У Южной Осетии есть больше юридических прав на независимость, нежели у Косово: интервью

Цхинвал, 14 февраля 2008, 16:15 — REGNUM  Интервью с министром иностранных дел Южной Осетии Муратом Джиоевым.

ИА REGNUM: В ближайшее время ожидается провозглашение независимости Косово. И судя по всему, ведущие западные страны признают независимость края, всячески подчеркивая уникальность Косовского случая. Насколько справедливы, на Ваш взгляд, подобные утверждения и станет ли ожидающееся обретение независимости Косово прецедентом в вопросе с Южной Осетией?

В последнее время в международном сообществе идет много разговоров о решении проблемы Косово. Я считаю, что любой народ, если он действует в рамках международного права, имеет право на независимость и самоопределение. Именно из этих позиций исходил народ Южной Осетии в 1990 году, когда на фоне распада Советского Союза провозгласил республику и постепенно, шаг за шагом, пришел к объявлению независимости в 1992 году. Западные политики часто говорят нам о том, что стремление к независимости косовского народа - уникальное явление и не может распространяться на другие народы, также стремящиеся к международному признанию. Мы обычно говорим, что для Южной Осетии Косово не является прецедентом в нашем стремлении к независимости и международному признанию, ибо, как я уже говорил, наша республика была образована в 1990 году, мы провозгласили независимость и провели соответствующий референдум 1992 году, тогда как косовская проблема возникла в 1999 году. Но хотят того на Западе или нет, признание независимости Косово станет прецедентом в признании новых государств и этого не может отрицать никто. И именно об этом говорят представители российской внешней политики: косовский прецедент станет прецедентом в международном масштабе. Говоря же об отличиях косовского вопроса и югоосетинского, можно сказать, что у нас есть больше юридических прав и исторических обоснований добиваться признания нашего государства. Косово только сейчас собирается провозгласить независимость. У них нет признанных атрибутов государственности (флага, гимна, герба, конституции), у нас все это давно существует. То есть в этом плане Косово не может быть для нас образцом для подражания - мы все эти этапы прошли давно. И если международное сообщество признает Косово, то получится, что принцип территориальной целостности государств будет в очередной раз нарушен, ибо Косово собирается выходить из Сербии - государства образовавшееся в свое время при распаде Югославии. То есть один раз принцип территориальной целостности Югославии был нарушен, а сейчас этот принцип нарушается в отношении Сербии. Тогда как Южная Осетия не входила и не входит в государство Грузия, которое было признано международным сообществом после распада СССР. Наше государство образовалось в ходе распада Советского Союза, и к моменту, когда Советский Союз прекратил свое существование, мы фактически уже вышли из состава союзной республики Грузия. Соответственно к территориальной целостности нынешней Грузии мы не имеем никакого отношения и признаем ее территориальную целостность, как соседнего государства. Мы готовы строить с Грузией добрососедские отношения и эти отношения должны быть на равных основаниях. Именно на этих основаниях мы ведем диалог по урегулированию грузино-осетинских отношений.

Ведущие российские политики (глава МИД РФ Сергей Лавров, вице-премьер Сергей Иванов) заявили, что не признают независимость Южной Осетии и Абхазии сразу же после признания Косово. Как вы прокомментируйте эти заявления и позицию России в отношении Южной Осетии в целом?

Мы не видим в позиции России ничего нового. Россия неоднократно заявляла и заявляет, что косовская проблема должна решаться в соответствии с международным правом и в результате диалога между Сербией и Косово. Повторяю, что мы в свою очередь готовы и ведем подобный диалог с Грузией. У нас есть все основания, чтобы ждать и требовать от международного сообщества и отдельных государств уважения к нашим политико-правовым обоснованиям признания Южной Осетии, а какое государство это сделает в первую очередь для нас непринципиально. Да, наш народ ориентирован на Российскую Федерацию, абсолютное большинство населения республики - граждане России и мы впредь будем строить самые теплые отношения с Россией во всех сферах.

В 2006 году Абхазия, Приднестровье и Южная Осетия объединились в Сообщество "За демократию и права народов". Насколько эффективны контакты трех республик в рамках Сообщества и могут ли их народы рассчитывать на действенную взаимопомощь, учитывая угрозу возобновления боевых действий со стороны Грузии и Молдовы?

После распада Советского Союза на карте мира появился ряд государств, из них 15 были признании международным сообществом, 4 государства образовавшиеся в тех же условиях, к сожалению, до сих пор являются непризнанными. Я имею ввиду Республику Южная Осетия, Приднестровскую Молдавскую Республику, Республику Абхазия и Нагорно-Карабахскую Республику. У нас общие стремления, общие цели к равноправию со всеми государствами мира. Мы считаем, что распад Советского Союза завершится тогда, когда четыре наших государства тоже будут признаны как равноправные государства, образовавшиеся в результате распада СССР. Между нашими государствами существуют довольно хорошие контакты и связи, а в 2006 году Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье образовали сообщество "За демократию и права народов". Целью нашего объединения является совместное решение стоящих перед нами задач. В рамках сообщества у нас развиваются политические, культурные, социально-экономические связи. Между Республикой Южная Осетия и Республикой Абхазия, а также между Республикой Южная Осетия и Приднестровской Молдавской Республикой существуют двусторонние договора о дружбе и сотрудничестве, то есть у нас есть двусторонние и многосторонние контакты. И мы строим свои отношения так, что готовы к сотрудничеству во всех сферах, в том числе и в сфере защиты интересов и безопасности народов наших республик. В ближайшее время состоится очередная встреча министров иностранных дел трех республик, входящих в сообщество, где мы будем определять дальнейшие шаги по нашему взаимодействию на пути признания независимости наших государств, исходя из реалий, складывающихся в современном мире оп вопросам урегулирования конфликтов.

Каковы приоритетные направления во внешнеполитической деятельности Южной Осетии в обозримом будущем?

У нашего молодого государства есть несколько приоритетных направлений во внешней политике - это, прежде всего, стремление к признанию независимости нашего государства, то есть реализации волеизъявления нашего народа о независимости Южной Осетии, выраженного на двух референдумах. Следующее направление - это дальнейшее сближение с Российской Федерацией и с государствами, имеющими аналогичные с нами цели и задачи. И одни из важнейших приоритетов во внешнеполитической деятельности Южной Осетии - это, конечно же, урегулирование отношений с Грузией, с которой мы находимся в состоянии неурегулированного конфликта. Была агрессия со стороны Грузии против Южной Осетии, которая была остановлена, в основном, благодаря усилиям России и вводу миротворческих сил в 1992 году, и вот с тех пор конфликт остается неурегулированным. Более того, шаги грузинского руководства в последнее время свидетельствуют о том, что в Тбилиси не исключают силового решения грузино-осетинских противоречий. Наша же цель разрешение конфликта исключительно мирным путем. Мы неоднократно заявляли о своей готовности к мирному диалогу. Наш президент представлял мирные инициативы, которые были одобрены международным сообществом и посредниками. Я имею ввиду, в частности, проведение встречи на уровне президентов Грузии и Южной Осетии с целью подписания документа об отказе от применения силы в ходе урегулирования конфликта. К сожалению, грузинская сторона к этому пока не готова. Недавно, посредством Миссии ОБСЕ, мы направили письмо президента РЮО к президенту Грузии Саакашвили с предложением о встрече, мы обратились к посредникам - к Российской Федерации и ОБСЕ, с просьбой о содействии в организации подобной встречи, которая на наш взгляд стала бы хорошим импульсом к урегулированию конфликта именно в мирном русле. Повторяю, мы готовы к диалогу с Грузией и этот диалог должен быть равноправным. В то же время мы знаем позицию некоторых стран и отдельных "доброжелателей", которые рекомендуют нам рассматривать процесс урегулирования в рамках территориальной целостности Грузии. В связи с этим хотелось бы еще раз напомнить, что Южная Осетия не входила и не входит в Грузию и урегулирование не должно быть "внутригрузинским" делом. Это международное дело и мы готовы именно к равноправному диалогу. И в данном случае не совсем корректны напоминания о том, что в историческом прошлом было много случаев, когда осетины и грузины воевали против внешних завоевателей, вместе защищая Грузию. Да, история знает много случаев, когда осетины приходили на помощь Грузии в борьбе против монгольских, турецких или персидских завоевателей, но это была помощь добровольная, помощь соседу. И сейчас мы выступаем за добрососедские отношения, но добрососедство не значит, чтобы один сосед сидел на плечах у другого и говорил ему: "давай дружить". Добрые соседи должны жить в горизонтальной плоскости и вот тогда дружба будет полноценной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail