Эксперт: К тексту Тартуского мира могли прилагаться секретные протоколы

Таллин, 1 февраля 2008, 14:49 — REGNUM  Ежегодное празднование подписания Тартуского мирного договора между Советской Россией и Эстонской Республикой 2 февраля 1920 года ставит перед обществом вопросы, которые современная эстонская историография обходит стороной. Эстонский журналист Михаил Петров, автор книги "Два мемориала: линия разлома"", в которой Тартуский мир назван "договором с дьяволом", сегодня, 1 февраля в интервью ИА REGNUM указал не некоторые "неудобные" вопросы.

"Главнокомандующий эстонской армией генерал-лейтенат Йоханнес Лайдонер при сложении своих полномочий заявил, что тринадцать месяцев Эстония сражалась против огромного и сильного врага, который был вынужден признать государственность Эстонии и заключить с ней мир, - рассказывает Михаил Петров. - Хорошо известна и ленинская оценка Тартуского мирного договора, согласно которой договор был величайшей победой, одержанной без насилия". По мнению Михаила Петрова, такой подход к мирному договору со стороны "победителей" и "побежденных" свидетельствует в пользу того, что мирный договор в действительности был коммерческой сделкой. Именно это обстоятельство привело к трагическим для Эстонии событиям 1940 года. В подтверждение своих слов журналист ссылается на сбывшееся пророчество Ленина: "Пройдет немного времени, и нам придется заключить с Эстонией второй мир, уже настоящий, ибо скоро нынешнее правительство там падет, свергнутое Советами".

Михаил Петров высказал предположение о том, что к тексту Тартуского мирного договора прилагались "секретные протоколы", касающиеся обязательств эстонской стороны в отношении физической ликвидации офицерского и рядового состава русской Северо-Западной армии, сражавшейся против большевиков на эстонских рубежах, а также обязательств по организации тайного золотовалютного коридора между Россией и, прежде всего, Германией. "Секретные протоколы, компрометирующие СССР, могли быть изъяты из эстонских архивов уже в 1940 году, - уверен журналист. - Если же протоколов не было, а были только устные договоренности, то их следы также могли быть изъяты из местных архивов".

Оценивая роль Тартуского мирного договора для жизни русской общины в Эстонии, Петров особо отметил его губительные последствия для бывших военнослужащих русской Северо-Западной армии и членов их семей, а также беженцев, оказавшихся на территории Эстонии. Вопреки официальной точке зрения современных властей Эстонии не эстонцы, а русские составили большинство репрессированных в 1940 году и депортированных в июне 1941 года. Современная русская община Эстонии, по мнению журналиста, "ничего не знает о Тартуском мире и его последствиях, поэтому и не испытывает по отношению к нему никаких эмоций". Петров напомнил, что Парижская мирная конференция, созванная державами-победительницами в мае 1919 года для выработки и подписания мирных договоров с государствами, побежденными в Первой мировой войне, не признала государственной самостоятельности самопровозглашенной Эстонской Республики, поскольку оно не имело признания законного правительства России, возглавляемого адмиралом Александром Колчаком. Известно, что такое признание и не могло быть получено, поскольку Колчак был сторонником единой и неделимой России. Поэтому, считает Петров, под давлением английской военной миссии было организовано незаконное марионеточное правительство Северо-Западной области России, признавшее независимость Эстонской Республики в августе 1919 года в обмен на военную помощь Северо-Западной армии против большевистского режима в России.

Получив признание "правительства", Эстонская Республика вскоре в одностороннем порядке отказалась от предоставления военной и продовольственной помощи. Вскоре выяснилось, что реальной властью в регионе обладают только большевики, предложившие Эстонской Республике начать мирные переговоры. Тартуский мирный договор стал дипломатическим прорывом для обеих сторон и послужил толчком к заключению аналогичных договоров большевиков с Финляндией, Латвией и Литвой. Однако другие страны не получили от России таких льгот и привилегий, которые получила Эстония за ликвидацию Северо-Западной армии.

Петров уверен, что современная Европа может извлечь из Тартуского мирного договора весьма поучительный урок: "В феврале 1920 года два псевдогосударственных образования взаимно признали легитимность друг друга. Представьте себе, что завтра Приднестровская Молдавская Республика признает независимость Косово в обмен на признание собственной легитимности. Вслед за ними другие псевдогосударственные образования начнут признавать друг за другом легитимность и устанавливать дипломатические отношения. В Европе быстро не останется незыблемых границ".

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 2 февраля 1920 года Эстония и РСФСР подписали мирный договор в городе Юрьев (ныне - Тарту). Согласно этому договору Эстония признавалась независимой, Белая Северо-Западная армия генерала Николая Юденича интернировалась, а РСФСР выплачивала контрибуцию Эстонии в размере 15 миллионов рублей золотом, передавала Эстонии лесную концессию и уступала территорию в Псковской и Петроградской губерниях. Этот договор был первым международным договором, признававшим Советскую Россию и Эстонию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail