Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 28 ноября 2007

Красноярск, 28 Ноября 2007, 10:09 — REGNUM  

Гонка без интриги

(Виталий Мухин, "Вечерний Красноярск", 28.11.2007)

Избирательная кампания подходит к концу. Обычно на последнем ее этапе нешуточно разгорались страсти, политические противники, пытаясь заработать очки, входили в клинч. Но нынешняя кампания совсем другая. Она как-то вяло начиналась, шла неактивно и даже на финишной прямой осталась скучной, не приобретя привычного драйва.

Да и могло ли быть по-другому, если всю политическую повестку дня в стране определяет одна партия - "Единая Россия"? У партии власти что ни шаг - то сенсация. Президент возглавил избирательный список - месяц обсуждала вся страна, да и сегодня еще нет-нет да и подискутируют. Приезд Владимира Путина в Красноярск - и снова сенсационные заявления, которые подхватывают и анализируют политики, эксперты, гражданское сообщество. Форум сторонников Путина в Лужниках - это вообще новая для России форма предвыборных мероприятий. И шоу было устроено широко, с размахом, и речь Владимир Путин произнес вполне программную. Думается, обсуждать ее тезисы и ключевые моменты в стране будут еще долго и после самих выборов.

Политические шаги единороссов поддерживались массированной агитационной кампанией. В крае каждый шаг лидера списка выносился на страницы партийной газеты, регулярно выходящей солидным тиражом в 700 тыс. экземпляров. Листовки, буклеты, щиты в городах и районах края, теле- и аудиоролики - все это демонстрирует подавляющее преимущество партии власти в информационном пространстве.

Кампанию "Единой России" оживляет также участие губернатора Хлопонина и мэра Красноярска Пимашкова, заявившего горожанам, что результаты выборов покажут доверие красноярцев не только партии, но и лично ему, и в зависимости от этого он решит, оставаться ли ему на своем посту или уходить на работу в Госдуму. Со стороны популярного в городе политика это довольно сильный ход. А что же остальные? Можно сказать, что кампания основных оппонентов партии власти - это бледное подобие апрельской кампании по выборам в Законодательное собрание. Тезисы те же, но вот задора и интенсивности заметно поубавилось.

Сначала - о грустном. Совсем "сдулась" "Справедливая Россия". После заявления президента страны из набиравшей силу "второй ноги российской демократии" будто вынули заглушку - и некогда объемное политическое образование начало скукоживаться на глазах. В ряде краев и областей просто закрылись избирательные штабы. В остальных кампания ведется абы как или вообще не ведется. По всему видно, что все меньшая часть политической элиты связывает с этой партией свое будущее.

Не порадовала и обычно яркая кампания ЛДПР. То ли денег мало выделили "соколам Жириновского", то ли запал кончился у Владимира Вольфовича - не известно. Не было ни заплывов в ледяном Енисее, ни раздачи пятидесятирублевок на площади. Попугали маленько коммунистов альтернативными митингами и шествием на 7-е ноября - и все.

Хоть как-то вели свои избирательные кампании только коммунисты и правые. И, по обыкновению уже, обе эти партии играли на одном электоральном поле. Кампания коммунистов основывалась на крайне бедном наборе идей и лозунгов, которые почти полностью ограничивались ностальгированием по советским временам. Никакой сколько-нибудь внятной программы партия на сей раз избирателям не представила. Вся агитация коммунистов, идейно убогая и истеричная по форме, сводилась к невнятным призывам отобрать все у богатых и раздать бедным. Что делать дальше и как развиваться стране после такого "красного передела", идеологи коммунистов умалчивают.

Понятно, что такая позиция не может устраивать людей думающих. Поэтому товарищ Зюганов и сотоварищи от выборов к выборам не просто теряют свой электорат - они теряют лучшую его часть. Наемные работники, прежде всего, оборонки, бюджетники, жители наукоградов и зарытых городов - весь этот интеллигентный люд коммунистами потерян безвозвратно. А ведь некогда он и составлял основу коммунистического электората. Кто же остался? Наиболее обездоленная и наиболее радикальная часть пенсионеров, люмпен-пролетариат да маргиналы из отмороженных молодежных группировок, которые идут в политику, чтобы побузить да пожечь флаги. И все. Складывается впечатление, что товарищ Зюганов не только не заинтересован в приходе возглавляемой им партии к власти - и на сохранение ей политических позиций он уже особо не рассчитывает. Лишь бы над ним самим и над ближайшим кругом еще 4 года не капало.

Вот кто очень хочет во власть, так это правые. Правда излишняя мотивация "сынам Чубайса" только мешает - методы для реализации своих "хотелок" они выбирают абсолютно неадекватные. Основа основ их кампании - это скандалы и крики о том, что их якобы "злобно гнетут" темные силы по приказу Кремля. Действительно, число арестованных тиражей агитационных материалов по всей стране идет на десятки. Такое чувство, что на образованных и технологичных либералов кто-то наслал порчу - то выходные данные неправильно укажут, то с избирательной комиссией забудут материалы согласовать. Складывается устойчивое впечатление, что газеты и листовки делаются не для избирателей, а для того, чтобы их конфисковывали власти, а правые начинали громко кричать о политических репрессиях. Уверенность эта крепнет еще и потому, что главным политтехнологом партии является Антон Баков, который ранее, будучи лидером радикального движения "Май", зарекомендовал себя как мастер такого рода акций. В эту же логику встраиваются и происшествия с лидерами. Из приезда Бориса Немцова в Красноярск запомнились лишь попытка некоего молодого человека с московской пропиской накинуть на него сачок с надписью "Политическое насекомое", да обливание политика сгущенкой на встрече со студентами. Похоже, главный политический урок, который преподносит нынешняя кампания, - в неспособности так называемой оппозиции всерьез соревноваться с мощным лидером. Вместо содержательного оппонирования мы зачастую видим клоунаду, а то и просто неспособность объяснить людям, почему они должны отдать им свои голоса. Так что до многопартийной системы нам еще, похоже, расти и расти.

Пляски на кладбище

(Михаил МАРКОВИЧ, "АиФ на Енисее", 28.11.2007) Судьба всех городов, чья история насчитывает хотя бы пару сотен лет, - стоять на костях своих основателей. Красноярск в этом плане не исключение. Его центр покоится на трёх кладбищах - Всехсвятском, Покровском и Воскресенском. Три огромных некрополя лежат под центром города.

Процесс застройки центра города с точки зрения археологии - настоящее варварство. Количество культурных слоёв в этом месте достигает максимального числа. Но, по мнению любого мэра, застройка - нормальное явление. Как ни крути, центр - самый престижный район. Здесь самая дорогая земля, "золотая" аренда. Красноярск, Иркутск, Барнаул, Екатеринбург - все проходят через массовую застройку и все уничтожают память о предках.

Бульдозером по костям...

Не надо думать, что кладбища начали сносить только при Советской власти. Большевики лишь усовершенствовали этот процесс, применив бульдозеры. Ещё в ХIХ веке на территории Всехсвятского кладбища в Красноярске возвели богадельню поверх старых могил. И заодно проложили водопровод, также через захоронения. На месте Покровского кладбища теперь стоят детский сад и школа. На Всехсвятском - торговый комплекс "Квант", на Воскресенском - Дворец молодёжи и Большой концертный зал. Какой красивый символ - очаг культуры на развалинах храма! На каждой новой стройке обязательно появляются археологи, потому что знают: под верхним слоем земли может оказаться что угодно...

- На Стрелке нас ждёт Красноярский острог! - говорит главный специалист отдела охраны памятников управления архитектуры администрации края Александр Тарасов. - И не только. Мы можем лишь догадываться, что скрывается под ним, главное - там могут быть памятники "дорусского" времени. Есть косвенные указания на палеолитическое поселение, там может быть бронзовый век, эпоха средневековья. Археология такая наука - пока не раскопаешь, не узнаешь. Важно не перемолоть находки экскаваторами и не вывезти потом на свалку. Надо всё исследовать научными методами.

Здесь хоронили городскую элиту

- Когда мне позвонили с телевидения и спросили, знаю ли я о том, что на строительной площадке возле БКЗ нашли человеческие кости, я был просто в шоке. Как это так? Нас знакомили с предполагаемыми планами реконструкции БКЗ, и никаких земляных работ возле здания там не значилось. Более того, мы специально отметили: если такие работы будут, нас необходимо пригласить заранее. Ведь что такое реконструкция? Подкрасить, подмазать, но не перестраивать! Потому и контроля над работами не вели. Когда 14 октября я приехал на место, там был вырыт настоящий котлован. Главное крыльцо БКЗ исчезло, правое - полностью демонтировано. Всё говорило о полномасштабном строительстве на территории уникального исторического памятника, - возмущается Александр Тарасов. - Ведь это не моя прихоть. Поймите, только в нашем городе есть редкостная возможность воссоздать антропологический вид жителей Красноярска с середины ХVII века. Большинство сибирских городов уже не смогут сделать этого никогда, потому что уничтожили свои первые кладбища "под ноль". А Воскресенский погост не просто один из старейших. Там хоронили городскую элиту. Градоправителей, купцов, командора Резанова, наконец. Теоретически мы можем провести сравнительный анализ ДНК останков с этого кладбища и представителей семей первых красноярцев, проживающих в городе до сих пор (те же Кузнецовы), и даже установить степень родства. Это уже работа мирового уровня.

Да и сам острог - отдельная тема. Ведь до сих пор сооружений самой крепости зафиксировано не было. В 1988 году нашли якобы основание одной из башен. Исследования показали, что это - ледник. Теперь есть возможность исследовать остатки острога, который ставил сам Дубенский. Хоть крепость и расширялась, элементы самого первого поселения могли уцелеть. Если, конечно, их уже не разрушили...

Сенсаций никто не ждёт

Сегодня красноярские археологи собирают все силы, чтобы посреди зимы работать на грунтовом могильнике. По закону положено остановить стройку и ждать лета, когда природа сама создаст оптимальные условия для земляных работ. Учитывая, что реконструкция ведётся на федеральные деньги и в сжатые сроки, учёные согласились на чрезвычайные меры. Работать в созданном тепловом контуре (наподобие теплицы) - при искусственном освещении, в три смены. Теперь многое зависит от погоды: как скоро отогреется земля? Что будет с деньгами? Конец финансового года всегда приносит проблемы. А вот сенсаций никто не ждёт! - Сенсация, - шутит Тарасов, - это когда водка кончилась, и её привезли! А нас ждёт работа, и сделать её надо до нового года!

Зрим в фигу

(Ольга Гриневич, "Красноярский комсомолец", 28.11.2007)

Русские - самая нечитающая нация

Дочь Валерия Лапина, священника кафедрального собора Покрова Пресвятой Богородицы, Маша обожает рисовать и читать. Сейчас на уроках литературы пятый класс Красноярской средней школы № 10, в котором учится 12-летняя книголюбка, проходит басни Крылова. "Читаем "Свинью под дубом", - нисколько не смущаясь под объективом фотоаппарата, рассказывает Маша. - Но я больше люблю Гоголя. "Тарас Бульба", "Вечера на хуторе близ Диканьки" мне нравятся". Одноклассник Лапиной Кирилл Нагайбеков классику уважает, но зачитывается "Гарри Поттером". Мой сосед 14-летний Саша Грибанов тоже любит "Гарри Поттера", однако утверждает, что ни за какие коврижки не согласится читать "Поттериану": "На фига? Кино же есть. Я читать не люблю. Я лучше в футбол с пацанами погоняю или рингтоны на мобилу позакачиваю".

Не чтят

Советский стереотип "русские - самая читающая нация" не дает покоя: учителя, библиотекари, родители время от времени спохватываются и паникуют - взрослые и дети перестали читать. Недавно даже наш губернатор Александр Хлопонин, докладывая о социально-экономическом развитии края, заявил, что нужно значительно увеличить гранты на библиотеки. Но сотрудники "Левада-центра" (одной из крупнейших в России исследовательских организаций, которая проводит широкий спектр социальных, политических, экономических и маркетинговых исследований на базе массовых опросов населения) считают, что грантами горю не поможешь. По их данным, 52 процента населения вообще не покупают книг, хотя, казалось бы, теперь выбор - на любой вкус.

- Мне кажется, проблема чтения возникла из-за нашего бешеного ритма жизни, - говорит директор средней школы № 10 Татьяна Казанова, которая уверена, что уж совсем нечитающими наших детей называть нельзя, - из-за появления разных вариантов ознакомления с текстами через СМИ и электронные носители, из-за высоких цен на художественную литературу. Недавно я купила книгу Павла Санаева "Похороните меня за плинтусом": 80 страниц стоят 450 рублей!

А вот красноярский писатель-фантаст Михаил Успенский убежден, что советских граждан зря называли и называют "самой читающей нацией":

- В советское время книги были в дефиците и являлись, скажем, капиталовложением. В каждом доме, особенно начальника, стояли собрания сочинений, которые ни разу не открывали. Раньше наши научные работники, которые в курилках просиживали штаны, а теперь кричат о гибели науки, могли себе позволить читать. Сейчас покупается книг не меньше. Пустые бутики сплошь и рядом, а вот пустого книжного магазина вы нигде не увидите. В столице, к примеру, книжные магазины работают круглосуточно.

По словам главного библиотекаря отдела литературы по искусству Государственной универсальной научной библиотеки Красноярского края Анастасии Финниковой, книгу нужно популяризировать - и чем скорее, тем лучше.

- СМИ недостаточно заинтересованы в пропаганде чтения. Об этом не говорится на высоком уровне. Считается, что это локальная проблема, непопулярная среди современной молодежи. Но если будет поддержка на государственном уровне, то она должна быть материальной. Я думаю, в России не перевелись специалисты, которые готовы осуществлять или адаптировать здесь западные проекты пропаганды, - уверена библиотекарь.

Однако большинству детей на книжки начихать - они с ума сходят по играм, навороченным фильмам и мультикам.

- У меня родители не гуманитарии: отец - инженер-электрик, мать - преподаватель математики, - рассуждает Михаил Успенский. - Но они хорошо знали литературу, потому что тогда было модно читать. А сейчас нет. Когда я рос, по телевизору показывали убогие передачи и, за редким исключением, фильмы. В основном советские. Если бы тогда появились компьютерные игры, не знаю - может быть, и я бы на них запал.

В Америке от привычки просиживания сутками за компьютером детей отучают не одно десятилетие. В прошлом году Сенат на пропаганду чтения выделил около 25 миллионов долларов. В школах вводят факультативные занятия, расширяют списки обязательной литературы на лето и всячески рекламируют чтение перед сном - в ход пошло даже телевидение: в рамках популярного телешоу Today открылся "Детский книжный ТВ-клуб".

Штаты впереди

За последние 10 лет США хоть и напряглись, но, по данным Национального фонда поддержки искусств, с 61 до 56 процентов снизилось число тех, кто за год прочитывает хотя бы одну книгу.

- В Америке существует проблема грамотности, а не чтения, - считает Анастасия Финникова. - Понимаете, проблема грамотности! Американцы не привлекают внимание людей к высшим образцам литературы. Не важно, что читают, - главное, чтобы читали. Пускай современную литературу или бестселлеры. А мы говорим о проблеме чтения. Здесь важно, чтобы люди оценивали книги. Мы пропагандируем разную литературу: от Салмана Рушди до Достоевского. А если США пропагандируют, то вы там никого не найдете, кроме американских писателей.

Михаил Успенский после того, как я сравнила IQ российских школьников с американскими, остался недоволен и перешел на политику. - Америка вынуждена пропагандировать чтение - она поняла, что общество дебилов обречено. У нас это, к сожалению, еще не поняли. В России не читают ни руководители, ни их дети, ни их внуки, и читать не будут. А средний российский школьник в сравнении со своим американским сверстником - просто гений. Американцы этот факт сами признали. Все-таки у нас была лучшая система обучения. Но и нам придется учиться читать с нуля, если мы не хотим погибнуть как научная и интеллектуальная держава. Мировое сообщество "книжная неграмотность" устраивает - мы же обслуживающая сила при нефтяной трубе. Нам и не надо ничего знать, из иностранных языков лишь "yes, sir" и "no, sir". Наша политика такова, чтобы люди не читали, потому что дебилами легко управлять. Но на дебилах далеко не уедешь, - уверен писатель.

Впрочем, Красноярский край равняется на Запад: 2007 год власть объявила Годом культуры. А после выступления главы Минкультуры Александра Соколова, который признал, что в России сложилась критическая ситуация с чтением, заниматься ее исправлением решили на правительственном уровне. Одним из шагов по борьбе с апатией к чтению стала организация грантовых конкурсов для библиотек. Но психолог Антонина Пахоля считает, что поднимать престиж книги нужно с семьи.

- Если в семье заведено читать, если ребенок наблюдает своих родителей за чтением и ему самому читают (хотя бы перед сном) вслух - у него будет воспитан интерес к книгам, он поймет, что книги - это интересно и познавательно. Тем более если для ребенка установлены разумные ограничения в использовании компьютера, просмотре мультиков: он начинает искать интересы не только в пассивном просмотре телевизора, но и в других видах деятельности - например, в чтении, - прокомментировала "КК" Пахоля.

По словам Анастасии Финниковой, краевая власть обратила внимание на проблему чтения, реализовав в Год культуры крупнейший проект - фестиваль "Читающий край". - И еще, - добавляет Финникова. - Библиотека всегда воспринималась как принудиловка: скукота, место, в котором что-то серьезное надо читать долго и нудно. Студент уходил из нее с легким сердцем: "Слава богу, отмучился". Но сейчас наша библиотека стремится раскрыться в другом ракурсе: у нас есть центр досуга, масса клубов по чтению, клуб кино и т. д. Думаю, такой образ библиотеки будет трансформироваться дальше. По крайней мере, мы работаем в этом направлении. Ради позитивного имиджа красноярские библиотекари даже вышли на улицы: в рамках фестиваля "Читающий край" и акции "Библиотека вне стен" они предлагали посетителям Центрального парка им. Горького в Красноярске почитать или хотя бы пролистать книги, выставленные на стеллажах прямо там. Что касается эпатажных акций, библиотекари в силу своей профессии - люди консервативные. Даже если и выходят на улицу, все равно остаются сдержанными, интеллигентными людьми, которые пока не готовы общаться с молодежью в современном формате.

Не готова и школа - очевидно, что учитель с двумя уроками литературы не может противостоять влиянию Интернета, компьютерных игр и телевидения.

- Понимаете, раньше в пединститут было легче поступить, нежели в другие, - не соглашается со мной Михаил Успенский. - Тот, кто поумнее, выбирал другую профессию, не учительскую. В учителях оставались, как теперь говорят, лузеры - люди, озлобленные на судьбу, так же относящиеся к своим подопечным и к предмету. А невежество учеников коренится, прежде всего, в невежестве учителей... Зачем так утверждать, спорит Татьяна Казанова, надо взглянуть на фигуру учителя с другой стороны. Каково общество - таков учитель словесности: молодежь, боясь сумасшедших нагрузок и маленькой зарплаты, в школы не идет: "Я не осуждаю их, потому что действительно очень трудно".

Нам пора браться за ум, иначе нашими настольными книгами в недалеком будущем станут буквари да азбуки, как у большей части неграмотных жителей азиатских стран.

- Что вы! Книга сохранится, - резюмирует Анастасия Финникова. - Даже если появится совершенно безопасный для глаз монитор или легкий ноутбук, который можно положить в карман.

Потому что "у книги своя энергетика", соглашается в некотором роде с коллегой Казанова: "Я вот раньше книги давала почитать. Теперь стараюсь не давать. Я прочитала, подчеркнула, и мне кажется, что после этого наше общение с книгой - вещь интимная". Мама 14-летнего Саши Грибанова - менеджер по продажам рекламных возможностей Алина старается не давать свои книги по той же причине, что и Татьяна Казанова. Зато скупает все детские новинки в книжных магазинах для сына... и платит ему пять рублей за каждую прочитанную страницу.

Михаил Плетнев: "Мы сами спонсируем государство"

(Елена Коновалова, "Вечерний Красноярск", 28.11.2007)

Уважительный эпитет "выдающийся" по отношению к пианисту, дирижеру и композитору Михаилу Плетневу - отнюдь не преувеличение. Солист-виртуоз, он очень рано встал за дирижерский пульт - дебют Плетнева-дирижера состоялся в 80-м. А первый оркестр у него появился... в три года - как гласит легенда, в детстве Михаил Плетнев любил дирижировать своими плюшевыми игрушками. Инструменты для "оркестрантов" он вырезал из бумаги.

И невозможное - возможно

Живое выступление Российского национального оркестра наша публика впервые смогла услышать на открытии Красноярской ярмарки книжной культуры. А кто-то из любителей музыки до сих пор не забыл игру Плетнева-пианиста в середине 80-х.

- 23 года вы не были в нашем городе, Михаил Васильевич.

- Откуда вы знаете? Я уже и не помню те сольные концерты... Но такой срок может показаться долгим лишь относительно человеческой жизни. А для вечности это - ничто.

- И то, что Российский национальный оркестр нечасто гастролирует по России, - тоже несущественно?

- Были бы средства! Мы не отказываемся выступать по стране - много лет проводили турне по Волге, давали отдельные концерты в разных городах. Но так далеко за Уралом еще не бывали - спасибо Фонду Прохорова (Фонд Михаила Прохорова в этом году стал генеральным партнером РНО. - Е. К.). А если говорить о государственной поддержке, она исключительно моральная. (Смеется.) Статус коллектива не изменился.

Частное партнерство

- А так ли уж необходима культуре помощь государства? Ваш оркестр обходится без нее почти два десятилетия - и преуспевает!

- Все это время нас действительно поддерживали лишь частные фонды - в основном западные. Потом, есть фонд моего имени. Роль российских денег была совсем маленькая. Помню, нас долго мучила дилемма: как просить необходимые средства - как нищие или как партнеры? Говорить, что хороший оркестр разваливается и его необходимо спасать или что у нас все замечательно и для бизнеса почетно сотрудничать с таким оркестром? Сейчас, к счастью, подобный вопрос уже не стоит. Появились люди, которые начинают осмысленно вкладывать деньги в искусство. Фонд Прохорова существует всего четвертый год - и на его счету уже столько замечательных проектов! Но, понимаете, обеспечить существование столь крупного коллектива исключительно за счет частных фондов - без риска для жизни - очень трудно. Особенно в России. Думаю, это по силам только государству.

- В таком случае чем объяснить упорное невнимание к Российскому национальному оркестру?

- Вы знаете, мы занимались музыкой и не очень-то усердствовали в выстраивании отношений с государством. Другие дирижеры заводили дружбу с влиятельными чиновниками. В итоге они получили все, что хотели. При этом никто не интересовался, хорошо играют их оркестры или плохо, есть ли у них какие-то достижения. А нам казалось, что наш уровень и так на виду - власть заметит это и оценит.

- Не оценила?

- Почему же - получили правительственный грант... спустя 15 лет. (Смеется.) И - все. Мы сами спонсируем государство - исправно платим ему налоги. А еще - делаем все возможное, чтобы слава России гремела далеко за ее пределами. У оркестра есть престижные премии, в том числе и Grammy. Мы записывали диски на знаменитой фирме Deutsche Grammophon, которая прежде не то что с русским оркестром - ни с одним русским артистом не работала! А в начале 90-х наша запись Второй симфонии Рахманинова была признана лучшей за все времена ее исполнения. Так что совесть наша чиста. Но если Российский национальный оркестр во всем мире признают достоянием современного искусства - говорю об этом без ложной скромности! - то, по меньшей мере, странно видеть иное отношение на родине...

Пошел на поводу

- Можно ли объяснить это упадком культуры?

- Напротив, я не замечаю никакого упадка. Сегодня нет столбовой линии, и культура вполне успешно развивается - пусть и вопреки многим материальным обстоятельствам. Разве возможно было в прежние годы появление независимого музыкального коллектива? В коммунистическую эпоху само понятие частного, негосударственного казалось чуждым! И когда в 90-м году ко мне пришли знакомые музыканты и предложили организовать оркестр, идея показалась очень смелой. А потом подумал: почему бы и нет? Сам я, знаете ли, не из тех, кто способен что-то создавать. Но могу пойти на поводу у других. Вот и пошел. (Улыбается.) Правда, все оказалось не столь гладко, как они уверяли. Пришлось заниматься не только творческой стороной, но и чуждыми для меня организационными вопросами, финансовыми. Но уже на первых двух концертах в Москве мы так хорошо прозвучали, что нас стали сравнивать с лучшими оркестрами мира. Многие крупные зарубежные фирмы сразу же заключили с нами контракты - мы стали повсеместно популярны за очень короткое время.

- А что вы вкладывали в понятие "национальный"?

- Мне хотелось, чтобы оркестр действительно был лучшим, чтобы в нем не было рутины - мы к этому стремились изначально. И потом, данное слово в названиях оркестров прежде не использовалось - они у нас в стране были исключительно государственные.

- Зато сейчас оно просто затерто...

- Да, и после нашего успеха некоторые симфонические коллективы стали именовать себя национальными - возможно, полагают, это поможет им продвинуться. (Усмехается.) Что ж, готов пожелать всем удачи.

Поперек горла

- В национализме вас не пытались обвинить?

- Еще как пытались! Однажды из-за таких вот слухов у нас чуть было не сорвалась поездка в Израиль - кстати, наш оркестр был первым, кто поехал в эту страну после восстановления с ней дипломатических отношений. Помню, как в Лондоне ко мне подошел один эстонский дирижер и спросил: "Правда ли, что в вашем оркестре играют одни русские?" Абсолютно верно, отвечаю, - лишь русских принимаем. И перечисляю фамилии музыкантов - еврейские, эстонские... Ну, посмеялись. Оказалось, некоторые дирижеры сознательно распространяли подобную чушь, пытаясь нам помешать. Не получилось. Помню, когда оркестр только появился, дирижер Светланов бегал и кричал: "Куда писать, как бы их уничтожить?!" Ему отвечали, что писать уже вроде и некуда...

- Тем не менее нормальная площадка в центре Москвы у вас до сих пор не появилась. А ваше пребывание в концертном зале "Оркестрион" на окраине столицы по сей день остается полулегальным...

- Да, по договору мы можем там репетировать, но о проведении концертов в нем ничего не сказано. Ситуация не меняется несколько лет, но сдаваться мы не собираемся - наш фонд вложил большие деньги, чтобы этот бывший советский кинотеатр прилично выглядел. И акустику удалось улучшить, что немаловажно. В Москве сегодня с ней вообще проблемы: полноценное звучание сохраняется только на одной площадке - в Большом зале Московской консерватории.

От Большого - только стены

- Как считаете - насколько после реконструкции будет соответствовать высоким акустическим требованиям Большой театр?

- Думаю, при своей жизни я не застану завершение этого процесса... И если бы вы видели, в каком состоянии сейчас находится Большой театр, то не спрашивали бы меня о его судьбе - приезжайте посмотрите! От здания остались одни стены - все, что было ценного, там уже разворовали, вплоть до старинных дверных ручек! У нас в стране моментально возводятся лишь офисные здания или торговые центры - их отстраивают как можно быстрее, потому что это прибыльно. С театров или других учреждений искусства можно получить деньги только при ремонте. Поэтому он будет длиться до бесконечности - слишком много людей в этом заинтересовано. А результат никого не волнует. В итоге слепят нечто, мало соответствующее своему назначению, с ужасной акустикой... Впрочем, в России сегодня это повсеместное явление. - А как же концертный зал в Тольятти, построенный на частные средства?

- Это отдельный случай. Но вы правы, он внушает надежду, что в нашей стране не все еще потеряно. Я знаком с инвестором зала (он директор местного пивзавода) и наслышан о самой площадке - там великолепная акустика! Этот человек - большой меломан, прекрасно знает музыку. Многие артисты международного класса уже прослышали о тольяттинском концертном зале и с удовольствием приезжают туда выступать. Причем для слушателей это бесплатно. И студенты местного музыкального училища могут давать там концерты - опять же не оплачивая аренду. Тот самый случай, когда с помощью частной благотворительной инициативы в городе сформировалась интересная творческая среда.

Корежить - не дам!

- Жаль, что подобная практика - все-таки исключение из правил... А молодым музыкантам в нашей стране сейчас приходится все сложнее - само существование системы музыкального образования в России под угрозой.

- Для меня абсолютно однозначно, что эта система, существовавшая при Советском Союзе и сохранившая в определенной степени до наших дней, - самая совершенная в мире. Ничего естественнее и лаконичнее, чем обучение одаренных детей в специализированных школах, с последовательным продолжением их образования в колледжах и вузах, - ничего лучшего нигде не было и не предвидится. Это одно из немногих достижений, коим мы можем по праву гордиться! Преимущество нашей системы доказано неоднократно. Не удивительно, что российские музыканты в какой-то момент покорили весь мир - и по образованности, и по профессионализму, и по знаниям. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы невежественные чиновники от искусства варварски корежили это уникальное явление и превращали его в хлам - я сам буду защищать его всеми способами! Думаю, такой позиции придерживаются все настоящие профессионалы от искусства.

- Ваш оркестр поддерживает молодежь?

- Вы сами могли убедиться - Первый концерт Чайковского с нами играл пианист Александр Лубянцев, лауреат последнего конкурса имени Чайковского. И в самом оркестре немало замечательных молодых музыкантов. Один из основных стимулов для меня - видеть, как горят их глаза, как они стремятся воплотить все, что я от них хочу. И свершается это в лучшие моменты в каком-то едином порыве - вот, пожалуй, ради чего стоит жить и работать... Но все эти эксперименты в музыкальном образовании уже начинают сказываться - иногда с трудом находим хорошего скрипача или контрабасиста.

- Может, потому, что наша школа больше ориентирована на подготовку солистов, а не оркестрантов?

- В том-то и дело, что и солистов хороших сегодня не хватает! И вроде есть достойные педагоги, а результата никакого - играют ужасно. Такой вот парадокс... Хотя в России немало одаренных детей. Но, к сожалению, сейчас развелось множество организаций, которые на них откровенно паразитируют. Делают деньги, а потом выплевывают детей за ненадобностью. Сопровождая это враньем, что все - во благо ребенка... Противно.

- Что, на ваш взгляд, необходимо для полноценного развития юных дарований?

- Разумеется, среда! Дать им возможность учиться, играть на хороших инструментах (не всем они сегодня по карману). Нужны условия, чтобы ребенок не растрачивал свой талант в угоду чьим-то материальным прихотям, а мог вырасти в настоящую творческую личность. Специализированные школы как раз и предлагают такую возможность. Но у нас в стране их немного. А может, стоит пойти еще дальше? Создать некую международную академию, где обучались бы не только одаренные музыканты, но и юные писатели, художники, певцы. Вспомните, на чем основывался рассвет культуры в XIX веке? На салонах! Представьте, что на рояле играет Шопен, тут же сидят Лист, Делакруа, братья Гонкур, общаются - возникает мощнейшее поле из талантливых людей, которые обогащаются идеями друг друга.

- То же самое, полагаете, может возникнуть и в кругу детей?

- Не сомневаюсь - была бы возможность собрать их в единое целое. Юные музыканты могли бы посещать лекции по литературе и изобразительному искусству, в то время как юные художники и литераторы - занятия по музыке. Думаю, это пошло бы только во благо их развитию. В такой среде можно было бы создавать какие-то оригинальные творческие проекты - например, детскую оперу. В которой и музыка, и художественное оформление, и исполнение - все было бы сделано одаренными ребятами. В общих чертах такая идея у меня в голове крутится уже давно. Но она слишком серьезная, чтобы браться за нее абы как - можно дискредитировать в самом начале. К сожалению, самостоятельно я подобный проект организовать не могу - не умею, тут нужны определенные знания и умения. Но с удовольствием готов поучаствовать, если кто-то за него возьмется.

Знаковый барабан

- А чем вас привлекло участие в постановке "Пиковой дамы" в Большом театре? Притом что вы до сих пор избегали музыкального театра?

- Избегал, поскольку то, что в последнее время вижу на оперных сценах по всему миру, - это ужасающе. Просто издевательство над сочинениями! И я готов был принять участие в постановке "Пиковой дамы" лишь в том случае, если режиссер будет делать все в русле партитуры Чайковского. И мы нашли понимание с Валерием Фокиным. Другое дело, что он режиссер драматического театра и от артистов ожидал точного следования своим замыслам. Но этого не произошло - оперные певцы воплощают все несколько иначе, чем актеры драмтеатра. И все-таки спектакль растет, все в нем постепенно встает на свои места.

- Известна ваша любовь к музыке Сергея Танеева. А кто еще из российских композиторов, на ваш взгляд, незаслуженно редко исполняется в России?

- Например, Глазунов. Поэтому в программах нашего оркестра он звучит и будет звучать.

- Заметно, что вы вообще не гнушаетесь исполнять музыку авторов XX столетия - причем не только Шостаковича и Прокофьева, но и Пахмутовой, Дунаевского...

- Александра Николаевна Пахмутова - прекрасный человек, и мелодии у нее замечательные. Исаак Дунаевский тоже был очень талантливый композитор, мне нравится его музыка. Так что нисколько не жалею, что обратился к ней. Но современные композиторы пишут в основном поп-музыку. Причем их имена, как в Северной Корее, остаются за кадром - музыка обезличена, не угадаешь, кто какую песню написал. Такое ощущение, что их сочиняет один человек. А самый интересный феномен, который я наблюдаю, - без барабана сейчас почему-то ничего воспринимать невозможно. Стоит к любой мелодии приделать хороший ритм-звук - и все сразу становится на свои места. (Смеется.) Таковы знаки времени.

Под ковром

(Влад БЕРКУТ, АиФ на Енисее, 28.11.2007)

Губернатор учинил допрос

В Минусинске глава региона Александр Хлопонин решал "здоровые" вопросы. На юге края прошло заседание президиума губернаторского совета, посвящённое здравоохранению.

Александр Геннадиевич был в ударе: накануне сборная России по футболу, за которую он страстно болеет, чудом пробилась в финал чемпионата Европы. Губернатор признался, что смотрел ночью трансляцию матча и не выспался. А наутро устроил серьёзную встряску своим подчинённым из крайздрава.

Если обобщить выступление руководителя краевого агентства здравоохранения Егора Корчагина, то общая мысль звучала так: "У нас есть проблемы, но в целом все хорошо: деньги в отрасль вкладываются, осталось лишь провести небольшую реформ - и заживём..." Особенно подробно Егор Евгеньевич говорил о фельдшерско-акушерских пунктах (ФАПах). По его словам, их трансформация в общеврачебные практики - чуть ли не панацея. Мол, обычные сельские фельдшеры и медсестры не в состоянии оказать квалифицированную медпомощь. Потому давайте отправим на территории края продвинутых врачей, и они всех вылечат. "Интересно, где же мы найдём столько спецов - аж на 999 ФАПов, которые действуют в крае? И кто поедет работать в деревню?", - пронесся гул по залу. Губернатор согласился: "Ни один из ФАПов закрыт не будет! Основная функция системы здравоохранения - оказание доступной и качественной помощи населению края. Поэтому прошу чётко проработать все ваши предложения. Тем более что у нас из-за противоречий в законодательстве пока существуют проблемы с предоставлением молодым специалистам жилья на селе..."

Тема ФАПов, видимо, так раззадорила Хлопонина, что он учинил допрос Корчагину по всем темам доклада.

- Скажите, Егор Евгеньевич, а если где-нибудь в глухой деревеньке родится ребёнок с патологией - ваши действия?

- Мы постараемся доставить маму в Красноярск, - ответствовал чиновник, не сразу поняв суть вопроса.

- Каким образом? Вы видели, что на дорогах творится?

- В крайних случаях будем использовать санитарную авиацию, - продолжал защищаться Корчагин.

- Эти самолёты не летают после шести вечера! Но вы не поняли: что будет, если ребёнок уже родился? - резко спросил губернатор. И так продолжалось более 20 минут... Замгубернатора Сергей Козаченко, курирующий вопросы здравоохранения, всё это время сидел с красным лицом...

Чуть позже, на брифинге, журналистов интересовало не только то, что губернатор думает о развитии здравоохранения в регионе, но и о главной новости дня - российском футболе.

- Главный тренер сборной Гус Хиддинк сказал лучше всех: "Это не футбол, а русская рулетка". А вот краевая система здравоохранения должна быть более эффективной. В следующие три года в неё будет инвестировано 86 мрлд рублей - беспрецедентная сумма. Хотелось бы, чтобы они в полной мере дошли до цели, - подчеркнул губернатор.

В Зоне Риска

(Наталья Сойнова, "Вечерний Красноярск", 28.11.2007)

Заполярная правда

Исповедь на заданную тему

"ВИЧ изменяет жизнь. Почти всегда - к лучшему. Мирятся враги. Завязывают наркоманы. Люди составляют новые планы - реальные, с учетом того, что жить им всего ничего. Это рассказ о великом подарке, которым для многих ВИЧ-положительных явился вирус. Поверьте мне, это так. Я сам удивляюсь".

Этими словами драматург Юрий Клавдиев предваряет свою пьесу "Заполярная правда". В московском Театре.doc режиссер Георг Жено поставил по ней одноименный спектакль. А материал, легший в основу, Юрий и Георг собирали в Норильске. И после знакомства с норильскими ВИЧ-положительными действительно веришь, что неожиданное парадоксальное высказывание Клавдиева - правда. Не частная заполярная. Жизненная.

Рассказывать о спектакле, который идет в Москве и который в Красноярске никто не видел, конечно, сложно. Но рассказывать о спектакле "Заполярная правда" - нужно. Потому что он - явление не столько театральное, культурное, сколько социальное. О нем необходимо знать. Хотя бы для того, чтобы понимать: ВИЧ - это просто болезнь. А главное - для того, чтобы в жизни не повторялись драмы, подобные тем, что разыгрываются на сцене.

Из пьесы "Заполярная правда":

- У меня просто ВИЧ. У меня не чума, не проказа, у меня не смерть... У меня просто ВИЧ! Это просто болезнь. И больше ничего! - Тихо, тихо... Видишь, цветок на окне? Хочешь, тебе подарю? Будешь о нем заботиться. Цветок - он хороший, он не такой, как они. Ему все равно, есть у тебя ВИЧ, нет...

Действие первое

До изнанки

Из пьесы "Заполярная правда":

Когда родители узнали, что он - ВИЧ-положительный, они ему поставили отдельную миску железную и дали отдельную ложку. Ни вилок, ни ножей ему не давали. Ему запретили пользоваться общей ванной и туалетом. Он мылся в тазу, насухо вытирал за собой, споласкивал таз кипятком. Один раз увидели, как он кормит собаку. Его оставили без еды на целый день. Ему запрещали выходить на улицу. Говорили, нефиг нормальных людей заражать. Он целыми днями сидел один и читал. Ему оставили только одну книгу. Это можно счесть изощренной выдумкой драматурга, который, решив вывести на эмоции отяжелевшую от пресыщенности публику, сгустил чернильно-черные краски и нагнал запредельной жути. Но жуть в том, что эта история абсолютно реальна. Театр.doc (уже в самом названии позиционирующий себя как театр документальный) работает в технике verbatim (в переводе с латыни "дословно"). Ничего нарочно придуманного. Минимум художественного вымысла. Максимум достоверности. В основе спектаклей - записанные на диктофон интервью тех, для кого тема постановки - не отвлеченная абстракция, а определяющее обстоятельство их собственной каждодневной жизни.

Из Норильска Юрий Клавдиев и Георг Жено привезли десятки часов диктофонных записей. Встречи с ВИЧ-положительными проходили при посредничестве антиСПИД-фонда "69 параллель". Пресс-секретарь фонда Кирилл Игнатьев вспоминает, что поначалу к приезжим гостям отнеслись настороженно: москвичи ведь, как известно, люди непростые, по меткому выражению Кирилла, "припудренные". Клавдиев вообще производил впечатление странное и отпугивал своей эпатажной внешностью: всклокоченные волосы, наращенные клыки, весь в каких-то шипах и заклепках - он казался слишком легкомысленным для того, чтобы вникнуть в серьезную проблему. У Жено внешность истинного арийца: белокурый, ясноглазый - чистопородный немец, который родился и вырос в благополучной Германии, правда, десять лет назад переехал в Россию, учился у Марка Захарова, прекрасно говорит по-русски, но все равно - сумеет ли правильно понять менталитет? Прочувствует ли? Опасения оказались напрасными! Юрий и Георг растопили норильские снега и сердца! Ребята пусть не сразу, но доверялись им и раскрывались до самого сокровенного, самого саднящего, до изнанки.

Разговорить Макса было особенно сложно. Его родители - религиозные фанатики, свидетели Иеговы. Единственная книга, которую они оставили сыну, - Библия. Макс читал ее целый год. Целый год он практически не выходил из дома, спал на полу, на холщовой тряпке, ел из той самой миски... Потом родители уехали, как говорят норильчане, "на материк", собаку, которую запрещали кормить Максу, они взяли с собой, а самого Макса - бросили в неуютном, промерзшем до костей Норильске. Макс для них хуже собаки! Он по-прежнему редко выходит на улицу, сторонится людей и даже в компании своих, "вичевых", предпочитает отмалчиваться. За него и за таких, как он, ненужных пасынков города и мира выговариваются герои "Заполярной правды". И в каждом исповедально-искреннем слове - надрыв и свинцовое отчаяние.

Действие второе

Зима и несправедливость

Из пьесы "Заполярная правда":

У нас ничего нет. У нас лето всего два месяца. С нами никто не общается. Нас называют так, что вы бы повесились через неделю... Нас родные родители гонят! Нас кидают те, кого мы любили! Для нас самые близкие - далекие! Все забивают на нас и думают, что мы сдохнем! А мы живы! Мы живем! Потому что больше всего на свете все хотят жить!

- Если честно, то для меня поездка в Норильск - это ужас! - признается Юрий Клавдиев. - Больше всего я не терплю две вещи: зиму и несправедливость. А Норильск - средоточие того и другого! Мы летали туда в прошлом мае: в Москве уже почки-листочки, а там - вьюга! Пустота! Депрессия! Лето заплутало где-то на полпути и не нашло дороги в этот тундряной край... Но гораздо страшнее те невероятные, дикие истории, которые рассказывали ВИЧ-положительные! Мне 33 года - я много чего на своем веку повидал, но такое и в кошмарном сне не привиделось! Эти люди пережили столько горя, что от него коченеешь сильнее, чем от сорокаградусного мороза! При этом у них самих - огонь в душе, и живут они так, что их впору ставить в пример здоровым. Просто для них время короче, чем для здоровых, и они понимают, что нельзя размениваться на ерунду. Такой самурайский принцип: "Проживать каждый день как последний". Именно так в идеале и нужно - не откладывать на завтра, словно в запасе еще лет сто, а действовать здесь и сейчас. ВИЧ-положительные действуют! И для них нет ничего непосильного! Если бы все так жили, мы бы не узнали своей страны!

В отличие от экспрессивного Клавдиева, Георг Жено нордически сдержан в словах, но, по сути сказанного, он полностью солидарен с Юрием.

- Конечно, глупо полагать, что мы своим спектаклем раз и навсегда изменим сложившееся отношение к ВИЧ-положительным и сделаем мир лучше, - говорит Георг. - Но наш спектакль - попытка привлечь внимание к проблеме. И я рад, что попытка удалась. Один ВИЧ-положительный долго жал мне руку: "Спасибо! Это и в самом деле по-честному. Это не туфта". Для меня такая оценка намного важнее всего, что говорят и пишут театральные критики, непонятно с чего решившие, что мы провозглашаем ВИЧ-положительных какими-то богоизбранными героями. Нет! ВИЧ-положительные и сами себя избранными не считают. Они - просто люди, которые стараются жить по-человечески. Хотя при той жестокости со стороны общества, с которой они сталкиваются, оставаться людьми и жить по-человечески, наверное, и вправду героизм.

Действие третье

Город золотой

Из пьесы "Заполярная правда":

- Если каждый из нас подумает, что эти 15 лет - последние... Просто пять минут посидит и подумает...

- То что? Как Бог будем?

- Будем. А что сложного? Главное - не косячить. Бог не косячит. Поэтому и только поэтому Он - Бог. Стань таким же! Проживи так один день! Всего один день, 24 часа, из которых 8 ты проспал, значит - 16 часов, а ты еще ешь, ездишь туда-сюда, в лифте поднимаешься, автобус ждешь, сидишь в кафешке, смотришь кино вечером... Остается от силы 8-9 часов. Это нетрудно! 8-9 часов в день - и ты Бог! А потом - еще день. И еще.

- И че, вичем обязательно болеть для этого?

- Нет. Но нам проще. У нас всего 15-20 лет в запасе. Мы даже устать от этого не успеем. Так почему бы не жить как следует, а не просто так? Не как все?

- И ты в это веришь?

- Я верю во все, что говорю. Иначе, я считаю, нефиг вообще рот раскрывать.

"Заполярная правда" - спектакль на четверых актеров и на четыре десятка зрителей. Причем и те и другие - вместе, рядом: пространство театра намеренно не делится на сцену и зал - зрительские стулья расставлены хаотично, вразброс, и артисты играют прямо между этими стульями, точно так же, как ВИЧ-положительные живут между теми, кому повезло не заразиться. Все вперемешку, независимо от ВИЧ-статуса и прочих не столь уж значительных различий. Такая очень простая и очень точная метафора. Сюжет тоже прост: если каждый день как последний - тут не до затей. В заброшенном доме случайно встречаются две девушки и два парня. Светлана, которая звонила тем, кого считала друзьями, а они все как один бросали трубку ("Сама сгнила - других не трогай, ясно?"). Марина, которую вынудили уволиться из школы, где она работала учительницей ("Все прошли проверку крови. И у меня плюс. Со мной никто не разговаривал. А потом я увидела: все чашки вместе, а моя - отдельно"). Пацан Витька, которого за драку забрали в милицию, но, когда узнали о диагнозе, брезгливо вышвырнули вон ("Ему жить три года осталось! Что ему эта тюрьма? Он и без тюрьмы помрет!"). И Ленточный Червь, он же Пашка - тот, которого списали с Макса.

Эти четверо - отвергнутые миром здоровых людей изгои. Они начинают с горестных жалоб, циничной матерщины, взглядов исподлобья и припоминания многочисленных обид. А заканчивают всепрощением и созданием своего собственного отдельного мирка. И дом уже не заброшенный - обжитой, с цветком на окне, с ковром на полу. И стихийно сложившаяся маленькая коммуна - добра и справедлива: город солнца посреди сумеречной зоны.

Кому-то покажется утопией. Но четверо из "Заполярной правды" верят, что такое альтернативное, перпендикулярное, вопреки всему и всем выстраданное счастье возможно. Так же как верят в это прототипы персонажей спектакля.

Эпилог

Из пьесы "Заполярная правда":

ВИЧ - это правда. Потому что ВИЧ показывает, чего стоит человек. Спросите у себя: что бы я стал делать, если бы знал, что умру через 10 лет? И ответ на этот вопрос покажет, сколько в вас правды.

Конечно, ни авторы "Заполярной правды", ни те, чьи судьбы они воплотили в сценических образах, не утверждают, что ВИЧ - это благо. Они говорят о другом. О том, что иногда только смерть может научить человека ценить жизнь. Может быть, это наивно. Может, банально. Может, смахивает на самоутешение: не было бы счастья... Но что им еще остается - в кромешном равнодушии и неприятии, их окружающем?

...У "Заполярной правды" необычный финал. Нет ни занавеса, ни аплодисментов. Артисты заваривают чай и угощают им зрителей, то ли провоцируя и беря на испуг, то ли проводя сеанс социальной психотерапии. В Москве от чая не отказывается никто, потому что спектакль играют пусть в документальном и приближенном к действительности, но все-таки театре. В Норильске его играли в помещении антиСПИД-фонда "69 параллель", и были те, кто так и не решился сделать глоток из протянутой кружки, ведь из этих кружек пили не театральные, вымышленные, а настоящие ВИЧ-положительные. Вот так, сладким чаем, и проверился истинный, горький, вкус жизненной правды. Кредит выживания

(Дмитрий Бурятин, Российская газета, 28.11.2007)

Власти Красноярского края неоднократно заявляли о значительных объемах господдержки села. Однако, как выяснилось на практике, "вкачивать деньги", вовсе не означает "решать проблемы". По крайне мере, к такому мнению пришли аудиторы Счетной палаты края, проанализировав эффективность государственной поддержки производства и реализации свинины и молока, произведенных сельхозпроизводителями или закупленных у населения края.

Край компенсирует ценовые перекосы, но кардинально ситуацию таким способом переломить нельзя. Государственная поддержка просто выхватывает фрагмент из цепочки экономических отношений. Без регулирования остаются цены монополистов на энергоресурсы и промышленные товары, а также цены переработки и торговли. Потому, многие хозяйства держатся на плаву только за счет средств краевого бюджета.

Типичный пример - одно из хозяйств Назаровского района, за семь последних лет вложившее в реконструкцию и оснащение трех коровников и свинофермы 70,5 миллионов рублей, включая собственные средства. В результате удалось вдвое увеличить поголовье крупного рогатого скота и свиней, а также нарастить продуктивность. Но по итогам прошлого года при росте выручки от реализации сельхозпродукции на 18,3 миллионов рублей, на 17 миллионов возросли затраты. И прибыль была обеспечена только за счет субсидий. Бюджетная задолженность составила 3,1 миллиона. Еще по 11,7 миллионам заключено соглашение о реструктуризации.

- Поддержка производства молока и мяса свиней является основным источником снижения влияния диспаритета цен, - заявили представители Счетной палаты на последнем заседании комитета по делам села и агропромышленной политике Законодательного собрания края. - В то же время субсидирование по усредненным показателям не ориентировано на поддержание доходности и повышение рентабельности. При планировании прироста показателей в прогнозе социально-экономического развития края и в приоритетном национальном проекте не просчитывается цена вопроса - сколько нужно вложить средств и когда реально будет результат. Приветствуется приход частного капитала в село, но не выстроена долговременная программа поддержки и комплекс мер по снижению рисков. Вложение средств в сельское хозяйство зачастую напоминает авантюризм при нестабильном механизме господдержки.

Специалисты уверены, что на краевом уровне проблемы развития животноводства не решить. Тем более, что соответствующие рычаги на более высоком уровне есть. ФЗ "О развитии сельского хозяйства" помимо предоставления крестьянам бюджетных средств, предусматривает и такие меры, как таможенно-тарифное регулирование рынка, применение особых налоговых режимов, а также закупку, хранение, переработку и поставки сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных и муниципальных нужд. Счетная палата рекомендует подготовить новую комплексную программу, для чего необходимо провести детальный анализ по каждому району и отдельным хозяйствам для определения точек роста.

Вместе с тем, руководство региона, со свойственным ему прагматизмом, рекомендует производителям быть более расторопными. Диспаритет - диспаритетом, но инициатива руководителя способна решить многие проблемы.

- Есть сезонные скачки цен на топливо, но мы заранее, в марте, профинансировали закуп ГСМ почти на 159 миллионов рублей, - рассказал губернатор Александр Хлопонин в ходе одной из своих "прямых линий". - Те предприятия, которые пошли по этой программе, приобрели ГСМ до подорожания. Я думаю, тут надо быть внимательнее и предусмотрительней. Кроме того, сегодня мы свыше 150 миллионов выделили на модернизацию техники, которая экономичнее с точки зрения потребления. Такие программы и впредь будут реализовываться, и объемы инвестиций в это направление мы будем увеличивать. Надо более плотно поработать с департаментом агропромышленного комплекса и все сложные вопросы будут своевременно сняты.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Нагорный Карабах: Нужно сохранять верность достигнутым соглашениям
NB!
09.12.16
В ГД предложили запретить новогодние корпоративы, подарки и поздравления
NB!
09.12.16
Ростовская область во власти непогоды: 31 муниципалитет без света
NB!
09.12.16
National Interest: Как обрубить «щупальца» Ирана на Ближнем Востоке
NB!
09.12.16
Нефть в неопределённости
NB!
09.12.16
Рубль настроен на укрепление
NB!
09.12.16
Николас Мадуро сравнил президента Бразилии с Пиночетом
NB!
09.12.16
Трампу советуют проявить «твердость» по отношению к России
NB!
09.12.16
Путин, прочитав судебное постановление: «Вы совсем с ума сошли, что ли?»
NB!
09.12.16
В Китае спущен на воду самый большой полупогружной корабль в мире
NB!
09.12.16
Brexit начался: медицинское агентство ЕС может переехать в Швецию
NB!
09.12.16
Премьер Финляндии пообещал уйти, если не выведет страну из кризиса
NB!
09.12.16
ГД примет бюджет-2017: Бюджет стагнации переходящий в бюджет обрушения?
NB!
09.12.16
Госдума обсудит отмену депортации из России бывших граждан СССР
NB!
08.12.16
Новояз США о глобальных вызовах и тенденциях Запада в XXI веке
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
США и Китай. 2017 год точно не будет в Америке китайским
NB!
08.12.16
Как убивали и расчленяли нашу страну. Надо знать, чтоб никогда больше!