Константин Казенин: Шурпаев, Абашилов, Керимов, Алиев...

Махачкала, 24 марта 2008, 10:14 — REGNUM  

Два "дагестанских" убийства, произошедшие 21 марта - на улице Вешних Вод в Москве и в махачкалинском Узбек-городке, - оказались взаимосвязанными вне зависимости от того, стоял ли за ними единый преступный замысел.

И дело совершенно не в том, что убитых объединяла профессия. В действительности, в телевизионном цехе вряд ли возможно найти людей более непохожих, чем Ильяс Шурпаев и Гаджи Абашилов. Первый - воплощенная мечта той дагестанской молодежи, которая стремится прорваться из мира местных условностей и национально-криминальных "раскладов" к горизонтам Москвы и дальних экзотических стран. Второй - необходимое звено во всех республиканских политических конструкциях последних пятнадцати лет; бесспорный авторитет для части местной интеллигенции; медиаменеджер, востребованный при предыдущем главе Дагестана (главный редактор популярного и в целом провластного еженедельника "Молодежь Дагестана") и укрепивший свое влияние при главе нынешнем (руководитель ГТРК "Дагестан").

Как уже хорошо известно, вольно или невольно убийства Шурпаева и Абашилова оказались объединены скандалом, разразившимся непосредственно перед ними. Обе жертвы были внесены в список, который, по словам главного редактора махачкалинской газеты "Настоящее время", представители учредителей передали ему как нежелательный для упоминания в издании. Список якобы был вручен еще в 2007 году, но оглашен редактором газеты (теперь уже бывшим) только в марте, когда в редакции разразился конфликт между журналистами и гендиректором. По словам журналистов издания, одновременно с передачей списка от них потребовали "больше аналитики" и, главное, критичности по отношению к республиканским властям и лично к президенту Дагестана Муху Алиеву. Возмущение редакции вмешательством учредителей в работу СМИ было довольно грамотно размещено в электронных СМИ. Совершенно ясно, что после убийства двух "списочников" скандал примет совершенно новые обороты. Он наверняка не ограничится дежурными темами свободы слова и прав журналистов, а затронет сферы, гораздо более существенные для реальной ситуации в регионе.

Газета "Настоящее время" начала выходить в 2007 году. В качестве ее учредителя журналистам, по их свидетельству, был представлен Азиз Яралиев, сын бывшего многолетнего прокурора республики Имама Яралиева, ушедшего в отставку в июне 2006 года, через четыре месяца после того, как президентом стал Муху Алиев. После отставки Яралиева-старшего неоднократно начинали циркулировать слухи о его желании вернуться в республиканскую политику. При этом не было никаких свидетельств сотрудничества экс-прокурора с командой нынешнего главы Дагестана. Гендиректор "Настоящего времени" Ризван Ризванов - журналист и чиновник с большим стажем, издавна известен хорошими контактами с Имамом Яралиевым, которые могли быть усилены и привычной для Дагестана этнической солидарностью (оба по национальности лезгины).

Однако тема этнической солидарности зазвучала в связи с газетой гораздо громче на последней неделе перед трагическими убийствами. Журналистский коллектив обратился с открытым письмом к другому лезгину - члену Совета Федерации от Дагестана Сулейману Керимову, называя его, со ссылкой на Ризванова, "основным учредителем и спонсором" газеты. Ранее в связи с этой оппозиционной газетой Керимов в открытых источниках не упоминался. И даже более того - по крайней мере с начала 2007 года этот влиятельнейший бизнесмен дагестанского происхождения считается союзником Муху Алиева. Алиев активно пытается привлечь в республику инвестиции крупных дагестанских бизнесменов, состоявшихся за пределами своей малой родины, и Керимовым при этом не ограничился. Заметную роль при новом главе республики начал играть также крупный краснодарский предприниматель Ризван Исаев, в декабре прошедший от Дагестана в Госдуму по списку "Единой России". Когда в первой половине 2007 года Керимов стал инициатором небывалой по масштабам программы инвестиций в дагестанскую экономику, ожидалось, что в Думу пройдет и он. В список "ЕдРа" он в итоге не попал, однако позднее отправился в верхнюю палату.

Появление в Дагестане крупных бизнесменов неизбежно вело к утрате части позиций представителями местной бюрократии, делавшими свою карьеру в условиях непростого и абсолютно закрытого республиканского административного рынка 1990-х - начала 2000-х. Правда, утраты редко носили характер недружественных поглощений. По нашим данным, получению Керимовым сенаторского мандата предшествовала длительная череда согласований на республиканском уровне. И все же в целом дискомфорт от появления "чужаков" дагестанское чиновничество, безусловно, испытывало. Теперь ситуация для недовольных может улучшиться: Керимов публично "засвечен" как предполагаемый спонсор проекта, направленного против Алиева. Конкретный же состав жертв из опубликованного списка якобы неугодных Керимову людей удачно впишется в контекст скандала еще и в силу должности покойного Абашилова. Дело в том, что в далеком 2003 году приход Керимова в дагестанскую политику ознаменовался назначением близкого ему человека именно на место руководителя ГТРК "Дагестан", но позднее сторонники бизнесмена не сумели удержать эту должность, на ней оказывались люди, лояльные республиканскому руководству.

Остается подчеркнуть, что на основе сказанного никак невозможно строить версии о конкретных заказчиках двух убийств. Как учит история, авторы "выстрелов в Сараево" менее всего думают о последствиях, выходящих за рамки их собственных узких программ. Срыв очередной попытки модернизации - пожалуй, самое безобидное из таких последствий.

Константин Казенин - главный редактор ИА "РосФинКом", эксперт по Северному Кавказу.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.