Немые надежды на НАТО: Бухарестский саммит и Балканы

Тбилиси, 1 Апреля 2008, 16:15 — REGNUM  

2-4 апреля 2008 года в Бухаресте состоится очередной саммит НАТО, в обширной повестке дня которого важное место будет занимать вопрос о приглашении в ряды членов Альянса стран т.н. Адриатической группы - Хорватии, Албании и Македонии, выполнявших доселе План действий по членству в НАТО - ПДЧ (NATO's Membership Action Plan). Безусловно, главная интрига предстоящего саммита заключается в том, получат ли приглашение к ПДЧ Украина и Грузия и какова будет реакция на это Москвы. Ожидается и напряженная полемика членов блока по поводу операций натовских сил в Афганистане. На фоне этих острых столкновений интересов решение проблемы присоединения к Альянсу новых балканских членов кажется, на первый взгляд, простым и безальтернативным.

Властные элиты и общественное большинство всех трех стран Адриатической группы ныне единодушны в своих североатлантических устремлениях. Присоединение к Альянсу западно-балканских "аспирантов" не вызывает возражений вслух ни официальной Москвы, ни какой-либо другой влиятельной внешней силы. Все ведущие державы НАТО и, прежде всего, США безоговорочно поддерживают скорейшее вступление в Альянс всей тройки. Ни последнее обострение кризиса вокруг Косова, ни оживившийся спор между Скопье и Афинами по поводу названия Македонии не выглядят непреодолимыми препятствиями расширению НАТО на Балканах.

Местные СМИ озвучивают балканские чаяния и надежды на НАТО в тональности непоколебимой уверенности в благополучном для региона развитии событий. И все же сквозь звуки этой оптимистической симфонии отчетливо слышны нотки сомнения и беспокойства. Предпочитая не вдаваться в обсуждение перспектив сближения Украины и Грузии с НАТО, в преддверии Бухарестского саммита пресса балканских государств занята обсуждением региональных проблем. При более пристальном изучении ее материалов становится ясно, что процесс расширения НАТО в западной части Балкан протекает не столь уж гладко, а многие из рассматриваемых местными СМИ проблем выходят за рамки региона.

Из всех трех стран Адриатической группы Албания является наиболее предсказуемой, понятной и идейно монолитной в своих устремлениях и их мотивации. По данным опросов общественного мнения, присоединение к НАТО поддерживает 94% албанцев. За членство в Альянсе традиционно выступали основные политические партии и все без исключения правительства Албании в посткоммунистический период. "НАТО и европейская интеграция - вот две основные цели албанцев в этом столетии", - заявил недавно премьер-министр Албании Сали Бериша. По его мнению, этим путем албанцы смогут присоединиться к нациям, с которыми разделяют общие ценности - демократию, верховенство закона и свободную рыночную экономику. (SETimes. 04.2.2008)

Свой статус самого ревностного и преданного союзника США в балканском регионе Албания неоднократно доказывала, направляя свои воинские контингенты в состав натовских сил SFOR в Боснии и Герцеговине и ISAF в Афганистане, оказывая логистическую поддержку агрессии НАТО против Югославии в 1999 году, а также участвуя в оккупации Ирака. Албания была одной из четырех стран, войска которых приняли активное участие в боевой фазе операции "Непоколебимая свобода" в Афганистане. Впрочем, численность албанских контингентов в Афганистане, БиГ и Ираке на сей день составляет, в каждом случае, приблизительно всего сотню человек, не выходя за рамки тактического звена взвод-рота. Показательно, что участие албанских солдат в натовских и коалиционных операциях за пределами страны всегда встречало полную поддержку оппозиции и даже не вызывало парламентских дебатов.

Комментируя это, исполнительный директор Албанского института международных отношений Альберт Ракипи подчеркивает, что отправку албанских солдат в зоны боевых действий за пределами Албании следует рассматривать не как сделку по покупке членства в НАТО, а как дань уважения и благодарности албанского народа Соединенным Штатам - признанному лидеру Альянса и коалиции в Ираке. (Serbianna. 28.2.2008)

Именно на успехи в модернизации своей армии и повышении ее мобильности (т.е. способности участвовать в экспедиционных операциях НАТО) ссылаются албанские власти как на основной фактор увеличения ценности Албании для Альянса. В соответствии с программой ПДЧ прежние вооруженные силы Албании численностью в 31 тыс. человек, подвергшись резкому сокращению, были превращены в 16-тысячную армию, которую ее руководители называют современной, хорошо обученной и оснащенной, готовой к участию в операциях НАТО за пределами Албании.

Представители албанской властной и интеллектуальной элиты не скрывают, что главные надежды населения Албании на НАТО связаны с ожиданием экономических выгод от вступления в Альянс. Это вполне закономерно для одной из беднейших стран Европы, со средним подушным доходом жителей в 2007 году всего в $ 3150 (по данным Банка Албании) и дефицитом внешнеторгового баланса в $ 3,15 млрд. Как отмечает Манол Хала, корреспондент Southeast European Times в Тиране, многие в Албании верят, что вступление в НАТО привлечет в эту страну новые зарубежные инвестиции, как это уже произошло с рядом государств бывшего восточного блока (SETimes. 4.2.2008). Альберт Ракипи считает, что интеграция в НАТО "улучшит международный имидж Албании и вдохновит инвестирование в страну" (Serbianna. 28.2.2008)

Приглашение Хорватии к членству в НАТО на Бухарестском саммите также является делом практически решенным. Эта страна существенно превосходит Албанию и Македонию крепостью своей экономики и достижениями в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Однако до последнего времени значительным препятствием сближению Хорватии с Альянсом оставалась недостаточная поддержка этого процесса населением. К примеру, еще в 2006 году 54% граждан Хорватии были против вступления в НАТО, и лишь 29% - за. Напомним, что в 2003 году Хорватия, в отличие от Македонии и Албании, не поддержала вторжение коалиции во главе с США в Ирак. Лишь с недавнего времени в стране обозначился резкий рост симпатий к НАТО. Согласно последним опросам, сейчас уже 67% жителей Хорватии поддерживают вступление в НАТО.

Хорватские политологи и журналисты пытаются анализировать причины данного явления. Гордан Босанац из Центра исследований мира в Загребе считает, что корни скепсиса части хорватов в отношении Альянса заключаются в том, что "они не видят смысла НАТО в данный момент, они не видят реальных угроз Хорватии; к тому же все мы имеем опыт недавней войны, который до сих пор ежедневно воздействует на нас" (Serbianna. 28.2.2008)

Свои размышления по этому поводу опубликовал и редактор влиятельной загребской газеты Jutarnji list Давор Буткович. По его мнению, эволюция настроений в стране была обусловлена не пропагандистской кампанией, на которой настаивали США, и не воздействием обещанного визита в Хорватию непопулярного американского президента. Главным источником быстрого роста популярности среди хорватов идеи вступления в НАТО Буткович называет недавнее начало нового витка кризиса в Сербии и Косове, способное вызвать цепную реакцию в Боснии и Герцеговине. Попытка самоопределения Республики Сербской незамедлительно поставит на повестку дня вопрос о хорватском населении БиГ. "Системная нестабильность в Боснии и Герцеговине, которая могла бы длиться годами и годами, чрезвычайно опасна для Хорватии", - считает Буткович. Поэтому главное значение вступления в НАТО для Хорватии заключается в том, что это позволит ей выйти из "контекста политики и безопасности" бывшей Югославии. Членство в НАТО будет служить гарантией от распространения на Хорватию нестабильности из БиГ (Jutarnji list. 08.3.2008)

29 марта Jutarnji list напечатал статью Крешимира Жабеча "Хорватская армия - от территориальной обороны до НАТО", в которой подчеркиваются успехи Хорватии в деле модернизации своих вооруженных сил в течение последних 17 лет. Автор напоминает, что хорватская армия начиналась с милиционных отрядов молодых людей в джинсах и футболках, вооруженных автоматами Калашникова. За прошедшие с той поры годы руководство хорватских вооруженных сил, по словам его представителей, сумело создать современную эффективную и хорошо организованную армию, в устройстве которой элементы импровизации сведены к минимуму.

Отвечая тем скептикам в Хорватии, которые опасаются появления натовских военно-морских и авиационных баз на далматинском побережье и их пагубного воздействия на важный туристический сектор экономики, автор статьи напоминает, что речь о строительстве постоянных баз НАТО в Хорватии вообще не идет. Предусматривается лишь модернизация некоторых объектов для участия в программе Host Nation Support - временного использования местной инфраструктуры в случае развертывания, переброски или ведения операций натовских сил (Jutarnji list. 29.3.2008)

С глубоким и понятным сочувствием хорватские СМИ воспроизводят высказывания западных политиков и публицистов о том, что вступление Хорватии в НАТО не будет сопряжено для этой страны с увеличением военного бремени. К примеру, излагая содержание недавнего доклада исследовательской службы американского Конгресса, газета Slobodna Dalmacija подчеркивает ту мысль этого документа, что присоединение Адриатической тройки к НАТО будет иметь "региональное, а не стратегическое значение". В докладе говорится, что из-за маленьких размеров государств-кандидатов и их вооруженных сил "вступление их в Альянс не может рассматриваться в военном и стратегическом смысле". Однако, повторяет издание, страны тройки все же могут внести важный вклад в дело стабильности в Юго-Восточной Европе (Slobodna Dalmacija. 26.3.2008).

Из действующих участников ПДЧ наименее обеспеченную позицию по приглашению в НАТО имеет на сей день республика Македония. Еще в ноябре 2007 года представитель США при НАТО Виктория Нуланд с сожалением констатировала, что среди стран Адриатической группы Македония занимает последнее место по успехам своей подготовки к членству в Альянсе (Дневник. 9.11.2007). Однако по мере приближения саммита высказывания натовского руководства стали звучать более благоприятно для официального Скопье. К примеру, Роберт Симмонс, заместитель генсека НАТО, занимающийся вопросами расширения Альянса, заявил, что Македония добилась соответствия всем критериям членства в НАТО (Вест. 19.2.2008). Натовские военные атташе в Македонии, пишет "Време", также отмечают неоспоримый прогресс в модернизации македонской армии и приведении ее к натовским стандартам (Време. 8.3.2008). Влиятельный скопский "Дневник" рассказывает, что, готовясь к вступлению в НАТО, македонская армия приняла новые образцы униформы. Другие успехи в укреплении военной мощи страны сводятся в основном к намеченным закупкам новых бронетранспортеров, систем связи и наблюдения за воздушным пространством (Дневник. 4.1.2008).

В качестве заслуги своей страны перед Альянсом руководство Македонии приводит тот факт, что даже без членства в НАТО македонские военные принимали участие в миротворческих операциях в БиГ и Ливане, входили в состав оккупационных сил в Ираке и Афганистане. Всего на заграничную службу было направлено в общей сложности 240 македонских солдат. Особо подчеркивается тот факт, что Македония обеспечивает наибольшую часть логистической поддержки оккупации натовскими силами края Косово (SETimes. 31.12.2007). Ссылаясь на доклад председателя комиссии американского Сената по внешней политике, "Утрински весник" отмечает, что прием в НАТО стран Адриатической группы не обременит бюджет Альянса дополнительными расходами (Утрински весник. 15.3.2008).

Символическое значение придают в Македонии тому, что решающий для натовских амбиций страны саммит состоится в Бухаресте, в связи с чем вспоминается Бухарестская конференция 1913 года, завершившая 2-ю Балканскую войну разделом македонских земель. Ряд македонских политиков сделал заявления о том, что "второй исторический Бухарест" должен стать победой Македонии (Дневник. 5.3.2008). Представители македонского руководства не скупятся на оптимистические высказывания. Так, спикер македонского парламента Любиша Георгиевски после встречи со своим хорватским коллегой Лукой Бебичем заявил, что "2 апреля Македония точно станет членом НАТО" (имеется в виду, получит приглашение) (Вест. 19.3.2008)

И все же пресса Македонии и сопредельных стран единодушна во мнении, что к Бухарестскому саммиту кабинет Николы Груевского подошел ослабленным и выбитым из равновесия. Уклонение официального Скопье от признания независимости Косова привело к крупному кризису в правительстве. Камнем преткновения в отношениях между славянским большинством и албанским меньшинством в Македонии остаются вопросы о статусе албанского языка и выплате компенсации албанцам-жертвам межэтнических боевых действий 2001 года. Ситуация осложняется и отсутствием демаркированной линии границы между Македонией и Косовым, а также фактическим отсутствием контроля Скопье над северо-западными районами страны, населенными преимущественно албанцами.

14 марта 2008 года о выходе из правящей коалиции заявила умеренная Демократическая партия албанцев (ДПА) во главе с Мендухом Тачи. Тем самым правительство Груевского лишалось большинства в парламенте. СМИ Македонии всерьез рассматривали вероятность того, что на Бухарестском саммите их страна будет представлена правительством меньшинства или техническим кабинетом, что вызывало сомнения в успешности такого представительства (напр.: Утрински весник. 15.3.2008). Десять дней спустя в результате сложных переговоров и значительных уступок со стороны кабинета ДПА 24 марта дала согласие вернуться в правительство, но никто из обозревателей македонских СМИ не тешит себя надеждой, что все спорные вопросы удалось разрешить или что эвентуальное приглашение их страны в НАТО поможет снять остроту славяно-албанских противоречий.

При всей серьезности этих разногласий, главным источником опасений и затруднений Македонии на пути в НАТО в эти дни остается спор между Скопье и Афинами о названии страны. Эта проблема является центральной для македонских СМИ; в последние недели ей были посвящены десятки и сотни публикаций. Официальную позицию своего правительства по поводу приглашения в НАТО в контексте спора с Грецией так сформулировал 12 февраля в Вашингтоне министр иностранных дел Македонии Антонио Милошоски. По его словам, Македония желает получить членство в НАТО, но при условии неприкосновенности своей национальной идентичности и государственных интересов. (Вест. 13.2.2008).

Не вдаваясь в перипетии сложных и затяжных двусторонних переговоров, проходящих при участии специального посредника ООН Мэтью Нимица, напомним вкратце суть спора, длящегося уже 17 лет. Главным требованием Греции является то, чтобы название независимого македонского государства подчеркивало разницу между занимаемой им территорией и всей исторической областью Македония. В свою очередь, македонская сторона говорит, что вопрос о названии страны - это вопрос идентичности македонской нации и потому компромиссные "географические" варианты - "Верхняя", "Северная" или "Вардарская Македония" - неприемлемы.

Обе стороны настроены одинаково неуступчиво. До сих пор греческие представители категорически не соглашались на предлагаемые американскими посредниками варианты, такие как "Новая республика Македония", "Конституционная республика Македония", "Македония-Скопье" и пр., и неоднократно во всеуслышание грозили заблокировать вступление Македонии в НАТО на Бухарестском саммите. По данным опросов общественного мнения в Греции в феврале 2008 года, 83,7% населения страны поддерживают "вето" на приглашение Македонии в Альянс, если вопрос о названии не будет решен (Angus Reid Global Monitor. 28.2.2008). "Тратой времени и энергии" назвала англоязычная версия влиятельной греческой "Kathimerini" дальнейшие переговоры со "своенравными соседями и союзниками, неспособными удержаться в пределах реализма и примирения" (Kathimerini. 03.3.2008).

Македонская газета "Вест" напоминает, что по сохраняющему силу Временному соглашению 1995 года Греция не имеет права из-за спора о названии препятствовать Македонии вступать в международные организации. В связи с этим газета высказывает опасение, что на Бухарестском саммите греческая делегация может заблокировать приглашение Македонии в Альянс, используя другие формальные предлоги, в частности, проблемы с обеспечением прав албанского меньшинства (Вест. 19.3.2008).

С холодом была встречена македонскими СМИ новость о том, что министр иностранных дел Болгарии Ивайло Калфин, поддерживая натовские устремления Македонии, в то же время выразил понимание намерений Греции добиваться решения спора о названии. "Болгария оправдывает греческое давление", - отозвался об этом влиятельный македонский "Дневник" (Дневник. 7.3.2008). И все же подобные заявления носят единичный характер, а нынешние и потенциальные южнославянские члены НАТО солидарны с Македонией в ее споре с Грецией. При этом никто из них предпочитает не обращать внимания на то, что вопрос о способности Афин отстаивать свою позицию под сильным давлением из Вашингтона и Брюсселя - это, по сути, вопрос о границах свободы и самостоятельности младших членов Альянса, особо важный для всех его неофитов. Главная надежда на НАТО, которую в преддверии Бухарестского саммита многоголосно озвучивают македонские СМИ, сводится к тому, что приглашение в Альянс позволит Македонии окончательно легализоваться на международной арене под своим историческим названием и тем самым полностью обезопасить свою национально-государственную идентичность от притязаний Греции и любых иных стран.

***

Один из наиболее интересных элементов обсуждения в СМИ балканских стран их натовских надежд и опасений - это то, что остается за рамками дискуссии. Прежде всего, это относится к анализу военно-политической составляющей вопроса о приглашении в НАТО Адриатической тройки. НАТО как военный союз является для балканских СМИ скорее фигурой умолчания. Неслучайно местные обозреватели подчеркивают, что НАТО теперь является организацией нового типа, направленной на защиту от природных и техногенных катастроф, от кибератак, энергодефицита и т.п. (напр.: Jutarnji List. 22.3.2008). Общим местом для прессы стран-претендентов и их западных покровителей служит утверждение, что будущие балканские члены НАТО полностью готовы к несению своей доли ответственности за обеспечение безопасности в регионе. Однако обозреватели и аналитики балканских государств - действующих и будущих членов НАТО - упорно избегают затрагивать на страницах своих газет вопрос о том, в какой мере и чем именно их страны могут быть полезны Альянсу как союзники по общему военному лагерю. Не стоит искать в материалах региональных СМИ и ясного наименования угроз и источников опасности для Балкан (за исключением осторожных намеков на нестабильность в Косове и БиГ).

Не ставится и вопрос о том, насколько равноправным будет партнерство новых балканских членов НАТО с его ведущими державами. Такие вопросы с высокой вероятностью привели бы к ответу, что главным объектом приобретения для Альянса в данном случае является не крошечный военный потенциал стран Адриатической группы и даже не транзитные возможности их территории (важные лишь для внутрибалканских карательных операций против сербов), а их политический вассалитет. Почти столь же упорно обходится молчанием вопрос о финансовой стороне присоединения Адриатической тройки к НАТО - каких затрат оно потребует от самих будущих членов, на какую помощь те могут рассчитывать от своих западных партнеров и, наконец, каких гарантий последние потребуют взамен.

В целом можно констатировать, что информационно-идеологическая подготовка балканских стран к новому расширению НАТО в регионе проходит под лозунгом грядущей "дебалканизации" Балкан и их неизбежного вхождения в великую европейскую сферу сопроцветания. Членство в НАТО воспринимается прессой большинства балканских стран как необходимое требование и важная ступень к вступлению в ЕС.

Однако те доводы, которые приводятся балканскими СМИ в пользу членства в НАТО, свидетельствуют, что основные угрозы стабильности Балкан находятся не вовне, а лежат на самом полуострове. Причем возникновение части из них было спровоцировано именно мероприятиями НАТО и Объединенной Европы в регионе. В результате балканские страны-кандидаты оказались в замкнутом круге, будучи вынуждены объяснять свою приверженность евроатлантической интеграции необходимостью преодоления тех проблем и угроз, которые возникают и обостряются на Балканах не в последнюю очередь как раз из-за НАТО и ЕС.

События вокруг Косова и недавний правительственный кризис в Македонии показывают, что проблема политических претензий албанского этноса в регионе стоит остро, как никогда. Упорный и заходящий в тупик спор о названии Македонии заставляет задаться вопросом, что вынуждает Грецию так упорно отстаивать в нем свои позиции, если не опасения территориальных притязаний соседей и славянского ирредентизма на северном побережье Эгейского моря. Наконец, на фоне пусть даже небесспорных успехов выполнения Адриатической группой требований натовского ПДЧ становится отчетливо видно отсутствие перспектив БиГ как единого государства и потенциального члена НАТО и ЕС.

Хотели этого или нет обозреватели и аналитики балканских СМИ, но чтение их текстов убеждает, что даже предрешенное приглашение новых членов во время апрельского саммита на берега Дымбовицы не снимет остроты вопроса о дальнейших перспективах Балкан на их пути к Европе и Атлантике.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
06.12.16
Выборщик из Техаса проголосует, «как велит совесть» — не за Трампа
NB!
06.12.16
Первый музей про «уродов» и людей
NB!
06.12.16
Белорусские судьи признали экстремистскими серую брошь и чайный сервиз
NB!
06.12.16
«Нафтогаз Украины» назвал условия закупки газа у «Газпрома»
NB!
06.12.16
Глава Удмуртии хочет, чтоб его оценили
NB!
06.12.16
Госдеп США не может подтвердить атаку на российский госпиталь в Алеппо
NB!
06.12.16
Китай готов участвовать в строительстве АЭС «Белене» в Болгарии
NB!
06.12.16
Генсек СЕ Турбьерн Ягланд прибывает в Москву
NB!
06.12.16
Ни прорыва, ни провала: позиция губернатора Ставрополья
NB!
05.12.16
Действительно ли «требуется замена» Маркелова или Марий Эл ещё потерпит?
NB!
05.12.16
Внешпромбанк задолжал 300 млн рублей наследникам патриарха Алексия II
NB!
05.12.16
«Спартак» уходит в отрыв
NB!
05.12.16
Владимир Путин: После завершения карьеры хотел бы путешествовать
NB!
05.12.16
Мазь-невидимка скроет российских солдат от тепловизоров противника
NB!
05.12.16
В Калуге написали «Самое короткое открытое письмо Президенту Путину»
NB!
05.12.16
Путин планирует проверять на алкоголь членов администрации и правительства
NB!
05.12.16
Вместо памятника истории — парковка для суда, мэр Уфы сказал «не нагнетать»
NB!
05.12.16
«Газлайтинг»: свести с ума, ограбить, убить
NB!
05.12.16
«Сексуальное насилие — часть брутальной карибской субкультуры»
NB!
05.12.16
Человечество страдает от чистоты?
NB!
05.12.16
Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в ноябре 2016 г
NB!
05.12.16
Ударный беспилотник-самоубийца разработан в Польше