Соцопросы - это форма давления на психику людей: интервью кандидата в президенты Армении Армана Меликяна

Баку, 11 февраля 2008, 10:55 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает цикл интервью с кандидатами в президенты Армении. На президентских выборах 19 февраля баллотируются девять кандидатов: премьер-министр Серж Саркисян, лидер Национально-демократического союза Вазген Манукян (третье интервью цикла), первый президент Армении Левон Тер-Петросян, глава партии "Национальное единение" Арташес Гегамян (второе интервью цикла), лидер партии "Оринац Еркир", экс-спикер Артур Багдасарян, член бюро АРФД, кандидат от АРФД, вице-спикер Ваан Ованнисян (первое интервью цикла), лидер "Народной партии" Тигран Карапетян (четвертое интервью цикла), экс-советник президента НКР Арман Меликян и глава партии "Национальное согласие" Арам Арутюнян (пятое интервью цикла).

На этот раз наш собеседник - Арман Меликян.

ИА REGNUM: Г-н Меликян, что послужило причиной вашего решения баллотироваться на пост главы государства? Что вас не устраивает в программах других кандидатов и каковы основные отличия вашей предвыборной программы?

В Армении есть проблемы как внутреннего характера, так и внешнего, как краткосрочного, так и долгосрочного характера, и их надо решать. Моя предвыборная программа предполагает не только внутригосударственные изменения, но и изменения во внешней политике, в частности, по нагорно-карабахскому урегулированию. Мои подходы уникальны в том смысле, что ни одна другая политическая сила в Армении не придерживается этих подходов. Программа по урегулированию карабахского конфликта базируется на том принципе, что Армения вообще не должна заниматься проблемой территорий, находящихся в статусе пояса безопасности НКР. Эти территории должны быть переданы на правах частной собственности армянам - беженцам из Азербайджана, число которых превышает 500 тыс., на этом вопрос территорий должен быть закрыт. Признание НКР принадлежит к числу тех вопросов, которыми Армения и Нагорный Карабах могут заниматься совместно. Безусловно, есть вопросы, которые Ереван может обсуждать с Баку, однако основной блок проблем, связанных с урегулированием, должен обсуждать Нагорный Карабах с Азербайджаном. Мы также должны изменить повестку переговоров, поскольку нынешняя исключает обсуждение проблемы армянских беженцев из Азербайджана, что свидетельствует об асимметричности подхода. Благодаря тому, что этот вопрос не обсуждается, азербайджанская сторона получила возможность для представления армянской стороны как страны-агрессора, а также предъявления претензий к Армении и требований возвращения территорий, которые, по сути дела, Азербайджан потерял в результате развязанной им же войны. Я хочу, чтобы мы выровняли ситуацию и в основу переговорного процесса был поставлен принцип соблюдения основополагающих прав человека, в том числе права наций на самоопределение. Это право с армянской стороны уже соблюдено - на территории бывшей Азербайджанской ССР на равной правовой основе сформировано два государства - Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика. И если мы в основу всего ставим соблюдение прав человека, то это в равной степени относится как к Азербайджану, так и к Нагорному Карабаху, и на этой основе мы сможем найти взаимоприемлемое решение.

Что касается отраженных в программе внутренних проблем Армении, то, по нашему мнению, в стране сформировалась коррупционная система государственного управления. Коррупция проникла во все сферы государственной жизни, и подавляющее большинство населения Армении так или иначе вовлечено в коррупционные процессы. У меня есть четкая программа по выводу страны из этой ситуации. Кроме того, я провожу четкие различия между отдельными случаями коррупции, которые существуют во всем мире и в нашей коррупционной системе. В других странах эти проявления порицаются законом и народом, у нас же правоохранительные органы, по сути, сами вовлечены в этот процесс и сами с собой бороться не будут. В этом случае правовые методы неприменимы, и необходимо принятие президентом страны политического решения, которое должно быть доведено до всех органов управления. Необходимо сформировать новую ситуацию, которая сама по себе не будет питать коррупционные стремления госчиновников. Когда мы достигнем этого в сфере госуправления, мы достигнем и разъединения бизнеса и власти. Сегодня завершился процесс срастания бизнеса с властью, что привело к монополизации экономики страны, которая, исключая конкуренцию в целом, тормозит развитие экономики. Коррупционная система государственного управления приводит к стагнации и регрессу во всех сферах государственной жизни и социума. Без решения этой проблемы остальные просто неразрешимы.

ИА REGNUM: Вы отметили, что для борьбы с коррупционной системой государственного управления необходимо политическое решение президента страны. Кто из 9 кандидатов в президенты Армении, по-вашему, способен справиться с этой задачей?

В программах других кандидатов нет соответствующих подходов.

ИА REGNUM: Вы исключаете возможность того, что кто-то из кандидатов, став президентом, прислушается к положениям, отраженным в вашей программе?

Моя программа нацелена на реализацию, а пути реализации могут быть разными. Я бы хотел услышать соответствующие подходы в программах других кандидатов до того, как кто-то из них станет президентом. Но я не исключаю, что, если президентом стану я, следующему главе государства эти подходы будут как интересны, так и необходимы. Конечно, в этом вопросе необходимо сотрудничество, поскольку это не вопрос, а государственный приоритет. Достичь этого приоритета лучше раньше, чем позже.

ИА REGNUM: На фоне массовых митингов в стране, проводимых практически всеми кандидатами в президенты, вы выглядите наиболее пассивным. Как в этих условиях вы намерены бороться за президентское кресло?

Это только видимость. Они создают вокруг себя много шума, и им кажется, что это поможет им стать президентом. Армения - маленькая страна, тут все обо всех все знают. Поэтому любой рациональный подход не останется незамеченным. Мы тоже выезжаем в районы, встречаемся с избирателями. Люди прекрасно информированы, они все знают. Скажу одно - известность многих из кандидатов отрицательно влияет на их рейтинг. В этом смысле важно то, что я не пытаюсь заниматься саморекламой, я предлагаю пути выхода из создавшейся ситуации, которые находят отклик у людей. Мы заявили, что нашей предвыборной тактикой будет абсолютное уважение к гражданам. Мы уважаем их право на получение информации, мы обеспечиваем их информацией. Но мы не заходили ни к кому в квартиру с предложением или просьбой отдать нам голос. Любое давление на гражданина я считаю неприемлемым, он должен получить информацию и сделать свой выбор на основе собственных умозаключений. Агрессивная форма агитации - это не наш путь, а наш подход очень эффективен.

ИА REGNUM: Тем не менее, даже если учесть, что выбранная вами тактика эффективна, согласно результатам различных социологических опросов, продолжает лидировать кандидат от власти. Насколько правильно отражена, по-вашему, ситуация в данных соцопросах?

Некоторые наши социологи, пожалуй, могли бы обойтись и без первого тура и заявить, что действующий премьер-министр - уже президент. Соцопросы - это определенная форма давления на психику людей.

Что касается возможности проведения второго тура, то, учитывая "традиции" фальсификаций прошлых выборов, на этот раз также будут применяться подобные механизмы для достижения победы в первом же туре. Но я считаю, что второй тур будет и для этого есть все предпосылки. Я имел возможность ознакомиться с результатами опроса Gallup - там очень интересные данные, но никакого отношения к рейтингу кандидатов не имеют. И Левон Тер-Петросян, и Серж Саркисян лидируют по числу голосов, которые им отданы не будут, а это порядка 50%. Я не настолько "упертый", чтобы считать, что я обязательно буду во втором туре, а после второго стану первым. Все может быть, и я трезво оцениваю свои шансы. За выход во второй тур также вполне могут побороться и кандидат от АРФ "Дашнакцутюн", и первый президент Армении, и кандидат от власти. Но в действительности никто не знает реальный расклад сил. И Серж Саркисян, и Левон Тер-Петросян заявляют, что они выиграют в первом же туре, я же в этом глубоко сомневаюсь.

ИА REGNUM: Не опасаетесь ли вы остаться после выборов ни с чем, как это произошло с заместителем министра иностранных дел Нагорного Карабаха Масисом Маиляном, который баллотировался на пост главы Карабаха?

Я не для того вступил в предвыборную гонку, чтобы обязательно с чем-то "остаться". Я останусь со своими подходами, идеями, и они будут работать и дальше. Если ты вступаешь в борьбу, ты должен в равной степени быть готовым и к выигрышу, и к проигрышу, страхи тут просто неуместны. Если человек имеет такие страхи, то ему лучше сидеть дома и не высовываться.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете предвыборную ситуацию в целом? Чем, по-вашему, могут обернуться взрывы предвыборных штабов, заявления о покушении на жизнь одного из кандидатов в президенты, пожары и митинги? С учетом всего этого возможно ли ожидать развертывания каких-то революционных сценариев?

Если даже в адрес кандидата в президенты Артура Багдасаряна звучали угрозы расправы, то странно, что он это воспринял всерьез. Потому что серьезно настроенные товарищи никогда об этом заранее не заявляют, а сразу приступают к действиям. Во всем этом есть элемент театрализованности, он, наверное, присущ многим странам, естественно, с местной спецификой. Где-то салюты, где-то воздушные шарики, а у нас - взрывы. У нас всегда все протекает своеобразно. На парламентских выборах тоже были взрывы. Но обычно в этих происшествиях люди не страдают, это просто предвыборный фейерверк. Я не предвижу революционных сценариев, я вижу возможность серьезного гражданского противостояния, в котором будут виноваты как правящая партия, так и экс-правящее Армянское общенациональное движение. Однако сегодня это скорее не политическое противостояние, а борьба за собственность.

ИА REGNUM: Возможно ли, что указанное вами гражданское противостояние в итоге перерастет в известную в международной практике "цветную революцию"? Могут ли пополниться ряды оппозиции, в особенности с учетом того факта, что последние выступления АРФД насыщены критикой в адрес властей?

Нет. Потому что если ситуация обострится, это перерастет в мордобой. К сожалению, нынешняя ситуация далека от политического диалога. Что касается АРФД, то сложно что-либо предсказать. Они всегда ориентируются по ситуации, в какой ситуации они окажутся ближе к выборам, я судить не берусь.

ИА REGNUM: По вашим оценкам, не противоречит ли декларируемое Арменией углубление отношений с НАТО с ее членством в ОДКБ?

В вопросе внешней политики Армения стоит "раскорякой". Непонятно, то она стремится в Европу, то хочет сохранить отношения с Россией. Все это связано с плохим пониманием геополитических процессов и реальных интересов сверхдержав и ЕС. Я считаю, что поспешное стремление в Европу не оправдано, не потому, что Европа плохая, а потому, что мы не так ей нужны. Весь план сближения с Европой строился на том, что завтра Турция станет членом ЕС и ее границы будут проходить по границам Армении. Однако Европа также не нуждается и в Анкаре, поэтому европейское сообщество сделает все, чтобы Турция не стала членом ЕС. В этой связи наше стремление в Европу может оказаться преждевременным и ненужным. Кроме того, нынешняя реальность такова - ядерный зонтик предоставляет Россия. С ней у Армении тесные экономические и политические отношения, а также военно-политический союз, и не стоит об этом стыдливо умалчивать. И в обозримом будущем лично я больших изменений в этом вопросе не предвижу.

ИА REGNUM: Если Европе не нужна ни Армения, ни Турция, насколько, по-вашему, она нуждается в Грузии?

Грузией больше заинтересованы США. Сегодня Европа лишена достаточных рычагов влияния на Южном Кавказе. Благодаря Грузии обеспечивается поток энергоносителей с Востока на Запад. Однако, пока существует карабахская проблема, коммуникационные пути, которые в потенциале будут идти с Запада на Восток, не будут гарантированы. В этой связи США выгодно, чтобы статус-кво в карабахском вопросе сохранялся и не происходили изменения территориальных границ с тем, чтобы, обеспечив поток энергоресурсов с Востока на Запад, не допустить поток технологий из Европы в Юго-Восточную Азию. С другой стороны, США необходимо сохранить свое влияние на Европу, поэтому, обеспечив односторонний энергокоридор и не давая возможности сухопутной прямой связи между Западом и Юго-Восточной Азией, они препятствуют росту конкурентоспособности Европы. России также выгодно сохранять статус-кво, поскольку тем самым она имеет возможность контролировать и энергопоставки. Кроме того, это также обеспечивает зависимость Европы от России, которая будет возрастать и в будущем.

ИА REGNUM: То есть, по вашим оценкам, статус-кво в карабахском конфликте является результатом заинтересованности сверхдержав?

Если бы русские, американцы и европейцы решили, что мы должны сдать не только освобожденные территории, но и Карабах, и даже Армению, нам пришлось бы сделать это. У нас нет потенциала сопротивления глобальным интересам. Но мы должны использовать свои возможности для заселения территорий в составе Нагорного Карабаха и признания НКР. Не стоит сейчас пытаться изменить статус-кво наперекор желанию сверхдержав, тем более во вред нам.

ИА REGNUM: Какова ваша позиция по вопросу международного признания Геноцида армян? Считаете ли вы, что этот вопрос должен оставаться в повестке внешней политики Армении или политика в этом вопросе до 1998 года была более эффективной?

Мы вообще должны перевести отношения со своими соседями в правовую плоскость. Единственный документ, регулирующий армяно-турецкие отношения, это Карский договор. И я предлагаю созвать международную конференцию с участием государств-подписантов и обсудить его. Турция, Азербайджан и Грузия пролонгировали действие этого договора, а Армения нет. Давайте обсудим. Тем более, что этот договор подтверждает дееспособность Московского договора. Территории Карской области, Игдира и Нахичевани перестали быть собственностью Армении в результате фиктивного референдума, проведенного Турцией среди так называемого местного населения, которое якобы высказалось за то, чтобы быть в составе или Турции, или под протекторатом Азербайджана. Карабах также провел референдум и принял решение о своей независимости. И каким образом сегодня те референдумы и тот договор дееспособны, а проведенный в Карабахе референдум нет? Но это только кончик клубка, который мы должны распутать. Наверно, рано говорить о вечной дружбе, но это уже начало, это путь.

Что касается Геноцида армян, то сегодня этот вопрос стал картой, которая разыгрывается без реального участия самой Армении. В частности, ЕС использует этот вопрос с целью создания препятствий вступлению Турции в организацию. И этот вопрос представляет для них ценность, пока он не разрешен. Это некий потенциал, которым можно пригрозить. Это козырь, который они не хотят разыгрывать, поскольку он потеряет свою ценность, а нужен ли нам козырь в руках других - это уже вопрос.

Ни до, ни после 1998 года политика Армении в вопросе признания Геноцида не была цельной. До 1998 года говорилось, что этот вопрос не входит в повестку внешней политики страны, хотя на самом деле он является таковым без ведома властей, помимо их воли. После 1998 года этот вопрос официально стал одним из приоритетных в повестке дня внешней политики, однако реальных результатов в двусторонних отношениях это не дало. Плохо ли это или хорошо, я не берусь судить. Важно то, что он не является вопросом одной лишь Армении, следует перейти на двусторонний и неопосредованный диалог. Так и должно быть в карабахском вопросе. У Армении с Азербайджаном может быть одна повестка переговоров, в у Карабаха с Азербайджаном - другая. Прямые переговоры всегда полезнее опосредованных.

Биографическая справка:

Меликян Арман Варданович родился 11 марта 1963 в Ереване. Выпускник иранского отделения факультета востоковедения Ереванского госуниверситета. В 1999 году Меликян занял должность посла по особым поручениям Министерства иностранных дел Армении, в 2004-2005 гг. был министром иностранных дел Нагорного Карабаха. С 2006 года занимает должность советника президента НКР по внешнеполитическим вопросам. Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.04.17
Администрация Севморпути может стать единым арктическим оператором
NB!
27.04.17
В ЕС через еврейское кладбище: обзор инфраструктуры Украины
NB!
27.04.17
Удар по Сирии: Как пойдут отношения между США и РФ дальше – The Strategist
NB!
27.04.17
Лететь в Египет еще не время, считают 70% жителей России: опрос
NB!
27.04.17
МИД Франции опубликовал «доказательства» вины Асада в химатаке в Идлибе
NB!
27.04.17
На решение всех проблем многодетных семей в бюджете Краснодара денег нет
NB!
27.04.17
Плавали плохо: Глава Хакасии неожиданно отправил в отставку правительство
NB!
27.04.17
Ремонт или снос: Оренбург может потерять здание, где учился Гагарин
NB!
27.04.17
«На рубль надавил Путин»
NB!
27.04.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Сергей Долгорук
NB!
27.04.17
Начнет ли Трамп военную операцию США на юге Сирии? – The National Interest
NB!
27.04.17
«Нефть от провала удержит доллар»
NB!
27.04.17
Первый в России: На Кубани открыли питомник саженцев винограда
NB!
27.04.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 27 апреля
NB!
27.04.17
Послание Лукашенко: вместо споров — переговоры
NB!
27.04.17
Юань проседает третий день подряд по отношению к доллару США
NB!
27.04.17
Машина, делающая из людей деньги
NB!
27.04.17
Олигарх-социалист: свежо предание, да верится с трудом
NB!
27.04.17
Гробокопательский законопроект: разброд и шатание
NB!
27.04.17
Административный ресурс против популизма — кто кого?
NB!
27.04.17
Война, ставшая результатом беспечности
NB!
27.04.17
Новосибирцы отстояли свои права. Кто победитель – и кто проигравший?