Скоро может появиться еще одна госкорпорация - медицинская. Интервью академика РАМН Сергея Колесникова

Москва, 17 декабря 2007, 13:55 — REGNUM  

В 2007 году появились госкорпорации в сфере нанотехнологий, "Росатом", Фонд содействия развитию ЖКХ, госкорпорация "Олимпстрой", и вот все слышнее мнение в пользу создания медицинской госкорпорации. Почему она нужна и нужна ли вообще - в интервью корреспонденту ИА REGNUM рассказал академик РАМН, депутат Государственной думы РФ V созыва Сергей Колесников.

ИА REGNUM: Почему именно медицинская госкорпорация?

Это вопрос безопасности государства. Бардак в сфере медицинской индустрии существует, по-моему, примерно лет 20, со времен, когда началась перестройка, когда разрушили оборонный сектор, который производил в том числе и некоторую медицинскую технику. Следующий удар был нанесен приватизацией, когда посчиталось, что медицинское оборудование и лекарства это неприбыльный бизнес. Кроме того, из-за рубежа хлынул поток гуманитарной помощи, и бытовало мнение, что заграница нас будет и лечить, и холить, и лелеять. Я думаю, что это был не только гуманитарный акт, но и акт демпинга, а демпинг всегда повергает местную промышленность в состояние глубокого уныния и шока, если нет государственных защитных мер. За лет 10 мы фактически уничтожили даже ту, может быть, не очень хорошую медицинскую промышленность, которая была - особенно производство субстанций, расходных материалов, медицинского инструментария. А в производстве медицинского инструментария мы были сильны, потому что наша сталь была не только на броне хороша, но хороши были и зажимы, пинцеты, скальпели не ломались, да и шовный материал хороший производился.

На медицинскую индустрию обратили внимание в 1998-99 гг., когда правительство возглавил Евгений Примаков. Освободили от налогов очковую оптику. Ввели льготы по уплате НДС, была возможность 1,5% от дохода отчислять в фонд производства, науки и техники. Это позволило несколько стабилизировать ситуацию, по крайней мере, в фармацевтической промышленности. После 2002 г. ситуация в этой отрасли вновь стала ухудшаться, отменили льготы по уплате НДС, исключили ряд лекарств, которые входили в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств - предприятия перестали получать гарантированный госзаказ, не было выставлено никаких таможенных заградительных мер на импорт зарубежных лекарств, медицинского оборудования, техники. Доля отечественного производства начала падать.

ИА REGNUM: И в таких условиях вводили систему дополнительного лекарственного обеспечение (ДЛО)?

Что касается ДЛО, то доля российских лекарств - лишь 7%, остальные 93% - зарубежные. Объем российского лекарственного рынка составляет около 9 млрд долларов, где-то около 2,5 млрд - доля ДЛО, а по прошлому году зашкаливало до 3 млрд. Получается, ДЛО - это треть рынка. Но когда появилась идея ДЛО, надеялись, что тендеры, аукционы помогут поддержать отечественного производителя, поскольку это и дешевле, и можно подготовиться к присоединению к ВТО, предприятия получат гарантированный трехлетний заказ, они смогут отстегивать не чиновнику, а вкладывать средства на развитие производства. Все эти мечтания остались несбыточными, и в результате мы перекосили рынок, ситуация с ДЛО отразилась на всем рынке препаратов.

ИА REGNUM: Думаете, госкорпорация поможет коренным образом изменить ситуацию в сфере здравоохранения?

Как обычно, начали искать виноватых и думать, что делать. Было несколько идей. Одна из идей - признаюсь, одна из моих - попробовать дать льготы всей отрасли. Не создавать особые экономические зоны, не строить предприятия в чистом поле, а дать некие налоговые преференции тем секторам, которые требуют развития. Например, нам жизненно важно организовать производство субстанций и лекарственных форм, хотя бы дженериков - средств, у которых истек срок патентной защиты, их мы можем производить, не боясь санкций за хищение интеллектуальной собственности. Эта идея, к сожалению, никак не может прижиться, потому что тогда каждая отрасль начнет требовать себе привилегий, а таких отраслей можно набрать десяток-другой. "Так нельзя", - многократно мне заявлялось.

Потом в Минпромэнерго появилась идея создать госкорпорацию. Корпорации выделяются большие государственные деньги, просят, чтобы она работала по рыночному принципу, при этом ей даются определенные налоговые преференции. Внутри корпорации гораздо проще организовать различные отношения и способствовать выходу продукции на внешние рынки. Да, это монополизм, это в определенной степени ограничивает рыночную конкуренцию, но анархический рынок уже всем надоел, все ждут хоть каких-то регулирующих действий государства.

ИА REGNUM: Но как идею можно реализовать на практике? Что станет центром корпорации?

Мне кажется, что государство наконец-то стало осознавать, что медицинский рынок - очень емкий, прибыльный, в нем надо участвовать. Государство понимает, что у него почти не осталось своих предприятий, все частное, не поддается никакому регулированию, вкладывать деньги под определенные обязательства этих частных структур можно, но частные структуры не хотят попадать в зависимость от государства. Поэтому родилась идея ДЛО сделать центром такой корпорации. Логика понятна: есть некий госзаказ и должна быть государственная фармацевтическая, аптечная корпорация, которая будет этим ДЛО заниматься. Идея благая, но не видно фармацевтической индустрии. Предполагается, что корпорация будет осуществлять госзакупки. Но это только первый шаг. Второй - в сферу здравоохранения нужно провести ресурсное обеспечение. Мало закупать, необходимо создавать свой производственный, ресурсный сектор на своей территории. Тогда отрасль может быть предсказуемой.

ИА REGNUM: Кто может войти в госкорпорацию?

Пока непонятно. Государственных предприятий, предприятий с государственным капиталом осталось очень немного, в основном в сфере производства вакцин и сывороток, кровезаменителей, заготовки и переработки крови. Есть еще несколько производств медицинского инструментария в виде федеральных унитарных предприятий и акционерных обществ, где можно иметь государственный капитал, часть предприятий, которые готовы пустить государство при условии, что оно купит у них акции и будет о них заботиться. Госкорпорации необходимы научно-исследовательские институты, правда, их осталось раз-два и обчелся, в основном они разрушены, например, Институт антибиотиков, Центр по химии лекарственных средств. Часть еще можно вернуть, пока кадры существуют. Но база не очень большая.

ИА REGNUM: Но вам, похоже, идея госкорпорации не очень нравится?

Я сторонник немного другого подхода. Есть опыт, когда создается корпорация, ей даются большие деньги, она занимается не только тем, что объединяет всех и всем размазывает тонким слоем средства и не получает ничего. Речь идет о революционных шагах. Закупить несколько предприятий конечного цикла. Например, производства дженериков. Мы можем купить завод по производству субстанций, то есть по производству из простых компонентов конечного продукта, лекарства. Такая же ситуация с инструментарием и медицинским оборудованием. Многие иностранные фирмы - Philips, Siemens, готовы создать в России предприятия по сборке оборудования, потом по производству запасных частей, а потом по производству всех компонентов оборудования. Этот шаг позволяет взять зарубежные передовые технологии, запустить в производство, на этой базе воспитать новое поколение кадров, которые мыслили бы совсем по-другому, в новых технологических стандартах, на новом уровне, подтянуть наши научные разработки, создать на этой базе что-то вроде заводов-втузов, которые воспитывали бы новые инженерно-технические и научные кадры. Так делали Япония, Китай, Республика Корея, да и другие государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Параллельно они вводили протекционистские меры (несмотря на ВТО) по отношению к своим предприятиям - как налоговые, так и таможенные. Но это не противоречит госкорпоративному подходу - можно их комбинировать.

ИА REGNUM: И все же, зачем так много госкорпораций?

Сегодня во всеуслышание заявлено о переходе от анархии к стадии государственно-монополистического капитализма, потому что деньги у государства есть, а чтобы их нормально тратить, нужно, чтобы они были под надзором определенных структур. Эти структуры должны контролироваться не только государством, но и теми людьми, которые оправдали доверие власти. Да и недавно принятый закон о саморегулируемых организациях призван подключить к этому процессу профессиональные сообщества, чтобы решения принимались не только чиновниками, но и специалистами.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
В Госдуму РФ будет внесут законопроект о запрете на суррогатное материнство
NB!
27.03.17
Ле Пен: «Евросоюз погибнет, потому что людям он больше не нужен»
NB!
27.03.17
Католическая церковь Мексики осудила фирмы, готовые строить стену для США
NB!
27.03.17
Китай: «Новый шелковый путь» — это глобализация 2.0»
NB!
27.03.17
Трамп отменит директивы Обамы в области климата в ближайшие дни
NB!
27.03.17
Турция ввела пошлины на ввоз российской сельхозпродукции
NB!
27.03.17
Обама начнет писать мемуары о Белом доме, отдыхая на острове Тетиароа
NB!
27.03.17
Глава Чехии: хакеры США разместили на моем компьютере детскую порнографию
NB!
27.03.17
Воспитание нации
NB!
26.03.17
Заговор молчания: к чему ведёт сокращение оборонных расходов России на 27%?
NB!
26.03.17
Слабина власти: в России решили освежить грабли столетней давности?
NB!
26.03.17
СМИ: Трамп требует с Меркель $375 млрд за услуги НАТО
NB!
26.03.17
«Если Украина внесет нас в санкционные списки, мы сможем с этим жить»
NB!
26.03.17
Токио: Россия должна «принять факт возвращения» Курильских островов Японии
NB!
26.03.17
Киев решил продать крейсер «Украина»
NB!
26.03.17
Санкт-Петербург: Вакуум власти или вакуум мозга?
NB!
26.03.17
Обострение в Гагаузии: «Приднестровье – уже не часть Молдавии?»
NB!
26.03.17
Автомобиль протаранил группу велосипедистов в Берлине
NB!
26.03.17
«Советы постороннего – 2»: Совет №2
NB!
26.03.17
Педофилы и «крестовый поход детей»: Навальный у стены, стена у Навального
NB!
26.03.17
Ливия: Русские идут
NB!
26.03.17
Украина остается без ядерного топлива