Левон Мелик-Шахназарян: Косово - когда политика доминирует над правом

Балканы, 25 февраля 2008, 17:52 — REGNUM  

Итак, 17 февраля произошло давно ожидаемое: власти Косово приняли декларацию о независимости. Решение это было тут же поддержано руководством ряда крупных стран, объявивших о признании нового государственного образования в Европе. Поспешность с признанием привела к морально-правовому абсурду. Так, спустя всего два дня после провозглашения независимости Косово, состоялось посвященное этой проблеме заседание Совбеза ООН, на котором выступали представители стран (США, Англия, Франция) уже успевших официально признать или заявить о скором признании государства Косово. Понятно, что в этих условиях никаких содержательных прений быть не могло, ибо представители стран в ООН или Совбезе этой организации обязаны защищать точку зрения своего государства. Таким образом, посвященное проблеме Косово заседание Совбеза ООН приняло формальный характер, и изначально было обречено на отсутствие какого-либо решения. Тем не менее, аргументы в пользу позиции тех или иных стран, прозвучали.

Главные аргументы сторонников независимости Косово:

1. Нельзя игнорировать волю населения края.

2. Режим Милошевича доставил албанцам Косово столько неприятностей, что отныне их совместное проживание не представляется возможным.

3. У албанцев и сербов разная культура.

Противники независимости Косово исходили из того, что:

1. Признание независимости Косово приведет к "эффекту домино" в более чем двух сотнях регионах мира.

2. Нарушается один из основополагающих принципов европейского общежития - территориальная неприкосновенность государств.

Как это нередко бывает в подобных случаях, стороны остались при своем мнении, решения принято не было, что практически освободило остальные страны мира от каких-либо обязательств по отношению к Косово. Фактически Совбез ООН повторил проторенную Советом Европы дорожку, ибо европейские страны также не смогли прийти к единому мнению по этому вопросу. Теперь любая страна мира вольна в своем решении признавать или, наоборот, не признавать Косово.

Сложившаяся ситуация вовсе не означает отсутствия правовых регуляторов для подобных случаев. Правовые нормы существуют, более того: право народов на самоопределение никоим образом не противоречит принципу территориальной целостности государств. Международное право имеет четкую градацию и любые принципы, в том числе и принцип территориальной целостности государств, имеет исключительно рекомендательный характер. Между тем, признание права народов на самоопределение является обязательным для всех стран, ратифицировавших Пакт о правах человека. Другое дело, как достигается исходная ситуация для реализации права на самоопределение.

Правом на самоопределение наделена компактно проживающая этническая группа, составляющая большинство во входящем в состав признанного государства определенном регионе. Однако одного этого фактора явно недостаточно. Признание за этническим большинством права на самоопределение корректно лишь в том случае, если самоопределяющийся этнос проживает на исторически принадлежащей ему территории, является коренным, автохтонным народом. Именно о таких случаях идет речь в принятой в сентябре прошлого года Декларации ООН о правах коренных народов. В противном случае этническое большинство может быть достигнуто за счет насильственных действий, депортации, геноцида и т.д. Таким образом, право на самоопределение имеет еще и историко-морально-этическую подоплеку. И не учитывать этот фактор было бы преступной беспечностью, провоцирующей межнациональные столкновения.

Коренные народы, проживающие на своей исконной родине, входящей в состав инонационального государства, делегируют общегосударственным органам право на защиту их интересов как внутри страны, так и на международной арене. В случае, если государство не выполняет возложенные на него обязательства, возникает ситуация, при которой коренные народы прибегают к праву на самоопределение.

К сожалению, ряд крупных государств нередко игнорирует приведенные основополагающие факторы международного права, что зачастую приводит к кровавым столкновениям между соседними народами. Именно по этой причине многие государства, не являющиеся членами ООН (равно, как и страны-члены ООН), сегодня не спешат с признанием Косово.

В самом деле: казалось бы, НКР, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье и другие самопровозглашенные государства сегодня должны быть довольны парадом государств, спешащих признать Косово. Только так ли это на самом деле?

Возьмем для примера нагорно-карабахский конфликт. На первый поверхностный взгляд между НКР и Косово много общего. И в Карабахе и в Косово право на самоопределение реализовало этническое большинство; и в Карабахе и в Косово самоопределившееся население апеллирует к международному праву; и Карабахе и в Косово самоопределение сопровождалось боевыми действиями. Однако при более детальном рассмотрении данные совпадения, не говоря уже о различиях, о которых будет сказано ниже, оказываются мнимыми. Так, армяне в Карабахе являются автохтонами и на протяжении всей истории составляли там выраженное большинство, в том числе и в период пребывания края в пределах Азербайджанской ССР. Косовары-албанцы (бывшие иллирийцы) автохтонами в Косово не являются. Край они стали заселять в период владычества там Османской империи. Принимавшие ислам и переселявшиеся в Косово албанцы освобождались от обременительных налогов, что и привело к их значительному увеличению в крае. Примерно в середине ХIХ века количество албанцев косоваров сравнялось с сербами. После Второй Мировой войны И. Тито, вынашивающий планы объединения Югославии с Болгарией и Албанией, переселил в Косово из Албании свыше 400 тысяч албанцев. Объединения, как известно, не произошло, однако переселившиеся в Косово и пользовавшиеся государственной поддержкой албанцы успели там прочно обосноваться. Стоит отметить, что Тито был этническим хорватом, а и без того непростые отношения между хорватами и сербами окончательно испортились в годы войны. В 1999 году, вследствие агрессии НАТО против Сербии, Косово были вынуждены покинуть еще около 250 тысяч сербов. Таким образом, этническое большинство албанцев в Косово является следствием дискриминационной политики Османской империи, преступной ошибки И. Тито и военных действий НАТО против Сербии.

Второе. В ходе национально-освободительной борьбы население Нагорного Карабаха последовательно реализовало все требования международного права и законодательства Союза ССР, из состава которого и вычленилась Нагорно-Карабахская Республика. Это и обращение в конституционные органы СССР и Азербайджана, и отказ выйти из состава СССР вместе с Азербайджанской ССР, и проведение референдума среди населения и, наконец, провозглашение независимости на основе результатов референдума. В отличие от НКР, в Косово референдума не было, что является грубым нарушением требований международного права.

Наконец, НКР защищалась от военной агрессии Азербайджана на основе статьи 51 Устава ООН (Право на индивидуальную самооборону), о чем своевременно известила Совет Безопасности ООН. Население Косово не обладало подобной способностью к самоорганизации и смогло лишь породить неконтролируемые этнические отряды. После того, как сербская армия нейтрализовала большую часть нелегальных отрядов албанцев, в дело вмешалось возглавляемое США НАТО. Именно войска НАТО заставили сербскую армию покинуть Косово, а также способствовали депортации четверти миллиона сербов из Косово. Начиная с 1999 года, и по сей день Косово реально управляется военными подразделениями НАТО. Таким образом, можно констатировать, что Косово было оккупировано войсками НАТО и передано албанцам. Албанское население края не было способно к самоорганизации и не было готово к построению собственного суверенного государства. Данное обстоятельство привело к тому, что власти Косово просто не контролируют провозглашенную независимым государством территорию.

Сегодня на территории, провозглашенной Республикой Косово, отсутствует верховенство государства и закона. Лидеры албанцев Косово могут посещать отдельные регионы провозглашенной государством территории исключительно под прикрытием бронетехники НАТО; в разных поселениях Косово в хождении разные валюты; на территории Косово действуют два различных законодательства. Отметим, что на всей территории Нагорно-Карабахской Республики наличествует верховенство государства и закона.

Почему же созданное третьими силами практически на ровном месте Косово удостоилось признания со стороны многих стран? И почему НКР, провозгласившая свою государственную независимость 16 лет назад до сих пор не признана ни одним из государств-членов ООН? Ответ, как это ни прискорбно, следует искать не в правовом, а в политическом поле.

Сербия - православное славянское государство - представляется Западу неким подобием "троянского коня" России в Европе. В свою очередь, Россия видится Западу в качестве наиболее конкурентной экономической и геополитической соперницы в регионе. Вместе с тем, сильная православная Сербия всегда беспокоила протестантско-католический мир. Расчленение Сербии, таким образом, кроме ослабления влияния Белграда в Европе, является частью задачи по ограничению геополитической мощи России. Кроме того, массовое признание Косово является своеобразным "месседжем" национальным автономиям на территории России.

Однако не стоит считать, что западный мир един в стремлении признать Косово. У многих стран Европы наличествуют схожие национальные проблемы, и признание Косово способно поставить их в затруднительное положение. "Эффект домино", о котором предупреждали противники признания государственной независимости Косово, действительно может сработать. Сегодня Европа раскололась на противников и сторонников признания Косово. Среди стран Европы наблюдаются новые полюса и новые союзы. Данное обстоятельство явно выгодно Вашингтону, главному "спонсору" независимости Косово. Сильная, объединенная и экономически крепкая Европа, даже будучи союзником США, не внушает Вашингтону особого доверия. Так что "сотворение" Косово, как представляется, наиболее выгодно именно Вашингтону, который тем самым убивает сразу "двух зайцев" - ограничивает геополитические возможности России и дает щелчок по "носу" зазнавшейся Европе.

В свою очередь возможное признание НКР наталкивается на противодействие не только Азербайджана, но и Турции. В данном контексте значение этих стран следует рассматривать в контексте альтернативной России энергетической политики. Перефразируя известное изречение, можно сказать, что для Европы "нефть стоит мессы", то есть права.

В этой ситуации раздаются голоса, что Армении стоит признать как Косово, так и НКР. Как представляется, подобное решение было бы неправильным. Вряд ли стоит в мутных водах чужих политических игр искать золотую рыбку собственной независимости. В конце концов, Косово для сербского народа то же самое, что и Нахичевань для армянского. В 1921 году этот исконно армянский край был отторгнут от Армении на основе договора между большевистской Россией и кемалистской Турцией. Да и судьба Карабаха удивительно напоминает судьбу Косово. Как известно, в июле 1921 года Нагорный Карабах был отнят у Армении и передан Азербайджанской ССР на основании решения партийного органа третьей страны. Война 1988-94 годов стала прямым следствием волюнтаристского и незаконного решения того времени.

Сказанное, однако, отнюдь не означает, что события вокруг Косово должны игнорироваться дипломатией армянских государств. Как представляется, внешнеполитическим ведомствам Армении и НКР необходимо направить в ООН правовую папку по провозглашению НКР. Папка должна содержать в себе не только правовое обоснование независимости НКР, но и этапы построения государства. На основании представленных документов предложить ООН признать государственную независимость Нагорно-Карабахской Республики. Аналогичные документы следует отправить во все страны мира. Трудно представить, какие у них могут найтись основания для отказа. Особенно у стран, признавших незаконную независимость Косово.

Левон Мелик-Шахназарян - политический аналитик

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.