Сухуми: ООН поддерживает Грузию

Тбилиси, 24 октября 2007, 17:25 — REGNUM  ИА REGNUM приводит полный текст заявления вице-президента Абхазии Рауля Хаджимба о резолюции Совета Безопасности ООН по Грузии от 15 октября 2007 г.

Резолюция Совета Безопасности ООН 1781 от 15 октября 2007 г. по своей сути является развитием курса ООН, направленного на одностороннюю поддержку Грузии и изменение формата переговорного процесса, на чем настаивает официальный Тбилиси. Так, в частности, резолюцией закрепляется тенденция, нацеленная на поэтапное выдвижение на роль посредника Группы друзей Генерального секретаря ООН и ослабление значения Российской Федерации в качестве содействующей стороны. Об этом свидетельствует то, что статус России как содействующей стороны упоминается только в преамбуле Резолюции, и то вслед за фразой о том, что СБ ООН "поддерживает непрерывные усилия, предпринимаемые Генеральным секретарем и его специальным представителем при помощи Группы друзей Генерального секретаря ООН".

Следует отметить, что согласно грузино-абхазским договоренностям переговорный процесс проходит под эгидой ООН и при содействии российской стороны, тогда как Группе друзей Генерального секретаря ООН отведена роль наблюдателей, она не является стороной на переговорах и может выступать только с предложениями рекомендательного характера. Вопреки этому, в последних резолюциях СБ ООН стали фигурировать формулировки "при помощи" либо "при поддержке" Группы друзей Генерального секретаря ООН, что, по существу, означает придание ей роли посредника на переговорах. Упоминание же в резолюциях России после Группы друзей Генерального секретаря ООН является попыткой фиксации ее второстепенной роли в урегулировании конфликта между Абхазией и Грузией.

Как и во всех предыдущих резолюциях, в последнем документе Совета Безопасности говорится о приверженности всех государств-членов "суверенитету, независимости и территориальной целостности Грузии в пределах ее международно-признанных границ". Однако при этом в резолюции появились положения, усиливающие эту позицию Совета Безопасности ООН. Так, в частности, в преамбуле говорится о серьезной озабоченности инцидентами "с применением оружия, которые осложнили процесс урегулирования конфликта в Грузии", а в п. 11 СБ ООН заявляет о своей поддержке мер укрепления доверия, поскольку они служат "развитию более широких и беспристрастных контактов между общинами разделенной страны". Тем самым Совет Безопасности подчеркивает свое нежелание признавать существование Абхазии даже де-факто, рассматривая наш народ лишь в качестве одной из общин разделенной Грузии.

Таким образом, Совет безопасности вновь проигнорировал положение "Заявления о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта" от 4 апреля 1994 г., подписанного, в том числе, представителем ООН, в котором зафиксирован факт разрыва государственно-правовых отношений между Абхазией и Грузией, а также наличие у Абхазии полномочий, присущих суверенному государству.

С 2002 г. во всех резолюциях Совета Безопасности ООН содержится ссылка на так называемый документ Бодена, озаглавленный как "Основные принципы разграничения полномочий между Тбилиси и Сухуми", в котором речь идет о статусе Абхазии как автономного региона в составе Грузии. Как известно, абхазская сторона отказалась даже принимать этот документ, в связи с тем, что он противоречит Конституции и Акту о государственной независимости Республики Абхазия. Вместе с тем следует подчеркнуть, что этот документ был выработан Группой друзей Генерального секретаря ООН, которая, как указывалось выше, наделена лишь правом выработки предложений и рекомендаций, т. е. документов, необязательных для рассмотрения сторонами. Это обстоятельство и отмечалось во всех резолюциях Совета Безопасности ООН вплоть до 2006 г., в которых говорилось, что этот документ не следует рассматривать "в качестве попытки навязать или диктовать сторонам какое-либо конкретное решение", и что он призван только способствовать началу предметных переговоров сторон по полномасштабному урегулированию конфликта. Таким образом, Совет Безопасности OOН признавал рекомендательный (необязательный) характер вышеупомянутого документа.

Однако в текстах последних резолюций Совета Безопасности ООН эта формулировка исчезла. Вместо нее появилась фраза о том, что СБ ООН приветствует "дополнительные идеи, которые стороны пожелали бы выдвинуть в целях творческого и конструктивного проведения политического диалога". Таким образом, сторонам фактически предлагается выдвигать идеи в дополнение и развитие "документа Бодена", т. е. в рамках территориальной целостности Грузии, как ее понимает ООН. Это свидетельствует о попытке превратить "документ Бодена" из рекомендательного в обязательный к рассмотрению, с чем ни при каких обстоятельствах не может согласиться Абхазия.

Обращает на себя внимание, что в резолюции появились новые положения относительно возвращения беженцев и их статуса. Так, в п. 14 резолюции говорится о "новом поколении, находящемся за пределами Абхазии, Грузия". Очевидно, что это является проявлением стремления сохранить статус беженцев за потомками лиц, покинувших территорию Абхазии в результате войны 1992-93 гг. В этой связи возникает вполне резонный вопрос о необходимости признания международным сообществом статуса беженцев за потомками абхазов, вынужденных покинуть родину в результате Кавказской войны. В п. 15 резолюции отмечается и подтверждается "основополагающее право всех беженцев и внутренне перемещенных лиц на возвращение в Абхазию, Грузия.., что их возвращение к своим домам и имуществу имеет важное значение, что на индивидуальные права не влияет факт вынужденного бегства собственников в период конфликта и что права этих собственников на проживание и их самобытность будут уважаться..."

В этой связи следует отметить, что именно Грузия, как инициатор вооруженного конфликта, несет ответственность за гибель тысяч граждан и уничтожение их имущества. При этом международное сообщество не предприняло никаких мер для защиты имущественных прав граждан, целенаправленно изгонявшихся грузинскими оккупационными войсками из мест постоянного проживания. Кроме того, следует обратить внимание, что основная часть жилья на территории Абхазии к моменту начала боевых действий являлась муниципальной, т. е. государственной собственностью, и органы государственной власти Абхазии имеют право распоряжаться этим фондом в соответствии с законодательством. Кстати, в новейшей европейской истории есть многочисленные факты отказа в признании права собственности, среди них примеры Силезии, Судетской области и бывшей Восточной Пруссии.

Несмотря на разрушительные последствия войны, абхазская сторона дала согласие на возвращение беженцев, прежде всего, в Гальский район. После событий 1998 г. руководство Абхазии вернуло в одностороннем порядке свыше 50-ти тысяч беженцев в Гальский район. Однако этот беспрецедентный акт доброй воли не встретил никакого одобрения и поддержки со стороны международного сообщества, которое до сих пор официально не зафиксировало факт возвращения этих людей.

При таких обстоятельствах вряд ли правомерно говорить о возвращении беженцев на всю территорию Абхазии, потому что это будет служить мощным конфликтогенным фактором в условиях неурегулированности взаимоотношений между Абхазией и Грузией, непрекращающихся агрессивных действий и воинственной риторики со стороны Тбилиси и отказа международного сообщества в лице ООН признавать неотъемлемое право Абхазии на независимость. Не может удовлетворять абхазскую сторону отсутствие в резолюции СБ ООН должной оценки агрессивных шагов Грузии в Кодорском ущелье и нападения грузинских вооруженных формирований на расположенную на территории Абхазии базу по подготовке новобранцев, в результате которого двое военнослужащих были убиты, а семеро захвачены в плен и незаконно удерживаются на территории Грузии.

В этой связи вряд ли можно считать достаточными положения п. 3 резолюции, в котором содержится призыв к грузинской стороне "обеспечить, чтобы ситуация в верхней части Кодорского ущелья соответствовала положениям Московского соглашения о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 г." и призыв к абхазской стороне "проявлять сдержанность в связи с обязательствами Грузии в отношении Кодорского ущелья". Насколько известно, у абхазской и грузинской сторон существуют различные трактовки соответствующих положений Московского соглашения, и резолюция только фиксирует это обстоятельство, не выдвигая никаких жестких требований к Грузии о необходимости вывода ее вооруженных формирований из Кодорского ущелья.

Впервые в резолюции (п. 13) говорится о том, что Совет Безопасности "приветствует размещение полицейского персонала МООНГ в Гали и призывает к дальнейшему углублению этого сотрудничества", а в Докладе Генерального Секретаря ООН 3 октября 2007 г. (п. 14) отмечается, что помимо оснащения и обучения местных правоохранительных органов, положено начало совместному патрулированию.

Что касается самих резолюций Совета Безопасности ООН, то, при всей авторитетности этой международной организации, следует исходить из того, что они носят рекомендательный характер. Насколько известно, государства не создаются и не разрушаются резолюциями Совета Безопасности, это происходит на основании воли народов, которые являются главными субъектами международного права. И народ Абхазии уже реализовал это свое неотъемлемое право, создав независимое государство, за признание которого мы боремся.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail