Тараканы бегут из Красноярска: обзор СМИ за 9 апреля 2008 года

Красноярск, 9 апреля 2008, 10:03 — REGNUM  

Поделиться кризисом

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск", 09.04.2008)

Вот говорят: мировой финансовый кризис. Как бы только начинается. Ну раз говорят, стало быть, правда. Финансы, как сказал бы Джордж Сорос, вещь рефлексивная. То есть что про них в голове, то и на самом деле. А в голове элит уже кризис.

То есть сначала он был в голове отдельных экспертов, сейчас он в голове уже у части элит. Через некоторое время, надо думать, доберется и до сознания масс. Спрашивать о том, касается ли сие России, даже и странно: из десятка последних провалов российской биржи 7-8 "связаны с ситуацией в США". Но фондовый рынок с его просадками - это еще цветочки, ягодками считаются в таких случаях - дефолт, стагфляция и война.

Как оно есть

Значит, США. Если пояснять расклады на пальцах, жертвуя нюансами, там можно пояснить на паре фактов. Из которых хана, та или иная, следует неизбежно (правда, еще неясно кому). Первое - потребление в США примерно 40% от мирового, а производство - 20%. Кто так живет, рано или поздно банкротится, но банкротиться США не хотят, на то у них есть - доллар и сильно большая армия. Эмиссия мировой резервной валюты, как известно, суть способ переложить долги, а флот и стратегическая авиация - гарант по валюте. Но линия разлома идет не столько по линии "мир - США", сколько внутри самих США.

Тут надо пояснить, что такое вообще доллар, эмиссия, банки и американские банки в частности. Как обыватель себе представляет "эмиссию"? Казначейство печатает новые банкноты и вводит оные в обращение. А прибыль банковской системы? А это, скажет честный человек, наверное, такая разница - между процентом по кредиту и депозиту. Ну типа взял деньги под 10%, ссудил их под 20% и на этот процент живешь. Но неверно, в принципе, и то, и другое.

Эмиссия, конечно, это и ввод наличных в обращение - в том числе. Но основная масса новых денег вбрасывается в мир через безнал. Через кредиты прежде всего Центрального банка. Совсем буквально: давая кредит, банк делает деньги точно так же, как рудник, к примеру, производит руду. Деньги рисуются, правда с ограничениями. Совсем грубо: некий Икс предлагает, чтобы все принимали к расчету всеобщим эквивалентом стоимости, положим, зяблики - такие фиолетовые бумажки. Но у нас нет зябликов, говорят ему. Так я добрый и думаю о народе, отвечает Икс. Давайте я вам всем раздам по 1000 зябликов, вы их куда-нибудь вложите, подниметесь и отдадите мне через год с 10% годовых. Буду ваш центральный банкир.

Какая прибыль банкира с каждого? 100 зябликов годовых? Как бы не так: 1100 зябликов, то есть 100% + 10%. Он же их, простите за грубость, просто нарисовал - себе и людям. Точнее, только себе. Понятно, что отдать всем такой долг невозможно - зябликов в мире вообще-то на 10% меньше, чем общая сумма долга всех граждан Иксу. Ну ладно, говорит Икс, приму на себя социальную ответственность - несите только проценты. Долг пока заморозим.

Так вот, касательно Икса - Федеральная резервная система в США, ведающая такой эмиссией по безналу, вообще-то принадлежит частным лицам. А вовсе не какому-нибудь "Минфину". Если "Минфину", то это означает, что общество просто рассчитывается само с собой посредством государства и Икс тождественен вкладчикам Икса. А если частные лица, то... вот вам и пресловутое "мировое правительство" - без всякой мистики.

Вопрос - на ком висит огромный долг государства США? На гражданах США как его учредителях. А перед кем огромный долг США? Много перед кем, но прежде всего - перед банкирами США, они же "ФРС", они же "Уолл-Стрит" и "мировые финансы".

Рано или поздно лишь обслуживание долга начинает съедать такую часть госбюджета, что все, хана - россияне знают это по пирамиде ГКО и 1998 году. Хана - это хана. Лавке приходит дефолт. Но какой именно лавке - государству Соединенные Штаты Америки или системе "мировые финансы"? Республиканцы в США предпочли бы раскулачить финансы, демократы - слить США, как был слит в свое время СССР. Именно этот вопрос и решается сейчас в мире. Всемирный капитал против последнего всемирного государства - кто кого сольет?

Жизнь после долга

А нам-то, россиянам, что с того? Пока тигры дерутся, обезьяна сидит на дереве - как говорили китайцы периода Мао Цзедуна. Но если и другая поговорка: паны дерутся, а чубы трещат... правильно. Или мы такие суверенные, что у нас ничего не трещит? Ой ли. Американская биржа чихнет - российская упадет. Проверено же. Те деньги, которые крутятся сейчас в России, - что это? Ну вот те самые, на которые молодая семья берет ипотеку, офисный клерк - джип в кредит, а завод - деньги на текущее развитие? Это, как правило, кредиты западных банков. Ну то есть сначала, может быть, и российских, но в конечном счете - западных. Чтобы отдать старые кредиты, надо брать новые и т. д. Все как всегда. Главное - успеть перекредитоваться. А вот коли не успеется? Если западные банки скажут: долг давайте, а не кредита вам. И ведь скажут. Если самим станет худо или просто решат - пора валить русского медведя. Что тогда?

Как минимум кончится золотая эра российского потребления... Как максимум - дефолт всех перед всеми. Хаос. Хлеб дорожает в три раза, недвижимость в три раза дешевеет. Но все равно никому не нужна. И не такое у нас бывало: в 1990 году квартиру в России можно было взять за 3-4 тысячи долларов. Что гарантия по кредитам, столь сомнительным? Есть такая конспирологичная версия, что золотовалютные резервы потому и лежат на Западе, что... Правда, немного странно: государство дает залог под частные займы? Ну так в недавней истории много странного. Есть у нас ЗВР, когда-то было "золото партии", и вопрос еще - какого золота было больше. И у Российской империи было золото, только уже к 1916 году переехало в город Лондон.

Ну это не самое страшное. Вот мелькнуло - где "депрессия", там "война". Это не значит, что под Иркутском случится танковое сражение сил НАТО и КНР. Третья мировая кончилась распадом СССР без танков, просто часть элит так решила. Сливаем (государство) и пилим (его ресурс). В позднем СССР готовые на распил нашлись, тем третья мировая и кончилась. Есть уверенность, что не найдется - еще раз? И что народ, если у него разладится потребление, - не пойдет черт знает за кем и черт знает куда?

Тараканы раскусили генетику

(Дарья Яблонько, "Красноярский комсомолец", 09.04.2008)

Насекомые ушли из Красноярска, объевшись вредных продуктов

Я не генетик и пытаться козырять законами генетики, по понятным причинам, не буду. Но разобраться в пользе-вреде генетически модифицированных продуктов, про которые сейчас кричат со всех экранов и страниц, все же хочется. Мне, как и любому здравомыслящему человеку, не все равно, что жевать.

Тараканы в голове

Лоббисты и противники растений-мутантов яростно, с пеной у рта доказывают свою правоту. Каждый тянет одеяло на свою сторону. Они предъявляют результаты опытов, проведенных над крысами, рыбами и насекомыми, статьи таких же сторонников и противников, как и они сами, смешивают всю это в окрошку и обзаводятся собственными умозаключениями, которые, в принципе, тоже можно предъявить в дилетантской беседе.

Депутата Заксобрания края Василия Моргуна дилетантом назвать сложно. Он доктор биологических наук, профессор, и он же инициатор закона о запрете на ввоз ГМ-продуктов на территорию края. Василий Николаевич, например, уверен, что тараканы исчезли из Красноярска именно из-за генно-модифицированных продуктов. Дело в том, что тараканы размножаются с огромной скоростью и кроме информации непосредственно о виде передают своим тараканьим потомкам кучу другой информации. Здесь, похоже, срабатывает один из главный аргументов, которыми козыряют противники ГМ-продуктов: неестественные генетические соединения способны откладываться в организме и передаваться по наследству. В общем, хоть и живучая это тварь - таракан, а от трансгенов сдохла. Или сбежала. Производители мелков "Машенька" подсчитывают убытки.

Чем это грозит человеку? Как утверждают некоторые ученые, чужеродная молекула может привести к генетическим и онкологическим заболеваниям, а там недалеко и до изменений в цепочке ДНК самого человека, то бишь до мутации (это чтоб совсем страшно было). Скажите, пожалуйста, в природе известно хоть одно растение, животное или гриб, которое может вызвать заболевание человека своими генами? Не ядами, не составом тканей, а комбинацией генов? Однако версия Василия Моргуна перекликается вот с каким фактом: колорадский жук, пообедав трансгенной картошкой, умирает практически сразу (вероятно он не такой живучий, как таракан). Насекомое не в состоянии переварить то, что съело, - его пищеварительная система дает фатальный сбой. Опять же крысы в лабораториях кушали ГМ-сою и вели себя не совсем нормально (для крыс). А может, их нужно было кормить чем-нибудь еще кроме сои? Но даже если бы гены съеденного продукта могли присоединяться к ДНК поглотившего его организма, то мы с вами, существа питающиеся и говядиной, и морковкой, давно имели бы ветвистые рога и кочан капусты вместо головы! Нестыковочка выходит. Ну да бог с ними, с тараканами, никто их особенно не держит, и человек пока еще человек, а не мутант. В общем, полемика вокруг очередного творения хомо сапиенс под названием "генетически модифицированные организмы" (ГМО) разгорается все сильнее и сильнее.

Америка

На продовольственном рынке США (основного лоббиста ГМО) на долю трансгенов приходится около 32 процентов всей американской кукурузы, 75 процентов сои и 19 процентов картофеля. Девять из десяти американских фермеров предпочитают "новые" семена - с ними меньше мороки, они дают больше урожая и вообще удобнее, хоть и дороже обычных. 85 процентов рынка ГМК сосредоточено в руках трех мегакорпораций - "Монсанто", "Дю Понт", "Дао кемикл". Не важно, что мы о них ничего не знаем, главное, их изобретениями мы пользуемся ежедневно - это они покрыли сковородки тефлоном, набили подушки и одеяла холофайбером, изобрели пищевой заменитель сахара. Так вот, на разработку новых сортов ГМ-растений эти транснациональные корпорации только в 2001 году потратили 13 млрд долларов. Кстати, некоторые эксперты считают, что к 2050 году почти 100 процентов пищевых и технических культур, используемых человеком, будут иметь вкрапления чужеродных генов. Это значит, что доходы компаний, получивших контроль над этим рынком, вырастут до астрономических размеров. Вдобавок семена ГМ-культур не дают потомства - их надо покупать каждый год, а цены на них определят те, кто будет их создавать.

Закон

Западная Европа, в частности Франция, Италия, Австрия, открещивается от чудо-растений, запрещая ввоз и выращивание их на своих территориях. Российские политики тоже постепенно включаются в процесс. Мэр Москвы Юрий Лужков при обсуждении потребительского рынка столицы выступил с предложением исключить из реализации в Москве продукты, содержащие трансгенные организмы. По словам Лужкова, около 6 процентов от числа проверенной в городе продукции содержат ГМО. С этой недели в России вступило в действие правило, по которому производители продуктов питания обязаны будут указывать содержание генно-модифицированных микроорганизмов. Закон "Об обеспечении безопасности продуктов питания", принятый недавно в Красноярском крае, помимо всего прочего касается и ГМО. Контролировать общий оборот трансгенных продуктов на сегодняшний день практически нереально, да это и не в компетенции региональной власти. Зато можно следить за качеством поступающих продуктов, в том числе и по пункту "содержание ГМО" в рамках краевого государственного заказа. А это около 7 процентов от общего объема потребительского рынка Красноярского края. Собственно, на этом и настояли краевые парламентарии. Кому от этого лучше жить станет? Детям в детских садах, пациентам в стационаре, солдатам в армии. В общем, тем, кто не может проверить, из какого молока каша на завтрак. Имеются и экономические соображения.

- Для местной продукции надо постоянно расширять рынок сбыта, - уверен Василий Моргун, - Это задача любого региона, любой страны. Все прекрасно помнят, как Джордж Буш приезжал в Россию, чтобы решить вопросы по "ножкам Буша". Чем больший мы обеспечим сбыт, тем лучше будет жителям, тем больше у нас будет социальных программ. Поступление ГМ-продуктов мешает этому процессу.

В наличии пресловутой маркировки, на отсутствие которой пеняют противники трансгенов, депутат Моргун видит грамотный маркетинговых ход. Он предлагает местным производителям писать на упаковках своих колбас и конфет "Не содержит ГМО", привлекая тем самым потенциальных покупателей. Так у нас появится хотя бы выбор. Но проблема в том, что у человечества нет выбора. Даже не выбора покупать обычные продукты или те, над которыми "похимичили" ученые, а выбора в принципе. Чтобы удовлетворить потребности человека в сое, нужно было бы засеять ею Землю дважды. Уже сейчас 95 процентов всей сои генетически модифицировано, а потребности человечества, как и оно само, неуклонно возрастают.

Что вреднее?

Производителям химикатов модифицированные растения, убивающие вредителей, как кость в горле. Статистика подтверждает: применение ГМ-сельхозкультур только в 2000 году сократило применение гербицидов на 23 тысячи тонн. Убытки несравнимы с "Машенькиными".

Ответ Моргуна на вопрос о равнозначности вреда химикатов и трансгенов для человеческого организма озадачивает.

- Это воздействия разного типа, - уверяет Василий Николаевич. - Гербициды и нитраты воздействуют непосредственно на организм, и может возникнуть токсический эффект, то есть отравление, которое в итоге пройдет.

Вот это да! Значит, если человек будет периодически травиться ядом - это нормально, а если съест апельсин с геном лосося, что фактически одно и то же, если бы он съел лосося и закусил апельсином, - то караул! И, по-моему, тут уже не суть важно, вклинится ли лет через триста (судя по скорости размножения тараканов и людей, не ранее) ген лосося в ДНК человека. Просто от поглощения напичканной нитратами еды и загаженной атмосферы человек столько не протянет. А если и протянет, то превратится в урода и без участия ГМО.

Красноярское кладбище - пристанище вандалов

(Валентина Майстренко, "Сегодняшняя газета", 09.04.2008)

Ими культивируются как высшая доблесть самоубийство и сатанинские идеи. Черными шестерками и прочей мрачной символикой исписаны памятники на погосте Странными звуками нарушалась кладбищенская тишина, каким-то методичным цоканьем. Оказалось, что неподалеку от главной дороги, ведущей к Троицкой церкви, развлекались между могил два пацаненка лет 9- 10, стреляя из рогатки по двум старинным семейным крестам. Р-р-раз - и залепил прямо по центру креста! Д-два - и снова попадание в точку! Церковный сторож, к которому привели схваченных за шкирку "стрельцов", пристыдил их, мальчишки сразу же раскаялись и, пообещав, что больше так вести себя не будут, резво рванули в сторону Покровки.

Лежит у дороги Алёша...

Ребята постарше ведут здесь себя уже по-хозяйски. Собираются они обычно под покровом ночи, и развлечения у них несколько иные. На днях снова сломали крест на могиле послушника Трехсвятительского храма Алексея Самкова, отшвырнув далеко от могильного холмика. Оскверняли эту могилу, что прямо у дороги, за последние годы несчётно. Пока отец с матерью были в силе, всякий раз сами заново устанавливали крест на могиле сына, сейчас разом слегли: И стоит он, беспомощно переломленный, прислоненный сбоку могилки как символ вандализма, окончательно утвердившегося на старинном Троицком кладбище

Но налеты вандалов на это историческое место, где упокоились десятки поколений красноярцев, не волнуют даже вездесущие СМИ. Встрепенулись только осенью прошлого года, когда было осквернено более 60 могил на соседнем еврейском кладбище. Отреагировали дружно все СМИ, на все лады толкуя ужасное преступление. Милиция, проявив доблесть (иначе было нельзя, тут же запишут в пособники антисемитов), пойдя по свежим следам, накрыла группировку, которая поиздевалась над могилами. Ну, а когда крушат православные кресты, это - в порядке вещей. Это всё неинтересно для СМИ. Этому явлению в современном политическом языке даже и определения нет. В старину таких глумителей с ярко выраженной ненавистью к православному кресту, называли антихристами. Во власти их и находятся сейчас православные могилы. Но территории с усопшими мало уже ночным хозяевам кладбища. Недавно Красноярск на краткий миг был поглощен очередной их выходкой: осквернением памятника воину-интернационалисту, его еще зовут Алешей, как и того послушника, над могилой которого много лет измываются юные антихристы. Я побывала у мемориала практически сразу после сообщения. Сатанинские символы уже были замазаны, только расползалось черное трудно смываемое пятно на именах погибших солдат. Если у осквернителей есть свои награды, то за эту вызывающую вылазку на виду всего города они получили по "звездочке на погоны".

Расступись - готы идут!

Пентаграмма - их символ. Черными звездами в круге, черными шестерками и прочей мрачной символикой исписаны памятники на кладбище. Впрочем, не миновали подобные "знаки отличия" даже краеведческого музея, что стоит возле самой Красноярской мэрии. Вандалы посягнули и на стену Троицкого храма, "исчеркав" ее со стороны алтаря. Говорят, вроде бы злоумышленников вскоре поймали, но от этого осквернение кладбища не остановилось. Не так давно были выдернуты из могил два креста и воткнуты вверх основанием в другие могилы, что в ограде восстановленной монахинями женского монастыря часовни святого Василия Мангазейского. Перевёрнутый крест для сатанистов - это символ победы. Так кто же они, ночные "потрошители" старинного кладбища?

Недавно здесь началась реставрация часовни-усыпальницы купеческой дочери Елены Михайловны Богдановой. Нашелся состоятельный человек, пожелавший вернуть былую красоту этому уникальному сооружению царских времен. Только реставратор принялся за работу, как появились молодые люди в черном и пригрозили, что ему несдобровать, если он тут "окопается". Оказывается, в этой усыпальнице - место их сбора. Однажды церковный сторож видел, как шествовали они в ночи, одевшись в черные балахоны с капюшонами. Зрелище страшное. Но приходят они на могилы и средь бела дня, как сами говорят, с вполне безобидными целями: погулять и "набраться энергетики". Такие вот милые прогулки. Кстати, кладбище так и не огорожено сплошной оградой, сколько за это ни сражалась общественность. Когда подростков спрашивают, кто они. Они гордо отвечают: "Готы".

Недавно в Хабаровском крае начался судебный процесс над 22-летним парнем и его несовершеннолетним подельником. Набравшись "энергетики", они уложили другого подростка на пол, в центре звезды, очерченной кругом, обмотали его бинтами и начали втыкать в его сердце острие ножа. Звезда окрасилась в знакомый нам всем алый цвет... Стали с убийцами разбираться. Оказалось, это тоже были готы - молодежная секта, в которой культивируются как высшая доблесть самоубийство и сатанинские идеи. Это они любят обряжаться в черные балахоны и иногда приносить кровавые жертвы.

Так вот кто крушит памятники!

Год 2000-й на стыке веков и тысячелетий ознаменовался в Красноярске грандиозным побоищем на Троицком кладбище, которое устроили вандалы в канун Родительского дня. Естественно, возник вопрос: куда смотрит милиция? Милиция тогдашняя, как ни странно, обратила свой взор на директора культурно-исторического музея "Некрополь" Ольгу Павловну Аржаных, которая полтора десятка лет сражается за присвоение кладбищу, по примеру других городов, звания историко-мемориального; вытаскивает из-под земли старинные надгробья; реставрирует памятники; проводит частичную научную инвентаризацию могил; которая издала не одну книгу, посвященную единственному в Красноярске уцелевшему историческому погосту. Здесь она и живет - в вагончике, к которому и привела тогда собака сыщиков.

Член попечительского совета КИМ "Некрополь", писатель с мировым именем Виктор Петрович Астафьев, с благословения которого и взялась за этот подвижнический труд Ольга Павловна, узнав об этом ЧП, засмеялся: "Да ею все кладбище пропахло! Куда еще собаке идти?" Все это было бы смешно, когда б не обернулось всё так грустно. В 2002 году, в ночь, когда Троицкий храм был осквернен сатанинскими символами, Аржаных ночевала у члена попечительского совета КИМ "Некрополь", ныне профессора Института архитектуры и строительства СибФУ Галины Петровны Лашук. "И вот звонят мне из милиции и спрашивают, правда ли, что она у вас ночевала, - рассказывает Галина Петровна.- Меня страшно изумил этот вопрос. Но еще большее потрясение я испытала, когда узнала, что Ольгу Павловну подозревают в осквернении храма, прихожанкой которого она является".

Направляемый чьей-то искусной рукой шлейф подозрений так и тянется за Аржаных с 2000-го. Тогда один из милиционеров заявил: "Скорее поверю в то, что я сокрушил эти памятники, чем в то, что это сделала Ольга Павловна". Но недавно, после очередного надругательства над могилами к ней в вагончик "Некрополя" вошла женщина и заявила на полном серьёзе: "Если тронете еще раз могилу моей бабушки, то я вас подожгу!" То, что Аржаных - полуслепая, больная, очень хрупкая женщина, ее не смутило. "Значит, нанимаете кого-то!" - сказала обвинительница. Так куда же смотрит милиция?

Был такой период в конце 90-х, когда директор КИМ "Некрополь" добилась, чтобы каждый день приезжал с дозором на кладбище милицейский патруль. Но к 2000-му со сменой руководства надзор над этим объектом сняли. На вопрос, почему не ловят кладбищенских вандалов, в ГОМ-2 Советского района отвечают, что нет сигналов. В конце минувшего года члены попечительского совета "Некрополь", уважаемые люди - профессора, ведущие специалисты, экономисты, этот сигнал подали. Директор "Некрополя" вынуждена была тоже "сигнализировать", что в ее адрес поступали угрозы. Ответа ждут и по сей день. А может, жертвоприношения ждут? Вот тогда на поиск "неуловимых" будут брошены все силы. Вот тогда преступников точно поймают, и прекратится, наконец, надругательство над "животворящей святыней". Так Пушкин называл кладбище. Но для племени, младого и незнакомого, это всего-навсего беззащитная жертва, над которой можно глумиться. Безнаказанно.

Единороссы взяли "красные деревни"

(Марк Захаров, "Вечерний Красноярск", 09.04.2008)

В минувшие выходные в Красноярске прошла внеочередная XVIII региональная конференция КРО ВПП "Единая Россия". Партийцы обсудили планы на будущее, доизбрали недостающих в политсовет и отправили делегатов в Москву на съезд партии, который состоится 14-15 апреля. Было интересно.

На конференции все было быстро. "Едросы" моментально голосовали зелеными квиточками (временными удостоверениями) за повестку, за все остальное и остальных. Даже время тайного голосования на избрание делегатов в Москву сократили с получаса до 15 минут. А секретарь счетной комиссии за раз рассказал всем обо всех процессах и не делал разъяснений перед каждым вопросом. Всего в повестке было три пункта - основные направления деятельности на 2008 год, довыборы в региональный политсовет и избрание делегатов на съезд.

По времени больше всего занял первый вопрос, потому что тут от делегатов требовалось говорить речи. Однако для начала единороссы наградили благодарностями некоторых членов за "активную работу на выборах". Правда, вручить награду удалось лишь спикеру краевого парламента Александру Уссу. Когда произнесли его фамилию, он встрепенулся: "Удивили".

Секретарь политсовета и заместитель Усса в Заксобрании Валерий Семенов пошутил: "Обычно председатель Заксобрания знает обо всем, что творится в крае". Усс взял награду и сел на место. После этого он больше молчал и изредка обменивался репликами с Валерием Семеновым и переписывался по SMS.

Семенов продолжил: "Вручается благодарность Петру Суворову - представителю эвенкийского отделения партии". После паузы стало ясно, что Суворова в зале нет. Не оказалось и заместителя губернатора, руководителя аппарата Совета администрации Красноярского края Сергея Пономаренко.

Семенов вновь пошутил: "Наверное, Пономаренко вместе с Суворовым в Эвенкии". Секретарь политсовета сказал, что награды обязательно дойдут до адресатов потом. А вот врач Гамлет Арутюнян и спортсменка Татьяна Руйга в зале были, и им вручили партийные билеты. Традиция, однако, пришедшая из Москвы.

После этого приступили к работе. Из основного доклада делегаты услышали, на что стоит сделать упор в своей работе и что будет на съезде в Москве. Главными темами станут февральские выступления Дмитрия Медведева на экономическом форуме в Красноярске и Владимира Путина на Госсовете. Кроме того, делегатам рассказали, что нужно больше внимания уделять прессе. Так как воздействовать на СМИ при помощи административных рычагов единороссы не могут и не желают принципиально, нужно быть яркими и интересными, чтобы о партии писали и говорили. Большее внимание посоветовали обращать на кадровый вопрос и деятельность на местах - в районах.

После основного доклада по повестке начались прения. Правда, почему это называлось прениями, мне осталось не понятно - никто ни с кем не спорил. Делегаты начали рассказывать, как у них на местах и что они делают.

Представительница железногорского "Едра" Надежда Кичкайло рассказала о социальном проекте "Социальная звезда". Описывая мероприятия, она рассказала, что финал программы был "очень милым и душевным". Напоследок Кичкайло была готова поделиться с остальными сценарием и рассказать, как все устроить.

Однако наиболее бурную реакцию вызвало выступление представительницы Минусинского отделения партии Надежды Вариводы - ей даже аплодировали во время выступления, а не только в конце, как всем остальным. Варивода рассказывала о борьбе "едроссов" за голоса избирателей. Основные противники - коммунисты. Методы борьбы довольно оригинальны. Так, партийцы решили провести в районе праздник для некоторых семейных пар, которые отмечали "золотые свадьбы". Кроме того, для привлечения голосов проводились сходы и сборы граждан. В зале зашептались: "Да, да, Минусинск - он ведь красный".

Из ноу-хау - способы повышения явки на избирательные участки. Варивода рассказала, что местные пенсионеры сами вышли с инициативой занести свои фамилии в тетрадки и дать там обязательство проголосовать. Говорят - подействовало. По словам Вариводы, "красные села" теперь перестали принадлежать только коммунистам. Метод подействовал.

После этого выступления Владимир Семенов предложил закончить прения. Все проголосовали "за". Во время перерыва Семенов рассказал, что довыборы в региональный политсовет никоим образом не связаны с тем, что кого-то выгнали. Для полного состава - 90 человек - политсовету не хватает пяти членов, которые выбыли за несколько месяцев. Семенов отметил: "Это чисто технический вопрос. Это естественно, так как структура партии подвергалась изменениям. Не было принято ни одного решения по смещению из рядов членов политсовета. Все решения принимались членами лично по различным причинам".

Наверное, ради экономии времени за пятерку голосовали списком. Большинство оказавшихся там членов - из местных отделений. Как отметили некоторые партийцы, это новое веяние - подтягивать людей с мест.

После перерыва кого-то успокаивали в зале. Делегат полушепотом говорил: "Не буду молчать, уходят, сбегают..." Действительно, некоторые места в зале освободились. Но делегата успокоили. Он ничего не сказал.

Потом довольно быстро выбрали делегатов на съезд партии в Москву. В списке все больше местные партийцы, хотя встречаются и представители Заксобрания - Валерий Семенов, Юрий Швыткин и даже замгубернатора Василий Кузубов. Ожидается, что съезд пройдет, как отметил Семенов, в нетрадиционном формате: в первый день будут работать восемь секций, в которых красноярцы намереваются принять активное участие. Однако вряд ли смена формата приведет к изменению сути.

Кто лишил красноярцев жилья?

(Екатерина Юсьма, "Красноярский комсомолец", 09.04.2008)

"КК" заинтересовался самым громким строительным скандалом

В 1998 году Валентина Лихтина купила квартиру для семьи сына. Дом обещали сдать через три месяца. Они продали свою жилплощадь, внесли деньги, а все вещи перевезли в гараж. С тех пор прошло 10 лет, а вещи так в гараже и остались. Внуки, которые учились в начальной школе, теперь учатся в университете, въехать в квартиру им так и не удалось.

Стройка

Шестнадцать лет назад Красноярский завод комбайнов начал строительство дома для своих сотрудников. Начать-то начали, но вскоре поняли, что достроить его не так-то просто. Кризис, который накрыл всю страну, не обошел стороной и Красноярск. Зарплату сотрудникам не платили, КЗК, по выражению бывших работников, находился в агонии. Тогда было принято решение объединить будущих квартирантов в потребительский союз (ПС), чтобы они уже на свои средства достраивали дом. Так появился ПС "Ветлужанка". Но денег все равно не хватало, и перспективы были совсем не радужные.

Тогда руководство КЗК нашло решение. Казалось, вполне логичное. В 1996 году они привлекли нового генерального подрядчика - теперь уже очень известную фирму "Роза ветров" во главе с Андреем Гнездиловым. Фирма должна была достроить дом, за что получала в этом доме половину квартир.

- С момента подписания договора подрядчик имел право распоряжаться этими квартирами по своему усмотрению, - объясняет инвестор "Розы ветров", председатель позднее созданного товарищества собственников жилья "Наш дом" Анатолий Никитенко. - На деньги будущих собственников строительная фирма и должна была строить. Однако у представителей КЗК другое мнение на этот счет. Бывший директор фирмы "КЗК-Недвижимость" (в 2006 году завод комбайнов разделился на "КЗК-Агро" и "КЗК-Недвижимость". История этого разделения - отдельная песня, но когда в октябре 2007 года дом сдавался в эксплуатацию, заказчиком-застройщиком числилась "КЗК-Недвижимость" как правопреемник комбайнового завода) Евгений Сысойков утверждает, что в договоре были прописаны совершенно другие условия. Якобы Гнездилов должен был сначала достроить дом, а уже потом воспользоваться своей долей квартир и продавать их.

- Гнездилов, как теперь представляется, понял этот договор как сигнал к возможности нажиться, - рассказал Евгений Станиславович. - Он, не дожидаясь окончания строительства, сразу стал продавать квартиры из своей доли. Хотя в договоре было зафиксировано, что доля станет его, только когда дом будет достроен. На некоторые квартиры претендуют по два, а то и по три человека (подробнее об этом - чуть позже. - "КК"). Часть квартир он умудрился продать даже не из своей доли. То есть занимался откровенным мошенничеством.

Возникает два вопроса. Почему заказчик-застройщик не контролировал этот процесс? Ведь КЗК мог повлиять на очевидные нарушения условий договора, как-то преждевременную продажу. Или все же нарушений не было?.. На какие же тогда средства "Роза ветров" должна была вести строительство, если квартиры можно было продавать только после сдачи дома?

Кто платил?

Дальше Сысойков утверждает, что большую часть денег, которую Гнездилов собрал с людей, он просто не вложил в строительство. И, по словам Евгения Станиславовича, в 2000 году это было подтверждено сверкой между тремя сторонами - КЗК, ПС "Ветлужанка" и ООО "Роза ветров". Якобы деньги, которые выплачивал завод и его сотрудники, шли на строительство, а деньги, собранные с людей, которых привлек Гнездилов, оказались неизвестно где. Документы показали, что из денег, которые директор "Розы ветров" должен был вложить в строительство, пришло всего лишь 25 процентов. Остальные деньги растворились неизвестно куда. Это по версии Сысойкова.

Однако в распоряжении редакции "КК" есть определение Арбитражного суда Красноярского края от 30 августа 2002 года на иск потребительского союза к "Розе ветров" с требованием определить долю "Ветлужанки" в незавершенном строительстве. Так там черным по белому написано: "Требование об определении доли собственности истца в незавершенном строительстве недостаточно обосновано. Поскольку отсутствуют первичные документы, подтверждающие размер вложенных истцом в строительство средств". Это же подтверждают и дольщики "Розы ветров", объединившиеся в ТСЖ "Наш дом".

- В 2002 году была проведена аудиторская проверка потребительского союза, и ни одного первичного документа, подтверждающего факт оплаты, не нашли, - рассказывает председатель "Нашего дома" Анатолий Никитенко.

Хотя мнение о том, что Гнездилов вложил в строительство только 25 процентов от собранных средств, и легло в основу уголовного дела против него.

Двойные продажи

Есть своя позиция у ТСЖ "Наш дом" и относительно двойных продаж, в которых обвиняется Гнездилов и в которых уверен бывших руководитель "КЗК-Недвижимость".

- Не так давно я присутствовал на процессе, где шло разбирательство относительно двойных продаж, - рассказывает Анатолий Юрьевич. - Гнездилов давал пояснение по каждой квартире. Он утверждает, что по его доле двойных продаж не было. Дело в том, что он заключил договор с компанией, которая должна была выкупить у "Розы ветров" часть квартир. В указанные сроки фирма не рассчиталась. Поэтому Гнездилов оформил акт возврата квартир в "Розу ветров". Однако эта самая фирма продолжала продавать заветные квадратные метры, которые фактически им уже не принадлежали. С каждым новым заседанием дело против Гнездилова просто разваливается. Выясняется, что основной виновник ситуации вовсе не Гнездилов, а КЗК. Но как только речь заходит о комбайновом заводе - и суды замолкают, и администрация.

Сроки

Никитенко считает виновным КЗК, в том числе и из-за срывов сроков строительства. Это второй пункт, в котором обвиняют Гнездилова.

- С 1996 по 1999 год Гнездилов строил дом, - рассказывает Анатолий Юрьевич, - он строил в то время, когда на заказчике, то есть комбайновом заводе, лежали некоторые обязательства. В первую очередь оформление проектной документации и разрешение на строительство. Но проекта не было, как не было и разрешения. Точнее, был сделан проект на 10-этажный дом. Но оказалось, что при его разработке не был исследован грунт, и уже в процессе выяснилось, что 10-этажный дом строить нельзя. Было принято решение об изменении этажности. Словом, полностью изменилась конструкция дома, нумерация и планировка квартир, а значит, должны быть внесены изменения и в проект. Гнездилов бомбил КЗК письмами, но проекта так и не было. Мы отправляли запрос в администрацию Красноярска и выяснили, что разрешение на строительство существовало только на протяжении 1/3 от общего времени строительства. Итак, разрешения на строительство нет, проектно-сметной документации нет. К тому времени между подрядчиком и заказчиком возникли трения. И дом в Ветлужанке, на ул. Словцова, 1, стал предметов шантажа. Судя по всему, комбайновый завод привлек административный ресурс, потому что пришли судебные приставы и опечатали подъезды. Подрядчик просто не мог попасть на стройку. КЗК подавал в суд на "Розу ветров" за срывы сроков строительства и расторг договор в одностороннем порядке. Пошли арбитражные суды, но ни один суд не признал "Розу ветров" виновной в срыве сроков строительства.

Достройка

Совместными усилиями добились только одного - стройка была заморожена на 6 лет. Но в 2006 году количество писем в администрацию края превысило критическую отметку. В дело вмешался губернатор. Цель - любыми усилиями строительство дома завершить. Собственно, кому достанутся квартиры, никого особенно не волновало.

- Нам, "КЗК-недвижимости", всегда было все равно, какие дольщики будут жить в доме, - прямо говорит Сысойков. - Нам нужно было собрать деньги и достроить дом. Социальной функции перед конкретными дольщиками у нас не было. У нас была социальная функция перед властями. Нам приказали срочно заключить договор строительного подряда с другой компанией и как можно быстрее сдать дом. Мы предложили ПС "Ветлужанка" и ТСЖ "Наш дом" договориться между собой и определить, кто сколько должен доплатить. Но они, к сожалению, не смогли договориться.

Кстати, сумма, необходимая для завершения строительства, была совсем не маленькой.

"Красноярскгражданпроект" провел экспертную оценку. Оказалось, что для этого необходимо 100 млн рублей. Позже эту цифра уменьшилась до 72 млн. Сумма оказалась очень большой и из-за естественного разрушения, и из-за брака, который якобы допустила "Роза ветров". И опять два вопроса. Почему КЗК как застройщик допустил заморозку строительства? Почему в процессе стройки не контролировал качество работ?

Евгений Сысойков отвечает на эти вопросы весьма оригинально.

- Если говорить о том, что произошло тогда, я бы расстрелял и тех, и других, - заметил Евгений Станиславович. - Я негативно отношусь и к заводу комбайнов того времени, и к "Розе ветров".

Доплата

Но если "КЗК-Недвижимость" не волновало, кто в доме будет жить, то инвесторов волновало. Даже очень.

- На совещании у губернатора нам обещали беспроцентную ипотеку, - рассказывает одни из инвесторов "Розы ветров" Вадим Петухов. - Какое ваше дело, говорили чиновники, кто за вас будет платить проценты?

Но в итоге ипотека вовсе не была беспроцентной.

- "Наш дом" и "Ветлужанка" так и не смогли договориться, - объясняет Евгений Сысойков. - Тогда мы сами приняли решение. Посмотрели те документы, которые у нас были, отдали их в администрацию, в правоохранительные органы. С "Ветлужанкой" заключили дополнительные соглашения. Мы собрали с них деньги и стали достраивать дом. Каждому пришлось доплатить по 7-9 тысяч за квадратный метр в зависимости от первоначальных инвестиций. И они доплатили, пошли на контакт, в итоге все получили квартиры. С "Розой ветров" все было по-другому. У КЗК с ними не было никаких отношений, поэтому мы готовы были заключить новые договоры долевого участия и купить права требования к "Розе ветров". Таким образом, мы бы сняли проблему присутствия "Розы ветров" в этой теме. Я не вспомню, сколько раз мы с ними беседовали, письма писали. Но члены ТСЖ заняли агрессивную позицию и считали, что это неконструктивный подход.

Впрочем, основания для такой позиции у них были.

- Доплатить нужно было в среднем миллион-полтора, - возмущается Анатолий Никитенко. - Это около 20 тысяч за квадрат. В 2006 году! В это время рыночная стоимость квадрата жилья как раз и была 20-22 тысячи. По сути, нам предлагали заново купить квартиру. Хотя дом был на 80 процентов построен.

- А нам пришла бумага с предложением доплатить 1,8 млн, - разводит руками Валентина Лихтина.- Это было в прошлом году. Предложили единственный вариант - заключить договор с "КЗК-Недвижимостью" и все начать сначала. Они готовы были зачесть наши инвестиции, но без учета инфляции. Хотя мы уже оплатили 100 процентов стоимости. Я могла только сказать "спасибо" и уйти.

У тогдашнего руководства "КЗК-недвижимости" другой взгляд на этот вопрос.

- Когда первый раз мы предложили доплатить, сказали, что если вы к нам придете и заключите договор, для вас квартира будет стоить 13 тысяч рублей за квадрат, - выдвигает свою версию Сысойков. - Это было в два раза дешевле, чем рыночная цена. Но большинство от этой возможности отказались. Шесть инвесторов "Розы ветров" все же пришли. Те, кто пришел чуть позже, заплатили уже по факту - не 13, а 23 тысячи. Хотя рыночная цена тогда была 45. Те, кто вообще не пришел, просто сами себя обманули.

- Все просто,- объясняет позицию этих шестерых Анатолий Никитенко. - У одного, например, квартира была оплачена только на 49 процентов, у кого-то - вообще неизвестно как, а третий, например, договор потерял. Если бы я не платил, то тоже бы согласился на условия "КЗК-Недвижимости".

- Мы до последнего давали дольщикам Гнездилова шанс получить квартиру, - продолжает Евгений Сысойков. - Когда большинство из них отказались доплачивать, а дом нужно было достраивать, мы привлекли другого инвестора - "Красноярскую инвестиционную компанию". Но все равно каждый дольщик имел возможность прийти к нам до сдачи дома в эксплуатацию и выкупить квартиру.

И вновь есть другая позиция на этот счет. Источник "КК" сообщил любопытный нюанс. В октябре прошлого года на совещании в администрации края "КЗК-Недвижимость" уверяла инвесторов, что квартиры будут находиться на балансе "Красноярской инвестиционной компании" (которую, кстати, учредило КЗК незадолго до собственной реорганизации) и их можно будет выкупить до сдачи дома. А уже в ноябре в рамках гражданских процессов выяснилось, что квартиры были проданы "Красноярской инвестиционной компании" еще 17 июля и 24 августа 2007 года. То есть даже если в октябре люди внесли доплату, они бы не получили квартир.

Финиш

- Я абсолютно убежден, что мы сделали все правильно, - сказал в завершении беседы бывший руководитель "КЗК-Недвижимости" Евгений Сысойков. - Если бы к нам не пришли дольщики "Ветлужанки" и шесть семей "Розы ветров", я бы мог подумать, что мы себя повели по-хамски. Но так как они пришли, значит, это не так. Уверен, что в той ситуации мы смогли найти хоть и болезненную, но самую тонкую и верную дорожку, по которой пришли к финишу.

Правда, этот финиш всеми участниками процесса воспринимается по-разному. Дольщики "Розы ветров" продолжают отстаивать свои права в многочисленных процессах. Бывшие владельцы комбайнового завода теперь владеют брендом "Южный берег" и собираются застраивать целый квартал.

- КЗК сколько бы домов ни строил, везде обманутые дольщики, - говорит Анатолий Никитенко. - Сейчас они строят целый квартал, а ведь не все знают, что строительством занимается фирма, которая обманула не одну сотню дольщиков.

Тем временем семья Валентины Лихтиной из шести человек живет в 2-комнатной квартире. Сесть в собственной комнате она не может - не на что, а вещи сына по-прежнему гниют в подвале.

Наталья Борисова: "Ученый не должен быть бизнесменом"

(Марат Винский, "Вечерний Красноярск", 09.04.2008)

Год назад в Красноярске был создан инновационно-технологический бизнес-инкубатор. Однако до сих пор половина мест в нем пустует. Что это - недостаток научных идей или недоверие? Об этом, а также о том, можно ли в принципе соединить бизнес и науку, "ВК" беседует с заместителем начальника департамента экономики администрации Красноярска Натальей Борисовой.

Купи-продай устарело

- Наталья Александровна, что такое бизнес-инкубатор и почему был установлен некий порог для предприятий, желающих в нем участвовать?

- Бизнес-инкубатор - это территория, на которой начинающим бизнесменам предоставляются определенные льготы, позволяющие сделать старт более легким. Так, в созданном инновационно-технологическом инкубаторе бизнесу с его инновационными идеями предоставляются офисные площади по цене ниже рыночной в несколько раз, компьютеры и оргтехника, юридическое и экономическое консультирование. Сейчас в красноярском инкубаторе восемь предприятий. Почему была выбрана именно инновационная составляющая? Одна из главных причин недостаточной конкурентоспособности российской промышленности заключается в низком качестве экономического роста. Это выражается в низкой инновационной активности, отсутствии освоения новых продуктов, технологий, что не позволяет выходить на новые рынки сбыта. Мы увидели, что многие идеи не находят своего применения на практике, и решили помочь тем людям, которые их вынашивают. Сейчас государство, муниципалитет помогает этому предпринимателю, но через три года это предприятие должно принести во много раз большие прибыли. Предприятию не должно быть больше года при вхождении в бизнес-инкубатор, чтобы мы могли успеть помочь в реализации проектов на начальной стадии.

- Чем отличаются инкубаторы, которые создаются на базе вузов для студентов, и инновационно-технологический для бизнесменов?

- В первом случае инкубатор создается как некая стартовая площадка для студентов, как возможность реализации их идей. Это своего рода часть учебного процесса с практическим уклоном, которая помогает молодым понять, насколько перспективны и применимы в реальной жизни их научные идеи. Инкубатор "для взрослых" - это уже более серьезная структура. В этом случае участники уже зарегистрированы как предприятие. Они видят перед собой цель, и наша задача заключается в том, чтобы помочь им добиться успеха в бизнесе.

- Кстати, как молодые ученые относятся к развитию своего дела?

- Проводили на этот счет опрос среди студентов. Был задан простой вопрос: "Желаете ли вы начать собственное дело?". Выяснилось - большинство не хочет этого. Причина одна - боязнь риска. Такой же опрос пятилетней давности выявил гораздо больше желающих войти в бизнес. Это немного странно, ведь экономика сейчас более стабильна. Может быть, дело в особенностях нынешнего поколения. Хотя, с другой стороны, это может быть и некоей платой за стабильность. Ведь сейчас гораздо проще найти работу в большой монополии и стабильно получать там хорошую зарплату. Но есть еще один аспект. Некоторая доля из тех, кто отказался от собственного дела, согласились бы начать бизнес при условии, что они будут не одни. Что им будут помогать. Инкубатор в этом смысле идеальное место.

- Почему упор в инкубаторе сделан именно на инновационную составляющую?

- Инкубатор помогает подняться на ноги прежде всего малым предприятиям. А вы знаете, что 51% предпринимателей сегодня занимаются в основном торговлей? Инкубатор призван изменить эту пропорцию, сделать так, чтобы базисом стала составляющая, направленная на промышленное применение разработок, которые предлагает малый бизнес. Без этой сферы, согласитесь, невозможно развивать экономику. На одном купи-продай не уедешь. Акцент в инкубаторе делается именно на продвижение новых технологий, придание им конкурентоспособности на рынке. Ведь не всегда сразу новая технология пользуется большим спросом, пускай она даже гениальная. Вот простой пример. В инкубаторе реализуется проект изготовления свай по новой технологии, что удешевляет производство. Ее не нужно вбивать глубоко в землю - она грушевидной формы и позволяет обходиться без сваебойных машин.

- Так в чем проблема? Если свая лучше традиционной - вперед...

- Вот это со стороны так просто - вперед. Ведь если даже представить, что мы смогли убедить строителей в том, что свая лучше, мы должны найти инвесторов, которые бы согласились вкладывать в проект деньги, приобрести оборудование, изготовить опытные образцы в достаточном объеме. Я уж не говорю о том, что, чтобы найти компанию, которая бы согласилась опробовать эту технологию, необходимо внести изменения в существующие СНИПы. Понимаете, ведь такой проект достаточно рискованный, несмотря на его кажущиеся преимущества. Допустим, мы убедили инвесторов, запустили опытное производство, начали пробовать в строительстве. Через несколько лет выясняется - продукция не выдерживает нагрузки. Опять доработки, изыскания, финансовые вливания. Не всякий инвестор согласится на такое. Но ведь очевидно, что такие технологии нужны в строительстве. Их нужно разрабатывать, развивать. В этом то и кроется основная сложность. Впрочем, все эти сложности вполне преодолимы при должном подходе.

- Не будет ли проще переложить развитие таких технологий на плечи больших корпораций? Насколько эффективными окажутся такие разработки в руках малых предприятий, ведь поменять СНИП - это же значит побороть мощную государственную машину?

- Отдать не так уж и просто. Ведь разработчиками во многих случаях как раз и являются малые предприятия. Можно купить лицензию или патент. Но опять же сырая разработка или идея сама по себе мало интересует большой бизнес. А для того чтобы перебороть государственную машину, в нашем инкубаторе как раз и оказываются услуги юридического консультирования. Конечно, претворять в жизнь свою идею - это нелегко. Но кто сказал, что новые идеи и разработки - это просто? К тому же крупные корпорации и без того умеют собирать таланты. У них довольно развито совершенствование технологий. На такие компании работают целые проектные институты. И кстати, если они видят рациональное зерно в идее какого-то Кулибина и, самое главное, возможность выгоды для себя, поверьте, так просто они от нее не откажутся.

Свое поле

- Инкубатор - это для слабых?

- Это для начинающих. Конечно, на первых этапах молодое предприятие требует опеки, и еще какой. Нужно все разложить по полочкам - вот тут сделать так, здесь нужна такая-то бумажка, здесь нужно согласовать с тем-то... Мы рассказываем даже о том, какие формы организации предприятия существуют и какие наиболее выгодны для каждого отдельного предпринимателя. Многие не знают, как это - начинать свое дело, но главное - у них есть идея, которую они мечтают претворить в жизнь. И инкубатор для того и создан, чтобы помочь им в этом. На самом деле название оправдывает себя. Бизнес здесь и вправду как птенчик, которому постоянно нужно мерить температуру.

- Насколько велик потенциал Красноярского края в плане собственных инновационных идей и технологий?

- Как вы можете видеть, сегодня наш инкубатор заполнен не полностью. Сейчас здесь получают поддержку восемь предприятий, хотя возможности инкубатора позволяют разместить здесь еще более двадцати предпринимателей.

- Почему сложилась такая ситуация?

- С одной стороны, не все знают о существовании инкубатора. Как раз сейчас мы разворачиваем повторную информационную кампанию по этому поводу, открываем сеть консультационных пунктов для предпринимателей в городе.

- Возможно, причина в слишком жестком отборе именно по инновационной составляющей? Я опять же про то, что идей не хватает?

- Не думаю, что идей мало. Многие структуры занимаются продвижением новых научных или околонаучных проектов самостоятельно. Пускай это и малые предприятия, но уже устоявшиеся. Наверное, просто действительно сложно для начинающего предпринимателя начинать бизнес с чего-то рискованного и малоизученного, какими являются инновационные проекты. Мы сейчас рассматриваем возможность создания бизнес-инкубатора без инновационной составляющей. Но возникают опасения - будет ли востребована продукция, которую предложат предприниматели?

- Почему нет?

- Смотрите, вы начинающий предприниматель. Захотели выпускать банально велосипеды. Если вы купите оборудование, выставите готовую продукцию в один ряд с ведущими зарубежными производителями, будут ли ваши модели пользоваться таким же спросом? Вероятнее всего - нет. То же самое и со многими другими неинновационными товарами. При этом не обязательно, чтобы в качестве конкурента выступала зарубежная фирма с мировым именем. Многим начинающим достаточно того, что они не выдержат конкуренции с местными производителями. Сейчас рынок пресыщен, и найти поле для развития очень сложно. Хотя вполне возможно - нужно только искать.

Ученая несовместимость

- Наталья Александровна, понятия ученый и бизнесмен как-то не укладываются в одно целое. Вообще, это возможно, чтобы ученый зарабатывал на своих изысканиях? Имеется в виду именно самостоятельно зарабатывал, а не получал деньги от бизнеса?

- Почему бы и нет? Ведь ученые разные бывают. Вспомните того же Эдисона, в котором столь удачно совместился талант и бизнесмена, и ученого. Хотя в большинстве случаев такая несовместимость, конечно, проблема. Вот пришли к нам в инкубатор два директора предприятий. Они замечательные ученые, но не имеют ни малейшего понятия, как вести коммерческую деятельность. Они говорят: мы имеем технологии, но не знаем, как их продать, как реализовать. Они не знают, как вести себя с бизнесом, как преподносить себя и свои идеи, чтобы они были востребованы. Остается еще множество вопросов: как привлечь инвестиции, какие существуют фонды, как взять кредит, как вернуть, разработать бизнес-план? Таких "как" и "почему" великое множество.

- Существует ли непонимание между бизнесом и наукой? Ведь порою самые гениальные идеи встречали у общества самое жестокое отторжение. Вспомнить тот же паровоз или кинематограф...

- Окупаемость и экономическая целесообразность проекта являются непременными условиями участия в инкубаторе. Вообще, бизнес не возьмется за идею только по причине ее конгениальности. Нужна отдача в виде прибыли. Ведь даже самые глобальные и рискованные проекты, которые финансируются из венчурных фондов, вначале проходят этап отбора. На нем оценивается экономическая составляющая проекта - возможные рынки сбыта, затраты и так далее. Нечто подобное есть и у нас в инкубаторе. Первая процедура при принятии в инкубатор - беседа с членами совета. Вы должны убедить совет в том, что ваш конечный продукт может иметь успех на рынке. Это не означает, что ученый или начинающий предприниматель должен принести подробный бизнес-план. Если бы это было, тогда бы и инкубатор был не нужен. Мы лишь просим, чтобы соискатель изложил и обосновал свою точку зрения - почему он считает свою продукцию востребованной на рынке. Так вот концептуально. Хотя сейчас вполне заметен и обратный процесс. Не только ученые должны доказывать свою состоятельность. За светлыми головами идет настоящая охота. Некоторые компании поняли, какую выгоду можно получить от инновационных идей, и специально ищут таланты.

- Это достаточно сложно для ученого, не привыкшего оперировать экономическими величинами, доказывать прибыльность своего проекта?

- На самом деле, как ни странно, ничего сложного. Ученым удается достаточно четко и убедительно аргументировать свою позицию и защитить проект. В инкубаторе реализуется проект под названием "Разработка и внедрение рекуператора для систем кондиционирования и вентиляции". Если честно, я еще сама до конца не изучила и не поняла все тонкости проекта. Суть заключается в том, что рекуператор позволяет снизить потребление тепловой энергии до 80%. Понятно, что такая задумка не может быть провальной в экономическом плане. Дело остается за малым - применить правильные маркетинговые ходы для реализации проекта. Сама идея хороша. Но ведь на начальном этапе нужен опытный образец, который на практике покажет полезность этой инновации.

Та же самая история с проектом очистки труб разрядно-импульсной технологией. Понятно, так проще, не нужно вскрывать трубы, перекапывать дороги. Но ведь в случае принятия этого проекта к производству может существенно измениться вся концепция системы жилищно-коммунального хозяйства. Кроме того, нужно учитывать, есть ли финансовые средства сейчас у этой отрасли на такую модернизацию. Но вполне возможно, что этот метод может быть применим не только в ЖКХ, но и в нефтяной и газовой отрасли. В этом случае уже другой разговор. Таких нюансов в каждом проекте множество.

Фундаментальная коммерция

- Многие проекты носят чисто прикладной характер, это понятно. Но не означает ли это, что, коммерциализируя науку, мы своими руками задушим ее фундаментальность?

- Уверена, что нет. Тому есть несколько причин. Ведь все прикладные технологии, даже самые продвинутые, рождаются из фундаментальной науки. Так что, думаю, развитие одного направления обязательно пойдет на пользу другому. К тому же процент инновационных проектов в бизнес-инкубаторах от общего объема научных разработок мизерный. Думаю, они еще очень долго не будут оказывать влияние на коммерциализацию науки.

- Как вы думаете, бизнес-инкубатор - это признак развивающейся экономики или уже стабильной?

- Западные страны уже прошли процесс инкубирования. Предпринимателей учили, освобождали от налогов, предлагали технологии...

- К чему нам надо стремиться, сколько инкубаторов должно быть на душу населения?

- Вот в Санкт-Петербурге сейчас 11 инкубаторов. В скором времени они планируют создавать двенадцатый. У нас пока один. Вообще, по всем мировым стандартам на 330 тысяч населения оптимально один инкубатор. Думаю, для Красноярска будет достаточно двух инкубаторов. Но вопрос в том, какой они будут мощности, сколько смогут вместить предприятий и какой процент из них сможет выйти на достойный уровень, войти самостоятельно в рынок. К тому же все зависит от потребностей. Как я уже говорила, городской инкубатор сейчас заполнен не полностью. Может быть, это наша недоработка. А может, просто пока это не востребовано или бизнес и наука не увидели полезность этого начинания. Но думаю, скорее всего, дело все-таки в новизне и некоем недоверии.

- Существуют ли планы по превращению Красноярска в Силиконовую долину и как вы относитесь к такой форме взаимодействия бизнеса, власти и государства?

- Это почти идеал, если вообще возможно его достижение. Действительно, Силиконовая долина - это одна из наиболее удачных форм взаимодействия. Предприятия, которые там размещены, были освобождены от налогов, им была предоставлена практически неограниченная свобода в рамках закона и всевозможные виды поддержки. В "благодарность" Соединенные Штаты получили одного из мощных налогоплательщиков и бурно развивающуюся экономику. К слову, сейчас Минэкономразвития готовит ряд подобных проектов по созданию свободных экономических зон в некоторых регионах страны. Думаю, американский прообраз мы получим, конечно, не сразу, но начинать-то с чего-то надо.

- Вы согласны, что инноватор должен быть немного фантастом?

- Конечно, это обязательное условие. Умение мечтать, фантазировать непременно должно присутствовать. Правда, оно должно быть подкреплено теоретическими и практическими знаниями. Ну вспомните того же Жюля Верна. Когда-то подводные лодки и трансконтинентальные путешествия казались несбыточной фантазией. Сейчас все его прогнозы осуществились. Умение мечтать, кстати, полезно и для того, чтобы творить и для того, чтобы зарабатывать деньги.

Гламур для дур

(Александр Силаев, "Красноярский комсомолец", 09.04.2008)

Есть слова эпохально прилипчивые. В смысле - прилипают к эпохе. Возможно, 2000-е годы в России потом назовут эпохой "гламура", или "потребления", или "понта". Возможно, добавив обидное прилагательное: "провинциального гламура", "периферийного потребления"...

Любители чужих праздников

Открыв наугад российский женско-иронично-детективный роман, читаю про барышень в шмотье за 10 тысяч уев, про успехи гламурных стилистов, про парикмахерские для собак и т. п. Читатели романов сиих - как правило, рядовые затюканные жизнью домохозяйки. И вот, значит, повествование, где "оседлав свой верный "бентли", Элеонора с Николаем отправились на ланч в замок барона". Примерно так же устроен и российский женский журнал. И российский мужской журнал. Чтоб, значит, обязательно "бентли" и замок барона. Без них не жизнь.

Вот примерно три отношения к "бентли" и "барону", которые не то что мои, но понятны и человечны:

1. Убить их на хрен с этой Элеонорой именем трудового народа, "бентли" продать, деньги раздать.

2. Войти в истеблишмент. Чтобы у тебя самого был "бентли". Чтобы бароны искали встречи с тобой.

3. Гуманистический пофигизм и полнейшее равнодушие. "А у нас своя жизнь". Вы говорите, что "многого добились в жизни", а нам по фигу. У нас косячок душистый. У нас книжки духовные. У нас секс, драгс и рок-н-ролл. У нас много чего... от чего жизнь интереснее, чем у вас. Например, у нас в огороде брюква. Или Рождество Христово. И покуда у нас есть интересное в жизни, нас как-то не волнуют "бароны".

Последний подход - самый завидный. Наиболее исполненный достоинства, скажем так. Но и первые два вполне себе ничего. Человечные, скажем так. Но вот пялиться в чужой успех без желания его порвать, без желания его примерить, и при этом без равнодушия? Для меня это иномирное. Между тем страна внимает именно так.

Посидеть у Адика

Интересно - нигде еще не случился постмодернистский бар "Третий рейх"? А что? Самое постмодернистское дело. Коктейль "Кровь сиониста". Фирменная отбивная "Гестапо". Салат "Восточный фронт". Праздничный торт "Дахау". На стенах - портреты. У входа муляж миномета. Официанты, одетые под эсэсовцев. Имеющим сертификат "истинного арийца" (дается на 10-е посещение) - скидка. Абажуры под цвет человеческой кожи.

Заведение бы, предвижу, пользовалось огромным спросом. Его бы, наверное, громили и закрывали... А может, и нет. Потом бы кожа абажуров стала настоящая.

Истинные арийцы - независимо от цвета своей кожи - подняли бы за это дело сто грамм. Примерно так завершится постмодернизм. Если его проект не закроют раньше...

Племя пылесоса

Когда на крыше дома метровые буквы утверждают "Славу КПСС", это, наверное, не самое разумное и красивое идолище. Но реклама какого-нибудь пылесоса в десять раз больше - это уже идолище запредельное. Почему бы не видеть рекламу так? Как начертания божеств - коим поклоняются? У Пелевина, помнится, было давнее эссе про "вудуистский характер советской власти". Приколюха такая, что "народ и партия едины" не дурь, а чистая магия. И сами мы племя веселое, и тотемы у нас на пять. Так вот, продолжая логику... катится племя-то. По крайней мере, то племя, которое поклонялось бородатому мужику на полотнище, - явно более развито, чем племя, сменившее его на какую-то гигантскую банку с ритуальной жижей. И даже великий "Славка Капээсэс" нес в себе больше человеческих черт, чем картина мобилы пять метров на десять и прочее наше счастье.

Секс-парад

Подруга, чуть жившая на Западе, говорит: такого сексапила, как в Красноярске, там нет ни фига. Летом наша главная улица - проспект Мира - впереди Европы всей. По числу девушек, целиком инвестированных в свою сексуальность. Есть очень симпатичные. Есть не очень. Есть страшные. Но все, невзирая на исходные данные, имеют предельно товарный вид. Ежели угодно, гламурный. Парад эпохи: секс, выраженный через деньги, и деньги, выраженные через секс.

Подруга немного ворчит:

- Некоторые девчонки одеты почти проститутками. В Европе их бы так и поняли.

- На вашем гнилом Западе одежда менее зовет к сексу?

- Конечно. Там меньше необходимости отдаться, чтобы продаться. А здесь такое ощущение, что все надо успеть к двадцати. Ну к двадцати пяти максимум.

- Чего успеть?

- Не столько потрахаться, сколько совершить главную сделку жизни - найти оптового долгосрочного спонсора. Судя по одежде, можно понять, сколько именно придется потратить на каждую. А европеец - скуп. К тому же их женщинам удобнее заработать самим.

- И выглядеть как черт знает кто...

- И выглядеть как черт знает кто, которому удобно выглядеть черт знает кем. Они делают исключение - когда захотят. Просто одежка-в-обтяжку, топики, мини-юбки не считаются униформой любого дня.

Образцово-буржуазный город

Сравнивая мой Красноярск с такими городами, как Томск и Иркутск, собеседники замечали, что Красноярск менее уголовный - раз, и менее интеллигентный - два. Меньший процент населения живет по чисто урочьим понятиям, и меньший процент разумеет умные книжки. "Какой же он тогда?" - "Красноярск более буржуазный". Насчет интеллигентности, наверное, согласен (особенно если искать такую в номинальных интеллигентах, кому она положена по должности). Насчет уголовной культуры... долгое время тут не было ни одного вора в законе. Вообще. Впрочем, степень развитости криминальных понятий и степень криминальности - вещи разные. Может быть, вообще не связанные. А степень буржуазности - чем измеряется? Понятно, что Красноярск богаче, так ему выпало. Но потребительский потенциал и дух его - не синонимы же?

Кому изобилие?

Почему "сто сортов колбасы", "пятьдесят сортов сыра" и прочее - синоним качества жизни? Вот захожу в супермаркет, и там 85 сортов пива. Половина наши, половина импортные. Есть за 20 рублей, есть за 200. Большая часть, конечно, неотличима по вкусу. Фанаты определенного сорта его, замечу, тоже не отличат. И даже если бы отличались - ну зачем? Меня вполне устраивает 5 сортов, максимум 10. Это не "страх перед выбором", это легкое раздражение оттого, что мне приходится инсценировать некий выбор, которого нет (по крайней мере, для меня). Много ли людей чувствует то же самое? Я не очень помню легендарные "пустые советские полки", а если бы помнил, что-то бы изменилось? Мне бы нравилось "изобилие" или меня бы устраивали два сорта? И следует ли отсюда что-то? Кроме, как уже сказано, легкого раздражения?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.