30 фактов пыток в колониях зафиксировано в Пермском крае в 2007 году

Пермь, 12 марта 2008, 13:10 — REGNUM  Каждую неделю из мест лишения свободы Пермского края поступают сообщения о пытках. Об этом 12 марта заявила уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, сообщает корреспондент ИА REGNUM. Она представила доклад "Проблема пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения с гражданами в деятельности правоохранительных органов и учреждений в Пермском крае. Так, в 2007 году официально проводилась проверка по 30 пыткам. При этом нарушений законности в отношении граждан только за первое полугодие 2007 года было 635.

"Так, заключенный под стражу гр. Г пояснил, что писал явки с повинной в результате избиения его пятью сокамерниками в октябре 2007 года в так называемой "пресс-хате", то есть в камере 12. В результате чего у него пострадали два зуба. Помимо побоев его также истязали электрическим током с помощью проводов, подсоединенных к розетке 220 В. В этой же камере один из обвиняемых был изнасилован. Аналогичные пояснения дали и ряд других обвиняемых, содержащихся в камере 12. Ряд пострадавших лиц не обращались в медчасть из-за опасения подвергнуться насилию вновь. В целях прекратить в отношении них преступные действия и перевода в другую камеру гр. Г. вынужден был вскрыть себе вены", - такие примеры пыток приведены в докладе Марголиной.

По словам пермского омбудсмена, факты об использовании в качестве пыток "пресс-хаты" лишь недавно появились вновь в Пермском крае. "Пресс-хата" - это камера или подвал, где задержанного избивают и пытают до того момента пока он не даст нужные показания.

"Также показателен произошедший в 2006 г. факт незаконного применения насилия сотрудниками милиции, причинивших перелом нижней конечности директору Краевой детской библиотеки, заслуженному работнику культуры России Горобцу Д.И., при попытке его необоснованного задержания. По данному факту возбуждено уголовное дело, которое в итоге было приостановлено в связи с невозможностью установления лиц, из числа милиционеров, подлежащих привлечению к уголовной ответственности", - приводится ещё один пример из доклада.

По словам Марголиной, складывается впечатление, что в правоохранительных органах есть круговая порука. "Если фиксируется пытка, то ее стараются не афишировать, и не наказывать виновника публично. Обычно этот факт не отражается ни в каком докладе, чтобы вышестоящим сотрудникам правоохранительных органов потом не пришлось отчитываться за него. А того, кто совершал пытку, увольняют по другой причине, или что называется "по собственному желанию". Таким образом, факты пыток всячески стараются не выносить за стены правоохранительных органов, а сама проблема пыток так и остается скрытой, латентной", - отметила Марголина.

"Сегодня любая пытка становится известной ГУФСИНу по Пермскому краю. Мы хотим, чтобы эта информация попадала и к уполномоченному по правам человека", - предложила Марголина. А также проводить беседы с сотрудниками милиции и работниками тюрем и СИЗО по предотвращению жесткого обращения с задержанными и заключенными. Сейчас рассматривается вопрос и о выведении медицинских сотрудников из ГУФСИНа, чтобы они были полностью независимы, ведь очень часто медперсонал не фиксирует побои и даже увечья на телах задержанных или отбывающих наказание пермяков.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.