«Мы вас будем кидать»: кто и как признал независимость Эстонии

В Эстонии начались торжества по случаю провозглашения независимости республики. Впереди череда 90-летних юбилеев

Игорь Павловский, 13 Декабря 2007, 03:13 — REGNUM  

Провозглашение независимости, начало гражданской войны и кульминация — подписание Юрьевского (Тартуского) мирного договора.

Эстонии, как и любой другой стране, для становления государственной идентичности необходимы исторические мифы. В этом нет ничего страшного. Исторические мифы успешно живут в любом государстве и массовом сознании. Но собственная история независимого эстонского государства по обычным меркам так коротка, что позитивный исторический миф об Эстонии превращён в негативный миф о России. Именно он запускается во внешнеполитический оборот и активно используются эстонскими властями для достижения политических целей.

Есть все основания считать, что и история с провозглашением независимости в Эстонии также будет облечена в форму очередных уколов России и ляжет на уже привычную не столько историографическую, сколько психологическую тему — «во всем виновата Россия». Нынешние государственные историки Эстонии не являются новаторами в разработке этой темы. До них этот тезис предельно четко сформулировал Юри Улуотс, премьер-министр в обязанностях президента при нацистской оккупации Эстонии. В 1944 году, в своем радиообращении к эстонцам с призывом вступать в гитлеровскую армию, он заявил: «Если сейчас нашу землю захватят с востока, то часть эстонского народа будет уничтожена, а другая часть развеется по миру, после этого в жизненном пространстве эстонцев не останется как народа в достойном упоминания виде. Если даже предположить, что может придти спасение, то тех, кого можно будет спасти, не останется… Только зная историю можно понять советские атаки против Эстонии. Начиная с 1030 года, то есть, с того времени, когда славяне стали заселять окрестности Пскова, на эстонской земле велось 39 войн против востока. Сейчас идет сороковая война. Около 90 процентов этих войн были развязаны с востока. Эстонии раз за разом приходилось становиться жертвой восточных нападений». Таким образом, ещё гитлеровский агитатор Улуотс четко обозначил внешнего исторического врага Эстонии. Несмотря на другие кроваво-трагические события эстонской истории, связанные с немцами, шведами, датчанами и даже поляками, враг для эстонцев был назван один: «орды с востока». Улуотс в своем обращении упомянул и события 1918−1920 гг.: «В самое недавнее время, в годы Освободительной войны 1918−1920 нам оказали существенную помощь англичане, финны и другие народы, а теперь, с 1941-го и по сей день — немцы и другие народы» (1).

Мифы и идеи, заложенные союзником нацистов и противником антигитлеровской коалиции, утверждаются в современной Эстонии. Подтверждением этому может служить недавний демонтаж мемориальной доски в память об Эстляндской трудовой коммуне, некогда установленной в Нарве. Симптоматично, что эта инициатива неназванных «народных масс» была реализована в канун юбилейных дат и активно поддержана президентом Эстонии Ильвесом. «Опекаемая большевистской Россией Эстляндская трудовая коммуна была одной из кровавых попыток уничтожить эстонское государство», — так Ильвес прокомментировал эту инициативу эстонским СМИ.

Современные эстонские историографы формулируют период 1918—1920 гг. как историю «Освободительной войны» Эстонии с Россией (иногда, правда, уточняя, что это «освободительная война с элементами гражданской войны»). Любопытен сам термин — «Освободительная война». Исходя из его дословной трактовки, можно предположить, что в 1918—1920 гг. эстонские войска вели войну непосредственно за освобождение территории Эстонии от чьего-то иноземного господства, и в ходе этой войны добились для своей страны независимости, заключив мир в Юрьеве (Тарту) в 1920 году. Эстонские учебники по истории однозначно трактуют это именно так, указывая в качестве главного врага Россию, с которой молодая Эстонская республика вела тяжелые бои за право на самоопределение. Примечательно, что события тех лет подаются через призму противопоставления РСФСР и Эстонии: при этом отсутствуют упоминания о событиях, происходивших тогда рядом с Эстонией и внутри России, о вооруженных силах Белого движения, сражавшихся против большевиков на Северо-Западе России. Экс-премьер Эстонии Лаар в своей брошюре «Эстония с высоты птичьего полета» вообще не видит белогвардейских войск на территории Эстляндии, а все боевые действия в 1918—1920 гг. приписывает исключительно эстонским войскам и финским добровольцам.

Реальная история провозглашения независимости Эстонии, конечно, сложнее.

Предпосылки к созданию независимого Эстонского государства были заложены еще в императорской России. В эстонской историографии это время называется «национальным пробуждением». К началу XX века основная масса эстонского населения Российской империи была грамотна, появились газеты, книги, театральные постановки на эстонском языке. В 1881 году студенты российского императорского (до начала 1890-х — немецкоязычного) Дерптского (ныне Тартуского) университета изобрели эстонский национальный флаг. Организуются первые эстонские певческие праздники. В Дерптском университете растет количество студентов-эстонцев. Начинается преподавание части предметов на эстонском языке (чего на тот момент не было ни в одной прибалтийской провинции). Царское правительство активно вытесняет остзейское немецкое влияние в крае. Активными союзниками Санкт-Петербурга выступают эстонцы. В противовес немецким баронам царская администрация поощряет участие эстонцев в работе земств. Эстонцам открывается дорога в имперскую политику. Например, будущий первый президент Эстонии Константин Пятс в 1905—1906 гг. становится сначала советником, а затем и заместителем главы Ревеля (ныне — Таллин). Все чаще в эстонской общественной среде появляются проекты национальной автономии в составе России.

Когда центральная власть России ослабла и в стране произошла революция, Эстония оказалась единственной национальной прибалтийской территорией, не оккупированной войсками кайзеровской Германии. Пользуясь этим, в апреле 1917 г. эстонцы добились от Временного правительства России принятия закона об автономии Эстонии. По нему ливонские графства Юрьев (Тарту), Верро (Выру), Феллин (Вильянди), Пернов (Пярну) и Эзель (Саарема) были объединены с Эстляндией, и вошли в единую административную единицу. В ней вводится эстонский язык делопроизводства. А уже в июле 1917 г. проходят первые выборы в эстонский парламент. Создается исполнительный орган эстонской автономии — Земский совет (Маапяев). Тогда же начинают формироваться эстонские национальные воинские части (в отличие от тех же латышских, их до 1917 года в русской армии не было). У только что созданной национальной эстонской автономии появляются и первые территориальные претензии. Эстонское самоуправление заявляет права на Северную Видземе (Валга), которую латыши считали своей. При посредничестве Временного правительства России создаётся особая согласительная комиссия по разграничению Лифляндской и Эстляндской губерний. Эта комиссия не успела решить ничего особенного, но узаконила территориальный спор между Эстонией и Латвией, который разрешился только в 1920 году путем разделения г. Валк и уезда на эстонскую (Валг) и латышскую части (Валк).

После прихода большевиков к власти в России, 5 ноября 1917 года Исполнительный комитет Эстонии и Временный революционный комитет Эстляндского края начинают захват власти в Эстляндии. 8 ноября эстонские большевики рапортуют о полном контроле над учреждениями и гарнизоном Ревеля. Советы рабочих и солдат бескровно берут под контроль все ключевые пункты власти. Ревельский гарнизон признал власть советов и заявил о своем подчинении их решениям. 28 ноября Земский Совет Эстонии провозглашает себя верховной властью в Эстонии до созыва Учредительного всеэстонского съезда, выборы в который должны были пройти аналогично выборам в Учредительное собрание России. Этот съезд должен был определить дальнейшую государственно-правовую форму устройства Эстонии. Именно эту дату эстонские политики и официальные историки считают отправной точкой в становлении независимой Эстонии, несмотря на то, что данное решение фактически так и осталось на бумаге. В тот же день Земский Совет от имени эстонских советов рабочих и солдат был разогнан эстонскими большевиками.

В феврале 1918 года начинается новое наступление немцев на Петроград через территорию Эстонии. В самой Эстонии активизируются попытки провозглашения независимости. Националисты из состава распущенного Земского Совета начинают подготовку текста Манифеста о независимости — с расчетом успеть продекларировать его до прихода немецких войск. 21 февраля 1918 г. 1-ый Эстонский стрелковый полк, расположенный на позициях в Гапсале (Хаапсалу), сдает позиции наступающим немцам. Командир полка полковник Пыддер объявляет немецкому командованию, что Эстония считает себя независимой и нейтральной по отношению к Германии и что он надеется на заключение соответствующего договора между Эстонией и Германией (2). Таким образом, первое официальное заявление о независимости Эстонии прозвучало из уст командира воинской части, сдавшей фронт неприятелю. И только 23 февраля вечером Манифест был публично оглашен в Пярну членом Маапяева Кууснером. А после бегства большевиков из Ревеля Манифест о независимости был провозглашен и в столице — 24 февраля. В тексте манифеста подробно перечисляются земли, которые должны войти в состав Эстонии, среди прочего упоминается и г. Нарва с окрестностями, хотя они находились на территории Петроградской губернии России, а не Эстонии.

Впрочем, на следующий день, 25 февраля, в Ревель вступили немецкие войска и, естественно, ни о какой независимости Эстонии речи уже не шло: вся территория Эстонии была разделена на округа, подчинявшиеся немецкому командованию. Бургомистром Ревеля стал немец Дехио. Официальным языком объявлен немецкий.

У немцев были свои взгляды на будущее Прибалтики. Уже 2 апреля в Риге состоялся объединенный совет прибалтийских земель (Лифляндии, Эстляндии, г. Рига и о. Эзель), в котором участвовало 58 уполномоченных делегатов от этих территорий. На совете было объявлено о создании Балтийского герцогства, куда входили все три прибалтийские страны. Вскоре была установлена персональная уния Балтийского герцогства с Пруссией. Кайзеровская Германия и ее союзники признали новое государственное образование, ставшее фактически немецким протекторатом.

Эстонский историк права Пеэтер Ярвелайд высказал мысль, что для создания государства необходимо три элемента: своя территория, народ, проживающий на этой территории, и власть. По словам Ярвелайда, «для этого её необходимо провозгласить» (3). В 1918 году у Эстонии, согласно теории Ярвелайда, были все шансы на законных основаниях стать независимой страной: территория, полученная от Временного правительства России, единый народ, и законная власть, представители которой попытались провозгласить независимость.

Однако первая попытка провозглашения независимости Эстонии от лица Земского Совета полностью провалилась. И командир 1-го Эстонского полка, первым официально заявивший о независимости Эстонии, её же и похоронил, без сопротивления открыв немцам дорогу на Ревель. По словам Ярвелайда, существенна так же и ещё одна составляющая — признание возникшего государства другими государствами. В феврале 1918 года этого не произошло.

После поражения в первой мировой войне, под давлением Антанты Германия ликвидирует Балтийское герцогство. Но по условиям Компьенского перемирия Германия должна продолжать оккупацию российских территорий до тех пор, пока страны Антанты будут считать это необходимым. Речь о создании независимых государств в Прибалтике страны Антанты не вели.

Однако стремительно развивающаяся революционная ситуация в Германии, частичная самодемобилизация немецких войск и выступления большевиков в Ревеле вынуждают немецкое командование предпринять шаги для ухода из Прибалтики. 11 ноября 1918 года при участии немецкого генерала Зекендорфа формируется Временное правительство Эстонии во главе с премьер-министром Пятсом. 19 ноября в Риге представители правительства Пятса подписывают с представителями Германии договор о передаче власти. В очередной раз провозглашается независимость Эстонии. На этот раз Эстония получила свою независимость не путём народного волеизъявления, а из рук оккупанта. Легитимность этого договора Германии с Эстонией до сих пор под вопросом. После подписания соглашения о передачи власти Временное правительство объявляет о созыве Учредительного собрания Эстонии.

Ещё до этих событий, 9 ноября 1918 года, в Нарве было образовано советское эстонское правительство — Эстляндская трудовая коммуна (ЭТК), которая тоже провозгласила независимость Эстонии. СНК РСФСР признал эту новую независимую республику и подписал договор с ЭТК о выделении ей финансовой помощи, в виде займа банку ЭТК, в размере 10 миллионов рублей. Кроме финансовой помощи, СНК передал Эстляндской трудовой коммуне город Нарву из Петроградской губернии в состав Советской Эстонии. В современной Эстонии на самом высоком уровне осуждается ЭТК как попытка вмешательства в дела Эстонии, но речь об отказе от Нарвы как «подарка большевиков» никто не ведёт.

В ходе начавшейся в Эстонии гражданской войны эстонские красные части продвинулись почти до Ревеля, но затем под напором вооруженных сил Пятса и Антанты (с русским белогвардейским корпусом) были отброшены за реку Нарову. На фоне гражданской войны, введения военного положения в стране, приведшего к ликвидации почти всех большевистских и рабочих организаций, жестокого подавления Сааремааского восстания в феврале 1919 года, в Эстонии проходят выборы в Учредительное собрание. 19 мая 1919 года Собрание провозглашает очередную Декларацию о независимости Эстонии. В современной Эстонии нечасто вспоминают этот документ. С точки зрения официальной историографии, объявление независимости уже сделал в феврале 1918 года законно избранный Маапяев, а повторная Декларация, подготовленная Учредительным собранием, созыв которого инициирован властью, сформированной отступающими оккупантами, явно не вписывается в общий контекст.

Между тем данный документ весьма любопытен: «Эстонский народ сознает, что этот шаг [провозглашение независимости] означает окончательный разрыв тех связей, которые соединяли его в течение последних столетий с русским государством. Но эстонский народ знает и то, что обширная Россия как мачеха обращалась с ним. Эстонский народ знает, что русское государство пренебрегло существовавшими условиями для создания прочной внутренней связи между собой и эстонским народом. Более того: эстонский народ с горечью вспоминает всю несправедливость, которую он терпел от русского государства или его попущением». Однако авторы декларации отмечают: «Благодаря своей работоспособности и прилежанию эстонский народ со временем достиг высокой культуры. (…) Вся страна покрыта сетью разнообразных экономических, кооперативных и культурных обществ и товариществ. (…) В отношении народного образования Эстония одна из передовых стран, ибо уже 30 лет как грамотность считается всеобщей» (4).

После повторного провозглашения независимости Эстония обратилась за международным признанием к странам Антанты. 28 мая 1919 года представители Эстонии были допущены на заседание Прибалтийской комиссии Парижской мирной конференции, однако их просьба о признании независимости была оставлена без рассмотрения. Согласно официальному заявлению стран Антанты, вопрос о статусе прибалтийских провинций не мог быть решен без согласия правительства России. Между тем, согласно секретному соглашению между Англией и Францией от 23 декабря 1917 года, Прибалтика признавалась сферой влияния Англии. Исходя из этого, а также учитывая свои геополитические интересы в районе Балтийского моря, английский кабинет министров принял решение о военной и продовольственной помощи Литве, Латвии и Эстонии.

В истории независимости Эстонии появляется еще один игрок со своими военными и экономическими интересами. При этом Англия и Антанта в целом не могли не учитывать позиции Верховного правителя России адмирала Колчака. В своей ноте от 4 июня 1919 года, адресованной союзникам, Колчак предлагает вновь образовавшимся государствам на окраинах России широкую автономию. Глава колчаковского МИДа Сазонов так пояснил позицию Колчака: «Автономия определяется как областное управление, основанное на областном сейме, с соответственным исполнительным органом. К компетенции центральной власти относятся: внешние отношения, армия и флот, государственные финансы, таможня, гражданское и уголовное уложение, высшие суды, железные дороги, водные пути и порты, кроме местных, почта и телеграф, общие законоположения по промышленности, торговля и охрана труда». Эстонские власти такая автономия не удовлетворяла, поскольку все эти права они получили от Временного правительства России ещё в 1917 году. Справившись с гражданской войной внутри страны, эстонское правительство начало активные консультации с представителями Белого движения и с большевиками на предмет признания независимости Эстонии от России.

Одна из первых попыток добиться хотя бы косвенного упоминания в отношениях с Белым движением о независимости Эстонии была предпринята ещё в декабре 1918 года. Командующий Северным корпусом белой армии полковник Неф и товарищ военного министра Временного правительства Эстонии Юринэ подписали договор о взаимоотношениях. Согласно этому документу, их общим врагом были большевики. Главным направлением действий белых становилась Псковская область. Во время боевых действий русские войска подчинялись эстонскому главнокомандующему и обеспечивались вооружением, снаряжением, обозом, продовольствием и денежным содержанием за счёт Эстонии. Последнее засчитывалось будущему правительству России в качестве долга перед Эстонией (5). Впоследствии эстонское правительство использовало этот «долг» как фактор давления на белое Северо-Западное правительство с требованием признания независимости.

Совместная борьба с большевиками на протяжении весны-лета 1919 года изобиловала обидами и претензиями обеих сторон. С прибытием в Эстонию белого генерала Юденича и началом подготовки нового похода на Петроград эстонское правительство активизировало попытки добиться признания независимости со стороны Белого движения. В этом стремлении им начали помогать английские советники из миссии Антанты. По их мнению, без поддержки эстонских вооружённых сил Юденич не мог справиться с большевиками. Условием своей поддержки эстонцев видели гарантии того, что не только Юденич, но и будущее конституционное правительство России признает их независимость.

Такого правительства не существовало и глава английской миссии генерал Гофф решил создать его. Заместитель Гоффа генерал Марш 10 августа 1919 года собрал в английской миссии политических лидеров белого движения на Северо-Западе и в присутствии корреспондента Times потребовал в течение часа создать «демократическое законное правительство», которое бы признало независимость Эстонии в обмен на помощь в борьбе с большевиками. В противном случае Марш угрожал отказать в помощи белому движению, дословно было сказано так: «Мы вас будем кидать» (6). Через 40 минут правительство было создано. На следующий день Марш предложил белому правительству, не читая, подписать «Заявление эстонскому правительству и представителям Соединённых Штатов, Франции и Великобритании в Ревеле», по его словам, согласованное с эстонцами. В документе указывалось, что после освобождения от большевиков Северо-Запада России, Учредительное собрание должно собраться не только в Петрограде, но и в Пскове. Члены новоиспечённого правительства отказались подписывать документ, справедливо указывая на то, что созыв отдельного Учредительного собрания в Пскове может привести к отделению Псковского края от России.

Идею отделения Псковского края от России эстонское правительство уже высказывало не раз. Сын эстонского батрака, ставший молодым подполковником русской армии, а затем эстонским главнокомандующим, Лайдонер был убеждён, что Эстонии просто жизненно необходимо было создать буферную «Псковскую народную республику» под внешним контролем Эстонии.

После препирательств с Маршем пункт про Псков был вычеркнут и Северо-Западное правительство подписало декларацию, в которой признало «абсолютную независимость Эстонии» и просило представителей США, Франции и Великобритании добиться от своих правительств признания «независимости Эстонии». Обязательства со стороны Эстонии принять участие в походе на Петроград в документе отсутствовали. Предоставление такой помощи правительство Пятса начало увязывать с признанием независимости Эстонии странами Антанты. В письме Маршу министр иностранных дел Эстонии Поска заявлял, что правительство Эстонии окажет вооруженную помощь Юденичу только в том случае, если ее независимость признают все страны Антанты. Видимо, эстонское правительство прекрасно понимало, что наспех созданное под давлением англичан Северо-Западное правительство вряд ли сможет гарантировать их независимость в будущем. К тому же эстонцы прекрасно были осведомлены о взглядах Юденича, который не раз говорил: «Возьмём Петроград, повернём обратно на Ревель».

31 августа 1919 года большевистский СНК РСФСР обратился к правительству Эстонии с предложением начать мирные переговоры на базе признания большевиками независимости Эстонии. 5 сентября правительство Пятса согласилось на ведение мирных переговоров с РСФСР. Правда, в связи с наступлением армии Юденича на Петроград эти переговоры прекратились. А 5 декабря 1919 года, когда наступление Юденича захлебнулось, и белые войска начали отступление к Нарве, Эстония возобновила переговоры с большевиками.

2 февраля 1920 года, несмотря на протесты Антанты, одно не признанное никем в мире государство (Эстония) заключило мирный договор с другим, никем не признанным государством (РСФСР), хотя формально для заключения именно мирного договора не было никаких оснований, поскольку ни РСФСР, ни Эстония не объявляли войны друг другу, а боевые действия велись сначала между самими эстонцами в Эстонии (в период существования ЭТК), а затем — между русскими в России. Тем не менее, этот договор эстонские историки и политики относят к «победе Эстонии над Россией» в «Освободительной войне».

Через год Эстонию официально признали страны Антанты. Через 20 лет Эстония вошла в состав СССР на правах союзной республики — и подтвердила прогноз, сделанный русским адмиралом Пилкиным в беседе с представителем Антанты в Таллине в декабре 1919 года: «Эстония… не может не понимать, что те, кого она называет своими врагами, Колчак, Деникин, спасают ее от разгрома. Она временно выйдет из борьбы, Колчак и Деникин будут разбиты, участь Эстонии будет решена» (7).

Игорь Павловский. Русско-Балтийский медиа-центр

* * *

(1) Цитируется по dea.nib.ee.

(2) Аго Паюр. Рождение манифеста о независимости Эстонии // Тuna. Спецвыпуск по истории Эстонии. Тарту — Таллин, 2006.

(3) Eesti Paevaleht, 27.11.2007.

(4) Цитируется по dea.nib.ee.

(5) А.П. Родзянко. Воспоминания о Северо-Западной армии. Берлин, 1920. С. 135−137.

(6) Архив русской революции, изданный И.В.Гессеном. М., 1990. Т.1. С. 297−299.

(7) В.К. Пилкин. В Белой борьбе на Северо-Западе: Дневник 1918−1920. М., 2005. С. 236.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Остановит ли Великая Китайская стена парад западных суверенитетов?
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Минск показал кулак
NB!
09.12.16
Страшно предположить, что журналисты натворили... Что, по-русски писали?
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
«Театр абсурда» — воронежский депутат о задержании журналистов
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
«Недружественный акт против России»: задержание авторов REGNUM в Белоруссии
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии можно расценить как провокацию
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии может затруднить отношения с Россией
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
В интересах Москвы и Минска не препятствовать работе журналистов
NB!
09.12.16
Госдума дала еще три года для оформления гражданства РФ
NB!
09.12.16
Михалков: деятельность «Ельцин-центра» — это яд для наших детей
NB!
09.12.16
Авторитет власти или мнение народа: нужны ли воронежцам выборы мэра?