Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 26 декабря 2007

Красноярск, 26 декабря 2007, 10:40 — REGNUM  

Евгений ВАГАНОВ: "Сделали все, что намечали"

(Сергей Чурилов, "Вечерний Красноярск", 26.12.2007)

Существовали разные мнения по поводу создания в Красноярске Сибирского федерального университета. Приходилось даже слышать о том, что это некий сиюминутный политический пиар-ход. Но уходящий год доказал: университет национального уровня в Красноярске создан! О том, каким был этот год, о планах на будущее корреспонденту "ВК" рассказывает ректор СФУ академик РАН Евгений Ваганов.

С опережением

- Евгений Александрович, год выдался для вас и ваших сотрудников непростым. Все ли удалось из намеченного?

- Нынешний год все-таки был сумасшедшим для всех нас. Планы были прописаны достаточно амбициозно, но мы сделали, пожалуй, все, что намечали. Насколько качественно - другой вопрос. Многое пришлось делать, как говорится, "с колес". Итоги мы подведем только в начале следующего года. Хотя уже сейчас могу сказать, что по некоторым позициям мы идем с опережением.

- Даже так?

- Например, структурные изменения предполагалось проводить дольше - но мы их форсировали. Именно благодаря настрою коллективов институтов и директоров-организаторов. Были большие опасения по освоению немалых средств - на это было дано всего полгода. Но из этой ситуации мы выходим почти без потерь.

- Насколько я знаю, закуплено много серьезной техники, новейших приборов для оснащения университетских лабораторий.

- В этом плане есть вещи знаковые. Например, суперкомпьютер, самый мощный в СНГ и в первой сотне мира. Есть много оборудования, которое будет работать на перспективу не только в плане развития фундаментальных исследований университета, но и в формировании будущих научно-исследовательских лабораторий, проблемных лабораторий. С одной стороны, это наши обязательства по договорам, которые мы заключили с крупными компаниями, с крупными работодателями, но это и перспективы совместного развития с "Норникелем", "РусАЛом", НПО ПМ имени академика Решетнева. Но нужно учитывать, что, наряду с крупными работодателями, есть, на первый взгляд, небольшие, которым тем не менее нужны высококлассные профессионалы. Потому у нас существуют соглашения, например, с банками о подготовке специалистов экономического профиля.

- При создании СФУ много говорилось о приглашении на должности преподавателей больших ученых из стран ближнего и дальнего зарубежья. Пригласили?

- Эта практика немножко не такая. Кстати, даже самые мощные университеты в США, например, не могут себе позволить всех ведущих ученых в своих стенах. По многим причинам. Но зато можно записывать и транслировать лекции ведущих ученых, где бы они ни читались. Сама лекция может происходить в Бостоне, а к нам поступать в прямой трансляции. Это один из вариантов. Второй вариант - когда ученый приезжает читать курс лекций по какой-то конкретной проблеме. И в этом году мы такое практиковали. Приезжало довольно много ученых из-за рубежа и наших, российских. Есть возможность приглашать ученых для проведения совместных исследований. Для этого нужно создать базу - что мы, в частности, сейчас и делаем. А ведущие ученые, допустим, на полгода к нам с удовольствием приедут. Нужно в этом направлении работать.

- Из того, что планировалось сделать совместно с Красноярским научным центром СО РАН, все получилось? Наши ученые, кстати, очень довольны сотрудничеством с СФУ. Много молодежи получило гранты на свои исследования буквально во всех областях науки...

- Особенность нашего сотрудничества заключается в том, чтобы выгоду получали обе стороны. Естественно, такое взаимодействие работает и на будущий имидж университета. Научно-исследовательскую работу нужно развивать по всем направлениям. А когда студентов учат уже сложившиеся серьезные ученые, руководят их исследованиями - преимущества очевидны. Главное - не допустить обоюдных претензий, которые потом перерастают в конфликты. А конфликтовать на одной территории людям, озабоченными одними и теми же проблемами, нет необходимости.

Некорректный вопрос

- Вопрос из области политики. Преемник президента назван, у Дмитрия Медведева реальные шансы победить на главных выборах. Не уйдет ли он в связи с этим с поста председателя попечительского совета СФУ?

- Вопрос некорректный. Сначала нужно, чтобы его выбрали президентом страны. Не наше это дело - обсуждать политические вопросы. Пусть этим занимаются товарищи политологи. Я считаю так: сейчас есть совершенно определенная позиция, которую высказали и правящая партия, и президент, и кандидат в президенты. Если вы согласны с позицией этих трех составляющих - тогда и надо работать в соответствии. Если не согласны - объясните, почему, назовите недостатки. У меня в принципе никаких разногласий с заявленными позициями всех трех сторон нет. Потому, во-первых, что Дмитрий Медведев - куратор национальных проектов и председатель попечительского совета университета. Владимир Владимирович Путин свое отношение к развитию национальных университетов высказал здесь в присутствии всех заинтересованных лиц и тех людей из Министерства образования и науки, которые ответственны за их реализацию на этой площадке. Для нас основная задача сейчас - реализовать поручения, данные президентом. Надо не строить какие-то политические догадки, которые, как показывает российская действительность, могут оказаться тыканьем "пальцем в небо", а заниматься делом. У нас много дел.

- А первый вице-премьер правительства РФ в ранге председателя попечительского совета СФУ - не свадебный ли генерал?

- Нет и еще раз нет! Он очень активно участвовал в обсуждении преподавательского состава, с ним проводились предварительные консультации по положению попечительского совета и его статусу. Поэтому все этапы, касаемые новой структуры в управлении университетами, были пройдены достаточно быстро.

Будем зарабатывать!

- Год назад вы говорили, что подразделения университета должны сами зарабатывать деньги. Как с этим дело обстоит? Получается?

- Во всяком случае, сейчас мы заслушиваем директоров-организаторов о том, каким они видят ближайшее будущее их институтов. Они выстраивают свои институты таким образом, чтобы составляющая притока денежных средств шла не за счет платного обучения. Платное образование - это то, что необходимо делать в сложившейся ситуации. Если есть потребность - она должна быть реализована. Я говорю о тех деньгах, которые зарабатываются за счет науки, научно-производственной деятельности. Оценка их видения развития университета показывает, что зарабатывание денег будет возрастать в этом году. Самое главное - они знают, как этого добиться.

- Ваши сотрудники уже побывали во многих университетах, занимающих первые места в мировых рейтингах образовательных учреждений, изучили их методологию и структуру. Можно ли сказать, что образец, модель для подражания найдена?

- Совсем недавно вернулись из Стенфорда директор ИВМ СО РАН член-корреспондент Владимир Викторович Шайдуров и проректор СФУ Альберт Викторович Сарафанов. Они познакомились с очень продвинутой системой дистанционных лекций, формированием базы лекционной, оформлением лекционных залов. Они представили хороший отчет, достаточно емкий. Нам сейчас полезно смотреть все! Быстро растут университеты в Китае, в Малайзии. Нам нужно брать все лучшее. И вообще - хорошо учиться на чужом опыте. Мы всегда говорим, что идем, каким своим, особым путем. Это, к сожалению, нас часто заводит в тупик. История нас наказывает за то, что мы ищем какие-то особые пути. Я думаю, что хороший опыт нужен, но перенимать его один к одному резона нет. Просто существуют принципы, которые можно у нас адекватно использовать, следовать имеющемуся опыту не в деталях, а смотреть, почему именно так построены взаимоотношения и так далее. Естественно, мы в дискуссиях вносим какие-то коррективы, необходимые в наших условиях.

- Не могу не спросить: а в лесу - вашем объекте научных исследований - вы бываете?

- К сожалению, чаще мне приходится бывать в других местах. Но там, в лесу, все нормально. Работают мои ученики.

- Менеджер знаменитого проекта ZOTTO - мачты для наблюдения процессов, происходящих в верхних слоях атмосферы, - Сергей Верховец ведь тоже теперь в университете, возглавляет службу зарубежных связей...

- Ну и что? Ничего страшного. Справляется. Я думаю, что и студентов туда нужно больше подтягивать по многим параметрам. Нужно готовить туда специалистов - пока в нашей стране их трудно найти. Необходимо поставить и большее количество именно российских приборов. Принципиальные договоренности уже есть, но все опять-таки упирается в деньги.

- Последний вопрос: недавно Председателем Правительства России после длительной волокиты был все-таки подписан Устав РАН. Ваше к нему отношение?

- А какое у меня может быть отношение к документу, за который проголосовало практически 100 процентов членов РАН и без существенных изменений принятому правительством? А раз я за него проголосовал - значит, и отношение соответствующее.

Памятники без памяти

(Дмитрий Иванов, "Красноярский комсомолец", 26.12.2007)

Архитектура Красноярска меняется по прихоти чиновников

"Красноярскому комсомольцу" никто этот материал не заказывал. А еще мы не выступаем "разменной монетой" в спорах чиновников. Мы просто попытались понять, что собой представляет деятельность по охране объектов культурного наследия Красноярского края. Одна из красноярских телекомпаний наверняка охарактеризовала бы эту деятельность как "обыкновенную коррупцию". И, скорее всего, была бы права.

Томский феномен...

Три года назад в Томске жители города объявили войну чиновникам. Сдали нервы, закончилось терпение. Не могли больше томичи равнодушно смотреть на то, как один за другим исчезают памятники архитектуры. Как томский центр по охране этих самых памятников занимается чем угодно, только не прямыми обязанностями. А многие томичи не сомневались и в том, что чиновники работают вопреки своим прямым обязанностям, спевшись с местными застройщиками. Было им отчего сомневаться. В Томске горели памятники деревянного зодчества... Противостояние томской общественности и чиновников переросло в политический кризис после сноса дома ссыльного поэта Николая Клюева. Пришлось вмешаться губернатору Томской области Виктору Крессу - он взял под личный контроль расследование обстоятельств пожаров. Кроме того, в спешном порядке были утверждены охранные зоны регионального значения (по сути, законодательно обозначены томские памятники архитектуры), благодаря чему ударили по рукам загребущим рукам застройщиков и отдельных чиновников.

...Красноярску и не снился

В Красноярске памятники архитектуры никто не поджигает: их сносят под шумок, как снесли дом городского головы Степана Потылицына. На их месте растут элитные многоэтажки.

- Это будет продолжаться до тех пор, пока, как сказано в "Борисе Годунове", "народ безмолвствует", - считает главный специалист агентства культуры администрации Красноярского края Александр Лавров (раньше он работал заместителем руководителя региональной службы по охране памятников архитектуры). - Не надо безмолвствовать! Как только по башке дадут первому нарушителю, будет другая ситуация. В Томске власти встали на сторону возмущенной общественности. А вот власть в Красноярске... Пока народ безмолвствует, Лавров открыто упрекает руководство Красноярской железной дороги в варварской реставрации послевоенного памятника, в котором сейчас располагается управление КЖД.

- Объект не отреставрирован, а заменен, - горячится Александр Лавров. - От памятника остались кирпичные стены в совершенно другой оболочке: вместо терразитовой штукатурки - отполированные гранитные плиточки а-ля общественный туалет. Вкус того человека, который заказывал их, весьма далек от высокохудожественного. Все архитектурные детали - капители, колонны портика - выполнялись не в России, а в Китае. По всей видимости, китайские специалисты были незнакомы с реальными размерами памятника, потому что капители, украшающие сейчас вход управления железной дороги, эдак на полметра шире, чем предыдущие. Это переработка классической архитектуры в вульгарную копию. Не умеете делать - не делайте. Подобные примеры воспитывают в народе китч и пошлость! Сегодня существуют технологии, которые позволяют терразитовую штукатурку отреставрировать и сохранить. Но на это не пошли, уж и не знаю почему. Сейчас это здание назвать памятником архитектуры у меня язык не поворачивается.

В своих высказываниях Александр Лавров резковат, но как бывший "охранник" памятников законы знает и чтит.

- Как гласит ФЗ "Об объектах культурного наследия народов РФ", поврежденный памятник архитектуры может быть восстановлен практически с фундамента. Однако в случае со зданием управления Красноярской железной дороги такой потребности не было. Я уже молчу о том, что реставрационные работы начались без разрешения службы охраны памятников. Подобное разрешение управление КЖД получило только на последней стадии работ. Господин Тихонович (руководитель службы по охране объектов культурного наследия администрации Красноярского края. - "КК") в течение полугода скрывал факт нарушения закона под самыми благовидными и неблаговидными предлогами, - заявляет Лавров. - Он был обязан принять все меры, чтобы прекратить эти работы. Между тем эксперты не сомневаются, что спасти памятник еще можно. Службе Юрия Тихоновича нужно всего лишь подать на управление железной дороги в суд и доказать необходимость возвращения памятнику прежнего, "терразитового" облика за счет КЖД.

- Сегодня служба по охране памятников подобного не потребует, - считает Александр Лавров. - Тихонович же столько сил приложил, чтобы прикрыть эту ситуацию. Если поставить волка охранять овец - результат предсказуем...

Лавров уверен, что ситуация, когда служба по охране памятников культурного наследия относится к своим непосредственным обязанностям достаточно странно, сложилась не вчера.

- Вспомните Красноярский железнодорожный вокзал, прежнее здание которого было внаглую снесено. Так же снесли железнодорожный мост, который до сих пор числится в списках ЮНЕСКО кандидатом в объекты всемирного наследия. В соответствующих документах по железнодорожному вокзалу было указано, что износ здания составляет всего 38 процентов. То есть его надо было просто подремонтировать.

Чиновничья логика

После серии материалов о доме Потылицына и саде Крутовского, опубликованных в "КК", Юрий Тихонович отказался давать какие-либо комментарии нашей газете относительно истории с реставрацией управления КЖД по телефону, настаивая исключительно на личной встрече. Хозяин - барин. Едем на встречу.

- Ситуация с реставрацией управления КЖД не совсем такова, как вы описываете, - заявил Юрий Тихонович корреспонденту "КК". - Реставрационные работы были завершены к началу октября: к конгрессу железнодорожников, а начались еще в 2006 году - в то время службу по охране объектов культурного наследия возглавлял другой человек (Константин Шумов. - "КК"). Таким образом, мне этот объект достался по наследству...

Получив в наследство "проблемный объект", Юрий Тихонович согласовал 12 апреля 2007 года работы "по замене кладки конструкций и деталей из естественного камня на фасадах здания" - говорится в ответе на официальный запрос, присланном в редакцию "КК" руководителем пресс-службы управления КЖД Вячеславом Беловым.

-... Памятник архитектуры является не просто объектом любования и эстетизации, - продолжил Тихонович. - А прежде всего, объектом недвижимости, который зачастую эксплуатируется в нещадном режиме. К тому же реставрация памятников всегда происходит с какими-то нарушениями. Возьмем Благовещенскую церковь. После реставрации объект стал выше на полтора метра. И кто знает об этой ситуации? Никто (интересно, а чем тогда в действительности занимается служба Тихоновича? - "КК"). Для всех - это воссозданный объект. Понимаете, у тех, кто знаком с этой "кухней", всегда будет присутствовать элемент нигилизма по отношению к этому реставрируемому объекту. Так и со зданием управления КЖД. У меня много претензий по характеру его отделки. Вместо лощеных, полированных плит облицовочного гранита можно было найти фактуры, более близкие к тем, которые присутствовали раньше. Но, к сожалению, хозяйственная целесообразность победила. В целом же этот объект можно рассматривать как удачный. Формально никаких нарушений законодательства здесь нет.

Юрий Тихонович очень долго и достаточно запутанно подводил нас к весьма простой на его взгляд мысли - он прекрасно понимает заказчиков работ и реставраторов: зачем тратить деньги на материалы, имитирующие терразитовую штукатурку, когда выгоднее заменить ее гранитными плитами. Странно, что Юрий Васильевич в этом случае не поднимает вопрос о смысле существования возглавляемой им службы. Зачем нужна вся эта нервотрепка с сохранением нашего культурного наследия, когда на его месте мы наш, мы новый мир построим - с красивыми элитными многоэтажками, торговыми центрами и т. д. и т. п.

- Я боюсь, что следующим объектом, который будет отреставрирован подобным образом, станет здание администрации Красноярского края. Вся терразитовая штукатурка на нем "бухтит", то есть отслаивается. Однако же реставрационные работы можно будет провести с применением долговечных современных материалов, весьма близких по характеристикам к терразитовой штукатурке (а как же пресловутая "хозяйственная целесообразность" - если железнодорожникам можно, чем чиновники хуже? - "КК"). Сегодня утрачены технологии производства терразита, поэтому я понимаю хозяйственников, которые настояли на применении других облицовочных материалов при реставрации управления КЖД.

Такая вот многогранная позиция у Юрия Тихоновича по одному и тому же вопросу. Вроде и нельзя, но если очень хочется, то можно. Подвести под это самое "можно" аргументации - лишь дело техники: технологии утрачены, нарушений закона формально нет и т. д. и т. п.

Без комментариев

- Вы считаете, лучше, если бы здание управления КЖД развалилось? Там опасно было людей в кабинетах оставлять, - с раздражением в голосе заявил "КК" руководитель пресс-службы КЖД Вячеслав Белов. - Речь шла о безопасности людей! Вы пишете заказной материал? Да или нет? Зачем вы сейчас этим интересуетесь? Можете объяснить? Свой интерес к истории с реставрацией здания управления КЖД мы объяснить можем - пройти мимо подобной темы любой уважающий себя журналист не вправе. А вот вопросы типа "вы пишете заказной материал" оставим без комментариев.

Без бутылки не разберешься

Деятельность по охране памятников, как показывают описанные выше примеры, в Красноярском крае штука достаточно загадочная, кроме того, логике не подвластная. Это вам не Томская область, хотя и там все встало на свои места только после того, как взбунтовалась местная общественность. У нас эта самая общественность молчит. Да и не только общественность молчит. Напоследок возьмем еще один, как нам кажется, более наглядный пример охранно-реставрационной работы чиновников в Красноярске. День 25 июня 2007 года выдался для Евгения Шматова (не пугайтесь незнакомой фамилии, все скоро прояснится) не совсем удачным. Суд приговорил директора фирмы ООО "Свод", занимающейся реставрационными и строительными работами, Шматова к двум годам лишения свободы. Выяснилось на суде, что ООО "Свод" какое-то время работало без лицензии. За этот период успело освоить на реставрационных работах, которые, как правило, производятся на бюджетные деньги, несколько миллионов рублей. Казалось бы, причем тут...

ООО "Свод" реставрирует памятники архитектуры. Вопросов нет? Есть.

Учредителем этой фирмы в 1995 году был Александр Лавров - бывший заместитель руководителя службы по контролю в области градостроительной деятельности администрации Красноярского края Константина Шумова.

- Я был директором "Свода" в 1995 году, - говорит сегодня Лавров. - И все. После этого я в ней не работал. Забавно, но бывший руководитель - Константин Шумов - сомневается в искренности Александра Лаврова.

- Александр Лавров только в этом году, по-моему, вышел из состава учредителей "Свода".

- Лавров владел долями этой фирмы. Кроме того, доли были у жены Константина Шумова. После того как в свое время был назначен новый директор фирмы, она вышла из состава учредителей. У меня же там никого не было. Я спокоен. Мне смешно сейчас смотреть на то, как Шумов и Лавров начинают выяснять отношения через прессу. Я не хочу, чтобы вы становились разменной монетой в этой игре... "Свод" перестал работать с бюджетными деньгами в 2005 году. А кто в то время проводил конкурсы на проведение реставрационных работ за счет бюджета? Председателем конкурсного комитета был Лавров, который сейчас активно встает в позу и говорит, что он чист... - "добивает нас танцем" Юрий Тихонович.

Странная ситуация. Красноярская железная дорога, со слов чиновника Лаврова, нарушила закон, реставрируя свое управление. Наш интерес к этой теме наталкивает сотрудников КЖД на мысль о "заказном материале". Наш интерес к чиновникам и их близким родственникам в составе учредителей фирмы, занимавшейся реставрационными работами за счет бюджетных средств, наталкивает других чиновников на мысль, что "КК", разбираясь в этой истории, выступает в роли "разменной монеты". Чудны дела ваши, власть и бизнес имущие. Но нет никакого чуда в том, что в Красноярске эта тема мало кого, кроме журналистов "КК", интересует. Народ безмолвствует. Не пора ли нам высаживать в краевом центре томский десант?

Без ложной скромности

(Иван Славицкий, "МК в Красноярске", 26.12.2007)

Очередной год подходит к концу - самое время подводить итоги и корректировать планы. Что было в крае важного? В какой точке траектории развития мы находимся?

Ситуация

Очевидно, что край не только вышел из кризисного состояния начала века, но и преодолел переходный период финансовой стабилизации. В 2003-2004 годах остро стоял вопрос: пустить очень скромные ресурсы на социалку или на развитие? Целых три года понадобилось пришедшей к руководству краем команде Хлопонина для разработки и внедрения в жизнь четких и справедливых правил работы бизнеса, на завоевание доверия в финансовых и деловых кругах. Уж больно свежи были в памяти политические войны между ветвями власти и массовый передел собственности на предприятиях края. В последние два года появилась возможность резко увеличить социальные расходы бюджета. И это сделано. В разы возросли вливания в образование и здравоохранение. Запущены новаторские "Четыре "Д". Существенную поддержку получили старики, семьи с детьми. Началось строительство социального жилья, благоустраиваются города и села, в школах появились современные спортивные площадки. Перечислять позитивные изменения в жизни красноярцев, нереальные еще 3-4 года назад, можно долго. Понятно, что большую часть денег для всего этого обеспечила благоприятная ситуация на мировом рынке цветных металлов. И достаточно громко звучат опасения, мол, случись обвал цен на Лондонской бирже, все социальные программы окажутся под угрозой. Ведь ни от Ванкора, ни от Богучанской ГЭС серьезной налоговой отдачи пока нет. Нефть из Туруханского района должна пойти в 2009 году. Пуск предприятий Нижнего Приангарья произойдет еще позже.

Все это так. Но жизнь в крае уже бурлит с удвоенной силой. Вместо привычной безработицы - острейший дефицит кадров. Миллиарды тратятся на дорожное строительство, возрождается лесопереработка. В 2007 году в край вложено 111 миллиардов частных инвестиций. В этом отношении мы - первые в Сибири. Значение и перспективы края увидели не только инвесторы. "Точкой роста" признала Красноярск и федеральная власть. Москва вкладывает деньги не только в развитие Нижнего Приангарья. Государственные инвестиции направляются на создание транспортного авиаузла в Емельяново и железной дороги Курагино-Кызыл. В стадии решения - вопрос строительства уникальной северной железной дороги через Лесосибирск. И дело не только в деньгах. К позиции края по самым важным вопросам развития России прислушиваются в руководстве страны. И самый яркий пример тому - проведение в ноябре президиума Государственного Совета по развитию транспорта в Красноярске. Тогда доклад губернатора о системном решении транспортных проблем России был очень высоко оценен президентом. И люди почувствовали изменения к лучшему. Они поверили сегодняшнему руководству страны и края. Путин, Хлопонин и Пимашков призвали проголосовать за "Единую Россию" - люди пришли и отдали свои голоса. Причем так, как никогда раньше. 60 % за правящую партию для вольнолюбивого сибирского края - это очень много.

Проблемы роста

Экономика региона находится в стадии бурного роста. Но у любого, даже самого хорошего явления всегда есть и отрицательные стороны. В край пришли огромные деньги. Красноярск стал очень привлекательным городом для жизни и бизнеса. Соответственно обострилась потребность в жилье. Строительный комплекс не успевает этот спрос удовлетворить. Отсюда - стремительный рост цен. И это одна из острых проблем, которые краю надо решить. Снизить цены может только масштабное жилищное строительство. В крае не хватает квалифицированных кадров. И по мере запуска на полную мощность инвестиционных проектов проблема будет только обостряться. Да, краевая власть активно занимается этим вопросом. Прилагаются усилия для улучшения демографии, перестраивается система профессионального образования. Все это очень хорошо, но без большого количества приезжих рабочих нам все равно не обойтись. А вот с созданием нормальных условий для них пока не слишком получается...

Перспективы

Не хочется использовать превосходные степени и с придыханием рисовать блестящие перспективы. Они действительно такие. Просто их невозможно измерить километрами дорог, бюджетными миллиардами и уровнем социальной обеспеченности. Хорошее будущее определяется умной властью, которая умеет видеть наперед и начинает решать проблемы тогда, когда окружающие их еще не замечают. Пока краевой власти это удается.

Знаковые события 2007 года: - Бюджет края впервые превысил 100 миллиардов рублей. - Запущены масштабные социальные программы ("Дом", "Демография", "Дети", "Деревня"). - Стартовал частно-государственный проект создания БЭМО (Богучанская ГЭС, алюминиевый завод, ЦБК и многое другое). Государство вкладывает в проект 34 млрд. рублей, частный бизнес - в пять раз больше. - Ведущее мировое рейтинговое агентство Fitch Ratings присвоило краю национальный долгосрочный рейтинг "AA-(rus)". Прогноз по долгосрочным рейтингам - "Позитивный", что отражает высокое качество финансового управления и хорошие бюджетные показатели края. - Президент провел в Красноярске заседание президиума Госсовета по проблемам транспортной инфраструктуры России.

Александр Истратьков: "У каждой роли свой коэффициент"

(Светлана Вахтангишвили, "Вечерний Красноярск", 26.12.2007)

- Я давно уже знаю, что надо быть проще, - сказал Александр Истратьков. - Выдумок хватает на сцене. В жизни вранье выглядит глупо и скучно. Давайте обойдемся без этого. Спрашивайте. Итак...

- Вас называют актером второго плана, Александр Петрович...

- Прекрасно (из трех ролей репертуара - две главные).

- Многие нервничают из-за того, что не могут получить главную роль. Вы спокойно относитесь к такому положению вещей?

- Я не нервничаю. Профессия актера заключена во фразе: дали - радуйся. Серьезно.

- Этот постулат вы распространяете на жизнь вообще?

- Ни в коем случае. Только на профессию. Дали роль - делай.

Представьте себе токаря, который должен к концу смены выточить деталь. Он же не устраивает начальнику цеха скандалов по поводу того, главная это деталь в механизме, не главная. А идет к станку и работает. И желательно хорошо. Потому что от качества детали будет зависеть множество вещей, ну, например, повысят ли ему разряд, сколько он получит в кассе в день зарплаты. В актерской профессии - точно так же. Вы знаете, что у каждой роли есть свой коэффициент? Главная - 1,8. Вот по коэффициенту я в театре стою достаточно высоко.

Отношения с театром - идеальные

- И не считаете себя актером обделенным?

- Нет, конечно. Сейчас у меня вообще идеальные взаимоотношения с театром. Я занят в трех спектаклях, есть время к ним подготовиться, выйти и выдать. В таком режиме могут себе позволить работать только московские артисты. Провинция предполагает вот это: каждый день, каждый день, каждыйдень, каждыйдень...

- Каждый день - это потому что маленькие деньги?

- И это тоже. И потом, в театре огромная труппа. Просто огромная. И если занять каждого и дать ему хотя бы одну главную роль, то надо поставить примерно пятьдесят шесть спектаклей. Отсюда дикое желание нравиться режиссеру, вообще нравиться всем, лезть вперед. И это тоже - профессия актера. Совсем немужская, кстати. И очень зависимая. Ну, если разбираться с точки зрения нормального человека: кому я должен нравиться? Да никому, кроме себя. Мама с папой меня и так любят. Жена - тоже, наверное. Ну, во всяком случае, привыкла за эти годы...

- Все зависят от всех. Журналист зависит от редактора. Артист зависит от режиссера, от зрителя...

- В самую последнюю очередь от зрителя.

А в первую - от той тетеньки, которая кричит вам на пороге театра: "Ноги вытирайте!" После этого можно считать, что на сегодняшний вечер вы для артиста потеряны.

Зависит от гардеробщицы, от того, кто открывает занавес. А этим занимается целая дивизия. Зависит от осветителя, звукорежиссера, костюмера - это еще дивизия. Грим, парики... Бывает, спектакль разрушается от одной технической накладки. Думаешь: "Ну как же так! Мы строили, строили, и от одного щелчка все - пух! Культура театра - именно в технике. Просто - в технике. Не в актерской. Ну, и в актерской -- тоже.

- Но все-таки, что спасает артиста от этого "пух"?

- Тот, от кого я завишу в последнюю очередь. Зритель все готов простить артисту и поверить в то, что это он сам - дурак. И со мной такое бывало. Я однажды, еще студентом, смотрел премьеру спектакля "Звезды на утреннем небе". Позже играл в нем. Спектакль - про проституток (спектакль не только про проституток: )).

Так вот, смотрю. Артистки обмениваются репликами, и вдруг - бам-мм! Декорация потолка на сцене поехала вниз, артистки закричали, а в зале - тишина. Зрители внимательно смотрят, и я в том числе. Сижу и размышляю: "А вот что, интересно, режиссер хотел сказать этим обрушившимся потолком? Небо, что ли, над ними рухнуло?"

Потом я об этом, разумеется, забыл. И только через несколько лет Нелли Георгиевна, помощник режиссера в том спектакле, в каком-то разговоре, по случаю призналась, что на премьере "Звезд" за кулисы попросился фотограф. И я понял, что случилось: фотограф нечаянно задел локтем пульт помощника режиссера, штанкет пошел вниз. Но в зале-то все подумали, что это - режиссерский ход.

"Я никогда не врал вам"

- Удивительный артист Зиновий Гердт уже перед самой смертью, в программе Эльдара Александровича Рязанова, понимая, что, возможно, это его последние съемки, сказал: "Уважаемая публика, я никогда не врал вам и никогда не ставил себя выше вас!"

- У вас было иное отношение к публике?

- Было иное. И в театре любят расхожую фразу: "Публика - дура". Но если зрителей идиотами считать, идиотов и будем иметь. Хотя и их, согласитесь, немало. Набрать можно какой угодно зал.

- А вы на самом деле считаете, что театр зрителя должен воспитывать? Классической русской литературе мало кого удалось воспитать. Сила слова - такая иллюзия.

- Я вообще не знаю, зачем зритель сегодня ходит в театр. И у кого вообще хватает сил ходить в театр. Но мне недавно позвонил друг и сказал, что его сын перед отправкой в армию хочет во второй раз посмотреть "Полет над гнездом кукушки".

- Представляешь, Сань, - рассказывает, - мы его всей семьей отговаривали. Ведь это последний призыв на полтора года, следующий - только год. А он: "Это - моя жизнь, и мне решать".

Я понимаю, дело даже не в нашем спектакле, а в сюжете "Кукушки". Но все равно приятно, что есть мальчики (парни), которые смотрят такие спектакли, в армию идут. Надо им это зачем-то.

- Как вы вообще взялись за "Полет над гнездом кукушки"? Культовая книга, культовый фильм с культовым Джеком Николсоном?

- Я сильно переживал внутри. Но выяснилось, что выросло целое поколение людей, которые никогда не видели фильм. И, знаете, я очень рад, что они не смотрели это кино.

- И уж тем более, никогда не прочитают книгу...

- Уж это-то точно! Достоевского, случится приступ детского психоза, может, и прочтут назло родителям. А Кизи - нет!

Актер - это только работа

- Ваш самый знаковый спектакль. Их еще называют этапными.

- Я в этапные спектакли не попадаю. Попадаю в кассовые. И в ТЮЗе так было, и в театре Пушкина. Иногда смотрю распределение ролей и завидую: "Это же моя роль! Мой спектакль". Потом прихожу на спектакль, думаю: "Ну и слава богу, что я сюда не попал!" А бывают спектакли, когда я смотрю на сцену и думаю: "Как бы мне хотелось там оказаться!" Но я никогда не скажу, что это за спектакли.

- Не любите о чем-то жалеть?

- Жизнь ведь не в театре начинается. И не театром заканчивается.

- Вы и сейчас продолжаете утверждать, что где родился, там и пригодился?

- Абсолютно убежден. Мне нравится бывать в Москве и дальше - но в гостях. В Красноярске я очень дорожу людьми, которые рядом со мной. И не хочу тратить время, чтобы на новом месте создать свою среду, дом. А дом я все равно буду строить такой же, как здесь. Так зачем эти телодвижения? Я не киногеничен и не рвусь в кино, где 90 процентов успеха, и даже больше - внешние данные. В Москве давно считают, что работать в театре - непрестижно. Спрашивают: "Ну, ты, конечно, снимаешься? У кого? Не снимаешься? В театре служишь? Бедный!" Время такое. Что поделать.

- Вы, кстати, уютно чувствуете себя в этом времени?

- А есть выбор? Но я понял великую китайскую поговорку: "Не дай вам бог жить в эпоху перемен". Невозможно научиться играть в игру, где постоянно меняются правила. "Вчера опять от имени народа, в который раз подорожала колбаса". Жириновский, которого я уважаю как гениального актера и не понимаю, что он делает в политике, однажды сказал и про время, и про нас очень злую и точную фразу: "При грамотном пиаре наш народ проголосует и за обезьяну". Время рекламных технологий.

"Человек я ленивый"

- Вы ведь и сами занимаетесь рекламой?

- Я не делал политических роликов. Никогда не снимался в рекламе. И даже не озвучивал политические ролики, когда приглашали. Я не озвучиваю людей, которых не поддерживаю.

- Лицом и голосом не торгуете.

- Не торгую. Называю такую сумму, что предложение отпадает само собой: хороший способ отказаться, если тебе не нравится то, куда зовут. Я легко называю в этом случае порядок цифр. И когда мне друзья-актеры звонят: "Саня, сколько попросить за рекламу?", я всегда советую просить больше. Не дадут? Ничего страшного, зато, может быть, позора избежишь. Но, как правило, дают. Но вот когда меня зовут в качестве режиссера, тогда о деньгах мне говорить - очень тяжело. Мне кажется, что это невероятно стыдно, что я прошу много, что моя работа стоит дешевле. Не умею объяснять, сколько я стою. Да почти никто не умеет это делать. - А я думала, что вам нравится зарабатывать.

- А мне нравится. Я ведь огромное количество снял рекламы. И знаю, что она бывает и плохая, и пошлая. Ну и что? Все равно это кто-то сделает.

Я ведь очень ленивый человек. Но, как только понимаю, что можно заработать, моя лень исчезает.

- Вы - ленивый человек?

- Такого лентяя, как я, трудно найти.

- Как же в таком случае вам удается совмещать рекламный бизнес, режиссуру, театр, антрепризу?

- Ничего, кроме ответственности перед другими людьми. И жажды денег (заработка), я же говорю. В лихие 90-е мы с другом однажды за ночь заработали по 12 тысяч долларов. И я у него купил свою первую машину "Тойоту Корону", а до этого долго считал, что научиться водить способны только гениальные люди. В общем, купил, Лева меня научил ездить, и я очень долго ездил без прав, а все красноярские гаишники знали: вот заработок едет. Потом я плюнул на клятвы друзей, которые обещали помочь с правами, и пошел (экстерном) сдавать экзамены. Сел в "Жигули", а там же все не так. Спрашиваю: "Где поворотники?" Инструктор обалдел: "А где тормоз, знаешь?" После экзамена я больше на "Жигулях" не ездил. Вообще, машины очень люблю. И технику очень люблю. Телефоны, компьютеры. Компьютер должен быть таким, чтобы не думать о том, какая в нем операционная система, как сделать дефрагментацию диска, какой антивирус поставить. Включил - он работает. Поэтому у меня "Макинтош".

Опыты малой сцены

- Александр Петрович, а что вы не любите?

- Малую сцену. Ненавижу. Не понимаю лабораторных опытов на сорок зрителей. Ну, зачем все видеть близко? Негигиенично. Во всяком случае, когда в ресторане подают еду, вам ее в нос не тычут. Нелюбовь к малой сцене у меня началась со спектакля "Одновременно" по Гришковцу. Спектакль очень хороший, все его обожали. Играли мы его как раз на малой сцене, на 80 человек. Потому как тоже - опыты. И вот едем с ним в Магнитогорск, и там тоже выставляют в зале 80 стульев, а зрителей пришло 500. И мы отыграли все то же самое на 500 человек. Прием был потрясающий, энергетика - невероятная. И я понял: какая это непозволительная роскошь и чушь играть сегодня для 40 или 80 человек, если можно собрать зал!

- А как быть с утверждениями, что средний зритель не поймет сложный материал? Режиссерский эксперимент? Ведь действительно, иногда не понимаем.

- Есть простая формула, известная всем. Ставить можно как угодно, но не скучно. Серьезные сложные вещи надо делать нескучно. А у нас принято считать, что серьезно - это обязательно долгие паузы. Значит, в этом месте мы думаем по-настоящему. В комедии - не по-настоящему, а в драме - по-настоящему. Это - опасная ловушка: начать медленно думать на сцене. Знаете, чему учит реклама? Очень точному чувству времени. Я знаю, что такое полсекунды, четверть секунды, одна двадцать пятая. Что можно успеть передать за это время. И когда я вижу на сцене эпизод, в котором два артиста разговаривают сорок пять минут, я понимаю: до какой же степени режиссеру неведомо, что такое время. Сорок пять минут на сцене - для зрителя в зале часов восемь. Кто это будет смотреть? Мы даже о мелочах говорим с постным выражением лица, когда на самом деле только болезни и смерть заслуживают серьезного отношения к себе.

Свойство профессии - хорошее настроение

- Вас считают баловнем судьбы.

- Я слышал. Но думаю, каждому из нас и горя, и счастья Богом выдано одинаковое количество. В нашем театре никого не жрут, как принято в уважающих себя театрах. Счастье же?

- А с чем нельзя выходить на сцену?

- С плохим настроением. В театре все практически умеют поддерживать хорошие отношения. Это - свойство профессии. Рабочая необходимость. Невозможно, поругавшись с человеком, идти на сцену и начать с ним играть. Хоть про что. Даже про ругань. Не получается. Театр вообще - место очень хорошее. Здесь много красивых женщин, что мне, как нормальному мужчине, просто необходимо видеть вокруг себя. Я иногда бываю на корпоративных вечеринках и с удивлением спрашиваю себя: "Где красивые женщины?" Это потому, что всю жизнь провожу рядом с красавицами.

- Одна из них - Елена Привалихина - ваша жена.

- Я увидел ее в театральном институте и пропал! В первый же вечер сказал: "Давай поженимся". Мы даже заявление в загс написали, положили в библиотечную книгу, забыли и сдали. Потом эту книгу кто-то взял почитать и принес заявление нам. Поженились мы через четыре года, когда я окончил институт. С тех пор живем, слава богу. Свадьбу играли в цирке.

- Как в цирке?

- 21 февраля, в день нашей свадьбы, ТЮЗ, где мы с Леной работали, удивительным образом сгорел. Причем сильно, театр даже закрыли.

Мы никому не говорили, приехали в загс, расписались, посидели с родителями. А вечером у нас была встреча с артистами цирка. ТЮЗ часто устраивал такие встречи и капустники. Мы же соседи. Приходим, а там уже известно, что мы расписались. Устроили нам праздник. Было весело.

- Говорят, вы - мастер розыгрышей. Вас самого разыгрывали?

- Прихожу в театр, мне все кричат: "Саня, Саня, тебе звание присвоили". На доске объявлений - поздравления висят. Я засомневался: ну как это так? Существуют ведь какие-то формальности, бумаги надо собирать, общее собрание... Оказывается, и собрание было: меня просто в это время куда-то хитро сплавили из театра. В общем, полгода сюрприз готовили и в день рождения сообщили об этом. А мне стало грустно. Я даже Лене сказал: знал бы, уже шесть месяцев веселый ходил. Моменты счастья надо ждать. А звание нынче никаких преимуществ не дает. И мне бывает обидно, когда возвращаюсь поздно вечером после спектакля домой и машину мне у дома поставить некуда. На стоянке за 80 рублей для заслуженного артиста слишком нескромно.

- Вы всегда хотели быть артистом? - Еще хотел быть шофером. Время от времени я говорю в разных интервью, что сбылось и то и другое. Нажмешь на педальку в своем "Гранд Чероки", а он - фыррр с места! Это к вопросу о том, сколько стоит радость. И не предавали меня никогда. Не могу вспомнить такого. Правда.

Блошиный рынок обошелся без блох

(Екатерина Юсьма, "Красноярский комсомолец", 26.12.2007)

Блошиные рынки существуют во всем мире: от Хельсинки до Шанхая, от Сиднея до Рио-де-Жанейро. В минувшие выходные "блошки" появились и в Красноярске. Правда, красноярские звезды решили не уподобляться голливудским и на нашем "вшивом базаре" замечены не были.

История

Впервые блошиные рынки появились во Франции. В Париже, начиная с 1841 года, каждую субботу (воскресенье ревностные католики освобождали для похода в церковь) старьевщики и любители ненужного хлама собирались на площади. Эти сборища назывались Marches aux puces, что в дословном переводе означает "блошиный рынок". Это был своего рода секонд-хэнд под открытым небом - поношенные вещи кишели паразитами (блох, судя по всему, было больше всего), за что народ и окрестил это торжище блошиным рынком.

Париж до сих пор остается впереди планеты всей со своими "блошками". Самая известная "ярмарка паразитов" располагается в элитном районе Пор де Клиньянкур. Здесь бывает до 10 млн туристов в год, среди которых едва ли не все звезды Голливуда. Интерес к блошиным рынкам не случаен. Здесь можно найти все - от хлама до дорогостоящих предметов искусства, приобрести некогда модную одежду и обувь, уникальные книги, грампластинки, антикварные комоды и старинные зеркала. Блошиный рынок дает шанс разбогатеть и продавцам, и покупателям. Если бывать там постоянно и научиться разбираться в старинных вещах, на этом можно прилично заработать или собрать неплохую коллекцию.

Обман

Известный в Красноярске ценитель старины и владелец антикварного салона Сергей Задереев два раза в год ездит в Санкт-Петербург специально, чтобы посещать блошиные рынки.

- Там можно найти такие вещи, которые ни в одном антикварном суперсалоне не найдешь, - объясняет Сергей Константинович. - Тем более что в Москве и Петербурге антикварные магазины людей сильно обманывают. Если вещь стоит тысячу долларов, то в лучшем случае вам дадут сто. Как-то сидим в кабинете с директором одного из таких салонов. Заходит бабушка. "Миленький, серебро столовое принимаешь? А то прошла все ломбарды, никто не берет". "Да, бабуля". Она вываливает на стол кучу серебра дореволюционного. Он это все на весы - 5 рублей грамм. Она перед ним чуть ли не на колени. У нее там 10 килограммов, умножьте-ка на 5 рублей. Для нее это огромные деньги. А вообще-то все это можно продать в 10 раз дороже. Сразу же. Ничего с этим серебром не делая. По словам Сергея Задереева, красноярцы стали увлекаться антиквариатом сравнительно недавно, с тех пор, как люди выстроили себе дорогие особняки и большие квартиры.

Поняли, что интерьер требует чего-то особенного. И вовсе не того, что продается в магазинах, штампованное десятками и сотнями экземпляров. Что-то эксклюзивное.

- Все думающие владельцы загородных домов - мои клиенты, - хвастается или констатирует факт Задереев. - Когда у человека есть несколько лишних миллионов долларов, он может позволить себе иметь в квартире что-то действительно ценное. Иногда, чтобы выполнить их заказы, мы работает по полгода. Приходится не только в России заниматься поиском, но и за рубежом.

Красноярск

В Красноярске исполнить капризы искушенных бизнесменов не получается. Пока. В помощь ценителям старины появился первый блошиный рынок. Он развернулся на площадке ВДЦ MixMax и, по обещаниям организаторов, станет регулярным. Правда, пока он серьезно проигрывает питерским и уж тем более парижским рынкам.

- Но это временно, - считает Задереев. - Скоро люди привыкнут, и через 2-3 месяца тут можно будет найти оригинальные и ценные вещи.

Но пока красноярские "блошки" - это любительское творчество (картины, поделки, расписная одежда), результат работы мелких предпринимателей и лишь изредка семейные ценности бабушек и дедушек. Причем последние пришли сюда не столько чтобы продать, а сколько чтобы дать посмотреть молодежи на свое богатство.

- Вот часы, которые мне подарили на 45-летие. Я тогда еще на заводе работала, - улыбается Галина Качаева и поправляет на голове красную буденовку. - Часы сломались, так что мне пришлось новые купить. А эти сюда принесла. Вот бритва дедова, - продолжает Галина Николаевна. - Деда нет, зачем она мне? Я бриться не буду. А это немецкий альбом из Шверинга. Мне его подарили на день рождения в 1954 году. С тех пор он все время со мной.

- Зачем же вы все это хранили?

Люди ведь часто хранят вещи именно для того, чтобы потом подороже продать. Я в далеком детстве по такому принципу насобирала большую коробку монет. Потерялась коробка - пришлось идти работать в газету.

- Это очень хорошо, когда можно посмотреть и вспомнить, где был, когда с кем познакомился, - оборвала мои воспоминания Галина Качаева.

- Сейчас не жалко все это продавать?

- Так все равно никто не покупает... (Вот чем отличаются многие наши бабушки от продавцов на французском блошином рынке. - "КК") Пусть люди смотрят. Если уж очень кому-нибудь захочется - могу продать. Часы продам, например, за 5 рублей. Автослесарь Александр Писуков более прагматичен, чем Галина Николаевна. Его визитница, например, стоит без малого 15 тысяч рублей. Пять лет назад, работая в автосалоне, Саша заметил, что коленвал очень напоминает подсвечник. Тогда ему и пришла в голову идея создавать оригинальные поделки из деталей для автомобилей.

- Покупают не так часто, как хотелось бы, - улыбается Александр, показывая на целую выставку из разных фигур и приспособлений, сделанных только из автомобильных запчастей. - Недавно купили женщину с арбалетом. Делал ее очень долго, со второй получилось значительно проще. Хотя вообще с женщинами сложно. Во все смыслах, - смеется Саша. - Возможно, теперь, с помощью блошиного рынка, дела пойдут лучше.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail