Нового президента определит фото-финиш: Сербия за неделю

Весь мир, 25 января 2008, 17:53 — REGNUM  

Согласно официальному заявлению Республиканской выборной комиссии, после обработки данных с 98,68% выборных участков Сербии кандидат в президенты страны Томислав Николич получил 39,96% (1.635.666 голосов), а Борис Тадич 35,41% (1.449.353 голосов). На третьем месте лидер "Новой Сербии" Велимир Илич с 7,41% (303.463 голосов). За ними следуют кандидат Социалистической партии Сербии Милутин Мрконич с 5,97% (244.573 голосов), лидер Либерально-демократической партии Чедомир Йованович с 5,35% (219.027 голосов), кандидат Венгерской коалиции Иштван Пастор с 2,27% (92.985 голосов). Остальные кандидаты получили менее 1% голосов. Из 6.708.697 избирателей, включенных в список, проголосовало 4.093.510 (61,02%). Так как ни один из кандидатов не получил необходимого большинства голосов назначен второй круг выборов, который состоится 3 февраля.

Общие результаты первого тура президентских выборов в Сербии аналитики предсказывали с высокой степенью уверенности: победа Николича (Сербская радикальная партия) в первом туре выборов и Тадича (Демократическая партия) - во втором. Неправительственная организация по мониторингу региональных выборов CeSID дала такую оценку еще в конце декабря 2007. Однако первый тур выборов стал для всех неожиданностью не столько своими результатами, сколько экстремально высоким уровнем явки. Такая явка была зафиксирована лишь во время выборов осенью 2000 года, когда был свергнут Слободан Милошевич. Во втором туре выборов прогнозируется еще более высокая активность избирателей. "Мы все ошибались. Совершенно все, - признается газете "Политика" Милан Николич, директор Центра по изучению альтернативы, сравнивая явку на воскресных президентских выборах с процентами, прогнозированными агентствами и отдельными социологами до выборов. Эта "ошибка" составляла 11-21%! Самый точный прогноз дал вышеупомянутый CeSID (52% - 3,7 млн. избирателей), "Стратеджик маркетинг" предсказывал яку в 46% (3,1 млн), а сам Милан Николич прогнозировал явку 40-45% избирателей. Милан Николич продолжил: "Мы не поняли того, что граждане сочтут эти выборы переломными в определении направления, которым Сербия двинется в будущее: в Европу, или в изоляцию. Меня не удивит, если явка будет даже больше во втором круге голосования". Независимый политический аналитик Деян Станкович сообщил газете "Политика", что кроме евроинтеграции важным мотивом явки была и обеспокоенность избирателей судьбой Косова и Метохии. Впрочем, даже если явка 3 февраля будет той же, как и 20 января, победитель должен будет получить свыше 2 млн голосов, цифра огромная для Сербии, чье население (без не голосующего Косова) составляет менее 8 млн человек.

Столь же высокую явку 3 февраля прогнозирует и Зоран Лучич, исполнительный директор CeSID. На радио "Б92" он сказал: "Самое интересное - то, как себя поведут избиратели, которые не голосовали в первом туре, какая часть из них пойдет на выборы и за кого решит проголосовать... От них зависит, каким будет исход выборов". Стоит отметить, что число не определившихся в первом туре избирателей сократилась в связи с высокой явкой. А именно за счет "не определившихся" традиционно пополняется избирательный ресурс Демократической партии, т.к. радикалы имеют сравнительно устойчивый корпус избирателей, не склонных к колебаниям.

Ухудшает положение ДП "кучность", т.е. поляризация избирателей - ДП, в отличие от выборов президента 2004 года, не может надеяться на значительную поддержку со стороны других партий демократического спектра. Еще одной сложной стороной нынешних выборов стал раскол между партиями демократического спектра: Демократической партией, Демократической партией Сербии и Либерально-демократической партией. ЛДП обвиняет ДП в предательстве идеалов Зорана Джинджича и вхождение в коалиционное правительство с ДПС Воислава Коштуницы. Трудно ожидать, что ДП удастся привлечь на свою сторону большинство избирателей ЛДП, которые в последнее время настроены по-большевистски: "чем хуже, тем лучше", "пусть победят радикалы и выкопают таким образом могилу ДП и ДПС". Еще одним подводным камнем выборов является и тот факт, что в выборах не участвовала ДПС, а только его "народный" партнер по блоку - "Новая Сербия". За последнюю голосуют, в основном, традиционно настроенные жители городков и сел Центральной Сербии, "крестьяне" из Шумадии. "Горожане" партии ДПС не отдали бы голоса кандидату от "Новой Сербии", матерящемуся в эфире и позиционирующего себя "лучшим парнем на селе". Поэтому "горожане" ДПС или остались 20 января дома, или уже проголосовали за ДП. В любом случае, поддержка ДПС и его партнера "Новой Сербии" будет ослаблена. Часть голосов "Новой Сербии", скорее всего, отойдет к более понятным и доступным "народу" радикалам, нежели к рафинированному потомственному интеллектуалу Тадичу. И все-таки поддержка Тадича Коштуницей будет играть исключительно важную роль во втором туре выборов. Согласно образному высказыванию сербских политических комментаторов, затрудняющихся с оценкой шансов кандидатов, результаты выборов будут видны лишь на фото-финише.

Примечательно, что в этих условиях кредитный рейтинг Сербии, согласно сообщению агентства "Стандард енд пурс", остается без изменений, несмотря на реальные возможности победы кандидата от радикалов во втором туре. Тем не менее, условия, сложившиеся в настоящее время, являются исключительно благоприятными для радикалов: запланированная и громко рекламируемая США и ЕС аннексия Косова и Метохии, высокий уровень безработицы и значительные экономические трудности, множество коррупционных скандалов в ходе приватизации и тд. Внутреннюю ситуацию, сопутствующую выборам в современной Сербии, можно сравнить с президентскими выборами в РФ в 1996 году, к которой добавляется еще и оккупация НАТО части территории страны.

Понятно, почему внимание граждан Сербии, как и иностранных аналитиков, следящих за событиями в этой небольшой, но стратегически важной в регионе стране, обращено к тому, какие полномочия находятся в руках президента Сербии. Ясно, что полномочия президента в парламентской республике Сербии сравнительно "парадные", единственное, что он контролирует - это армия. Глава государства, согласно Конституции, является верховным главнокомандующим. Поэтому президент Сербии имеет право командовать армией, назначать, повышать в звании и увольнять офицеров, "отдавать приказания о мерах общей подготовки, общей и частичной мобилизации, отдавать приказы о применении вооруженных сил". Кроме того, позиция президента Сербии имеет решающее значение в выборе начальника Генерального штаба армии. Стоит объяснить, что начальник Генштаба в настоящих условиях - военный в форме №1, рядом с хозяйственником в гражданском на месте министра обороны. С 5 октября 2000 года и вплоть до сегодняшнего дня ДП посвятила значительную часть своего времени реформе югославской, а потом и сербской армии. В этом процессе участвовал бывший некогда министром обороны и сам нынешний президент Сербии Борис Тадич. Из рядов этой армии, единственной столкнувшийся на поле боя с НАТО под официальным именем, старательно вычищались лица, чьи взгляды вызывали сомнение в их верности идеалам "евроатлантической интеграции". Начиная с 2006 года, сербская армия активно готовится к переходу на стандарты НАТО и быстрыми темпами сокращает свою численность. О членстве в НАТО как конченой цели неоднократно заявлял и сам начальник сербского Генералштаба Здравко Понош, военный интеллектуал, усовершенствовавший свое образование в ходе стажировки в Великобритании. Стоит отметить и то, что он обладает высоким международным авторитетом. Во время переговоров о составе коалиционного правительства ДП и ДПС весной 2007 года на его сохранении на позиции начальника Генерального штаба неоднократно настаивали влиятельные политики из Брюсселя. Под руководством Поноша армия Сербии уверенно развивает многочисленные программы международного сотрудничества, стажировок сербских офицеров за рубежом и реформируется в направлениях, рекоменуемых квалифицированными военными советниками, приглашенными из развитых европейских стран. Канцелярии этих советников находятся непосредственно в здании самого Генерального штаба Сербии (в той его части, которая уцелела в ходе бомбардировки 1999 года).

У Николича есть свой кандидат на должность начальника Генерального штаба - изгнанный в 2004 году из армии СиЧ генерал Божидар Делич (не путать с вице-премьером из ДП Божидаром Джеличем). Божидар Делич в 1999 году командовал 549 моторизированной бригадой в районе Паштрика, на границе с Албанией, одном из самых активных мест боевого соприкосновения югославской армии и регулярных частей армии Албании и косовских боевиков, поддерживавемых авиацией и артиллерией НАТО. Генерал Делич до сих пор уверен в том, что НАТО не поразил Югославию военным путем и лишь угроза гибели мирных жителей в ходе массированных бомбардировок Центральной и Северной Сербии привела к подписанию Кумановского перемирия. Его 549 бригада сохранила свои позиции до конца военной операции НАТО. Не менее известна его готовность применить оружие и боевую технику против лиц, "которые пытаются организовать массовые беспорядки 5 октября 2000 года".Согласно его рапорту от 2 октября 2000 года Делич предлагал "сформировать в воинских частях Белградского округа летучие группы по расчистке путей и баррикад, снабженные боевым вооружением и средствами для быстрого и эффективного преодоления препятствий". После 2000 года Делич был одим из немногих сербских генералов, который согласился выступить в Гааге в качестве свидетеля защиты (большинство сербских высших офицеров избегает этого всяческими способами, опасаясь привлечь к себе внимание Трибунала и впасть в немилость сербского политического руководства). О внешне- и внутри- политической ориентации генерала свидетельствует его короткая реплика, сказанная им вскоре после того, как тогдашний министр обороны Борис Тадич уволил его из рядов сербской армии: "Меня и еще нескольких моих молодых коллег уволил Тадич, и я не на его стороне. Но, все равно, спасибо ему, я просто больше не мог работать с теми, кто говорит по-английски".

Фактически, выбор между этими двумя кандидатами и стоит между сербскими избирателями во втором туре президентских выборов. Выбор между евроатлантической интеграцией и героической национальной идеей. Выбор, на который оба ведущих кандидата попытались повлиять всеми силами. В том числе разыгрывая "русскую карту", которая должна принести определенное число голосов и Тадичу, и Николичу. Первый согласился на продажу государственной нефтяной компании Сербии российскому "Газпрому", вопреки рекомендациям ЕС, второй планирует предоставить военную базу для размещения российского ракетного контр "щита", а также через широкую сеть представителей радикалов в местных горсоветах обеспечил российскому президенту Владимиру Путину звание "почетного гражданина" большинства городов Сербии.

Игорь Петренков - собственный корреспондент ИА REGNUM в Белграде

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.