Исторический облик Читы сохраняется с трудом: редактор "Энциклопедии Забайкалья" Михаил Константинов

Чита, 8 февраля 2008, 12:29 — REGNUM  

Факт того, что здание является памятником историко-культурного наследия и охраняется государством, в российских городах, в том числе и в Чите, зачастую ничего не значит. Такую точку зрения в беседе с корреспондентом ИА REGNUM 8 февраля высказал доктор исторических наук, проректор Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета, научный редактор "Энциклопедии Забайкалья" Михаил Константинов.

ИА REGNUM: Михаил Васильевич, насколько серьёзна проблема сохранения памятников архитектуры в Чите?

Проблема эта чрезвычайно серьёзна не только на региональном, но и на федеральном уровне. Более того, ситуация подчас кажется патовой, потому что никто этими вопросами серьёзно и аналитически заниматься не намерен. Значительное число архитектурных объектов признаны памятниками и занесены в федеральные списки, изменить которые на уровне региона никто не правомочен.

В Чите несколько сот деревянных и каменных зданий являются памятниками историко-архитектурного наследия, статус которых утверждён в Москве. Но к памятникам необходимо относиться, как к памятникам. Для их реставрации необходимо выделять средства. Если это жилые дома, то необходимо выделять средства на благоустройство этих зданий, чтобы люди жили и радовались, что они, благодаря случайностям судьбы, оказались в здании, которое охраняется государством. На самом деле всё происходит иначе.

Обозначение того, что памятник охраняется государством, ничего не значит. В большинстве своём это ветхие строения, жить в которых неудобно и тяжело. Вместе с тем само их наличие в городе свидетельствует о веках, об истории, о том, что Чита - не молодой город. В Сибири и на Дальнем Востоке должны быть не только такие города, как Ангарск, Братск или Краснокаменск с Первомайском, где возраст строений не превышает 50-60 лет. С геополитической точки зрения, в том числе и в связи с близостью к Китаю, наши города должны иметь исторические здания, которые символизирует то, что Россия в этих краях присутствует больше 350 лет - более 375 лет существует Якутск, 350 лет не так давно исполнилось городу Нерчинск, Иргенскому острогу и всему Российскому Забайкалью, 400 лет - Тобольску.

Таким образом, забота о памятниках архитектуры должна быть по-настоящему государственной. К чему приводит та ситуация, о которой мы говорим? Она приводит к стихийности и самостийности в решении судеб этих памятников. Они горят синим пламенем везде, где необходимо освободить площадку для строительства. При этом никто не ищет виновных. Через некоторое время на этих площадях появляются новые строения, а памятник порой не вычёркивается из списков, потому что необходима не только подготовка необходимой документации, но и решение Москвы.

ИА REGNUM: Эта ситуация типична только для Читы?

Происходит такое не только в Чите, но и в других городах Сибири, в том числе и в Иркутске. Это происходит и в Москве. Пожары в Манеже и некоторых других зданиях свидетельствуют о том, что даже на московском уровне решения этих проблем нет. Сносы таких гостиниц как "Россия" или "Москва" говорят о том, что такие площади стараются использовать в современных целях. В Чите же такие проблемы не могут решиться, потому что они завязаны на Москву. Федеральные списки никто на региональном уровне изменить не может. В итоге решение этой проблемы - пожары. Известны такие проблемы и за рубежом - в Италии, Франции, Испании. Так что это всеобщая беда. Для решения проблемы как минимум необходимо сказать всю правду на этот счёт и начать реальное обсуждение того, как организовать охрану того, что называется памятниками. В некоторых случаях нужна государственная воля. В Читинской области в качестве примера можно привести Бутинский дворец или Успенскую церковь. Если Бутинский дворец отчасти реставрирован, то Успенская церковь - самая старинное каменное здание от Байкала до Тихого океана начала XVIII века - стоит сегодня полуразрушенная. Ко всему прочему она стоит в виду железной дороги - Транссиба. Успенская церковь может быть ярчайшим памятником российской государственности на востоке России. Но государство не находит возможности для выделения денег на её реконструкцию. И это не от того даже, что государство такое плохое, а от того ещё, что эти вопросы длительное время не решались вовсе. Проблема слишком запущена.

ИА REGNUM: Облик Читы с годами меняется. Как вы оцениваете эти изменения?

В целом положительно. В Чите работают сотни башенных кранов, и это приятно. Тем не менее, есть некоторые архитектурные решения, которые вызывают удивление. Причём не только с точки зрения профессионалов, но и с точки зрения обывателей. Вот одно из строений, которое построено между ОДОРА (Областной дом офицеров Российской Армии - ИА REGNUM) и Драматическим театром. Оно закрыло вид с Театральной площади на ОДОРА и с ОДОРА на Театральную площадь, и выглядит в этом архитектурном ансамбле нелепым отростком. Некоторые высотные строения в центральной части города, построенные во дворах... совсем не понятно, для чего это сделано. В целом, я повторюсь, это позитивная тенденция - замены старой архитектуры советского времени, представленной, к примеру, хрущёвками и зданиями тюремного вида.

Ошибки такого плана допускались и раньше. Так, насколько я знаю, не по правилам золотого сечения построен Дворец искусств. То есть в архитектурной практике такое случается. Ошибки эти трудно исправимы, фактически вообще неисправимы. Это не промашки сапёров, но всё же...

ИА REGNUM: Исторический облик города при этом удаётся сохранить?

С трудом. Есть опасность, что он будет разрушаться по той самой причине, что памятники, находящиеся под охраной государства, фактически не охраняются. Опять же, историческая застройка исторической застройкой, но необходимо делать так, чтобы людям было удобно жить. Необходимо грамотное сочетание исторических традиций и современных требований. Но есть и такие города, которые необходимо сохранить именно с точки зрения историко-музейной направленности. Например, земля Новгорода настолько ценна, что строить что либо там можно только тогда, когда котлован будет вырыт руками археологов. В XV веке это был крупнейший город Европы, а теперь это стотысячник. Понятно, что о развитии промышленности там речи не идёт.

Есть несколько альтернативных вариантов сохранения архитектурных памятников. Например, в Иркутске некоторые деревянные строения в центре города отдали разного рода организациям, которые провели там ремонт и устроили, к примеру, гостиницы. При этом организациям выставляются обязательные условия по реконструкции, восстановлению архитектурного облика и так далее.

Ещё один вариант - создание музея под открытым небом, куда могут быть перевезены некоторые строения, сохранение которых на прежнем месте нецелесообразно или невозможно. Примеры таких музеев есть у наших соседей - на окраине Улан-Удэ и по пути из Иркутска на Байкал в селе Тальцы. Ещё один пример - село Шушенское в Красноярском крае. В Чите такой музей может быть создан на Титовской сопке в районе Сохотино. Это место примечательно не только наличием площадки необходимого размера и прекрасными пейзажами, но и наличием всей необходимой инфраструктуры.

Кроме этого возможно создание заповедной зоны в черте города, где сохраняются уже существующие памятники архитектуры и перемещаются объекты из других районов города. Пример такой заповедной зоны есть в Якутске. В Чите такую зону пока ещё можно создать между улицами Чкалова и Бабушкина.

ИА REGNUM: С 1 января 2008 года разрешено оформлять памятники федерального значения в региональную собственность с их последующей приватизацией. Как вы оцениваете эти изменения в законодательстве?

Несмотря на то, что эта проблема более актуальна для центральных городов, для Читы этот вопрос тоже не праздный. Особенность проблемы памятников ещё и в том, что скульптуры, стоящие на центральных улицах городов, должны иметь большую выразительность и народное признание, должны стать святыми местами, если хотите. А это далеко не всегда удаётся. Не так часто устанавливаются эти памятники, но иногда принципы, не связанные с историей, принципы финансовые, приводят к негативным фактам. Взять памятник пограничникам на улице Чкалова. Отлично видно, что там основные все пропорции человеческого тела изменены. Размеры головы и кулака, к примеру, одинаковы. Это очень существенные ошибки скульптора. Такие памятники могут вызывать насмешки. Памятник Владимиру Ленину на центральной площади города - это антихудожественный памятник. Его в принципе не надо было ставить в таком виде, не потому что это Ленин или не Ленин, а потому что это ярчайшее антихудожественное явление. Кажется, что никто не обращает на это внимания. На самом деле, внимание на это обращает молодёжь, которая, присмотревшись, быстро и без проблем находит свои оценки и свои эпитеты. Поскольку это очень политизированный момент, речь не идёт о моментальных действиях, но о правильной оценке происходящего, чтобы в дальнейшем не допускать таких ошибок.

Времена идут, сменяются идеологии, и какие-то памятники могут исчезать. Но некоторые из них выдерживают проверку временем. Достойные памятники сохраняются, несмотря на все перемены общественной идеологии, а есть памятники, которые проверки временем не выдерживают.

Примеры прошедших через века памятников - это знаменитый памятник Петру I Этьена Мориса Фальконе и Бартоломео Карло Растрелли, памятник Николаю I Клодта, памятник Мятешина Екатерине II или памятник Кибальникова Ленину и Октябрьской революции.

Пример достойного памятника в Чите - памятник расстрелянным революционерам на Титовской сопке. Он достаточно скромен, но отражает историю Дальневосточной республики. При этом он полуразрушен. В своё время я ставил вопрос о том, чтобы был восстановлен Лунинский крест. Его восстановили и сделали чугунным - лиственничный нынче особо не поставишь - сожгут тут же. Одно время шла речь о памятнике декабристам, но вопрос этот пока не решается. В Чите важно сохранить Церковь декабристов, а то найдутся те, кто захотят разрушить этот музей. Это тоже нарушит исторический облик города.

Государство длительное время не может решить проблему памятников за свой счёт. Появляется идея передать часть памятников в частные руки - это вынужденный шаг, направленный на попытки сохранения памятников истории и культуры. Государство должно выделять средства, а они не выделяются. Поэтому, возможно, надо подключить частный капитал. При этом речь не идёт об абсолютной частной собственности на памятники. Есть регламентация - что можно делать, а чего нельзя. Конечно, будут нарушения, и должен быть налажен контроль со стороны государства. Иначе говоря, практика приватизации возможна, но под государственным контролем.

Справка ИА REGNUM:

Дворец Бутина в городе Нерчинск Читинской области с 1995 года является памятником архитектуры и градостроительства федерального значения. По информации "Энциклопедии Забайкалья", дворец и усадебные постройки выполнены по заказу нерчинских золотопромышленников - братьев Бутиных. Начало строительства дворца относится к 1864 году. Двери комнат декорированы накладными резными элементами из ценных пород дерева; паркетный пол выполнен из даурского красного дерева; парадную лестницу украшал огромный витраж "Архангел Михаил, поражающий дьявола", изготовленный в 1857 года в мюнхенской мастерской, музыкальный зал украшали огромные венецианские зеркала. В настоящий момент сохранились дворец, каретные ряды, водонапорная башня с оранжереей, хозпостройка и складские корпуса. Уцелели шесть зеркал, привезенных с Всемирной Парижской выставки 1878 года, в том числе и самое большое размером 5,1 на 5,1 метра. К 350-летию Нерчинска в 2003 году проведена реставрация первой очереди - парадной части и больших зеркал дворца, в здании размещен краеведческий музей. Финансирование второй и третьей очереди реконструкции фактически не ведётся.

Церковь Успения Божией Матери расположена в селе Калинино Нерчинского района. По информации "Энциклопедии Забайкалья", в 1664 году на месте Нелюдского (Нерчинского) острога основан самый восточный в России Нерчинский Успенский мужской монастырь. Здесь отбывал ссылку протопоп Аввакум. В 1706 году начато строительство главного храма. Здание церкви заброшено, церковь не действует.

Михайло-Архангельская церковь, в которой располагается музей "Церковь декабристов" является памятником архитектуры и градостроительства республиканского значения с 1974 года. По информации "Энциклопедии Забайкалья" построена в 1776 году вместо сгоревшей острожной из толстых лиственничных брёвен. Расположена в старой части города на месте Читинского острога. Единственный пример культовой деревянной архитектуры XVIII века в Забайкалье. В здании венчались декабристы, отбывавшие ссылку в Читу. У стен церкви расположены могилы дочери декабристов Волконских - Софьи и жены декабриста Завалишина. Музей в здании открыт в 1985 году.

Лунинский крест - памятное место, связанное с пребыванием декабристов в Чите в 1827-30 годах. По информации "Энциклопедии Забайкалья", декабрист Лунин при участии других декабристов установил большой деревянный крест рядом с могилой оставшегося неизвестным солдата, отбывавшего каторгу за участие в восстании лейб-гвардии Семёновского полка в Санкт-Петербурге в 1820 году. Крест и могила располагались на приметном мысе у северного фаса Титовской сопки, откуда открывался вид на долину реки Чита, читинское селение с деревянной церковью и окружающими пространство сопками. Этот пейзаж с крестом на переднем плане запечатлен на акварелях декабриста Н.А. Бестужева. Фактически этот крест стал первым гражданским памятником в Забайкалье. Крест сохранялся до 1860-х годов. В дальнейшем утрачен, как и место погребения солдата-каторжанина. В 1998 году на месте Лунинского креста состоялось торжественное открытие и освящение чугунного креста. В 2002 вместо креста возведена часовня Святого Александра Невского.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.02.17
Умер народный артист РСФСР Алексей Петренко
NB!
23.02.17
Единственный президент США, избранный единогласно
NB!
23.02.17
«Порту» потерпел заслуженное поражение от «Ювентуса»
NB!
23.02.17
Первая игра «Лестера» в плей-офф Лиги Чемпионов завершилась поражением
NB!
23.02.17
«Пали целые поколения героев. Полюбите хотя бы одного из них...»
NB!
22.02.17
Имея тотальное преимущество, «Реал» сенсационно проиграл «Валенсии»
NB!
22.02.17
«МЮ» одержал две победы над «Сент-Этьеном» и прошел в четвертьфинал турнира
NB!
22.02.17
Закон о бессрочной бесплатной приватизации жилья вступил в силу
NB!
22.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 22 февраля
NB!
22.02.17
Выплаты бюджетникам переводятся на карту «Мир»: тарифы пока под вопросом
NB!
22.02.17
«Подготовка губернаторского резерва — главная задача правящей партии»
NB!
22.02.17
В России созданы Войска информационных операций — Шойгу
NB!
22.02.17
Парламентские выборы в Эквадоре: у оппозиции 64 мандата. У левых — 67 мест
NB!
22.02.17
Святее папы римского: в Румынии испугались разморозки отношений с Россией
NB!
22.02.17
«Заметных перемен в связи с обновлением губернаторского корпуса не будет»
NB!
22.02.17
«Пойдет и победит»: перспективы Витко на выборах губернатора Севастополя
NB!
22.02.17
Стрельба в центре Оренбурга: ранены две девушки
NB!
22.02.17
Колумбия: оппозиция готовит корректировку мирных договоров с FARC-EP
NB!
22.02.17
«Фирташа задержали по запросу Испании, но уйти добыча может в США»
NB!
22.02.17
Киев усилил блокаду. ЛНР обвинила Украину в остановке подачи воды
NB!
22.02.17
Лидер ЛДПР разглядел «цветную революцию» в зале Госдумы
NB!
22.02.17
Порошенко: РФ угрожает Украине полномасштабной войной