Историк: Примирения между правдой и ложью, между фальшивками и архивными документами быть не может

Баку, 21 апреля 2008, 20:49 — REGNUM  

Не так давно международное общество "Мемориал" выступило с предложением об организации Международного исторического форума - своеобразной дискуссионной площадки для обсуждения сюжетов, связанных с общей историей бывших советских республик, стран Восточной и Центральной Европы. Причина появления подобной инициативы понятна. "На наших глазах история становится инструментом для достижения сиюминутных политических целей, дубиной в руках людей, которым, в сущности, нет дела ни до национальной памяти других народов, ни до трагедий, пережитых их собственными народами, ни до прошлого вообще, - говорится в обращении "Мемориала". - События, которые разыгрались недавно вокруг памятника советским солдатам в Таллине, отчётливо демонстрируют дефицит гражданской ответственности у политиков и в Эстонии, и в России. История с памятником - яркая иллюстрация того, какие последствия могут повлечь за собой различия в национальных образах прошлого, если спор об истории принимает форму "конфликта памятей".

С этими тезисами трудно не согласиться: последние несколько лет действительно отмечены нарастающей "политизацией" истории. Выкорчевывание "Бронзового солдата" в Таллине, закрытие посвященной уничтоженным советским гражданам экспозиции в Освенциме, законодательно зафиксированное желание Литвы получить от России компенсацию за якобы имевшую место "оккупацию" и "геноцид", появление "Музеев советской оккупации" в Тбилиси и Киеве - все это свидетельствует о том, что в наше время история используется как эффективный внутри- и внешнеполитический инструмент. Результат - наглядное ухудшение отношений между осуществляющими историческую ревизию странам и Россией на международной арене и формирование полноценных "образов врага" - на внутренней.

Игнорировать этот процесс - не только бессмысленно, но и преступно. Однако если "Международный исторический форум" будет функционировать в тех рамках, которые озвучены в обращении "Мемориала", он не сможет решить проблемы политизации истории и столкновения "национальных историй". Более того: последствия от деятельности этого форума окажутся предельно негативными.

1. Политизации истории: Краткий курс

В чем причина феномена сегодняшней политизации истории? Если коротко - в возникшей после распада СССР у руководства бывших советских республик необходимости создания национальных идентичностей, без которых существование свежеиспечённых государств становилось бессмысленным. Для прибалтийских стран и Украины необходимость формирования национальных идентичностей было более острой, для обладавших долгой национальной истории стран Восточной и Центральной Европы - менее. Однако и для первых, и для вторых "Другим", за счет которого формировалась новая национальная идентичность, стал СССР и его правопреемница Россия.

Следует заметить, что процесс формирования новых национальных идентичностей шел не синхронно. Так, например, к началу нового века национальные идентичности прибалтийских стран были уже сформированы, тогда как на Украине в настоящее время строительство новой идентичности в самом разгаре.

Однако формированием внутренних идентичностей дело не ограничилось. Принятие Польши и прибалтийских стран в НАТО и ЕС вывело политизацию истории на новый виток. Руководство новых европейских стран начало использовать авторитет общеевропейских структур для реализации своих "исторических" претензий к России. С этого момента проблемы истории стали непрекращающейся головной болью российского МИДа. Вслед за прибалтами и поляками по пути выведения претензий к России на международный уровень пошло "оранжевое" руководство Украины. Концепция "голодомора" как якобы осуществлявшегося Кремлем преднамеренного геноцида украинцев активно продвигается украинскими дипломатами, а участие в ее формировании осуществляет фонд "Украина-3000" Екатерины Ющенко.

В процессе формирования новых национальных идентичностей и неизбежной политизации истории Россия оказалась страдательной стороной. Вопросам национальной идентичности наше руководство внимания не уделяло, а протесты российского МИД против шедших в Прибалтике процессов героизации местных эсэсовцев носили ситуативный характер. Только после того как "исторические" претензии к России были выведены на международный уровень, в Москве начались поиски ответа на этот внезапно возникший вызов.

2. Кузницы исторической политики

Следует зафиксировать принципиально важную мысль: процесс политизации истории не был стихийным. И в Польше, и в Прибалтике и на сегодняшней Украине он осуществляется целенаправленно, в рамках конструирования национальных идентичностей с жестко заданными антисоветскими и антироссийскими характеристиками. С этой целью в упомянутых странах созданы специализированные квазиисторические структуры. Литовский Центр геноцида и резистенции, комиссии историков при президентах Эстонии и Латвии, украинские "Институт национальной памяти", "Центр исследований освободительного движения" и комиссия историков при Службе безопасности Украины менее всего озабочены поиском исторической правды. Их основные усилия направлены на тенденциозное переписывание истории в антисоветском и антироссийском духе, а так же на "обеление" новых "национальных героев" - таких, как боевики ОУН-УПА, прибалтийские "лесные братья" и военнослужащие "Ваффен-СС". Деятельность специализированных квазиисторических структур дополняется работой "музеев оккупации". Это специфическое явление на постсоветском пространстве. Первыми такими музеями обзавелись прибалтийские республики, целенаправленно выстраивавшие свою национальную идентичности на противопоставлении СССР/России (в Литве эта структура получила название "Музея геноцида" и была подчинена "Центру геноцида и резистенции", речь о котором шла выше). Вскоре после "Революции роз" Музей оккупации появился в Грузии, а летом 2007 года в Киеве начал действовать "Музей советской оккупации Украины".

Слово "музей" не должно вводить в заблуждение: целью этих структур является не поддерживание исторической памяти, а ее радикальная трансформация. Первыми потребителями этой "новой истории" становятся западные дипломаты и журналисты, которых в "музеи оккупации" водят прямо-таки в обязательном порядке. Вторая категория посетителей "музеев оккупации" - подростки, которые в силу своего возраста не помнят Советского Союза. А когда люди не знают истории, им в голову можно вложить самую невероятную ложь. Этим, собственно говоря, и занимаются "Музеи оккупации".

Ничего подобного описанным выше структурам в России нет. Более того - в нашей стране новейшая история сопредельных стран исследуется лишь отдельными энтузиастами. Исследователей, изучающих сюжеты, связанные с советской историей Прибалтики можно пересчитать по пальцам рук. Историков, специализированно занимающихся актуальными "украинскими" сюжетами (голод 1932 - 1933 гг., деятельность и преступления ОУН-УПА, etc) - еще меньше. Фактически деятельность квазиисторических структур проходит в условиях молчания российского исторического сообщества. Результат этого негативен не только для нас, но и для исторической науки Прибалтики и Украины. Практически полное отсутствие жесткой научной критики с российской стороны приводит в этих странах к стремительно прогрессирующей деградации исторической науки как таковой.

3. Мифы вместо фактов

Историческая наука, как известно, имеет свою специфику. Национальные и политические симпатии ученого-историка всегда оказывают влияние на результаты его исследования; этот субъективизм исторической науки является неустранимым. Недопустимым, однако, является искажение или фальсификация исторических фактов. Факты не зависят от симпатий или антипатий историка; можно бесконечно спорить относительно справедливости или несправедливости депортации из Прибалтики летом 1941 года, но численность депортированных и их судьбу мы можем выяснить абсолютно точно. В этом, собственно говоря, и состоит профессия историка.

Однако выявлением неоспоримых фактов историки сопредельных стран практически не занимаются. Вместо этого в ход идут укладывающиеся в идеологически заданную "национальную концепцию" исторические мифы. Обосновывая концепцию "советского геноцида", эстонская официальная история на протяжении без малого двадцати лет оперирует многократно завышенными цифрами советских репрессий. Иначе - никак: основанные на архивных документах подлинные цифры ставят на эстонском мифе о геноциде жирный крест.

Украинские "специсторики" из комиссии при СБУ прилагают невероятные усилия для того, чтобы опровергнуть факт участия украинских националистов в уничтожении евреев во время войны. То, что этот факт подтверждается огромным массивом документов и признан как израильскими, так и европейскими историками, значения не имеет. "Специсторикам" выдан госзаказ и они обязаны его выполнить. Точно так же фальсифицируется трагедия голода 1932 - 1933 годов. Пренебрегая фактами, эти события украинские историки втискивают в прокрустово ложе концепции "голодомора", принципиально завышая число жертв. А как иначе? Ведь концепция "голодомора" уже узаконена, а его "отрицание" признано "противоправным". В Латвии разжигают ненависть к России при помощи нацистских пропагандистских фотографий изуродованных трупов. То, что трупы уродовали уже после прихода немцев местные коллаборационисты под чутким руководством гестапо, местными историками и политиками игнорируется. Кого обвиняет в гибели узников Освенцима польский уполномоченный по чрезвычайным миссиям в зарубежной политике Владислав Бартошевский? Разумеется Советский Союз: Красная Армия могла-де освободить этот концлагерь еще в 1944 году и не освободила исключительно из-за зловредности Кремля. Вершиной этого процесса стал снятый на деньги Европарламента фильм "The Soviet Story", презентация которого состоялась 8 апреля. Фильм назван "документальным", однако на самом деле ни о какой документальности не идет и речи. Его авторы просто собрали всевозможные антисоветские мифы и фальшивки (например, т.н. "Соглашение о сотрудничестве между НКВД и Гестапо" или материалы откровенно русофобского сайта фальшивок "ГУЛАГ: с фотокамерой по лагерям"), сделав откровенную пропагандистскую агитку. Которая, впрочем, выдается за правду и как таковая будет воспринята в Европе и США.

4. Реабилитация научности

Вернемся теперь к инициативе "Мемориала". Ее авторы предлагают решить проблему политизации истории путем "согласования" различных образов прошлого. Однако предпосылка о возможности какого бы то ни было "согласования" является ложной. Каким образом можно "согласовать" правду о геноциде украинских националистов против евреев с его отрицанием украинских официальных историков? Как можно "согласовать" ложь о "советском геноциде" эстонцев с реальными цифрами советских репрессий? Как можно "согласовать" героизацию "лесных братьев" в Литве с данными об устроенном им масштабном терроре против лояльных советской власти литовцев? Речь должна идти не о "согласовании", а об утверждении адекватного, строго научного образа нашей общей истории. Примиренческая позиция ("вы правы, но и мы тоже где-то как-то") абсолютно бессмысленна; никакого примирения между правдой и ложью, между фальшивками и аутентичными архивными документами быть не может. В противном случае следует отказаться от тезиса "история - это наука".

Таким образом, задачей "Международного исторического форума" должно быть не "согласование", а выработка строго научной картины нашего общего прошлого. А еще (без этого ни-как не обойтись) - осуждение причастных к историческим фальсификациям квазиисториков, таких, например, эстонцев Марта Лаара, Тоомаса Хийо и Айги Рахи-Тамм, украинцев Владимира Вятровича и Ивана Биласа, и других, имя которым легион.

Однако идея Форума как площадки для выработки научной картины прошлого неизбежно встретится с двумя значимыми затруднениями. Опыт показывает, что когда квазиисториков ловят "за руку", они всеми силами пытаются избежать публичного обсуждения фальсифицированных ими сюжетов. Осень прошлого года автор этих строк опубликовал монографию "Миф о геноциде: Репрессии советских властей в Эстонии", в котором с опорой на документы фондов ГАРФ и ЦА ФСБ продемонстрировал ложность приводимых официальными эстонскими историками данных о "советском геноциде". Дискуссии с эстонскими историками, как и следовало ожидать, не получилось; вместо этого в эстонских СМИ прошли публикации, направленные на дискредитацию исследования.

Как только квазиисторики из Прибалтики, Украины и Польши почувствуют, что их "построения" встретят с российской стороны жесткий научный отпор, они просто уклонятся от участия в форуме или же попытаются свести его к пустой "говорильне". Однако подобную критику они могут встретить далеко не по всем фальсифицируемым им темам. Российская историческая наука, как уже упоминалось, не может похвастаться качественными исследованиями по "региональной" истории ХХ века. Этим (между делом) занимаются лишь отдельные энтузиасты; все прочие исследованию актуализировавшихся исторических сюжетов предпочитают уютные башни из слоновой кости. Результат предельно печален: разоблачать закамуфлированную под научные исследования пропагандистскую ложь и полуправду практически некому, тем более что дело это весьма и весьма трудоемкое, требующее солидной архивной работы.

В этом-то, собственно говоря, и заключается вторая проблема. Квазиисторики из сопредельных стран с удовольствием примут участие в Форуме по тем историческим сюжетам, которые не исследованы российскими историками. И тогда, в отсутствии жесткой научной критики, одни превратят Форум в пропагандистскую площадку, легитимирующую антироссийскую историческую ложь.

5. Голод в области людей

Превращение Форума в эффективную научную площадку оказывается возможным только при условии активной работы российских историков над сюжетами "региональной" истории ХХ века. В настоящее время такой работы практически не ведется; как метко перефразировал один сотрудник Института славяноведения РАН, "мы не знаем истории стран, с которыми граничим". Однако этим наши проблемы не исчерпываются.

Уже упоминалось про неизбежный субъективизм историков, который может оказаться сильнее научной добросовестности. Российские историки, разумеется, не обладают иммунитетом против подобной "болезни".

Приведем самый свежий пример. Одним из "экспертов" в антироссийском пропагандистском фильме "The Soviet Story" выступает сотрудник общества "Мемориал" Александр Гурьянов. Ознакомившись с работами Гурьянова, любой может убедиться, что Александр Эдмундович - великолепный историк, один из лучших специалистов по истории предвоенных советских репрессий, в научной добросовестности которого трудно усомниться. Однако в итоге антисоветские взгляды Гурьянова оказались сильнее научной добросовестности и он своим авторитетом легитимизировал враждебную нашей стране псевдоисторическую пропаганду.

Гурьянов не является исключением. Слишком многие российские историки после распада Советского Союза построили свою научную карьеру на обличении "дьявольской политики Сталина". Их деятельность имела серьезный позитивный смысл: к настоящему времени мы обладаем адекватной и хорошо документированной историей советских репрессий. Однако отечественная история ХХ века репрессиями не исчерпывается; приходит время для осознания нашего недавнего прошлого во всем его многообразии, не забывая ни побед, ни потерь, ни подвигов, ни преступлений. И вот на это исследователи "дьявольской политики Сталина" оказываются неспособными. Более того: по субъективным причинам они скорее сочувствуют обличающим "советскую оккупацию" квазиисторикам, чем их оппонентам.

Наличие в составе эстонской комиссии по расследованию преступлений против человечности одного из руководителей "Мемориала" Арсения Рогинского не помешало эстонским квазиисторикам заниматься потрясающими манипуляциями с количеством репрессированных. Вхождение директора Института всеобщей истории РАН Александра Чубарьяна в Комиссию историков при президенте Латвии обернулось лишь легитимизацией антироссийских "исторических" мифов. И это не исключения, а закономерность: бороться с беспардонной фальсификацией советской истории российские историки первого постсоветского поколения, как правило, не способны по причинам психологического характера. Требовать от них такой борьбы - не только бессмысленно, но и жестоко.

Для борьбы с фальсификацией нашей истории необходима мобилизация молодых историков, которые зачастую работают вне существующих "академических" структур. Способ этой мобилизации хорошо известен по международному опыту - это создание независимой исследовательской структуры, которая смогла бы задавать актуальную тематику исследований, стимулировать исследования и продвигать их на международной арене. Пока подобная структура остается лишь мечтой.

6. Итоги и перспективы

В настоящее время положение в российской исторической науке не позволяет наладить эффективное противодействие осуществляемой политиками и квазиисториками постсоветских стран фальсификации и демонизации отечественной истории ХХ века. Не потому, что ответить нам нечего, а потому что отвечать практически некому.

В этих условиях создание под эгидой "Мемориала" Международного исторического форума обернется для нашей страны негативными последствиями. В лучшем случае Форум превратиться в арену бесконечного и бессмысленного флейма на исторические темы. В худшем - он будет использоваться для легитимации антироссийского исторического ревизионизма. Идея Форума может оказаться продуктивной и полезной только в тогда, когда в нашей стране будут создана исследовательская структура, способная в жесткой научной дискуссии отстаивать российскую точку зрения на события прошлого и пресекать предпринимаемые квазиисториками сопредельных стран попытки фальсификаций. Только в этом случае Форум может превратиться в авторитетную научную площадку, деятельность которой окажется позитивной как для России, так и для сопредельных стран.

Александр Дюков, автор книг "За что сражались советские люди" (2007), "Миф о геноциде: Репрессии советских властей в Эстонии" (2007), "Второстепенный враг: ОУН, УПА и решение "еврейского вопроса" (в печати).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.02.17
Калининградский гамбит
NB!
21.02.17
США и Лондон разыгрывают покер и блефуют: кто в ЕС окажется «болваном»?
NB!
21.02.17
Пора отвыкать от наличных?
NB!
21.02.17
В городах Эквадора начались массовые акции протеста
NB!
21.02.17
Председатель Европейской комиссии: Лондон должен заплатить за Brexit
NB!
21.02.17
Шойгу — Фэллону: «Звери из британского зоопарка медведю не указ»
NB!
21.02.17
Госдума вводит уголовную ответственность для дебоширов и зацеперов
NB!
21.02.17
Сергей Жвачкин назначен врио губернатора Томской области
NB!
21.02.17
«Цель ограничения наличности – вывести граждан на чистую воду»
NB!
21.02.17
Песков: В повестке дня Путина пока нет вопроса о выборах-2018
NB!
21.02.17
В Кремле назвали некорректным вопрос о признании Россией ЛНР и ДНР
NB!
21.02.17
Порты: Литва купит украинский порт для белорусских грузов?
NB!
21.02.17
«Все, ребята, до свидания!»: Нижний Новгород может покинуть ассоциации МСУ
NB!
21.02.17
Споры вокруг ОДН в Орле дошли до Конституционного суда
NB!
21.02.17
Ростуризм выяснил, какие виды отдыха являются «мужскими»
NB!
21.02.17
Боевой Донбасс: ВСУ подтвердили готовность отвести войска, под Донецком бой
NB!
21.02.17
Ростов-на-Дону: за долги арестованы трамваи
NB!
21.02.17
The Strategist: В чем состоит «китайский вызов» для Трампа?
NB!
21.02.17
54% граждан России не поддерживают проведение акций протеста: опрос
NB!
21.02.17
The Observer: «Миру нет дела до старушки Европы»
NB!
21.02.17
64% граждан хотят видеть своих близких в рядах Вооруженных сил РФ: опрос
NB!
21.02.17
Машины скорой помощи распределяли без учета потребностей регионов – СП РФ