша история, интересные образцы купеческой застройки. С другой стороны нечеловеческие условия. Если собственность частная - то поддерживать в надлежащем состоянии её должен собственник. А это миллионы, люди 20-30 миллионов в реставрацию вложить не могут". Справедливости ради стоит отметить, что далеко не все дома на улицах Красной Армии или Горького действительно очень старые и имеют культурную ценность.

От старинных домиков "откровенно жалко избавляться, - признается главный художник города Максим Цуканов, - Если все снести, пласта исторического не будет. Сейчас преобладают прагматические интересы: оставить два-три домика, настроить торговых центров, которые окупятся через год".

Главный инспектор и главный художник сходятся в том, что по максиму надо сохранить все, что имеет серьезную значимость для истории региона, страны, для искусства. И сохранять лучше в первозданном виде. Так, удачными образцами являются книжный магазин на углу Садовой и Ленина, Дом моды Веры Геппа на улице Дзержинского, здание Курского государственного областного археологического музея. Кстати, музей - самое старое светское здание Курска, известное, как "палаты бояр Ромодановских". Предположительно, в своем каменном виде они были отстроены в середине 18 века. Необычный облик главного здания породил среди курян множество легенд и преданий, самое известное из которых связывает его с именем Степана Разина, якобы, прикованного на ночь цепью к стене в обширных и глубоких подвалах под палатами. Будоражили умы курских обывателей и провалы земли, идущие наискось через весь двор от крыльца к углу Троицкой церкви. Они послужили основой для появления слухов о подземных ходах, берущих начало в его подвалах и идущих оттуда в разные части города Курска.

Секрет сохранности этих зданий не только в таких уникальных и загадочных, порой, историях, сколько в том, что у них банально есть хозяин, который их содержит. Незначительные коррективы во внешний облик этих зданий время все-таки внесло. Единственно, что не соответствует правде в палатах - кровля, предполагается, что оно было покрыто тесом, хотя свидетельств на этот счет не сохранилось. В других домах - это тоже чаще всего кровля из современных материалов и пластиковые окна.

С 20 февраля 1995 года, с момента выхода в свет Указом Президента РФ за № 176 о перечне "объектов исторического и культурного наследия" только один раз курской инспекции охраны памятников удалось добиться постановки на учет объекта. Как пояснил Николай Башкатов, для этого были очень и очень серьезные основания. Речь идет о домике в городе Фатеже Курской области, где родился великий композитор Георгий Свиридов. Дом Свиридова в Фатеже отнесли к федеральному фонду. Ушло на это полтора года. Потребовались многочисленные обращения во все возможные инстанции и личная встреча губернатора региона с министром культуры.

Объектами федерального значения в Курске являются Дом офицеров, бывшее Дворянское собрание (1877 год) и Областная филармония (Домик Ильича, начало XX века), Знаменский (1826) и Сергиево-Казанский (1778) соборы. Здание нынешней филармонии строилось как Народный дом для проведения народных собраний еще в дореволюционные времена, в момент подъема общественных движений. Затем проводились собрания трудящихся. После революции он достраивался и получил новое имя "Дом Ильича".

Знаменский собор вмещал 5000 богомольцев и числился в десятке самых больших храмов царской России. Расписан он в академическом стиле - маслом по штукатурке. Идея такова: святые Руси предстоят в молитве к Богородице за спасение России.

Все храмы Курской области являются памятниками регионального значения. Раньше они попадали в эту категорию по прошествии 40 лет с момента завершения строительства.

Внутреннее убранство некоторых памятников архитектуры также имеет свою собственную историко-культурную ценность. Это больше применимо к убранству тех же храмов. Например, 18-тметровый резной иконостас Сергиево-Казанского собора. Есть объекты и не культовые, например, усадьба Барятинских "Марьино" в Рыльском районе. Здесь произошел курьезный случай, когда памятнику пытались вернуть исторический облик. Один из отдыхающих написал заявление администрации, в котором требовал вернуть выкрашенному в яркий голубой цвет вестибюлю прежний бежевый цвет. Понадобилось вмешательство специалистов, которые и разъяснили, что изначально вестибюль дворца был именно голубого цвета. Сейчас в усадьбе располагается фешенебельный санаторий. Комнаты, которые ныне используются под номера, менялись неоднократно. То есть комплекс разделен на определенные зоны, которые менять можно или нельзя.

Георгиевская аптека - один из тех объектов в историческом центре города, который давно и до нынешнего времени безнадежно требовал капитального ремонта. Николай Башкатов рассказал, что совсем недавно появился серьезный инвестор, и здание будет восстановлено. Были и другие организации, частные лица, которые пытались взяться за этот, безусловно, перспективный объект. Чаще всего финансовые возможности свои они переоценивали. Здание, где еще до недавнего времени располагалась известная всему городу Георгиевская аптека, отнесена к категории выявленных объектов, находящихся в муниципальной собственности. По мнению специалистов, оно имеет историческое и архитектурное значение. Это единственная аптека во всей области, имеющая собственное имя. Предполагается после реставрации на втором этаже открыть офисы, а на первом сохранить аптеку.

Современные торговые центры и аналогичные объекты, по мнению главного художника Курска Максима Цуканова, вряд ли будут иметь историческую, культурную ценность. Принцип их строительства - это каркасная система: скелет, перекрытия, облегченные конструкции. По выражению Максима Цуканова, "конструктив не предполагает длительного хранения. Это как плохие консервы. Они не успеют стать памятниками, рассыплются раньше". Современное строительство носит инвестиционный характер. Поэтому историческая ценность новых архитектурных объектов Курска не в последнюю очередь зависит от профессионализма архитектора и толщины кошелька заказчика. Так что если что-то и войдет в историю от нынешних времен, считают специалисты, то это частная застройка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
Европейский либерализм у власти
NB!
19.01.17
Почему уничтожают психиатрию?
NB!
19.01.17
Daily Express: «Додон может разрушить программу Восточного партнерства»
NB!
19.01.17
Инаугурация Трампа
NB!
19.01.17
Начнет ли Трамп с конфронтации с Китаем?
NB!
19.01.17
Порошенко ищет «крышу» в Белом доме США
NB!
18.01.17
Румыния возмущена «неадекватностью» Додона и «дерзким» подарком Путина
NB!
18.01.17
Британские СМИ нашли доказательства подготовки США к войне с Россией
NB!
18.01.17
Генштаб ВС РФ: сирийская армия начала наступление в районе Пальмиры
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
Протесты в Москве: «Диалог — вопрос стабильности самой социальной системы»
NB!
18.01.17
Протестная активность в Москве: «Собянин спасает рейтинг Путина»
NB!
18.01.17
В Госдуме придумали, как увеличить число мужчин-учителей
NB!
18.01.17
«Нападение на Литву – не теоретическая угроза»
NB!
18.01.17
Итальянские полицейские забывали о штрафе, восхищаясь Путиным
NB!
18.01.17
Россия готова отменить «закон Димы Яковлева» — Матвиенко
NB!
18.01.17
Что московские власти будут делать без рейтинга Путина?
NB!
18.01.17
Коста-Рика: как живут индейцы в самой счастливой стране мира
NB!
18.01.17
Государственная машина Казахстана по производству смыслов
NB!
18.01.17
В России выплачено 22,9 млрд рублей долгов по зарплате
NB!
18.01.17
Песков: Киев сам отказывается от Донбасса
NB!
18.01.17
Обама выпустил на свободу борца за независимость Пуэрто-Рико