Тамбовский ученый: России необходима концепция сохранения памятников архитектуры

Тамбов, 1 февраля 2008, 18:44 — REGNUM  1 февраля в Тамбове открылся после реконструкции музей истории медицины Тамбовской области, разместившийся в бывшем загородном усадебном доме Лукьяненко. Президентским Указом от 20 февраля 1995 года этот дом был внесен в официальный перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения. Деньги на его капитальный ремонт поступили в регион по федеральной целевой программе сохранения объектов культурного наследия. Первой экспозицией отремонтированного музея стала выставка "Моршанский эрмитаж в Тамбове" - моршанский историко-художественный музей предоставил 80 экспонатов из своей коллекции сокровищ дворянских усадеб - живопись, графическая миниатюра, скульптура, прикладное искусство.

- Для достаточно старого города, как Тамбов, безусловно, необходима концепция сохранения памятников архитектуры, - отметила в беседе с корреспондентом ИА REGNUM ученый секретарь Тамбовского областного краеведческого музея, заслуженный работник культуры Альбина Ивановна Ухлинова. - Мы понимаем, что город, как живой организм, развивается: что-то утрачивается, что-то приобретается очень достойное с точки зрения архитектуры, но это, конечно, штучный товар. Тамбов, как таковой, сам является памятником архитектуры. Его планировка - это традиционная лучевая планировка российских городов, она остается, несмотря на застройку новых микрорайонов.

Конечно, желательно сохранить те памятники архитектуры, которые пощадило время. Я думаю, такой пункт должен быть внесен в генеральный план развития города. Насколько я знаю, генплан развития Тамбова составлялся в конце 70-х годов прошлого века, сейчас готовится новый генеральный план реконструкции города, я думаю, его составляют грамотные архитекторы, и они внесут в него, как один из пунктов, сохранение памятников истории и, что самое важное, создание охранных зон для этих памятников. Любой памятник архитектуры требует какого-то пространства и смотрится в контексте этого пространства. Поэтому такой пункт в генплане важен.

...Что касается памятников как таковых, то мы сейчас находимся в одном из них - доме Лукьяненко. Я помню еще те времена, когда вокруг него существовал парк, были пруды. Это была очень симпатичная загородная усадьба. Теперь прудов нет, от парка тоже мало что осталось, дом взят городом в кольцо.

Но мы должны быть благодарны главному врачу 2-й городской больницы Якову Иосифовичу Фарберу, который, понимая значение памятника, оставил его в больничном комплексе, поместив в нем музей медицины. Шло время, дом ветшал, требовал капитальнейшего ремонта. И вот в 2007 году были выделены средства, и этот дом отреставрирован.

Нам очень приятно, что этот памятник русского классицизма, характерного для усадеб XVIII-XIX веков, не потерял своего облика. Внутренний интерьер его приспособлен для практического использования, и это правильно - здание живо, пока оно функционирует. Я думаю, мы должны выразить нашу общую благодарность областным властям, нашему управлению культуры за старания по сохранению этого памятника.

ИА REGNUM: В Тамбове есть еще один музей-памятник архитектуры, городская усадьба Чичериных, которая едва не погибла из-за людской халатности, и которую также счастливо восстановили после пожара...

А.У. - Это одна из жемчужин нашего города, - подтвердила А.Ухлинова. - Это деревянное здание, так мало их сохранилось. В начале 80-х по решению областного комитета партии в нем прошли очень большие реставрационные работы (с 1987 года - филиал областного краеведческого музея).

Мечта музейных работников - видеть этот комплекс городской усадьбы полностью музеефицированным: и хозяйственный двор, и постройки, которые в нем находятся. Это даст глоток свежего воздуха музею, здания хозяйственного двора позволят организовывать различные мероприятия - у Чичеринского музея есть отличная традиция театрализованных экскурсий.

Очень жаль, что Караул (другое имение Чичериных в Тамбовской области) мы утратили. Это напоминание о том, что нельзя откладывать охрану памятника: время, люди - памятник очень уязвим, особенно, когда не эксплуатируется.

ИА REGNUM: Но мы имеем и другие примеры, когда собственники памятников, что называется, лезут из кожи, стараясь вернуть ему прежний блеск...

А.У. - В Тамбове до последнего времени сохраняется очень интересная частная застройка. Много образцов провинциального модерна - иногда такие интересные образцы попадаются. Мы считаем, что тот же дом Асеевых - это эклектика, впитавшая в себя разные направления, смешение стилей.

Получилась очень интересная архитектура с плавными линиями, световыми окнами, освещающими мраморную лестницу, общей планировкой, росписями и светильниками. Конечно, все это нужно сохранить. Дом этот эксплуатируется как санаторий. Да, стараются они сохранить его, но функционирование в цокольном этаже лечебных кабинетов, кухни и столовой - это все нежелательно для знания, оно должно быть музеефицировано. Это пожелание многих, чтобы оно стало музеем.

ИА REGNUM: - А вот другой памятник, старинный купеческий Гостиный двор Тамбова, построенный в 1837 году, все эти годы сохраняет свое прямое назначение: вмещает действующие торговые ряды...

А.У. - Гостиный двор - это очень интересный памятник архитектуры, построен в стиле русского классицизма. В свое время член Союза архитекторов СССР, исследователь, автор книг по истории памятников Тамбощины Елизавета Николаевна Юстова приложила много усилий, чтобы реконструкция его была проведена максимально аутентично, в соответствии с требованиями исторической архитектуры. Но, конечно, там были отступления. Это тоже живое, меняющееся здание.

ИА REGNUM: Если бы не революция, Тамбов, вероятно, вошел в Золотое кольцо России... А.У. - Вообще в Тамбове было несколько десятков храмов, включая домовые церкви. Если бы все это сохранилось, силуэт Тамбова был бы очень обогащен. Я помню, как разрушали Никольскую церковь, она стояла на месте нынешнего монумента "Танк "Тамбовский колхозник"". Помню, как срывали колокола, как люди возмущались этим.

Кафедральный, Спасо-Преображенский собор - это наше родное здание, с начала 1930-х годов и до 1994-го года тамбовский краеведческий музей размещался в этом здании. Он начал свое существование с огромной антирелигиозной выставки. Но, надо отдать должное руководителям музея, никто не покусился на то, чтобы росписи, внутреннюю отделку, планировку собора изменить, уничтожить. Фрески, позолота забеливались - подальше от глаз товарищей из идеологических органов.

Жаль нам было оставлять это здание, но мы понимали, что это необходимо, что культовые здания должны быть возвращены истинным владельцам, и использоваться по своему прямому назначению. Радостно было, когда реставраторы снова открывали росписи, которых мы не видели, когда свой нормальный вид обрели колонны с золочеными капителями, когда самая старая часть собора - нижний этаж - тоже была бережно отреставрирована.

В 2007 году к празднованию 325-летия Тамбовской епархии завершилась реставрация самого здания. Его внешний вид впечатляет, вот только позолота на куполах нанесена с использованием специальной металлизированной пленки, которая своим блеском затмевает настоящее золото. Этот блеск не так благороден, как настоящая позолота, которая немного матовая, живая, мягко очерчивает луковицы церковных куполов - взять хотя бы кремлевские соборы. У нас же некоторая жесткость бьет в глаза...но горожанам нравится.

По словам коллег А.Ухлиновой, в Тамбове находятся крупнейшие памятники градостроительства, внесенные в Указ Президента РФ от 20.02.95 N 176 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ОБЪЕКТОВ ИСТОРИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО (ОБЩЕРОССИЙСКОГО) ЗНАЧЕНИЯ" - Усадьба семьи Чичериных (кон. XIX - нач. XX), усадьба Лукьяненко (кон. XIX в.), усадьба Асеева (1903 - 1904 гг.), Спасо-Преображенский собор (1784 г.), здание гостиного двора (2-я пол. XVIII в.), здание женской гимназии (кон. XVIII - нач. XIX вв.), здание сиротского дома (кон. XVIII - нач. XIX вв.). Корреспондент ИА REGNUM 31 января посетил эти исторические объекты.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.