Виктор Ольжич: Литва-2007: Возвращение в СССР

Вильнюс, 11 января 2008, 12:34 — REGNUM  

Между двумя "Союзами": суверенность как переходной период

За последние двадцать лет жители Прибалтики совершили тяжелый переход из одного союзного государства - через перевал независимого существования - в другое союзное государство. При этом многим людям среднего и старшего возраста пришлось дважды переживать кризис самоидентификации. Но если кризис потери советского гражданства проходил сравнительно легко благодаря энтузиазму коренных народов, мечтавших о суверенном государстве, то, как считают местные аналитики, нынешний кризис утраты прежнего и обретения нового евросоюзного гражданства, по существу, лишь начинается. И он будет гораздо более болезненным: потому что речь, что бы там ни говорили, идет о потере гражданства того суверенного государства, за которое боролись. Если первый переход был переход от общего гражданства к желанному своему, то второй - от своего к общему. А это, с точки зрения шока и исторической памяти, не одно и то же. "Лесные братья", которые сегодня считаются национальными героями и составляют основу новейшей литовской истории, вряд ли боролись за такую Литву - на правах федеративной республики в составе "нового Союза", которая опять живет по указке находящегося за пределами Литвы центра, только перемещенного в другое место. Вот что пишет в связи с только что принятой "лиссабонской" Конституцией ЕС влиятельная литовская газета Lietuvos rytas. "Ну а то, что еще часть суверенитета Литве благодаря Договору о реформах придется похоронить, свидетельствуют уже хотя бы цифры - что право на вето государства будет элиминировано еще в 50 сферах. Но, может, литовцев это не интересует? Ведь об этих фактах и других очевидных знаках, указывающих, что ЕС движется в направлении федерации, в Литве и дальше помалкивают. Только почему тогда, например, литовская враждебность по отношению к евро как бы не показывает горячего стремления нашего народа вступить в Федеративное государство ЕС? Не секрет, что корень враждебности по отношению к евро - не только боязнь роста цен, который навалился и без него. Взгляд людей определило и нежелание отказаться от своей валюты как одного из символов государственности".

Так что тяжело говорить об эйфории у сегодняшних литовских жителей. Такой волны энтузиазма в связи со все более очевидным ощущением принадлежности "новому Союзу", который наблюдался в Прибалтике в 1990-1991 годах, когда миллионы людей выстраивались в цепочку через территории трех республик, взявшись за руки, чтобы вырваться из "старого Союза" навстречу свободе, - сегодня нет и в помине. И неудивительно: свободная в своих решениях Литва теперь вступает в до боли знакомое "подчинение". Энтузиазма даже не было в 2004 г., когда Литва, Латвия и Эстония официально были приняты в Европейский союз. Например, в Литве референдум о членстве Литвы в ЕС был выигран лишь благодаря вмешательству сети местных супермаркетов, открыто, в момент реальной угрозы срыва референдума, предложившей каждому, кто проголосует, бутылку пива.

Однако три с половиной года, прошедшие с момента вступления прибалтийских стран в ЕС, все же можно назвать "переходным периодом", когда еще прежнее гражданство полностью не потеряно, а новое полностью не обретено. Характерными чертами этого периода являлось сохранение основных признаков государственного суверенитета - своих денег, паспортов, контролируемых по всему периметру границ. А кроме того, "переходный период" оказался таковым в огромной мере еще и потому, что с первого раза не удалось принять Евроконституцию, которую заблокировали на референдумах во Франции и Нидерландах. В связи с этим отодвинулся срок, с которого Брюссель приобретал все необходимые черты руководящего центра ЕС: со своим правительством (Еврокомиссия), президентом и министром иностранных дел. Стало быть, новые члены ЕС, в том числе и страны Прибалтики, получили возможность еще некоторое время наслаждаться плюсами суверенитета, в то же время принимая щедрые субсидии из фондов Евросоюза, которые, безусловно, являлись и являются амортизационной формой компенсации потерь, понесенных в результате утраты суверенитета.

Однако эта ситуация в корне изменилась к концу 2007 года. Именно тогда была наконец принята "лиссабонская" Конституция (так называемый Договор о реформах), которая все-таки ввела пост президента ЕС и фактически министра иностранных дел ЕС, а также практически свела на нет роль таких стран, как Литва, в принятии "евросоюзных" решений. Лишь одной все-таки упершейся Польше удалось чуть смягчить бесправие новых членов.

Но это еще не все. К декабрю 2007 года страны Прибалтики лишились границ с другими странами ЕС, вступив в единое Шенгенское пространство. Представляемое официальными властями чуть ли не как "победа", это событие на деле вызвало непростые проблемы как социального, экономического, так и психологического характера. Осложнились контакты жителей, у которых больше человеческих связей с Востоком, чем с Западом, с восточными соседями. По прогнозам специалистов, экономический удар постигнет сферу обслуживания и туризма. Белорусы до сих пор въезжали в Литву за 5 евро, отныне будут платить 30 евро. Украинцы вообще въезжали бесплатно - отныне будут платить 35 евро. Похожая перспектива ждет и жителей Калининградской области, которые имели бесплатный въезд в Литву.

Возвращение в мир "тоталитарной слежки"

Случайно или нет, но именно в последние дни 2007 года Сейм Литвы принял продиктованные Брюсселем поправки к Закону об электронной связи, согласно которому в Литве вводится, по выражению литовских СМИ, "тотальная слежка" за населением. Будут контролироваться практически все контакты каждого жителя: кому, когда и с какого места он звонил или писал электронное письмо, SMS, а также какие сайты посещал. Даже если вы позвонили кому-либо, но абонент не отозвался, и эта информация будет записана на жестком диске. Информация будет сохраняться в базе данных. Хотя власти утверждают, что речь идет о "борьбе с терроризмом", в Литве, где, в силу ее величины, малоизвестности и отсутствии национальных, религиозных конфликтов, по мнению многих политиков и экспертов, терроризм не может считаться реальной угрозой, в это мало кто верит. Наоборот, говорят о том, что такая информация о человеке - золотой клад для шантажа в руках разных сил.

Как пишет влиятельная газета Respublika, по утверждению директора Государственной инспекции по защите данных Альгирдаса Кунчинаса, "перенос брюссельской директивы в национальное право - это своего рода новый способ вторжения в личное пространство каждого гражданина". "Видимо, будут предусмотрены надежные средства защиты данных, а вся ответственность возложена на телекоммуникационных операторов, - предполагает Кунчинас. - Но весь ужас в том, что это новый способ вторжения в личное пространство каждого человека. Если в будущем будет фиксироваться местонахождение телефона, значит, за год сложится вполне исчерпывающая картина, где я находился в тот или иной день. Конечно, необходимо принимать какие-то чрезвычайные меры, но человеческий фактор всегда может сработать, какие бы технические средства защиты ни предпринимались".

В то же время, по утверждению Кунчинаса, и без этого вся информация о телефонных разговорах, собеседниках и т.п. хранится на... финансовой основе: чтобы, мол, каждый человек, имеющий телефон, мог получить распечатки разговоров и проверить, правильны ли выписанные ему счета. Однако понятно, что эти данные хранятся не только с мыслью о клиенте. Наличие проблемы признал и заместитель генерального прокурора Гинтарас Ясайтис, который по словам газеты Respublika, "пояснил, что в настоящее время только литовские спецслужбы вправе воспользоваться хранящимися у частных операторов данными". Однако отныне возникает и другая проблема. "Мне проблема видится в другом: что будет, если хранящиеся у наших операторов данные запросят иностранные спецслужбы, а ведь их сотни? - спросил Ясайтис. - Готовы ли мы к подобным запросам, наверное, пока никто не знает".

Полное повиновение Брюсселю

Тех из литовцев, кому пришлось жить в СССР, все больше беспокоит готовность литовских властей фактически беспрекословно выполнять "приказы центра". По мнению некоторых местных политологов, если Литва не хочет себя чувствовать опять "одной из республик", то она должна сопротивляться по тем или иным вопросам, а, может, даже и не спешить интегрироваться всеми сторонами в новое образование, которое еще неизвестно, что из себя будет представлять. Ведь не случайно некоторые члены ЕС все еще не спешат ввести евро, а то и войти в Шенген. "Не знаю, как в данном случае, но в целом беда заключается в том, что во всех случаях, когда требуется освоить какую бы то ни было директиву Брюсселя, служащие министерств из-за отсутствия компетенции попросту буквально переводят ее текст на литовский язык и вписывают в наши законы, даже мало-мальски не проанализировав, насколько этот документ необходим и чем полезен Литве", - не скрывает своего удивления в отношении принятия Сеймом поправок о "тотальной слежке" член Сейма консерватор Юргис Разма. По его словам, при переносе директив ЕС в национальное право не следует особо спешить, всегда есть возможность посмотреть, как такие документы осваивают соседние страны.

Однако Литва не раз демонстрировала готовность и желание быть первой в "интеграционных" процессах и в выполнении брюссельских директив. Прежде всего тут стоить вспомнить конфуз с принятием первой Евроконституции, когда литовский Сейм не читая проголосовал за этот закон первым в ЕС. О всенародном референдуме не было и речи. После провала закона на референдуме во Франции и Нидерландах выиграли и сохранили лицо те страны, которые не спешили принять столь важный для суверенитета и будущего страны документ. Роль Литвы как силы, которая одна способна уговорить Польшу не срывать второй проект Евроконституции (лиссабонский Договор о реформах) - тоже кое о чем говорит. В то время, как Варшава собиралась сорвать и второй проект Евроконституции, именно президенту Литвы Валдасу Адамкусу удалось уговорить польского президента не делать этого. За это Брюссель и удостоил его в 2007 году евросоюзного звания "европеец года".

Как почти единогласно утверждают литовские политологи, Литва также сдала без боя Игналинскую АЭС, согласившись закрыть ее в 2009 году в обмен на прием в ЕС. И это при том, что ИАЭС находится под строжайшим международным контролем, обеспечивающим ее безопасность. Она могла бы работать еще много лет - по крайней мере, пока не будет построена новая АЭС. Или пока не будут построены электромосты на Запад. Однако европереговорщики от Литвы не пытались отвоевать никаких уступок. Теперь же Литва, большую часть электроэнергии экспортировавшая, в том числе и в Россию, оказывается перед реальной перспективой нехватки электроэнергии, а, "что хуже всего", попадания в полную энергетическую зависимость от России (если учитывать, что она на 100% обеспечивается российским газом и практически полностью - российской нефтью). Все это Литва делает во вред себе - и вопреки своим интересам: но в угоду Брюсселю.

Этот феномен политологи пытаются объяснить наследием советской эпохи, когда сформировался тип "литовца-слуги", выполняющего беспрекословно указания "центра", в данном случае Москвы. Поскольку в тоталитарном режиме послушность была синонимом выживания, то сформировался "инстинкт послушности", который срабатывает и тогда, когда, очевидно, речь уже не идет о выживании. Кроме того, желание определенных кругов "стать частью Запада", ЕС, в Литве настолько сильно, что политическое руководство просто теряет чувство реальности. Такое впечатление, что Литва сама стремится как можно быстрее освободиться от последних признаков суверенитета. Она прилагала огромные усилия, чтобы с 2007 года, первой среди новых членов вместе со Словенией, уже не иметь национальной валюты, и очень переживала, когда Словения ввела евро, а Литве было в этом отказано. Литовское руководство пыталось - правда, безуспешно - оспаривать это решение Еврокомиссии. Интересно также, что Латвия и Эстония не спешили тогда с введением евро и не претендовали быть среди первых. По свидетельствам экспертов, они также гораздо медленнее осваивают и директивы Брюсселя, не демонстрируют такого рвения, как литовцы. Еще одно доказательство такого рвения - Литва одна из первых вводит евросоюзные "электронные" паспорта, в которых на особом чипе будут храниться отпечатки пальцев и другая важная информация о собственнике документа.

Правда, в Литве, в силу нарастания очевидных тенденций потери лица и свободы решений, становится заметным и другое, критическое мнение. Безусловно, существует и "другая Литва", которая пока, быть может, не очень слышна, но может стать более слышной в меру роста упомянутых здесь тенденций. "Было бы тяжело спорить с тем, что выделяемые ЕС Литве миллиарды на самом деле помогают осуществлению таких надежд, - пишет о восприятии литовцами Евросоюза как "дойной коровы" газета Lietuvos rytas. - Однако неужели гражданам Литвы, которые только совсем недавно боролись за независимость, кроме этого явного интереса, важно лишь "пребывание в Европе" само по себе? На самом ли деле пока что даже не обязательно выяснять, каким путем идет ЕС? Достаточно ли просто довериться заявлениям литовских руководителей и дипломатов, что "Договор о реформах - большая победа Литвы?". По мнению ежедневника, в настоящее время наиболее актуальной для Литвы является необходимость "покончить с взглядом на события в ЕС как на что-то, что для нас неважно. Иначе точно может случиться, что мы очнемся совсем не в том ЕС, в котором мы надеялись оказаться".

Первые признаки сопротивления?

Опять же случайно или нет, но именно к концу 2007 года Брюссель стал показывать свою жесткость по отношению к Литве. Прежде всего это коснулось целого ряда официальных литовских просьб. Сначала Литва обратилась с просьбой не разрывать установившейся связи с восточными соседями и не вводить дорогих виз после вступления Литвы в Шенген. Литва давно устроила взаимовыгодные визовые отношения с такими восточными соседями, как Украина, Белоруссия и даже Россия, установив символические цены за визы, или даже и введя бесплатные визы, как в случае с Украиной и Калининградской областью России. Поскольку основным восточным соседом Литвы является Белоруссия, то официальный Вильнюс, прежде всего, просил не вводить стоимость виз для белорусов в размере 60 евро, повышая цену сразу в 12 раз. Не должен ли ЕС учесть хотя бы уровень зарплат белорусов? Глава МИД Литвы Пятрас Вайтекунас не раз заявлял, что будет просить Брюссель учесть интересы Литвы и литовских, а также белорусских простых людей. Однако ответ был получен жесткий: никаких послаблений.

Ближе к 2009 году, году закрытия ИАЭС, в политическом руководстве Литвы стало все больше нарастать сопротивление идее остановки вполне безопасной, по мнению экспертов, электростанции. Это сопротивление нарастало в меру осознания серьезности проблем, перед которыми может оказаться экономика и жизнь простых людей Литвы. Однако устами комиссара Евросоюза на запрос литовского руководства был получен ответ: никаких разговоров, Литва обязана закрыть ИАЭС в условленный срок.

Такая неуступчивость Брюсселя и нежелание понимать проблемы каких-то там отдаленных евросоюзных провинций не могут не задевать литовское самолюбие. История с птичьим гриппом в соседней Польше в декабре 2007 года переполнила чащу терпения: начался настоящий, хотя и не афишированный, конфликт между Брюсселем и Вильнюсом. Столкнулись две воли - одна из которых, литовская, явно обречена на отступление. Сам министр сельского хозяйства Литвы Казимира Прунскене обратилась в правительство ЕС (Еврокомиссию) с официальной просьбой разрешить Литве наложить запрет на ввоз птицы (курятины) из охваченной эпидемией соседней Польши, как это сделали суверенные государства - такие, например, как Украина и Белоруссия. Запрещать ввозить птицу только из "зараженных" районов, когда каждый день объявляют о заражении еще одного района Польши - значит, рисковать здоровьем литовских граждан. Брюссель прислал Литве официальный ответ: отказ в просьбе и угрозу, что в случае введении запрета на Литву будут наложены суровые санкции.

Мораль Евросоюза и католическая Литва

Брюссель также не собирается понимать Литву в ее национальных традициях. Как известно, Литва на 80% состоит из католиков. И сегодня вы не найдете здесь порножурналов в свободном доступе в киосках печати, как это имеет место в Париже и даже в Риге. И уж совершенно исключено какое-либо оправдание гомосексуальных связей.

Однако в Евросоюзе царит совершенно другая мораль, которая предоставляет представителям гомосексуальных меньшинств, и особенно геям, большие права и свободы. Тем временем геям Литвы мэрия Вильнюса неоднократно запрещала проводить гей-парады. Имели геи неприятности и во время проведения своей международной конференции в Вильнюсе в 2007 году. О том, чтобы когда-нибудь гей стал мэром города, как это стало популярным во Франции или в Голландии, не может быть и речи. Целый ряд партий, в том числе парламентских, не скрывает своего отрицательного отношения к пропаганде гомосексуализма. Согласно опросам, больше половины гомосексуалистов собираются иммигрировать из Литвы. В связи с таким положением Брюссель оказывает всяческое давление на власти Литвы и прежде всего на парламент с целью заставить его принять законы, которые соответствовали бы тому пониманию морали, которое господствует в Брюсселе, то есть обеспечивали бы так называемое "равенство прав" сексуальных меньшинств. Литва уже обозначена черным цветом на карте ЕС как "гомофобная" территория. Геи выигрывают международные суды против Литвы. В школах Литвы собираются вводить обучение "толерантности" в отношении сексменьшинств. Развернута соответствующая компания в СМИ.

Смотрящие в будущее эксперты не сомневаются, что в ближайшее время в Литве будут разрешены и гей-парады, и другие обычные для Запада, связанные с гомосексуальным движением, мероприятия. Очевидно, постепенно геи войдут и в политику. Мораль старых членов ЕС прямым образом навязывается новичкам, выросшим в лоне других, более патриархальных традиций. Что из этого получится, покажет время.

Языковая политика и "язык межнационального общения"

Все больше былую роль русского языка в Литве начинает исполнять английский язык. Университеты Литвы всячески сопротивляются установкам Брюсселя переводить обучение или, по крайней мере, отчетность на английский. Однако установки навязываются: например, отчеты о научной деятельности подразделений университетов в отдел науки должны сдаваться на английском. И это при том, что университет литовский и практически все преподаватели и студенты литовцы. Говорят, в советские времена не было такого положения, чтобы отчеты требовались на русском.

Госкомиссия по литовскому языку не раз протестовала против попыток англицизировать общественное пространство столицы и других больших городов Литвы. В Вильнюсе вы не найдете ни единой рекламы или вывески на русском, зато полно названий на английском. Самые большие кинотеатры, стадионы, гостиницы содержат в названиях английские слова.

Отстаивающие космополитическую установку власти пытаются объяснять ситуацию потребностью вытеснить из обихода русский язык. Мотив: русский - это "язык империи". По мнению сторонников англицизации Литвы - лучше пусть "языком межнационального общения" будет английский, чем русский. Однако вопрос в глубине стоит по-другому: сохранится ли роль и значение литовского языка как государственного или со временем, особенно учитывая неизбежную неконтролируемую иммиграцию в Литву жителей других регионов ЕС (добавим сюда еще уменьшение количества литовцев вследствие падения рождаемости и массовой трудовой эмиграции), люди на улицах будут общаться между собой на английском. Уже сегодня многие эмигранты из других "республик ЕС", вместо того, чтобы утруждать себя изучением нелегкого литовского языка, обходятся английским. Не видно, чтобы иностранцы были поставлены в условия, когда они были бы вынуждены изучить язык коренного населения. В планах - вытеснение звучащего русского языка из телевидения, увеличение телепрограмм на английском. В декабре 2007 года запрещена ретрансляция радиостанции "Голос России". Из иностранных языков английский в качестве первого иностранного - в виду перспективы - изучает абсолютное большинство литовских детей. Сайт парламента Литвы имеет, кроме литовской, английскую и даже китайскую версию, но не имеет русской.

Неконтролируемая иммиграция и литовская ксенофобия

Став членом ЕС и ликвидировав внутренние границы в отношении других членов Евросоюза, Литва перестала контролировать и иммиграцию. Согласно директиве Брюсселя, она не имеет права запретить любому гражданину ЕС поселиться на своей территории. Прописки в паспорте в Литве нет, есть только регистрация постоянных жителей. Любой араб, которому надоели французы, вправе поселиться в Вильнюсе, не спрашивая на это никакого разрешения литовских властей.

В конце 2007 года были проведены опросы населения, по которым лишний раз было доказано, что в Литве уже сегодня господствует довольно сильная ксенофобия. Даже по отношению к тем немногим представителям нацменьшинств, особенно азиатского происхождения, которые здесь издавна проживают. Например, исследователей шокировало, что литовцы предлагают запретить мусульманам избираться в парламент, открывать свои сайты и т.д. Очень редко встречающиеся чернокожие подвергаются расистским нападениям. Особенно эти случаи участились в Клайпеде. Однако и в Вильнюсе нападению подвергаются приезжие чернокожие игроки литовских баскетбольных клубов. В Шяуляе известный лидер националистически настроенных граждан Литвы уничтожает еврейские символы. Согласно исследованию, Литва по уровню нетолерантности занимает второе место в Европе после Венгрии.

Напомним, что такое отсутствие толерантности у литовцев обусловлено частично тем, что литовцы составляют больше 80% населения страны. Причем большинство нелитовцев - близкие по религии и культуре представители славянских народов (поляки, русские, белорусы): и по отношению к представителям этих наций проблем нет. Однако литовцы не привыкли видеть азиатские, чернокожие лица. Это их шокирует, среди молодежи распространен так называемый "инстинктивный расизм". Эксперты спрашивают - какие настроения будут у литовцев, когда они скоро станут жить в окружении чернокожих, китайцев или арабов, которых с каждым годом появляется в стране все больше. Например, китайцы собираются покупать в Вильнюсе квартал и открывать там "китайский город", как они это делают по всему миру. Эксперты спрашивают, как будут себя чувствовать литовцы, живущие в этом квартале. Этот опыт проживания среди представителей чужой культуры известен жителям западных стран, но он совершенно неизвестен литовцам. На сегодня Литва имеет идеальные национальные отношения - если сравнивать с Западом Европы, с Балканами. Межнациональные конфликты совершенно отсутствуют. Но став частью ЕС, Литва впустит в себя и проблемы ЕС. Этой идиллии может наступить конец.

Признаки СССР: выводы

Речь о том, что обретшая было независимость Литва возвращается в Советский Союз, - так или иначе все чаще слышится в литовских СМИ. Конечно, больше всего это ощущение вызывает у литовцев, знавших советские времена, возврат к тотальной слежке. "Вырвавшись из тоталитарного режима, Литва снова попадает под колпак" - пишет, например, в заглавии статьи газета Respublika. Литовцы, обретя независимость, облегченно вздохнули, что наконец попали в мир демократии и уважения к частной жизни. Однако оказалось, что новые директивы о слежке, установленные Брюсселем, не оставили камня на камне от этого ощущения свободы, которое и вело литовцев на баррикады против тоталитарного режима. Опять возникло ощущение, что находишься "под колпаком", о котором пишет Respublika. Как понять демократию, в которой следят за каждым и контролируют каждый шаг человека? Может, у западных людей, не знающих, что такое "страх КГБ", реакция иная. Но у прибалтов слишком много аллюзий.

Однако директива о "слежке времен СССР" (некоторые говорят даже о более крупном - благодаря возможностям электроники - масштабе) - лишь один из признаков Советского Союза. Отсутствие границ, общие деньги, общее, руководящее "из центра", "союзное" правительство, чьи указания исполняются фактически беспрекословно ("республиканские" парламенты, как в советские времена, голосуют формально и всегда "за"), общий руководитель (президент) нового Союза, общий министр иностранных дел Союза, общая Конституция (названная, чтобы не раздражать французов, Договором о реформах) - все это безусловные признаки общности с Советским Союзом. Их так много, что у все большего количества литовцев возникает невольное ощущение движения времени вспять.

К этому стоит добавить еще и досадные - и довольно странные - символические совпадения, которые не могут не восприниматься болезненно многими литовцами: прежде всего само название централизованного государства - "Европейский Союз" = "Советский Союз". И там, и здесь - "Союз", жизнь в "Союзе", "союзная Конституция", "союзное гражданство" и т.д. Лишь благодаря сопротивлению таких наций, как французы, не были введены официальные флаг и гимн ЕС (они должны были быть согласно первому варианту Евроконституции, за которую депутаты литовского парламента, не читая, проголосовали первые в ЕС). Хотя флаг ЕС - синий с кругом звезд - существует: просто его употребление не регламентировано в качестве государственного флага. Но это вполне компенсируется введением с 2008 г. паспорта единого образца наподобие советского паспорта для жителей всех советских республик. Причем этот паспорт будет почему-то практически того же красного цвета. Литовцы пока не думают, какие чувства они будут испытывать, меняя свой привычный зеленый паспорт на до боли знакомый красный - советский. Но у многих, как в дурном сне, будет ощущение, что они возвратились в прошлое. Символы могут сыграть и играют огромную роль в самоощущении, затрагивая в том числе и национальные чувства.

Конечно, Литва, как уже было сказано, получает от нахождения в ЕС и огромные выгоды: прежде всего большие финансовые вливания. Однако еще неизвестно, насколько она сумеет их освоить (пока что, по словам еврокомиссара от Литвы Дали Грибаускайте, Литве это не удается). Насколько она не превратится в конечном итоге в страну, из которой просто выкачиваются человеческие ресурсы, что демонстрирует сегодня массовая трудовая эмиграция - в том числе эмиграция умов и талантов - в более богатые страны ЕС. Насколько не будет размыта ее мораль. Насколько устоят ее язык и культура. Литовцы получили возможность ездить свободно по ЕС (зато потеряли легкость проникновения на Восток, с которым многие связаны более тесно, чем с Западом). Материально жизнь многих улучшилась. Но речь сейчас не об этом: все это никак прямо не связано с национальными чувствами литовца, который в глубине души столько времени мечтал о независимости, то есть о суверенном государстве (со своими деньгами, границами, паспортами), а попал по многим параметрам "опять в СССР".

По мнению экспертов, тенденция централизации в ЕС будет нарастать. Потому что Брюссель является признанным воплощением бюрократической машины. А это будет ввести к дальнейшему подчинению центру и превращению литовцев в послушных граждан ЕС наподобие советских. Благо, инстинкт послушания за всего пятнадцать лет независимости (до вступления в ЕС) еще не исчез. Особенно что касается политической элиты. Проблема лишь в том, в какой момент литовцы поймут, что они уже не литовцы. Тогда ли, когда им придется жить между арабами и турками, как в Германии или в предместьях Парижа, или раньше, когда они обнаружат, что у них от суверенности не осталось ничего - ни своих границ, ни своих денег, ни права самому, без указок центра, решать свою судьбу.

Виктор Ольжич

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.