Суверенитет без государства: немецкие СМИ о независимости Косово

Балканы, 6 марта 2008, 03:25 — REGNUM  

Провозглашение правительством этнических албанцев в Приштине независимости края Косово 17 февраля 2008 года стало самой горячей политической новостью сезона, приковавшей к себе внимание европейской и мировой прессы. 20 февраля руководство ФРГ, вслед за рядом других стран, официально признало суверенитет Косова. Эти события стали важной символической вехой в балканской политике Германии, которая с начала 1990-х годов активно и влиятельно участвовала в процессе распада Югославии. На происходящее в последние недели в Косове и вокруг него немецкие СМИ откликнулись не только обильными новостными материалами, но и обстоятельными размышлениями о судьбах Косова, Сербии и всего балканского региона, о перспективах их европейской интеграции, о новых и старых угрозах объединенной Европе и задачах германской политики.

Нико Фрид (Nico Fried) в статье "Оборотная сторона приказа на марш" на страницах влиятельной Sueddeutsche Zeitung ставит вопрос о глобальном историческом значении для Германии её участия в косовском кризисе. "Косово является синонимом одного из самых всеобъемлющих изменений в немецком самосознании", - полагает Фрид. Автор напоминает, что именно события вокруг Косова заставили Германию впервые после Второй мировой войны принять участие в военной кампании - в операции НАТО против Югославии 1999 года. Её сомнительная, по мнению Фрида, международно-правовая основа компенсировалась особо важной для Германии моральной аргументацией: "Никогда снова - Освенцим, никогда снова - геноцид". Тем самым Германия избавилась от мучившего её табу на применение вооруженной силы, и это стало толчком для дальнейшего участия бундесвера в ряде других операций за пределами ФРГ. Фрид пишет, что Косово принесло "новую интерпретацию международной ответственности Германии, а также интересов её безопасности".

Одновременно автор подчеркивает, что "косовская война" (Kosovo-Krieg), проведенная под руководством США, стала результатом неспособности Европы самостоятельно упорядочивать свои дела. Десять лет спустя отсутствие единства среди европейских государств по вопросу признания независимости Косова обозначает малый прогресс в этой области. В том нет вины "молодой внешней политики Берлина", однако, пишет Фрид, в итоге на Германию ложится тяжелое долговое обязательство, поскольку в случае новой эскалации конфликта вокруг Косова ей пришлось бы нести на себе большую часть груза ответственности (Sueddeutsche Zeitung. 21.2.2008).

В немецких СМИ широко дискутируется вопрос о международно-правовой основе независимости Косова. Ведущие газеты Германии предоставляют возможность высказать своё мнение специалистам - как признающим, так и отрицающим её легитимность. Среди последних велико число профессиональных юристов-международников. К примеру, незаконным называет провозглашение Приштиной независимости Михаэль Боте (Michael Bothe), почетный профессор права, до 2004 года - председатель Немецкого общества международного права. В интервью газете Tageszeitung Боте подчеркивает, что основанием национальным меньшинством для требований права на самоопределение могло бы служить жестокое угнетение его государством в настоящее время, но не в прошлом (к примеру, при Милошевиче). Правовед высказывает также сильные сомнения в наличии на территории Косова институтов, необходимых для нормального функционирования государства. Боте убеждён, что резолюция ООН №1244 полностью сохранила свою силу и что единственной законной властью в Косове является временная администрация ооновской миссии Unmik. Любые действия ЕС в обход ООН, подчеркивает Боте, являются незаконными (Tageszeitung. 17.2.2008).

В той же газете Бруно Шох (Bruno Schoch) в статье "Дурной пример" говорит, что провозглашение косовской независимости не приблизило мира на Балканах. Торжество в Косове принципа этнонационализма может дестабилизировать обстановку в Македонии, Боснии и Герцеговине. Было бы преждевременным говорить о начале "эндшпиля" европейского умиротворения Балкан, считает Шох. Напротив, Евросоюзу придется еще долго нести груз своего обширного присутствия в этом далеком от мира регионе (Tageszeitung. 17.2.2008). Sueddeutsche Zeitung приводит слова Даниэля Хана (Daniel Khan), профессора международного права в Университете бундесвера в Мюнхене, о том, что из-за регионального косовского кризиса Запад создаёт далеко идущий правовой прецедент. Профессор Геттингенского университета Андреас Паулюс (Andreas Paulus) также высказал газете свои опасения насчет возможных последствий необдуманного признания Германией независимости Косова (Sueddeutsche Zeitung. 16.2.2008). Алан Позенер (Alan Posener) в статье "Признание независимости Косова является ошибкой" обращает внимание на то, что этот акт угрожает единству ЕС, его сотрудничеству с Россией и интеграции Сербии в Европу, а также подрывает авторитет ООН, уменьшает шансы ФРГ получить место в его Совете Безопасности и ставит под вопрос территориальную целостность ряда других государств (Die Welt. 20.2.2008). Статья Позенера вызвала полемический ответ Рихарда Херцингера (Richard Herzinger) под зеркальным заглавием "Почему признание Косова правильно". На все доводы своего оппонента Херцингер отвечает шаблонным набором возражений: независимость Косова не может служить прецедентом для других сепаратистских движений; албанцы так сильно страдали от тирании, что заслужили свободу; Сербия и России сами не шли на компромисс по статусу края. Некоторые тезисы Херцингера всё же весьма любопытны. К примеру, он полагает, что нет оснований говорить об "одностороннем" провозглашении независимости Косова, поскольку оно стало результатом "международного процесса" и следствием готовности США и ведущих членов ЕС признать косовский суверенитет (Die Welt. 20.2.2008). Сторонники признания независимости Косова вообще предпочитают оперировать доводами не юридического или логического, а морально-психологического характера. В частности, они усматривают параллели между ситуацией вокруг этого края и образованием новых государств в Центральной и Восточной Европе в начале 1990-х годов. Даниела Вайнгэртнер (Daniela Weingaertner) из Tageszeitung в своем оптимистическом комментарии "Карликовое государство как промежуточное решение" предсказывает, что и Косову, и Сербии безальтернативно предстоит пройти тот путь, которым пришли в Европу Хорватия, Словения, республики Прибалтики. По мнению автора, все члены ЕС уверены в этом, а это значит, что Европа гораздо менее расколота косовским вопросом, чем это может показаться (Tageszeitung. 21.2.2008).

Международный контекст провозглашения независимости Косова рассматривает Стефан Корнелиус (Stefan Kornelius). Обращает на себя внимание резкая антисербская и антироссийская направленность его комментария, напечатанного авторитетной Sueddeutsche Zeitung. По мнению Корнелиуса, Евросоюз показал себя недееспособным, не сумев единогласно и твердо признать независимость Косова и заявить об уникальном, непрецедентном характере этого события. В подкрепление своей позиции Корнелиус приводит классический довод официальных кругов США и большинства стран ЕС: косовские албанцы так страдали от тирании режима Слободана Милошевича, их права нарушались столь широко, что это сделало их случай уникальным. При этом автор, вполне в духе текущей западной пропаганды, называет сецессию Косова завершающим этапом распада бывшей Югославии, со всеми вытекающими последствиями: "Логика, согласно которой отделение Косова является прецедентом для других сепаратистов, - это конструкт Москвы, которая ищет конфронтации с Западом". По мнению Корнелиуса, Россия больше всего препятствовала достижению компромисса по Косову, поощряя неуступчивость и "слепой национализм" Белграда и парализуя все усилия международного сообщества: "Именно Москва выбрала Косово ареной внешнеполитической конфронтации и не сделала ничего, чтобы разрешить конфликт".

Россия опасается возникновения Великой Албании, полагает тот же автор, признающий эти опасения не совсем безосновательными. И все же основой обструкционистской позиции Кремля по вопросу косовского урегулирования Корнелиус называет страх России перед ростом влияния и притягательности Евросоюза для "трансформирующихся демократий" (Transformationsdemokratien) в прежней зоне русского влияния (Sueddeutsche Zeitung. 19.2.2008).

Сходные доводы использует Хорст Басиа (Horst Bacia) из влиятельной правой Frankfurter Allgemeine Zeitung. Он пишет, что провозглашение и признание независимости Косова были необходимы, ибо прежнее положение не позволяло развиваться региону и становилось нетерпимо. Нежелание Сербии и России сотрудничать сделало невозможным компромисс в рамках переговорного процесса. Одностороннее провозглашение независимости молодого косовского государства было не идеальным, но единственно правильным из возможных решений. Даже без поддержки ООН положения плана Ахтисаари могут получить законную силу, полагает автор, а ответственность ЕС за судьбы региона делает это насущно необходимым (FAZ.NET. 18.2.2008).

Клеменс Вергин (Clemens Wergin) также пишет, что ведение Сербией "войны против собственных граждан" лишило её права опираться на принцип неприкосновенности государственных границ. В результате косовары получили моральное право на самоопределение, однако одновременно они, по мнению Вергина, взяли на себя и обширное нравственное обязательство по соблюдению прав меньшинств и охране сербских исторических и культурных памятников (Die Welt. 17.2.2008).

Подробное освещение в немецких СМИ получили отклик официального Белграда на провозглашение независимости Косова, а также акции протеста сербов. Последняя тема имеет особую актуальность для Германии, поскольку ряд манифестаций прошел и на её территории, где проживает 600 тыс. сербов. Уклонение президента Сербии Бориса Тадича от участия в массовых антизападных демонстрациях в Белграде Энвер Робелли (Enver Robelli) трактует как прагматичное поведение "прозападного" лидера, "мужественно" противостоящего крайним националистическим настроениям сербского общества и готового к тесному сотрудничеству с международным сообществом для защиты прав косовских сербов (Sueddeutsche Zeitung. 22.2.2008). Президенту Тадичу противопоставляется глава правительства Сербии Воислав Коштуница, которого ряд немецких авторов прямо обвиняет в поддержке радикальных и националистических настроений. Томас Розер (Thomas Roser) пишет, что следы белградских беспорядков "ведут прямо в кабинет сербского премьера Коштуницы". Автор обвиняет Коштуницу в том, что подконтрольная ему полиция самоустранилась в начале беспорядков и тем самым сыграла на руку толпам погромщиков (Die Welt. 26.2.2008).

Примечательно, что в большинстве сообщений об акциях протеста сербов против независимости Косова немецкие СМИ подчеркивают, что участниками беспорядков на административной границе Косова выступали сербские солдаты запаса (Reservisten, Veteranen), многие из которых были одеты в камуфляжную форму. Этот образ широко эксплуатирует большинство западных информационных агентств. Тем самым они внушают своей аудитории мысль о том, что в акциях протеста участвуют не просто сербские мужчины призывного возраста, а "паракомбатанты", ветераны войны 1999 года (читай - участники "этнических чисток"), организованная и опасная сила, за спиной которой стоят вооруженные силы Сербии. Нетрудно заподозрить в этом психологическую подготовку западного общества к возможным жестким репрессиям натовских и албанских сил против сербских манифестантов.

Новостные материалы и комментарии немецкой прессы отражают изрядный пессимизм большой части общества и властных элит Германии в отношении жизнеспособности новорожденного государства косовских албанцев. "На слабом фундаменте" - так озаглавлена статья корреспондента Sueddeutsche Zeitung в Приштине Энвера Робелли. Ярким символом экономической и административной несостоятельности нового государства этот автор называет горы мусора на улицах столицы Косова, никем не убранные после празднования независимости. Система вывоза отходов в крае практически не функционирует, отсутствует регулярное электроснабжение, почти половина двухмиллионного населения Косова не имеет работы, более трети населения вынуждено жить на менее чем 1,5 евро в день, пишет Робелли. "Хотя у нас теперь есть независимость, мы пока еще не имеем государства" - приводит он слова хозяина магазина в Приштине. Робелли подчеркивает, что де-факто Косово остаётся расколотым по этническому принципу надвое. На севере края и в сербских анклавах действуют органы власти, подчиняющиеся Белграду, употребляются документы сербского образца (Sueddeutsche Zeitung. 18.2.2008).

Томас Шмид (Thomas Schmid) в статье "Почему Косово останется протекторатом" утверждает, что рождение "государственного младенца" в Европе не может восприниматься как повод для радости. По мнению Шмида, у нового образования отсутствует государственная идея, и само его возникновение является результатом не нормального политического процесса, а "вымогательского маневра". Все обещания косовских албанцев и их покровителей о создании многонационального Косова оказались химерой. Как пишет Шмид, албанцы могут рассказывать самим себе сказки и детски верить в то, что полезные ископаемые принесут краю благосостояние и что провозглашение независимости привлечет толпы иностранных инвесторов. Однако в действительности Косово обречено оставаться тем, чем оно является уже 9 лет - "несамостоятельной общностью, протекторатом" (Die Welt. 18.2.2008).

Марк Хох (Marc Hoch) пишет, что рождение нового государства на Балканах не вызвало воодушевления ни у кого в Европе. Международно-правовые основы провозглашения суверенитета Косова небесспорны. Всем очевидно, что независимое Косово недееспособно экономически и, следовательно, долгие годы будет вынуждено существовать за счет помощи запада. Однако экономические санкции против Косова, которыми угрожает Белград, Хох называет "борьбой с ветряными мельницами" и говорит, что продукты первой необходимости косовские албанцы вполне могут импортировать из третьих стран, а прекращение электроснабжения Косова может ухудшить и без того жалкие условия жизни косовских сербов. Свою статью Хох завершает менторским указанием на то, что и сербам, и косовским албанцам предстоит трудная психологическая работа: первым - по осознанию своей вины за прошлое и по преодолению кризиса национальной идентичности, вторым - по осмыслению того факта, что деньги и благосостояние не свалятся на них, подобно небесной манне (Sueddeutsche Zeitung. 18.2.2008). Одной из стержневых тем публикаций немецких СМИ о Косове является помощь Европы и, в частности Германии, в деле строительства основных государственных институтов Косова. Ряд газет, со ссылкой на представителей бундесвера, высказывает сомнения в способности косовских властей в краткие сроки создать дееспособные силовые структуры. Напомним, что план Ахтисаари предполагал, что собственные вооруженные силы Косова должны были быть сформированы и подготовлены к обеспечению безопасности края в течение 6 месяцев после провозглашения его независимости. Однако Sueddeutsche Zeitung приводит слова министра обороны ФРГ Франца-Йозефа Юнга (ХДС) о том, что формирование косовской армии численностью примерно 3.500 человек может затянуться и что основной объем работ по обеспечению безопасности в Косове придется по-прежнему выполнять натовскому контингенту KFOR (насчитывающему сейчас 16.000 человек) (Sueddeutsche Zeitung. 22.2.2008).

Внимание немецких СМИ привлекает и предстоящая деятельность в Косове представительств ЕС, в частности миссии Eulex. Как известно, в её рядах, насчитывающей около 1.800 полицейских, таможенников и чиновников юстиции из стран ЕС, наиболее многочисленной должна стать именно германская делегация. Эрих Ратфельдер (Erich Rathfelder) в статье "Советник с правом вето" высказывает опасения насчёт того, что миссия ЕС в Косове, вместо обещанной стройной администрации, может превратиться в "бюрократического монстра". Автор подчеркивает, что Евросоюз будет представлен в крае тремя отдельными подразделениями - политическим представительством IOC/EUSR, полицейско-правовой миссией Eulex и группой связи. Офис политического представителя ЕС Питера Фейта (Pieter Feith) должен получить широкие права наблюдения и вмешательства в дела края, вплоть до отмены решений правительства Косова, увольнения его чиновников, расследования дел о коррупции. Ссылаясь на опыт Боснии и Герцеговины, Ратфельдер предсказывает, что каждая из трех миссий ЕС рано или поздно начнет отстаивать свои собственные интересы и немалая часть их энергии уйдет на трения. Также автор убежден, что с органами Евросоюза принципиально не станут сотрудничать косовские сербы, а это в корне противоречит идее плана Ахтисаари, к которому апеллируют сторонники признания независимости Косова. Наконец, Ратфельдер ожидает, что даже албанское правительство Косова, сейчас поддерживающее идею миссии Евросоюза, может со временем начать неодобрительно относиться к могущественному наблюдателю, полномочия которого изрядно ограничивают суверенитет Приштины (Tageszeitung. 16.2.2008).

В интервью Sueddeutsche Zeitung Армандо Гарсиа-Шмидт (Armando Garcia-Schmidt), эксперт по Юго-Восточной Европе и европейской интеграции фонда Бертельсманна, говорит, что за десять лет управления международной миссии в Косове ей не удалось построить правовое многонациональное общество. Гарсиа-Шмидт глубоко сомневается в способности Евросоюза и миссии Eulex создать в Косове дееспособное государство. Наивно полагать, говорит эксперт, что благосостояние жителей Косова резко вырастет после провозглашения независимости (Sueddeutsche Zeitung. 19.2.2008). Норберт Мапперт-Нидик (Norbert Mappert-Niediek) полагает, что независимое Косово может надеяться на поддержку МВФ и Международного банка реконструкции и развития, в которых его покровители имеют большинство голосов, однако косоварам наглухо закрыта дорога в структуры ООН и ОБСЕ (Die Zeit online. 18.2.2008).

Общее настроение ведущих немецких СМИ в отношении новорожденной независимости Косова может быть охарактеризовано как осторожная тревога за перспективы процесса стабилизации на западных Балканах. Примечательно, что перечень потенциальных угроз делу умиротворения в регионе, с точки зрения немецких газет, отнюдь не ограничивается непримиримой позицией Белграда и вмешательством Москвы. Обозреватели немецких СМИ демонстрируют достаточно ясное понимание того, что экономическая несостоятельность Косова и незрелость государственных институтов его албанского большинства неизбежно лягут тяжким бременем на плечи объединенной Европы. Наконец, заслуживают внимания и мысли немецких публицистов о том, что преодоление косовского кризиса может быть затруднено неустранимыми разногласиями в лагере стран Евросоюза и неготовностью его собственных бюрократических структур к разрешению выросшего на почве Косова поля комплекса прецедентных правовых, административных и политических проблем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.