Марат Ильхамов: Готова ли Киргизия к партнерству?

Бишкек, 22 ноября 2007, 23:12 — REGNUM  

Счастливые страны - счастливы одинаково, несчастливые - несчастны по-своему. Хотя внешне политическая жизнь в Киргизии напоминает происходящее в других странах с "удачным" опытом цветных революций, все же при более глубоком рассмотрении здесь можно найти свои ни с чем не сравнимые особенности.

16 декабря 2007 г. в Киргизии пройдут внеочередные парламентские выборы. О роспуске Жогорку Кенеш (киргизского парламента) президент Курманбек Бакиев объявил практически сразу после проведения референдума о внесении изменений в конституцию страны.

Принятый на референдуме новый Кодекс о выборах изменил правила игры. Помимо голосования исключительно по партийным спискам появились и другие новшества. Так, помимо 5% барьера политическим партиям необходимо преодолеть и 0,5 % местный барьер, когда участникам необходимо набрать не менее 0,5% голосов в каждой из семи областей республики. По этому правилу партия, набравшая, к примеру, миллион голосов на севере, но не сумевшая набрать необходимый минимум на юге, рискует не попасть в новый парламент.

Вызывают недовольство оппозиционных политиков и сжатые сроки проведения выборов. Для предвыборной агитации им отпущено всего двадцать дней. Зачастую им не хватает не только времени на изучение нового Кодекса о выборах, но и наличия самого текста документа. Центризбирком издал новый Кодекс о выборах только на днях и всего пять тысяч экземпляров на 2,7 миллиона избирателей. Многие наблюдатели сравнивают подобную спешку с практикой некоторых латиноамериканских диктаторов, когда те ставят своих противников в заведомо неудобное проигрышное положение.

В связи с новым Кодексом не обошлось без анекдотов, так больше всех, пожалуй, не повезло партии "Кыргызстан аялдары" ("Женщины Киргизии"), которая отказалась от участия в парламентских выборах. Лидеры партии не назвали причины такого решения. Но наблюдатели отмечают, что новый Кодекс о выборах поставил эту партию в очень курьезное положение. Новый закон требует, чтобы тридцать процентов кандидатов от партии были представителями другого пола. Авторы кодекса объяснили это желанием дать возможность женщинам баллотироваться в рядах партий, которые доселе состояли из одних мужчин. Однако это вышло боком для "женской" партии, для которой привлечение в свои ряды представителей мужского пола стало проблемой.

В целом, по мнению аналитиков, помимо новой бакиевской партии Ак-Жол, реально за места в парламенте смогут побороться всего несколько партий из 22 зарегистрировавшихся. Прежде всего это Социал-демократическая партия, возглавляемая премьер-министром Атамбаевым и куда помимо него входят такие известные люди, как Отунбаева, Байсалов, Бабанов. Без сомнения, все шансы есть у партии Ата-Мекен и у коммунистов, имеющих сильные региональные отделения и постоянный электорат.

Некоторую пикантность избирательной кампании придает декларируемая президентом и его окружением политика выстраивания вертикали власти по российскому и казахскому образцам. Правда, несмотря на цели, сходные с российскими и казахскими, результаты больше похожи на украинские и грузинские. "В Киргизии в настоящий момент не работает судебная ветвь власти, законодательной власти нет, правительство "исполняет обязанности", парламент распущен, Конституционный суд не работает. Такой ситуации не было даже 24 марта", - заявляет экс-премьер Феликс Кулов, имея в виду 2005 год, когда пала власть экс-президента Аскара Акаева. Список кандидатов от президентской партии возглавила председатель Конституционного суда Киргизии Чолпон Баекова. Это практически парализует работу Конституционного суда. Теперь по закону Баекова должна сложить с себя полномочия главы высшего суда. Получается замкнутый круг: ведь сформировать новый состав КС до формирования нового парламента будет невозможно.

Спекулируя на пророссийских настроениях населения, окружение Бакиева и обслуживающие его СМИ пытаются создать у избирателей иллюзию, что Бакиев получил у Кремля "добро" на проведение своего курса. Косвенно подтвердить это должно слияние рекламируемой в качестве промосковской (но созданной тем же Бакиевым) партии "Содружество" и бакиевской Ак-Жол. Эту же цель преследуют и многочисленные публикации в киргизской прессе, посвященные предстоящим невиданным российским и казахстанским инвестициям в экономику Киргизии.

Призывая Москву и Астану в союзники, обслуживающие власть политтехнологи пытаются убедить весь мир, что в бакиевской Киргизии возможны позитивные перемены и установление четких правил игры, сходных с тем, что ввели Путин и Назарбаев. При этом во внимание абсолютно не принимаются более чем серьезные и весьма специфические особенности устройства структуры современной киргизской власти.

А между тем структура эта сильно отличается от других стран бывшего СССР. Многие политологи, политики, журналисты открыто заявляют, что страной управляет вовсе не Курманбек Бакиев, а его многочисленный клан. На ключевых постах государственной власти оказались его братья Жаныш, Марат, Каныбек, Акмал, Адыл. Брат Бакиева Марат занимает пост заместителя начальника управления Службы национальной безопасности. Младшего сына президента, Максима называют самым богатым человеком в Киргизии. Именно семейный клан, практически взявший в свои руки все властные полномочия и экономические рычаги, принимает ключевые решения. Трайбализм вовсе не предполагает установления каких-либо цивилизованных правил игры, особенно в эпоху первичного накопления капитала. Поэтому все декларации о намерении строить новые политические отношения выглядят всего лишь как элемент пропаганды, направленной на сохранение уже существующей политической системы.

Вряд ли нынешняя система власти задумывалась таковой изначально. Просто ни сам Бакиев, ни его многочисленные родственники по-другому не могут - в силу определенного жизненного опыта и полученного образования.

О похождениях президентских родственников в Киргизии и соседних странах слагаются легенды. После прихода к власти бакиевского клана в стране рейдерство стало общепринятой нормой. Отнимают все: производства, рестораны, санатории. Особенно страдают предприниматели нетитульной национальности, у которых нет ни кланов, ни влиятельных родственников во власти. У современных киргизских рейдеров существует четко отлаженная машина для отъема чужого имущества со своими прокурорами, судьями, следователями финансовой полиции, медиа-сопровождением.

Примеров можно привести великое множество. Сейчас в Бишкеке разгорается скандал вокруг попытки захвата пансионата "Утес". Владелец пансионата предприниматель Андрей Пороскун, отказавшийся платить откаты и отдавать свое имущество, был арестован сотрудниками финансовой полиции. После того как его супруга Наталья Сиротина попыталась привлечь внимание властей и общественности к ненормальности ситуации и организовала пресс-конференцию, те же полицейские отправили её за решетку вслед за мужем. Среди киргизских предпринимателей мало кто уверен, что справедливость восторжествует. Кстати, у СМИ, обслуживающих клан, обнаружилось своеобразное чувство юмора. На арест супругов-предпринимателей газета "Слово Кыргызстана" отреагировала материалом под заголовком "Жадность фраера сгубила".

Все сказанное не дает ни малейшего основания полагать, что сложившийся порядок вещей сам собой может измениться к лучшему. Киргизский народ по своему жизненному укладу очень консервативен. Родственные узы являются здесь одной из главных ценностей. Поэтому надеяться, что Курманбек Бакиев, пришедший к власти на волне критики именно родственного клана бывшего президента Аскара Акаева, откажется от своего клана или лишит его щедрых источников благосостояния, не приходится. Клановая система будет и дальше тащить страну к очередной революции, цветной или не очень.

Если у России, возможно, хватает забот и без Киргизии, то уж Казахстану сам Бог велел оказать братскому народу посильную помощь в построении цивилизованного общества, в котором власти способны быть полноценными ответственными партнерами: и в политике, и в бизнесе, и в любой другой сфере человеческой деятельности. Пока же получается, что Киргизия к партнерству не готова.

Марат Ильхамов - эксперт Европейского Института Геополитического Анализа

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.