Политолог из Еревана: "Колеров мастерски воспользовался неправильной постановкой вопроса"

Баку, 29 октября 2007, 18:42 — REGNUM  Россия воспринимается в Ереване как стратегический партнер Армении, и с этой страной связываются большие надежды как среди народа, так и в армянских политических кругах. Об этом в беседе с корреспондентом ИА REGNUM заявил армянский политолог Левон Мелик-Шахназарян. Что касается "пресловутого" комплементаризма во внешней политике Армении, то в этом, по словам политолога, нет ничего плохого. "Стратегические отношения с Россией не предполагают ухудшение или разрыв отношений с какой бы то ни было другой страной", - отметил он, добавив, что это не исходит из интересов Еревана и Москвы - "Армения нужна России так же, как и Россия Армении".

Что касается выражения "реверансы в сторону запада", то, по словам политолога, это неудачный журналистский прием. "Армения осуществляет свою политику так, чтобы не навредить себе и тем странам, с которыми у нее партнерские стратегические отношения", - отметил он.

Комментируя заявление Модеста Колерова о том, что рассуждения о потере Россией позиций в Грузии и Азербайджане свидетельствуют о некомпетентности экспертов, поскольку Грузия, Армения, Азербайджан не принадлежат России, Мелик-Шахназарян заметил, что "Колеров мастерски воспользовался неправильной постановкой вопроса". По словам политолога, на эти территории распространяется сфера жизненных интересов России, партнерские отношения должны поддерживаться сторонами. "Однако ни Грузия, ни Азербайджан не готовы к этому, и именно поэтому эксперты говорят о фактической потере Россией Грузии и довольно шатких позициях Москвы в Азербайджане. Что касается Армении, то позиции России в этой стране нельзя назвать шаткими, равно как и позиции Армении в России", - отметил он.

Левон Мелик-Шахназарян не согласился с высказыванием Модеста Колерова о том, что участие Азербайджана в ГУАМ продиктовано не только трансатлантической вежливостью и поиском новых возможностей воздействия на карабахский конфликт. "ОДКБ создавался в мае 1992 года, а Азербайджан присоединился к нему только через полтора года, что свидетельствует о том, что у него еще тогда были сомнения на этот счет. В этот период 23 дивизия СССР, впоследствии - СНГ, принимала участие в боях за Нагорный Карабах на стороне Азербайджана. Уходя из региона, Россия оставила Азербайджану огромное количество находящегося там вооружения и боеприпасов. То есть в 1992 году у Азербайджана не было никакой причины обижаться на Россию и игнорировать инициированный ею ОДКБ", - отметил он. По его словам вступление в ОДКБ спустя полтора года, а потом и отказ от продления Договора явились четким обозначением прозападного внешнеполитического вектора Азербайджана. "В то же время, не прямым, но веским подтверждением тому явился экономический проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Сколько бы ни говорилось о диверсификации энергоносителей, этот нефтепровод явился антироссийским и антииранским проектом", - отметил он. Политолог напомнил, что переговоры вокруг проекта БТД начались еще в 1992 году, в период правления в Азербайджане Аяза Муталибова, а его преемник Гейдар Алиев активизировал их, и решение о строительстве было принято уже в 1994 году, когда Азербайджан был еще членом ОДКБ. "Азербайджан возвращается в собственное, естественное цивилизационное поле, которое отличается от российского. Азербайджан является турецким и даже больше, западным форпостом на Южном Кавказе. Другое дело, что Азербайджан продолжает принимать непосредственное участие и зачастую сам инициирует новые антироссийские экономические проекты: НАБУККО, транскаспийский газопровод и другие. Это уже рецидив, абсолютно не связанный с союзническими отношениям России и Армении", - отметил он.

Касаясь высказываний Модеста Колерова, о том, что "Нагорный Карабах не принимал участия в интеграционном процессе между непризнанными республиками постсоветского пространства, и даже не вступал в него", Мелик-Шахназарян заметил, что этому способствуют несколько факторов. "НКР, в отличие от иных государств постсоветстсого пространства, вышла из состава СССР на основе международного права и законов СССР. Это полноценное государство, не являющееся членом ООН. Устав ООН признает наличие таких государств и не предусматривает ограничение их государственных прав в силу их "не членства". Само выражение "непризнанное государство" безграмотно и, естественно, не должно применяться по отношению к Нагорно-Карабахской Республике", - отметил он. "Получается, что интегрирование в союз непризнанных республик является добровольным понижением статуса, не только фактически, но и юридически суверенной НКР", - отметил он, добавив, что Карабах мог бы более активно дружить с теми молодыми государствами, которые также прошли проторенную Карабахом дорогу к независимости.

Комментируя заявления Колерова о том, что революционный сценарий будет институциональной катастрофой Армении, и полнота ответственности за него ляжет на тех, кто его допустит, политолог заметил, что "революция - всегда катастрофа: будь то Франция, Англия или иные страны". Однако он заметил, что в высказывании Колерова наличествует смещение акцентов. "Полнота ответственности ложится не на тех, кто допустил, а на тех, кто инициировал революцию, - отметил он. Вместе с тем он заметил, что слабость властей всегда являлась одним из поводов для подобных явлений. "Надеюсь что ни розовой, ни пестрой, ни пегой революции в Армении не будет. Власти Армении способны подтвердить и доказать решимость приверженности к эволюционным процессам в стране", - подчеркнул он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.