Приднестровский конфликт начался с национального и языкового вопросов: интервью полпреда президента ПМР в приднестровском парламенте

Кишинёв, 16 февраля 2008, 02:16 — REGNUM  

В связи с приближающимся решением косовского вопроса заметно активизировались дискуссии о путях урегулирования "замороженных" конфликтов на постсоветском пространстве и перспективах непризнанных государств. Полномочный представитель президента Приднестровской Молдавской Республики в Верховном совете Виталий Глебов с 1985 по 1989 г. являлся депутатом Верховного совета Молдавской ССР от Тараклийского района Молдавии. 20 февраля 1990 года был избран депутатом Верховного совета МССР от Тирасполя. С 1995 по 2000 г. возглавлял палату представителей ВС ПМР. В интервью корреспонденту ИА REGNUM Виталий Глебов вспоминает историю молдавско-приднестровского конфликта и рассуждает о способах его преодоления.

ИА REGNUM: Что, на ваш взгляд, послужило причинами создания самостоятельной Приднестровской Молдавской Республики? Какую роль в этом сыграл Верховный совет МССР?

Все началось в 89-90 гг. с обсуждения национальных вопросов. Поначалу это носило невинный характер. В парке им. Штефана чел Маре в Кишиневе на аллеях, носящих имена поэтов и писателей, собирались группы. Мы - депутаты южных районов МССР и Приднестровья - тогда обращали внимание членов ЦК КП Молдавии, что это не просто сборы литераторов. Нам объяснили, что это перестройка и нужно людям дать возможность высказаться. Никто же не учел, что у этой категории людей своеобразная жизнь, почерк, мышление. А они стали себя ассоциировать с главенствующей и достойной первенства нацией. Потом начали организовываться митинги - Великое национальное собрание, затем появился Народный фронт Молдавии. Сюда привлекались люди из близлежащих сел. В основном это были Колорашский, Ниспаренский, Страшенский и другие районы. Были и представители от Приднестровья - во главе с Ильей Илашку. В митингах принимали участие студенты, в основном мединститута. Тогда роль играли не финансы. Это, скорее, была пропаганда. Тогда же возник вопрос о языках. В Верховном совете МССР был разработан проект закона. Его опубликовали в СМИ. Вариантов было несколько, но лишь для того, чтобы соблюсти формальности. Прежде всего, молдавский язык объявили единственным государственным. Что это означало? Перевод всей документации на молдавский язык и более того, на латинскую графику. Ученую степень ты защитить не можешь - надо знать молдавский язык. В вузах вводится преподавание на молдавском языке - преподаватели, не знавшие молдавского языка, стали ненужными. Мы, в свою очередь, предлагали ввести два государственных языка - русский и молдавский. Еще одна статья, с которой мы кардинально не соглашались, приравнивала знание молдавского языка к профессиональному качеству. Люди, получившие знания в тех же вузах Советской Молдавии, становились "непрофессионалами" только из-за незнания языка. Против этого, безусловно, протестовали. Я и тогда, и сегодня говорю: "Человек, который владеет несколькими языками, - это богатый человек". Но здесь дело в другом. Я вспоминаю военные годы. У меня мать жила в Слободзее, по ночам под лампой сидела и переводила на молдавский русскую литературу, чтобы потом прочесть лекцию. Так мы на чем учились? На русской литературе. О каком главенстве языка тогда можно говорить! А молодежи куда деваться? Мы говорили о том, что развивать изучение молдавского языка надо постепенно, в течение лет 15-20. Тогда этот вопрос можно было бы решить безболезненно. Тот, кто пошел в 1989 году в первый класс, по окончании школы знал бы молдавский язык. Но на это молдавские политики идти не хотели. Таким образом, целая армия людей, которые родились и жили в украинских, болгарских, гагаузских селах, осталась не у дел. Их потенциал, и профессиональные способности оказались невостребованными по единственной причине - из-за незнания молдавского языка. Вот что было страшно! Тогда же возник вопрос: что делать Приднестровью? Сразу было заявлено, что молдаване в Приднестровье - не молдаване. Если Бессарабия - это часть Румынии, то на территории нынешней ПМР проживает обрусевшая часть населения. Закон о языке - единственный закон, который сыграл решающую роль в судьбе Приднестровья. Нельзя сказать, что в Молдавии не знали о том, что здесь происходит, или не обращали на это внимание. Сюда приезжали рабочие группы, пытались вести переговоры, но о чем могла идти речь, если мы не могли отстоять свое мнение там, в Кишиневе, на сессии Верховного совета МССР?

ИА REGNUM: Почему большая часть депутатов от Приднестровья прекратила работу в Верховном совете МССР в 1990 году?

А смысла не было. Ну, мог ты подойти к микрофону и выступить, бросить реплику, но на это никто не реагировал. Уже была четко выработана определенная линия молдавских политиков.

ИА REGNUM: Что, на ваш взгляд, стало поводом к походу на Гагаузию и военному конфликту с Приднестровьем?

Гагаузия начала требовать статуса автономии, причем не той, которая создана сейчас, а по типу автономных республик в составе СССР. Гагаузы не совершали никаких экстремистских действий, не создавали бандитских группировок, как это потом представлялось властями Молдавии. Люди жили мирно, но из-за принятия закона о языке они становились непригодными обществу. Им и без того нелегко жилось: Гагаузия - это Буджакская степь, где нет промышленности, а кругом одна степь и проблемы с достаточным количеством питьевой воды. При советской власти развитие региона стимулировали, к населению относились с уважением, и вдруг гагаузы опять становятся никем. Вот в чем главная причина! Это и заставило их требовать автономию. Молдавскому руководству это, естественно, не понравилось. (В октябре 1990 года в качестве реакции на взятый властями Молдавской ССР курс на объединение с Румынией самопровозглашенная Гагаузская Республика объявила о начале выборов в Верховный совет Гагаузии. Это послужило предлогом для отправки в Гагаузию автоколонны с активистами Народного фронта Молдавии и "волонтеров" из Румынии в сопровождении отрядов милиции с целью срыва выборов и подавления гагаузского движения за национальную независимость. "Поход на Гагаузию" возглавил премьер-министр Молдавии Мирча Друк. Акция повлекла за собой жертвы среди населения Гагаузии. Эскалации конфликта удалось избежать благодаря вмешательству частей Вооруженных сил СССР - прим. ИА REGNUM). Да, потом Гагаузии дали автономию, но сделали это только на бумаге (23 декабря 2004 года парламент Молдавии принял закон "Об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)", которым придал Гагаузии статус автономного территориального округа - прим. ИА REGNUM). Гагаузский народ не учел одного: нельзя законом определять структуру государства, надо вносить изменения в конституцию. В Приднестровье ведь тоже не сразу пошли на создание республики. Мы изначально предлагали создание экономической зоны. Да, Приднестровье отчисляло бы налоги в Молдавию, но мы бы самостоятельно решали, что производить, какие отрасли развивать, сами искали рынки сбыта. Это решение было принято на заседании I чрезвычайного съезда депутатов всех уровней Приднестровья (2 июля 1990 года в Парканах состоялся I съезд депутатов всех уровней Приднестровья от 9 районов и городов. Участие в нем приняли 673 делегата. В ходе съезда избран координационный совет по социально-экономическому развитию региона во главе с Игорем Смирновым, а также принята декларация по этому вопросу - прим. ИА REGNUM). Здесь мы бы решали и кадровые вопросы, могли строить отношения с другими государствами или регионами. Решение съезда было передано молдавскому руководству, однако ответ был отрицательным. Потом была встреча руководителей крупных предприятий с Мирчей Снегуром. Я также принимал в ней участие. Но когда мы поняли, что разговор не получается, уехали ни с чем. Только потом в Приднестровье началось построение государства. Что в итоге и вызвало вооруженную агрессию со стороны Молдавии.

ИА REGNUM: Кого вы считаете лично ответственным за эти события?

Если говорить масштабно, то во всех грехах я виню Горбачева. Он же и выдвинул лозунг "Берите на местах [суверенитета] столько, сколько можете вынести" (с подобным заявлением в 1990 г. выступил не Горбачев, а председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин, обращаясь к российским автономиям - ИА REGNUM). Эта сумасшедшая фраза и привела к тому, что каждый начал брать. А в первую очередь берут самостоятельность. ЦК Компартии Молдавии тогда растерялся, потому что не находил поддержки в Москве. Никто не понимал, что надо делать. Все растерялись. Если называть лидеров... Это сумасбродная Лари (Леонида Лари - молдавская поэтесса. Весной 1989 года она заявила, что возрождение нации дороже собственной семьи, а священник Петру Бубуруз обвенчалась ее с памятником Штефану чел Маре в Кишиневе - прим. ИА REGNUM), Ион Косташ (экс-министр внутренних дел и обороны Молдавии - прим. ИА REGNUM).Но они шли не сами. Вот тут, мне кажется, было определенное влияние извне. Снегур (первый президент Молдавии Мирча Снегур - прим. ИА REGNUM) потом говорил, что был в командировке и не знал о случившемся. Но когда он вернулся, хоть кто-то был наказан? Кого-то он снял с должности, посадил в тюрьму?

ИА REGNUM: Как вы оцениваете роли основных участников молдавско-приднестровского конфликта с обеих сторон?

В 1990 году все шло к размежеванию. На заседании Верховного совета МССР Игоря Смирнова исключают из ЦК КП Молдавии за события в Приднестровье. А почему ни всех нас? Когда мы пытались донести точку зрения приднестровцев, на нас не обращали внимания. А что оставалось делать населению левобережья Днестра, если его воля не учитывалась? Разорвать все отношения. В Приднестровье власть не захватывали вооруженным путем. Приднестровским политикам ее доверил сам народ. С этим нельзя не считаться. Если говорить о молдавской стороне... Раз Снегур возглавлял страну, значит, он и виноват. Иначе зачем тогда надо было браться. Правительство тогда возглавлял Сангели (Андрей Сангели - премьер-министр Молдавии с 1992 по 1996 г. - прим. ИА REGNUM), который как-то более лояльно относился к Приднестровью, но лояльность его закончилась тем, что он был снят с должности. Чубук стал премьер-министром. Мы с ним встречались, он принимал руководителей наших предприятий, помогал, но опять же долго не продержался. (С сентября 1992 по апрель 1994 года Ион Чубук был первым заместителем министра иностранных дел Молдавии, с января 1997 года по февраль 1999 года - премьер-министром Молдавии - прим. ИА REGNUM)

ИА REGNUM: Как вы считаете, вынесли ли какой-то урок из этих событий участники конфликта?

Урок можно вынести тогда, когда меняешь методы, формы и пути решения проблемы. Если молдавский парламент принял закон о статусе Приднестровья без обсуждения с самими приднестровцами, то о каком уроке может вестись разговор? (22 июля 2005 года на пленарном заседании парламента Молдавии был принят закон "Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья". Закон устанавливает статус Приднестровья как "особого автономно-территориального образования, являющегося неотъемлемой составной частью Республики Молдова", которое "в пределах полномочий, определенных Конституцией и законами Республики Молдова, решает вопросы, отнесенные к его ведению" - прим. ИА REGNUM). В 91-м в Дубоссарах вооруженные силы Молдавии пытались навязать свою власть, в Бендерах, как в Сталинграде, шли уличные бои. Это трагедия. Ее нельзя перечеркивать, а наоборот, надо отнестись с пониманием. Не нашли общий язык со старшим поколением, так находите его с более молодым. Приднестровские политики и сегодня готовы садиться за стол переговоров, но на равных условиях.

ИА REGNUM: Каким вы видите урегулирование молдавско-приднестровского вопроса в контексте приближающегося к решению косовского вопроса?

Меня удивляет, как с действиями одних государств можно соглашаться, а других - нет. Правильно Путин сказал, нельзя действовать двойными стандартами. Деление мира будет продолжаться еще долго. Все государства созданы искусственно и в результате войн. Например, венгры тоже имеют в Румынии определенную территорию, которая в свое время также была присоединена к этому государству. Они тоже не будут терпеть, если с ними будут поступать так, как с Приднестровьем. И таких примеров привести по миру можно много. Приднестровью и Молдавии необходимо в первую очередь решить экономические вопросы. Не политические, не военные, а именно экономические. Сегодня Молдавия зажимает Приднестровье экономически, и о каком сближении в этой ситуации может идти речь?

ИА REGNUM: Как вы рассматриваете перспективу существования Приднестровья и Молдавии в едином государстве?

Мне сложно сейчас говорить об этом. Евросоюз на чем основывается? На договорах. Давайте будем основываться на договорах. Завтра, если население обоих берегов захочет иметь одного президента, - будет избран один. Но для начала должен быть подписан и, главное, исполняться договор, не ущемляющий прав друг друга.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.