Правозащитник о деле Алексаняна: Доказать связь между заболеванием и пребыванием человека в заключении еще никому не удавалось

Москва, 6 февраля 2008, 13:09 — REGNUM  Громкое дело бывшего исполнительного вице-президента "ЮКОСа" Василия Алексаняна, обвиняемого в присвоении и отмывании денежных средств, добытых преступным путем, и страдающего рядом тяжелых заболеваний, привлекло внимание российского общества к проблеме соблюдения прав человека в отношении заключенных, включая подозреваемых, находящихся в предварительном заключении.

Напомним, Василий Алексанян, будучи ВИЧ-положительным, находясь почти два года в московском следственном изоляторе, заболел туберкулезом. За последние годы Европейским судом по правам человека было принято несколько положительных решений по жалобам граждан России на жестокие и бесчеловечные условия содержания в заключении, включая заражение туберкулезом. Наибольшую известность получило первое дело такого рода - "Калашников против России" (2002), которое закончилось тем, что Страсбургский суд признал условия содержания истца в СИЗО нарушающими Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, т.е. фактически пыточными, и постановил выплатить ему компенсацию в размере 8 тыс. евро. Между тем попытки добиться того же на национальном уровне немногочисленны и пока остаются безуспешными. По просьбе ИА REGNUM данную проблему прокомментировал директор Центра содействия реформе уголовного правосудия, член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Валерий Абрамкин.

"Мне известно несколько попыток бывших заключенных подавать жалобы на то, что во время отбывания наказания они заразились туберкулезом, но положительных решений по таким жалобам не было, - сказал он. - Все упирается в невозможность доказать связь между заболеванием и пребыванием человека в заключении. Врачи, которые пишут экспертные заключения, утверждают, что заражение могло произойти еще на воле, а в тюрьме заболевание только проявилось. Доказать связь между условиями заключения и проявлением болезни тоже пока не удавалось. Мало того, эксперты считают, что условия лечения от туберкулеза в заключении объективно лучше, чем на воле. И это правда. При лечении от туберкулеза очень важно соблюдение режима, полное исключение спиртного и т.п. - все это действительно лучше обеспечивается в местах лишения свободы, где человека лечат фактически принудительно".

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в период с 2001 по 2007 г. заболеваемость туберкулезом в местах лишения свободы уменьшилась в 2,5 раза, смертность снизилась в 3,8 раза; в целом активной формой этого заболевания страдают около 45 тысяч заключенных.

Как полагает Валерий Абрамкин, успехи в борьбе с эпидемией туберкулеза в российских тюрьмах и лагерях вряд ли были столь впечатляющими, если бы не помощь западных и международных фондов и организаций. "Только в 2001 году, российское тюремное ведомство (оно тогда называлось ГУИН) получило от западных и международных фондов и организаций 450 млн. долларов на борьбу с тюремным туберкулезом. Для сравнения скажу, что все ассигнования на учреждения ГУИН из федерального бюджета составили в том же году около одного миллиарда долларов",- отметил правозащитник.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.