Действия Эстонии противоречат базовым европейским стандартам: интервью депутата Европарламента Сары Вагенкнехт

Рига, 11 Февраля 2008, 00:01 — REGNUM  

14 января в Таллине начался процесс над защитниками памятника Воину-освободителю ("Бронзовый солдат"). Обвинение утверждает, что лидеры общественного движения "Ночной дозор" Дмитрий Линтер, Максим Рева и Димитрий Кленский вместе с учеником таллинской гимназии Марком Сирыком, которого власти называют представителем российского молодежного движения "Наши" в Эстонии, организовали массовые беспорядки в Таллине 26-28 апреля.Согласно материалам дела, "массовые беспорядки сопровождались погромами, разрушениями, поджогами и сопротивлением представителям власти". Согласно статье 238 Уголовного кодекса Эстонии, в случае признания обвиняемых виновными в организации массовых беспорядков им грозит тюремное заключение сроком до пяти лет. В конце января Таллин посетила депутат европарламента от Германии Сара Вагенкнехт. После возвращения из Эстонии госпожа Вагенкнехт опубликовала на собственном сайте жесткий комментарий к тому, что она увидела на процессе. В эксклюзивном интервью ИА REGNUM Вагенкнехт поясняет, почему она заняла такую позицию.

ИА REGNUM: Госпожа Вагенкнехт, скажите, почему Вы поехали в Таллин наблюдать за процессом по делу обвиняемых в организации беспорядков 26-28 апреля?

Я опасалась (и сейчас опасаюсь), что процесс над этой четверкой, обвиненной в организации беспорядков в апреле прошлого года, пройдет незамеченным. Как мне кажется, это было бы проявлением вопиющего безразличия к оскорбительным обвинениям, которые были предъявлены этим четверым людям эстонскими властями и которые, насколько я знаю, необоснованны. Я считаю очень важной задачей, связанной с моими обязанностями депутата Европейского парламента, следить за тем, что происходит вокруг и пытаться пролить свет на проблемы, которые я считаю важными и о которых могут забыть. К сожалению, этот судебный процесс можно причислить к таким проблемам, потому что, увы, в Европейском союзе есть такая общая тенденция - отворачиваться, когда основные права игнорируются самими членам ЕС. Евросоюз незамедлительно выносит свое суждение о том, что случается вне его. А когда речь заходит о нарушениях, допущенных самими членами союза, ЕС с готовностью закрывает на это глаза.

Именно это происходит, на мой взгляд, во всех сферах, связанных с событиями вокруг так называемого Бронзового солдата в Таллине. Я внимательно наблюдала за развитием ситуации и поставила вопрос перед Еврокомиссией, когда стало известно, что власти собираются перенести памятник. Ответ, полученный мной тогда от ЕС, заключался в том, что это внутреннее дело, и такая же позиция преобладала, когда стало известно о беспорядках и злоупотреблениях правоохранительных органов в Эстонии. Совершенно очевидно, что такая же позиция сохранилась и в отношении последовавшего судебного процесса. В связи с этим мне кажется еще более важным присутствовать на суде, чтобы продемонстрировать, что процесс не пройдет незамеченным и что есть общественный интерес к нему за пределами Эстонии как касаемо того, что происходит с этими четырьмя людьми, так и в том, что касается ситуации в целом в Эстонии, а ситуация эта очень проблематична, особенно в области положения русскоязычного меньшинства.

ИА REGNUM: В комментарии Вы пишете, что есть основания подозревать, что правительство Эстонии само спровоцировало беспорядки на улицах Таллина в апреле 2007 года. На основании чего у Вас появились такие подозрения?

Было более чем очевидно, что перенос антифашистского памятника станет провокацией для русскоязычного меньшинства, для которого памятник очень символичен. Поползновения на судьбу памятника со стороны эстонских властей начались еще задолго до прошлогодних апрельских событий. Постоянно предпринимались попытки изменить его внешний вид и постепенно избавиться от "Бронзового солдата" как напоминания об антифашистском прошлом. Все эти предшествующие действия предпринимались с осознанием того, что это задевает русскоязычное население. Однако когда эстонские власти решили перенести памятник вовсе, это было несомненной провокацией. Это становится более очевидным, если обратить внимание на дату: перенос был осуществлен непосредственно перед годовщиной победы над фашизмом. Даже президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес в интервью германскому журналу "Шпигель" в июне 2007 года косвенно признал это, сказав, что с его точки зрения, "перенос памятника не был хорошей идеей", но был осуществлен из соображений общественной безопасности, поскольку "он раздражал эстонцев". Тем не менее, далее он говорит, что "русские, в свою очередь, настаивали, что это священное место и что любые изменения будут кощунством". Как еще можно рассматривать перенос "священного места" кроме как провокацию?

ИА REGNUM: В апреле 2007 основная масса европейских политиков назвала события в Таллине внутренним делом страны. Почему Вы так не считаете?

К сожалению, такое отношение в Евросоюзе не претерпело изменений. Как я уже говорила, это очень типичный подход европейских политиков - считать всё, что происходит внутри ЕС внутренним делом, особенно там, где это совпадает с главенствующими политическими идеями. С моей точки зрения, ситуация в Эстонии сыграла на руку европейским политикам, чтобы опосредованно задеть Россию, прямо не говоря об этом. Более чем ясно, что большинство руководителей европейских стран если не совсем полностью согласились, то, по меньшей мере, симпатизировали действиям эстонского правительства, очень хорошо осознавая, что это противоречило стандартам, приверженность к которым ЕС всегда подчеркивал - соблюдение прав человека, толерантность к альтернативным мнениям, уважение свободы выражения, согласованный антифашистский подход, открытость для критики, право на демонстрации, обязательность соблюдения прав человека полицией и органами безопасности. Всё это было проигнорировано в Эстонии во время апрельских событий. Тем не менее, они прошли при молчаливом согласии Евросоюза. Это можно объяснить только всеобщим желанием в самом ЕС закрыть глаза на этот процесс при сильных антироссийских настроениях, преобладающих в Европе, которые особенно хорошо чувствуются в Эстонии как в одном из трех государств - членов Евросоюза, которые раньше входили в состав СССР.

С другой стороны, и на это тоже следует обратить внимание, было четкое намерение использовать весьма сомнительные обвинения в так называемых кибер-атаках, которым якобы подверглась Эстония во время апрельских событий, с тем чтобы заставить НАТО разработать новую стратегию в борьбе против кибертерроризма. Есть весьма занятная деталь: если верить сообщениям СМИ, один из обвиняемых в осуществлении этих "кибер-атак" недавно был признан виновным судом в Таллине и оштрафован на 1000 евро. Это делает всю ситуацию еще более сомнительной, во всяком случае, размер штрафа никак не сочетается со значимостью самой предполагаемой кибер-атаки. История с кибер-атаками, похоже, только на руку для всех тех в Евросоюзе, США и НАТО, кто хотел бы предложить новую программу действий НАТО.

ИА REGNUM: Чем для Евросоюза может быть опасен прецедент этого судебного разбирательства?

Проблема, с которой уже столкнулся Европейский союз, в том, что стандарты занижаются конкретными прецедентами и реальными процессами. Если вы посмотрите на ситуацию с правами меньшинств в Эстонии, в голову невольно приходит мысль о том, что есть некое общее желание испытать там то, что может стать реальностью позднее где-то еще. То же самое касается и других прав, закрепленных в европейских соглашениях. Становится все больше и больше стран, которые используются как полигон в ЕС в том, что касается занижения стандартов, чтобы еще активнее продвигать неолиберальную идею и ослаблять основные права. Это в особенности касается социальных стандартов и трудового права, но также верно и для других областей, как, например, безопасность хранения данных. Эстония, которая с таким энтузиазмом работает над тем, чтобы стать современным технологичным обществом, похоже, страдает от недостатка защиты данных. Это стало серьезной проблемой, на мой взгляд, и в ходе судебного процесса в Таллине. Похоже, что предоставленные властями предполагаемые доказательства базируются преимущественно на игнорировании требований безопасности данных. Понятно, что недостаточная защищенность в этой области вызывает серьезную обеспокоенность относительно соблюдения эстонскими властями элементарного права на неприкосновенность частной жизни.

ИА REGNUM: Вы не боитесь, что в связи с Вашей позицией эстонские политики обвинят Вас в связи с Кремлем?

Это уже происходит, и это для меня не стало сюрпризом. Всегда самый простой способ - подвергать испытанию и нападать на того, кто не придерживается общего главенствующего мнения. Но что я такого делаю? Я всего лишь прошу сам Евросоюз придерживаться устанавливаемых им стандартов. Если я становлюсь "марионеткой Кремля", если выступаю против признания преступниками антифашистов и призываю предоставить полные права русскоязычному меньшинству, что ж, я готова. Я не собираюсь относиться как к должному к тому, что представители русскоязычного меньшинства лишены основных прав и в большинстве своем не только не имеют гражданства, но и считаются чужаками в своей собственной стране. Я всего лишь выступаю за те же самые стандарты, которые эстонские политики, с таким рвением желавшие присоединиться к ЕС, с большой готовностью взяли на себя при вступлении в Евросоюз. Если они сейчас создают двойные стандарты в отношении этих самых прав, я вижу в этом проблему и не могу не думать, что это всего лишь смена вывески, проведенная не искренне, а из конъюнктурных соображений.

ИА REGNUM: Собираетесь ли Вы дальше что-нибудь предпринимать для разъяснения в Европарламенте своей позиции по этому таллинскому делу?

Я обязательно буду следить за развитием событий и искать пути информирования общественности об этом. Сейчас я думаю над тем, в каком направлении двигаться дальше. Ясно одно - мое наблюдение за ситуацией в Эстонии не закончится на моей поездке в Эстонию на прошлой неделе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
19.01.17
Львов провоцирует противостояние между Варшавой и Киевом
NB!
19.01.17
Некуда деваться: Украина готова покупать российский газ
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
Турция становится еще ближе к России
NB!
19.01.17
«Заявление Шувалова вызвало шок на рынке, но это лишь первый залп»
NB!
19.01.17
Украина убивает экосистему Днестра
NB!
19.01.17
Додон признал за Молдавией $6 млрд приднестровского долга за российский газ
NB!
19.01.17
«Внешняя политика США при Обаме стала провалом» — The Foreign Policy
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
Западноафриканские войска готовы вторгнуться в Гамбию
NB!
19.01.17
«Решение о переводе выплат бюджетникам на карту «Мир» не пересмотрят»
NB!
19.01.17
СКР возбудил дело о махинациях на выборах в Воронежской области
NB!
19.01.17
Комитет рекомендовал ГД поддержать декриминализацию побоев во II чтении
NB!
19.01.17
США должны поддержать создание курдского государства — NI
NB!
19.01.17
Financial Times: «Пришло время США дрожать»
NB!
19.01.17
Волгоград: Ученые и историки против переноса краеведческого музея
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
The National Interest: Почему системы THAAD США – «красная черта» для КНР?
NB!
19.01.17
«За два года Минкульт заключил 15 незаконных сделок по госзакупкам»
NB!
19.01.17
Вторая профессия для священника: у РПЦ финансовые трудности?