Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 10 октября 2007

Красноярск, 10 октября 2007, 10:40 — REGNUM  

"В детстве отказано"

("Красноярский комсомолец", №41, 10.10.2007)

Около трех недель назад на одном из красноярских сайтов появилась информация о страшных условиях, в которых находятся брошенные дети, лежащие в больнице № 20 Красноярска. "Я вначале никак не могла понять, почему дети напротив постоянно плачут и к ним не подходят мамы, - писала одна из авторов. - Соседка по палате сказала, что они брошенные. Они ждут своей очереди в детский дом. Ждут полгода, год. Явление это страшное. Дети сидят в маленьких кроватках, и ни разу их не выпустили. Дети в клетках. Что они только не делают. Бьются головой о стекло, грызут кроватные перегородки, едят на себе одежду. На руки их брать медперсоналу запрещено. Дети могут привыкнуть к рукам..." Редакция "КК" не могла пройти мимо этой темы, серьезно не разобравшись в ситуации.

Брошенные дети появились в Красноярске не вчера. Эта проблема существовала и десять, и пятнадцать, и двадцать лет назад. В советское время говорить об этом было не принято, да и количество детей, от которых отказались собственные родители, было не столь велико, как сейчас...

По словам начальника главного управления здравоохранения администрации Красноярска Виктора Шевченко, ежегодно в учреждения здравоохранения краевого центра попадает 200-250 ребятишек, которых бросают родители. 70 процентов из них - новорожденные, большинство таких детей из роддомов поступают в ту же 20-ю больницу. Остальных находят на улице - в мусорных баках, в канализационных коллекторах. Виновато ли в этом государство? Вопрос риторический. Виноваты ли врачи в том, что брошенные дети порой задерживаются в больницах, где им оказывают лишь медицинскую помощь, а не сразу направляются в дом ребенка? Нет, не виноваты.

Механизм

- Все началось 10 лет назад, когда мы приняли город (Петр Пимашков стал мэром Красноярска, а Виктор Шевченко соответственно руководителем городского управления здравоохранения. - "КК"). Брошенные дети находились на лечении в наших больницах до года, а иногда и больше. Причина была одна - они просто ждали своего места в доме ребенка. Нас эта ситуация не устраивала. Во-первых, дети занимали специализированную койку, которая, в принципе, предназначена для того, чтобы на ней находились больные дети. Во-вторых, социальное, юридическое и педагогическое сопровождение пребывания ребенка в больницах было и остается несовершенным (в соответствии с нормативами российского законодательства о здравоохранении больницы не имеют права вводить дополнительные штатные единицы), а это никак не способствовало нормальному развитию ребенка. Так вот, мы провели глубокий анализ проблемы и нашли решение. Все дома ребенка мы объединили в одно специализированное медицинское учреждение, что, кстати, позволило ввести в штат дополнительно различных специалистов, так необходимых для скорейшего юридического оформления детей, адекватного их развития и подготовки к передаче в семьи. Сделано это было, в первую очередь, за счет сокращения административного аппарата. Почему нужно было это сделать? Мы увидели, что теряем время. Между администрациями городских домов ребенка постоянно шло обсуждение, кого, как и куда направлять. После же создания единого специализированного дома ребенка (включающего в свою структуру еще и обсервационный стационар) мы смогли выработать механизм, который позволял нам действовать по следующей схеме: как только в Красноярске появлялся отказной ребенок, он сразу же попадал одновременно в руки врачей, юристов и педагогов. Процесс перехода на новую схему работы был очень острым, тяжелым и встретил определенное неприятие со стороны властных структур, - заявил "КК" Виктор Шевченко.

Кто в свое время выступал против нововведений? В большей степени администрация домов ребенка. После объединения в одну структуру их должности сократили (но и врачей не уволили). Кому понравится понижение статуса, даже если это делается в интересах детей? Еще один риторический вопрос...

Виктор Шевченко уверяет, что через год после перехода на новый механизм работы с брошенными детьми срок их пребывания в больницах сократился. Если раньше максимальный срок пребывания ребенка в учреждении составлял 1,5 года, то теперь всего 1,5 месяца.

Кстати, проблему брошенных детей главный красноярский врач пережил на себе.

- Много лет назад, когда моему сыну был год, он заболел. Жена была в командировке, и меня госпитализировали вместе с ним в 20-ю больницу. Положили в бокс, где лежал отказной ребенок, страдавший тяжелым заболеванием. У него был монотонный плач... Эта ночь, проведенная в больнице, стала одним из мотивов, благодаря которому я принял решение о реорганизации домов ребенка. Забыть это невозможно. Это по-человечески страшно, - признался нам Виктор Васильевич.

За что боролись...

В 2006 году специализированный дом ребенка перешел из подчинения администрации Красноярска в юрисдикцию краевого здравоохранения. Именно тогда вступил в силу Федеральный закон № 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления". Виктор Шевченко предлагал оставить красноярский дом ребенка на городском уровне. Закон этого не запрещал. Однако на краевом уровне было принято решение не отступать от буквы закона.

В принципе, в этом нет ничего плохого. Однако тот же Шевченко сожалеет, наверное, о том, что его детищем теперь руководят другие люди. А еще он сожалеет относительно возможного резкого поворота в судьбе Красноярского дома ребенка.

- У меня есть информация, что судьба этой структуры как единого учреждения ставится под сомнение отдельными руководителями, - заявил Виктор Васильевич.

Другими словами, он сожалеет о том, что все может вернуться на круги своя. Раздутые штаты администрации, снижение эффективности управления, увеличение сроков передачи детей из больниц в дома ребенка...

Законодатели

С точки зрения краевых законодателей ситуация выглядит несколько иначе. В этом году начала работать региональная целевая программа по поддержке брошенных детей, на которую было выделено 22 млн рублей. За 8 месяцев текущего года медицинские учреждения использовали чуть больше половины этой суммы. Предсказать количество отказников невозможно, поэтому в некоторых районах края денег на ребятишек не хватило, в других же они остались не использованы. Планируется, что в ближайшее время средства будут перераспределены.

- Деньги из краевой программы идут на содержание ребятишек, питание, оплату работы нянечек, - комментирует проблему депутат Законодательного собрания Красноярского края, председатель комитета по здравоохранению, спорту и туризму Сергей Натаров. - Раньше ничего этого не было. За последнее время ситуация кардинально изменилась. Сейчас дети не находятся в больнице больше трех месяцев.

Но и три месяца, по мнению Сергея Васильевича, слишком большой срок.

- Проблема не в нехватке мест в доме ребенка, а в бюрократических проволочках. Документы на брошенных малышей оформляются слишком долго. Нужно изменять подход и порядок оформления бумаг, чтобы дети автоматически переходили в специализированные учреждения. Думаю, до конца этого года на уровне комитетов мы проработаем все моменты и проблема решится, - резюмировал Сергей Натаров.

Больница

В минувшую субботу мы побывали в 20-й больнице. Главный врач Владимир Фокин лично встречал нас на первом этаже. Мы поднялись в отделение, где лежат брошенные дети. Первое, что поразило, - это нетипичная тишина. Ни детского плача, ни громких разговоров.

- Это не камеры застекленные, - почти шепотом объясняет Владимир Александрович. - Это медицинские боксы. Они защищают от распространения инфекции. Нельзя, чтобы ребенок, у которого только развивается инфекция, и ребенок, который начинает выздоравливать, находились вместе.

В одном из таких боксов лежали отказники. Так получилось, что все семь маленьких пациентов, которых бросили родители, оказались вместе. Одного из них женщина в белом халате носила на руках. Кто-то мирно сопел в кроватке, кто-то молча лежал и иногда шевелил ручками и ножками. Почему-то ни один малыш не плакал.

При входе в бокс стоял шкаф, заполненный детскими пеленками, распашонками, чепчиками. Высокой стопкой, прикрытой белой простынкой, лежали памперсы. Дай Бог, чтобы чистота, забота и тишина здесь были всегда, а не только во время нашего прихода. Честно: было страшно смотреть этим детям в глаза. Страшно и стыдно. Они ведь еще ничего не понимают, в отличие от тебя... - Возраст ребятишек от 3 до 10 месяцев, - продолжал Владимир Фокин. - Дети находятся здесь, как правило, не больше 30 дней. Проблем с переводом практически не бывает. На днях мы отправим пятерых ребятишек в дом ребенка. Около 40 процентов малышей практически сразу попадают в семьи - их усыновляют или забирают ближайшие родственники. Дети задерживаются в больнице, только если им требуется лечение. Чего можно ждать от женщины, которая все 9 месяцев беременности пьет? А ведь чаще всего именно такие родители отказываются от своих чад. Бывает, женщину привозят в токсикологическое отделение в тяжелейшей алкогольной интоксикации, ее "откапывают" и тут же у нее начинается родовая деятельность...

***

Мы слегка успокоились. Написанное в Интернете на эмоциональной волне одной из красноярских мам не подтвердилось. Брошенными детьми в нашем крае занимаются, и занимаются достаточно серьезно. Но мы не можем быть совершенно спокойны. От начала подготовки этого материала до его появления на страницах "КК" прошел почти месяц. Месяц бесконечных звонков, согласований, ожиданий встреч и т. д. и т. п. А ведь мы взрослые люди, журналисты. Мы можем постоять за себя и добиться нужного результата. Что могут малыши, которым всего лишь несколько месяцев от роду? Кто защитит их от чиновников, делящих детское одеяло, пусть и в благих, как они считают, целях? "КК" услышал обещания о том, что в ситуации с домами ребенка разберутся. Мы обязательно проверим, насколько правдивы были эти слова.

"Живодёры"

("АиФ на Енисее", 10.10.2007)

Двое красноярцев пошли под суд за жестокое убийство собаки. Эти изверги два часа мучили животное, били молотком по голове. Содрали шкуру, вырезали глаза, а из мяса собаки приготовили закуску.

Всё это происходило на глазах детей. Судья приговорил каждого из мучителей к одному году лишения свободы... условно. И это практически единственный случай в крае, когда живодёры понесли хоть какое-то наказание.

Подкарауливают и стреляют

никто не ведёт точную статистику - сколько животных страдает от рук человека, - но даже известные, единичные случаи поражают своей жестокостью. В Северо-западном районе краевого центра нашли рядом с магазином 15 трупов птиц: оторванные головы, переломанные крылья, внутренности на асфальте... Кто-то целенаправленно стрелял по голубям и складывал их в аккуратную кучку. На глазах у жительницы Красноярска изнасиловали (!) её пса. И, как говорят в ГУВД края, это не единственный случай покушений такого рода.

- К нам регулярно приносят кошек и собак, которых били хозяева за непослушание, - рассказывает заведующая отделом лечебно-профилактических мероприятий городской ветеринарной клиники Татьяна Филиппова. - Наши хирурги "вытаскивают с того света" собак с ножевыми и пулевыми ранениями. Не нравится пёс человеку - подкарауливает и стреляет. Иногда, играя, дети привязывают резинки или верёвки к лапам и хвостам животных. А мы потом собачкам конечности ампутируем. Люди безответственно относятся к "братьям меньшим". Заводят, а потом забывают кормить. Выпускают одних на улицу, а после оттаскивают их трупы с проезжей части. Случайное убийство и вовсе не считается преступлением. Чаще всего водители даже не останавливаются, когда сбивают на полном ходу кошку или собаку. По животному проезжают ещё сотни машин. Через несколько часов на месте четвероногого друга остаётся только чёрное пятно на асфальте...

Ротвеллер из "концлагеря"

удивительно, но чаще всего помогают животным те, кто сами нуждаются в поддержке. Сердобольные одинокие старушки приносят домой бродячих котов. На скромную пенсию они сами не могут питаться нормально, и обрекают на голодное существование "усатых-полосатых". В некоторых красноярских квартирах живёт по 30 кошек, а у соседей по подъезду - скопище блох и тараканов. Несколько лет назад в ветклинику бомж прикатил на санках овчарку с пулевым ранением. Кто-то таким образом решил избавиться от породистого пса, а мужчина спас ему жизнь. Ветеринары по кусочкам собрали собачью челюсть. Бомж готов был отдать ей последний кусок хлеба, кормил с ложечки. А однажды умирающего бультерьера принёс на руках бродяжка, который сам с трудом выживал на улице. Он просил, во что бы то ни стало, вылечить собачку.

В мае этого года во двор городской ветеринарной лечебницы забрёл ротвеллер. Пёс был настолько истощён, что выглядел как узник собачьего концлагеря. Кожа обтягивала кости, на морде практически не осталось мышц - ходячий скелет. Специалисты клиники осмотрели животное и решили, что его уже не спасти. Ротвеллеру ввели повышенную дозу наркоза, чтобы усыпить. Похоронить хотели на следующий день. Но пёс выжил - через несколько дней пришёл к дому... собаковода (который много лет занимается именно ротвеллерами!). Новые хозяева до сих пор поражаются, как собака не потеряла доверия к людям и сама нашла тех, кто может помочь.

Заместитель начальника отдела дознания ГУВД Красноярского края Ольга Паращук:

- В нашей практике очень мало случаев, когда людей привлекали к ответственности за жестокое обращение с животными. В среднем в год возбуждается не более 13 дел. В этом году было 9. Хотя мы прекрасно понимаем, что гибнут животные от рук человека гораздо чаще. Но чтобы нам начать проверку, необходимо заявление от хозяина или свидетелей преступления, либо указание прокуратуры. По закону за издевательство над четвероногими или пернатыми могут присудить штраф или лишить свободы сроком на два года. Уголовная ответственность наступает только при условии, что над животным издевались с особой жестокостью, либо в присутствии детей.

Педофобия

(Александр Силаев, "Вечерний Красноярск" №39, 10.10.2007)

Государство радостно отчиталось: в демографии РФ наметился позитивный тренд. То есть рождаться стало больше, чем год назад, а умирать меньше. Тренд, он позитивный, но... тут же надо досказывать до конца. А ежели до конца, будет так: население России в первом полугодии 2007 года сократилось. Опять.

Значит, сначала цифры Росстата. Холодные как есть. В первом полугодии 2007 года в России родилось 753 тысячи детей, а умерло 1 миллион 60,2 тысячи человек. Раньше было хуже, да. За первое полугодие 2006 года - 715,4 тысячи детей и 1 миллион 130,7 тысячи умерших. Радоваться можно, но... осторожно. Предельно осторожно. Проводить банкет на фоне победы уж явно рано. Проблемы тут, как известно, две. Во-первых, смертность, как в Африке. Средний россиянин живет меньше 60 лет. Во-вторых, рождаемость, как в Европе. Говорить о них, видимо, следует по отдельности. Отложим до иного раза нашу "африканскую" строну - глянем на "европейскую". Как дошло до жизни такой? Еще раз - мы не одиноки. У нас все как у "белых людей". Что же такое у белых людей, что ситуацию с размножением можно назвать у них "педофобией"? Что ребенок - это не актив, а пассив в средней человеческой жизни? Куда ни кинь и куда ни плюнь - в среднем будет пассив? Социальный, экономический, экзистенциальный?

Как оно было

А какие стимулы к деторождению были раньше? В Древнем Риме, Киевской Руси, в XIX и даже XX веке? Можно, конечно, впасть в лирику человеколюбия, говорить о любви к детям и т. п., но работает тут отнюдь не лирика. В конце концов, чем вызвано, назовем его так: снижение российского спада? Президент пообещал народу немного денег, если народ будет плодиться, и пиар это отпиарил, не породив моду, но чуть-чуть сбив антимоду. Ну вот, чистая технология. А какие великие технологии были раньше? Прежде всего - смыслы, вложенные в культуру, смыслы как социальные технологии? Много можно насчитать, но вот четыре стимула завести ребенка в традиционном обществе или даже обществе модерна, назовем их: 1) "макрополитический", 2) "микрополитический", 3) "экономический", 4) "метафизический".

Пройдемся по ним. Первое - дети как коррелят социального статуса. Нет ребенка - не мужик. Ну и баба, конечно, уж точно не баба. Даже и не понять, кто это и зачем живет. У древних славян, чтобы сесть за мужчинский стол, парень должен был иметь сына, пока его нет - сам еще не мужчина. И нечто похожее для всех традиционных народов... Все равно что если бы сейчас был закон, запрещающий занимать государственные должности и выборные посты всем холостым-бездетным. А неписаное право - оно, как правило, еще жестче писаного.

Далее мы назвали - "микрополитическая причина". Жестко, но это работало: рожая детей, ты рожал себе если не рабов, то что-то похожее. Так, по римскому праву отец мог сына просто прибить - не особо объясняясь с миром насчет причин... Я тебя породил, я тебе и пришиб, все по понятиям, и вопросов ноль. Последний смерд мог почувствовав себя сувереном, просто наплодив себе кучу деток. И плодил. И чувствовал.

Вытекающий из этого стимул "экономический". Пенсионных фондов не было, пенсионными фондами были дети и внуки. Потомки - гарантированная сытая старость. "Дети и сейчас помогают родителям". Полноте. Хотят - помогают. Не хотят - на фиг шлют. Представьте себе пенсионный фонд, работающий по схожему принципу? А в традиционном обществе как-то колебаться не принято и личное мнение ничего не значит... Любое батино самодурство 100-процентно легитимно. Сказал старейшина крышу крыть, и все его пятнадцать внуков не возражают.

Наконец, "метафизика". Может, самое главное. Может, с этого стоило бы и начать. Индивид не считался вполне реальным. Он же умрет, а разве столь очевидно и наглядно смертное - подлинно и реально на самом деле? Реален Бог, реальна Империя и реален Род. А индивид живет эманациями этих реалий. Понятно, что деторождение здесь - даже не долг, а просто не-обходимость. Это не обойти. Чтобы род делился с тобой реальностью, ты должен состояться в роде, состояться его звеном. Обойти это не то что грех, а просто впадение в какую-то ирреальность... Смерть при жизни...

...и что осталось

Наиболее очевидно дал дуба "метафизический" стимул. Реален индивид, и только. Все остальное - отечество, фамилии, семьи - подернуто ныне дымкой бредовой ирреальности. Не работает и "политика". И фамильная "сберкасса". С точки зрения карьеры и статуса, деторождение скорее пассив, особенно маме. И никакого суверена в отдельно взятом доме более нет. Ребенок требует и берет, а когда он становится способен давать, то... уходит и шлет приветы из своего далека. Но ведь кто-то все же рождается? Многие просто еще не поняли, что... базовые причины умерли. Как там было у Ницше: "Бог умер, но вы еще об этом не знаете?" Ну вот. Сначала о том, что детей рожать более не обязательно, узнали в Калифорнии и Баварии, а потом уж где-то в средней полосе России. Но когда узнали, то уж узнали. Многие еще, впрочем, еще по инерции: "так принято", "все как у людей" - так уже не принято, уже нет этих "людей". Любая инерция иссякает.

Остаются, назовем их, стимулы-факультативы. Та же бескорыстная любовь к детям, она таки есть, но ей подвержен далеко не всякий. Еще такая вот штука есть - "я-то помру, но после меня останется". Облегченный вариант былой метафизики. Подтверждение того, что ты есть, что ты был, - в переносе ставки. "У нас-то ладно, зато у детей получится". Те, в свою очередь, могут повторить операцию, и это тоже такая механика. Эдакое толкание на поколение вперед непонятного смысла жизни. Еще можно учудить ребенка в виде эксперимента. Почему бы и нет. Еще могут быть "обстоятельства". Когда ребенок - инструмент и элемент в отношениях, которые вовсе не про него. А можно отчего-то решиться, а далее по инерции... "Не выбрасывать же". Все это - факультативы. Не сильнее в масштабе социума, чем стимулы завести собаку. Собак заводят, но далеко не все. Так и тут.

"Откуда у православной церкви деньги?"

("Красноярский комсомолец", 10.10.2007)

Случайно я нашла на полке тоненькую книжечку под названием "Материнская молитва". Обычная брошюрка московского издания. А вот в конце книжки были размещены любопытные объявления: "продажа (в т. ч. б/у), наладка и установка компьютерной техники и программного обеспечения. Спрашивать о. Андрея", "шьем церковные облачения", "перевозки пассажиров и грузов по Москве и области (недорого)". Вроде бы ничего особенного - отец Андрей устанавливает компьютеры; сами понимаете, зарплаты священнику не хватает, а семью надобно кормить. Какая-то мастерская при храме шьет церковные облачения - люди трудятся, им тоже кушать хочется. Впрочем, дело не в личном заработке священника или мастерской. Это всего лишь повод поразмышлять о доходах и расходах Русской православной церкви.

"Скандальчик"

Тому, кто задается вопросом, как РПЦ распределяет свои доходы, сразу напомнят про Иудушку Искариота. Ведь по Евангелию, Иуда тоже вроде как заботился о нищих, предлагая продать драгоценное миро, а деньги раздать всем нуждающимся. Но рассуждал он так потому, что носил при себе денежный мешок, из которого незаметно таскал динарии, пожертвованные верующими. Журналистов, которые пытаются понять церковную экономику, по аналогии называют ворами. Меня после выступления на интернет-форуме диакона Андрея Кураева вообще сравнили с кислотой, которая разъедает светлые представления о православной церкви. "Уважаемая Ольга! - пишет мне Елена Зубенко. - У нас священник работает на стройке рабочим, а по праздникам и воскресеньям службу служит в чужом (католическом) храме. Да и ездить приходится до храма 100 км! Жить-то, выживать-то ему надо! А прихожан в обычные воскресенья по 20-30 человек, в праздники максимум 100..."

"Как я понял, тема не о частной работе священников, а о коммерческой деятельности Церкви, - рассуждает Виктор Судариков. - Повод для скандальчика... Не хочешь жить праведно сам - измажь грязью того, кто хочет. Или я не прав?"

Несгораемый свечной ящик

Несколько раз в неделю верующие одного из красноярских приходов приносят отцу Владимиру Савельеву (священник просил не называть его настоящего имени) дары: выпечку, овощи, яйца и сладкое. Отец Владимир с благодарностью протягивает прихожанке бабе Гале руку для поцелуя и тихим голосом интересуется: не подлатала ли она его старую рясу. Именно так "крутится" многодетный отец Владимир с зарплатой в 6000 рублей.

- Везде нужны деньги, - кручинится он. - Церковь показывают по телевизору, она выглядит красивой и богатой, а на самом деле внутренние экономические рычаги не действуют. Приходится выкручиваться. Священника хотят сделать коммерсантом. Он попросту превращается в администратора и теряет пасторскую способность. Вот это плохо.

Отец Владимир Савельев вспоминает, как зимой, получив квитанцию от "Энергосбыта", обивал пороги чиновников, чтобы в храме не отключали свет, пока он собирает с миру по копейке. Хотя в кафедральном соборе Покрова Пресвятой Богородицы - Савельев знает не понаслышке - проблем с оплатой коммунальных платежей нет. Ведь человек, не являющийся постоянным прихожанином, будет, к примеру, венчаться в центре города, а не в приходе, стоящем на отшибе.

- Время от времени существующая в церковной среде конкурентная борьба может принимать довольно эксцентричные формы, - приводит факты Михаил Эдельштейн. - Известны, например, случаи потасовок между представителями различных храмов и монастырей Ивановской епархии, боровшихся за более выгодные места для сбора пожертвований в районе центрального рынка. Главный источник доходов РПЦ, считает автор книги "Экономическая деятельность Русской православной церкви и ее теневая составляющая" Михаил Эдельштейн, - свечи и требы (пожертвования за крещение, отпевание и пр.). Однако информацию о "казне" патриархат и епархии хранят за семью печатями.

- С одной стороны Церковь - организация духовная, - согласен с Эдельштейном кандидат исторических наук, доцент СФУ Анатолий Ильин. - Но если она оказывает платные услуги населению, то должна по полной катушке платить налоги, как любая коммерческая организация. Вот и говорят, что таинства - вещь совершенно бесплатная. Потому что добровольные пожертвования, которые законодательно вроде не облагаются налогами, проследить невозможно.

Доход

По неофициальным данным, сельская церковь за год в среднем зарабатывает около 1000-1500 долларов - это чистый доход от пожертвований и продажи свечей. В областных центрах ситуация чуть лучше: в год церковь приносит 2500-3000 долларов прибыли. Доход кафедральных соборов в мегаполисах может составлять от 40 000 до 90 000 американских рублей. Часть этих денег тратится на семинарии и благотворительные столовые.

- Есть патриарх, в ведомстве которого находится вся юрисдикция РПЦ, - объясняет помощник секретаря Красноярского епархиального управления протоиерей Иоанн Боев. - Есть епархии. Каждая епархия имеет своего архиерея. Есть церковный завод "Софрино", который снабжает церковной утварью всю РПЦ и помогает по возможности развитию западных православных приходов.

Но если расходы в бухгалтерских документах официально фиксируются, то доходы оседают в "черной" и "белой" кассе.

- У Церкви есть льготы, - с расстановкой говорит отец Иоанн. - Хороший выход - ставить счетчики и платить за воду по 500 рублей. У нас же не сауна. Так же и со светом. Мы включаем его три раза за всю службу, которая идет максимум два часа. Когда я был настоятелем храма Рождества Христова, в месяц мы отдавали 500 рублей за холодную воду и около 2000-3000 рублей за свет. Это не так много, как кажется. Но если настоятель не справляется, он старается сформировать у прихода попечительский совет. В него входят достойные люди того или иного района, которые принимают участие в оплате коммунальных платежей.

Приходу отца Владимира спонсорской помощи хватило лишь на пластиковые окна.

- Раз на раз не приходится, - стучит по столу пальцами Савельев.

Его церковь, как и остальные храмы, на "самоокупаемости": будут пожертвования - будет пища.

Крещение по цене отпевания

В 2004 году Патриарх Всея Руси Алексий II вдруг заявил об "усиливающейся коммерциализации многих сторон приходской жизни" и о "материальной заинтересованности", которая "все чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая собой все живое и духовное". Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам, торгуют "церковными услугами"". К тому же глава РПЦ заговорил о том, что деятельность священников "не должна быть назойливым вымогательством денег" и потому совершение любых таинств должно стать бесплатным. С тех пор прошло три года, но прейскуранты на требы по-прежнему висят во многих красноярских храмах.

- Церковные таинства, как правило, не регламентируются какими-то цифрами, - рассказывает отец Иоанн. - Как человек посчитает нужным, так и поступает. Если он понимает, что крещение в его жизни - это таинство, которое совершается всего один раз и позволяет человеку стать членом земной и небесной Церкви, то какая должна быть сумма за крещение? К нам приходят и спрашивают: "Сколько стоит отпевание?" Я отвечаю: "500 рублей". "О! Дорого!" - возмущаются люди. Тогда я спрашиваю: "Сколько ящиков водочки вы купили?" "Ящиков десять прикупили", - говорят мне. Нормально?!

Стремление священников, особенно священников нищих приходов, защитить прейскурант на таинства легко объяснимо: необходима оплата выступлений того же хора, закупка икон, свеч, церковной утвари. Впрочем, Михаилу Эдельштейну известны случаи, когда священники запрещали своим прихожанам приходить на службу со свечами, купленными за пределами храма.

- Вы что? - изумляется отец Владимир Савельев. - За крещение не нужно платить. Ну невозможно купить "благодарственный дух" за деньги. И молитву нельзя купить. У нас есть жертвенный ящик. Если хотите, то пожертвуйте на храм. Не хотите - не жертвуйте. В некоторых храмах написана цена за освящение квартиры. Даже такое встречается. Но я надеюсь, что это переходный этап. Раньше, еще до коммунистов, в храмах не существовало цен. К примеру, Троице-Сергиева лавра. В ней даже свечки не продаются. Можно брать сколько угодно. Но это может себе позволить только очень обеспеченный храм - туда приезжают со всей России. Установка цен началась с коммунистов, решивших проследить за доходами церкви, для того чтобы легче было считать "деньги попов". И система прочно вошла в церковную структуру. Власть сменилась, но, увы, все осталось по-прежнему.

Кандидат исторических наук СФУ Анатолий Ильин считает, что болевая точка православной церкви - взимающиеся деньги за таинства, которые должны быть бесплатными, и проводит аналогию с проблемами высшего образования: "Формально соблюдаются какие-то бюджетные места, но при этом их становится все меньше и меньше. Я думаю, что и православная церковь находится на перепутье. Но с другой стороны, мы видим волну возрождения православия на Руси. Буквально за десять с небольшим лет в Красноярском крае вместо восьми храмов построили больше ста приходов. Несколько лет назад я был на открытии Свято-Крестовоздвиженского собора в Лесосибирске - великолепного большого храма. Там собрались люди из Москвы, из края, замгубернаторы присутствовали. И, конечно же, одним из первых и любимых гостей был директор местного лесного комбината. Потому что храм выстроен на деньги этого комбината. На открытие пригласили всех людей, которые работали на строительстве этого храма. Там был простой народ - маляры, каменщики, плотники. Причем некоторые из них были первый раз в церкви".

С "софринской" помощью

В России, странах СНГ и Прибалтике насчитывается 27393 прихода. По словам Эдельштейна, общий ежегодный доход РПЦ равен примерно 26-30 миллионам долларов. Эту сумму патриарх Алексий II никогда не озвучит. Наоборот, из его доклада на Архиерейском соборе в 2004 году (единственные опубликованные сведения) следует, что за три года (с 2000 по 2003-й) взносы епархиальных управлений на общецерковные нужды составили всего 6 процентов. При этом одни только московские храмы дают раз в пять-шесть больше.

Художественно-производственное предприятие "Софрино" обслуживает не только российские приходы, но и западные. Годовой оборот предприятия в 1997 году, согласно сообщению патриарха, составил около 24 (!) миллионов долларов.

- Для красноярских церквей регулярно закупается утварь в "Софрино", - рассказывает отец Иоанн Боев. - Покупают состоятельные люди, которые входят в попечительский совет.

Помогать церкви сегодня модно. Православный спонсор - это предприниматель, который, проезжая мимо церкви в своем районе, иногда жертвует на ремонт или пластиковые окна. Самый модный способ жертвования - строительство часовенки, обязательно с табличкой "построена на пожертвования Петра Петровича Петрова". Менее прославляющий способ - покупка в "Софрино" утвари: монашеская мантия у монополиста на рынке религиозной продукции стоит 6010 рублей, архиерейская мантия - 24520 рублей, кадило - от 2200 до 4100 рублей, подставка под икону - от 85000 до 169800 рублей. Отец Владимир таких денег отродясь в руках не держал.

- Почему-то человек не задумывается, покупая костюм от Versace, что он дорогой, - обиженно произносит протоиерей Иоанн Боев. - А когда дело касается того, что является основой в жизни человека... Дайте ребенку вместо совочка бриллиант в платине - он просто его бросит. Так же человек верующий: он не живет для того чтобы есть, а ест для того чтобы жить. Для чего жить? Служить Богу и Отечеству! Потому все самое дорогое, что есть на земле, верующий несет в храм.

В приход отца Владимира Савельева верующие тоже несут все "самое дорогое": еду, одежду для его малышей и часть пенсии. "Рясу мне латает или шьет баба Галя, - показывает на одеяние отец Владимир. - Потому что облачения и утварь из "Софрино" нам не по карману. Да и качество страдает: одеяние через полгода разваливается, а икону окропишь - она тут же от воды сморщивается. Несмотря на качество продукции, в этом году "Софрино" увеличило производство церковной утвари. Чем несказанно обрадовало РПЦ, которая озабочена поиском новых источников дохода. Вся надежда на возвращение в собственность церковных земель.

- Указ дан, документ передачи земли есть. Пора все-таки восстановить историческую справедливость, - ратует отец Иоанн Боев. Если государство отдаст земли, Церковь планирует заняться строительством. Тем более что опыт в бизнесе у нее уже есть - Костромская епархия, до недавнего времени экспортирующая минеральную воду "Святой источник", продала благословленную патриархом компанию холдингу Nestle Waters Group. Вот только стоимость сделки священнослужители до сих пор держат в секрете.

"Браконьерство разрешаю" (Галина Эйснер, "Вечерний Красноярск" №39, 10.10.2007)

Который год бывшие инспекторы Канской межрайонной инспекции рыбоохраны пытаются добиться справедливости. Они доказывают, что такие люди, как их начальник, а ныне и. о. начальника Россельхознадзора восточного куста Петр Глушков, наносят огромный вред государству, природе. Используют свою должность для того, чтобы плотнее набить собственный карман.

В редакцию "ВК" они обратились с письмом, в котором изложили факты злоупотреблений, допущенных Глушковым. До этого неоднократно писали в городскую прессу, в Канскую налоговую полицию, в УНПГУВД Красноярского края, непосредственному руководителю Глушкова - Агапову. А также в Генеральную прокуратуру и в региональное управление ФСБ по Красноярскому краю.

Бардак в рыбьих "яслях"

В ответ Петр Михайлович называет бывших коллег завистливыми "доброжелателями". Обратившиеся в редакцию Сергей Абалаков, Владимир Буторин, Петр Чеверс, Владимир Елизаров, Александр Старовойтов, Геннадий Прутовых и другие работали под его руководством на разных должностях несколько лет. Госинспекторы, мотористы с правами госинспектора, водители - у всех стаж работы в природоохране больше 10 лет. Сергей Абалаков и вовсе отдал защите и охране этих мест всю жизнь. Они хорошо знают, каков Петр Глушков в деле.

До реорганизации 2005 года, когда в управлении Россельхознадзора были объединены рыбная инспекция и госохотнадзор, тот руководил Канской межрайонной рыбинспекцией. В обязанности госинспекторов входил контроль за соблюдением Правил рыболовства на подведомственных канской инспекции реках. Важнейшая из них - нерестовая река Агул (Ирбейский район) с притоками. В 87-м здесь был образован заказник "Тайбинский" в более чем 60 тыс. га. Его организовали с целью охраны и воспроизводства охотничье-промысловых видов животных, сохранения и восстановления численности редких и исчезающих видов зверей и птиц, а также охраны мест их обитания. Места здесь уникальные. Сюда приходит на нерестилище и зимовку ленок, хариус и краснокнижный таймень. До устья реки Телегаш рыбалка и охота на Агуле запрещена в любое время, независимо от сезона. Но с 99-го года, когда главным рыбинспектором стал Петр Глушков, здесь рыбачат и охотятся круглый год. Применяя варварские приспособления и оружие: карабины, автоматы, сплавные сети (в том числе и с маленькой ячеей), электрошок! А ведь чтобы таймень достиг половой зрелости - необходимо 8-10 лет!

- На Агуле, в зоне заказника - "детские ясли", в которых появляется и растет рыбья молодь, - рассказывает Владимир Буторин, начальник Канского межрайонного отдела по воспроизводству водных биологических ресурсов и организации рыболовства, ихтиолог по образованию. - Агул снабжает рыбьим поголовьем все реки Ирбейского, Абанского, Канского, Рыбинского, Саянского и других районов. Ведь после строительства плотины в Зеленогорске рыба с Енисея сюда не заходит. И если воспроизводство будет подорвано, что происходит сейчас самым варварским способом, случится катастрофа. Реки останутся без рыбы.

Несговорчивые инспекторы

Как только Петр Глушков заступил в должность главного рыбинспектора, все почувствовали: на природу ему наплевать. Попасть к нему в кабинет вернувшиеся с рейда инспекторы не могли. Чтобы отдать и зарегистрировать составленные на нарушителей протоколы, приходилось подолгу ждать в коридоре. В кабинете же все время толклись люди с кожаными дипломатами. На реке появились личности с незаконными разрешениями на рыбную ловлю, подписанные Глушковым. В некоторых стояла только его подпись и печать. Не указано ни место, ни способ лова (копии этих записок есть в редакции). По словам Петра Чеверса, однажды у одного из застуканных на Агуле во время нереста он забрал сети и оштрафовал. В тот же день браконьеры получили от Глушкова сети назад. А сотруднику он приказал не совать нос куда не следует. С неуступчивостью инспекторов начальник рыбоохраны боролся долго. Его правила игры они принимать отказывались. И как могли выступали против такого использования Агула. Обращались с письменными заявлениями во всевозможные инстанции. Кого только они не ловили за незаконную рыбалку! Сколько сетей и резиновых лодок изъяли у предпринимателей, чиновников и депутатов! Глушков привечал и своих, канских, и красноярцев.

- Сколько раз было: задерживаешь такого деятеля, протокол составляешь, а он по спутниковому Глушкову начинает звонить: "В чем дело, ты с нас деньги за рыбалку взял, а нас тут какой-то инспектор тормозит!" - рассказывает Сергей Абалаков, много лет проработавший егерем в лесничестве и госинспектором рыбоохраны. Заказник он исходил вдоль и поперек. Говоря о том, во что ныне превратился Агул, не сдерживает возмущения. По его словам, один из нынешних сотрудников Россельхознадзора, подчиненный Глушкова, работавший в те годы инспектором, просил передать шефу пакет с 10 тысячами. Так рассчитались бизнесмены с Глушковым за разрешение на браконьерство. Чтобы инспекторы не мешали его делам на реке, начальник посадил их на ГСМ-диету. Выдавая на рейд по 20 литров АИ-80.

- Как можно в рейд идти с такими крохами? Но списывать заставлял по 60-80 литров АИ-93! -вспоминает Владимир Елизаров. А Петр Чеверс добавляет, что после нескольких выступлений Глушков вообще приказал не выдавать ему бензин. Просидев в инспекции без работы несколько месяцев, он уволился.

Рыбоинспектор, по совместительству -строитель

- Как такой человек может занимать ответственную должность? Ведь ему лишь бы нагреться!- возмущается Геннадий Прутовых, также бывший сотрудник рыбоохраны, до этого работавший в милиции.

На счету Петра Глушкова не только сдача нерестового Агула в браконьерскую аренду. По словам его бывших коллег, он неоднократно присваивал служебную технику: жигулевский двигатель, новый снегоход "Буран". В 2005 году, без актов списания и передачи, исчез автомобиль ГАЗ-66. Машина была закреплена за водителем Старовойтовым, но он в это время работал на личном МАЗе Глушкова, на строительстве здания. Здесь сейчас располагается коммерческий банк. А строил его Петр Глушков. Невероятная история произошла и с новой лодкой "Обь-3". В 2002 году канская инспекция получила ее для того, чтобы переоборудовать старый катер "Крым". Для этого приобрели также двигатель и другие запчасти. После ремонта катер приняли на баланс управления "Енисейрыбвод" и закрепили за группой госинспектора Кирюхина. Рассказывают, что ни в один рейд он не вышел трезвым. На следующий год этот инспектор продал служебный катер в Зеленогорск. Как он хвастал своим коллегам, за 140 тысяч рублей, на которые приобрел ВАЗ-21099. Уже после того, как был продан катер и исчез "газик", несколько лет на них списывался бензин!

Без диплома, но с недвижимостью

Петр Глушков, занимая должность начальника инспекции рыбоохраны со скромным окладом, на жизнь не жаловался. В недвижимости у него особняк в пригородной зоне Канска. По словам Сергея Абалакова, имеются две квартиры в Красноярске и автостоянка в микрорайоне Северный. В Канске поговаривают и о домике в Сочи.

В последнее время Петр Глушков занят судебными разборками. В отношении его возбуждено уголовное дело по ст. 327, ч. 3 - "Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград и т. д.". Дело в мировом суде Красноярска оказалось в результате проверки краевой прокуратуры. У людей в погонах возникли сомнения в подлинности диплома Глушкова, якобы выданного ему в 99-м КрасГАСА.

Согласно федеральному закону "О государственной службе", руководители должны иметь профильное высшее образование. Из-за отсутствия соответствующего образования в ходе реорганизации 2005 года были сокращены неугодные Глушкову сотрудники. Кандидат на должность начальника проводит не больше трех месяцев с приставкой "и. о.". Петр Глушков в этой роли уже 10-й месяц. Если судом будет подтверждено, что диплом куплен, это будет означать, что должность он занимает незаконно. В кулуарах суда свидетель, начальник отдела кадров, от комментариев отказалась:

- Я Петра Михайловича на работу не оформляла, устроилась позже. По факту подлинности диплома идет служебная проверка. Заседание, на котором я побывала, длилось 5 минут! Петр Михайлович всего лишь заявил ходатайство о переносе слушания в связи со сменой адвоката.

Правда восторжествует? Петр Глушков в оправдательном вердикте не сомневается.

- Все расскажу после решения суда. Узнаете много интересного, - пообещал он.

- А диплом все-таки поддельный? - На что Глушков только хмыкнул и заверил, что нет, подлинный. Но назвать кого-то из своих бывших однокурсников (а ведь это самый простой способ восстановить свое честное имя) отказался. Или не смог.

"Центральный рынок рухнет?"

(Татьяна Антипьева, "Вечерний Красноярск" №39, 10.10.2007)

Скандал вокруг передачи в собственность здания Центрального рынка Красноярска незнакомой горожанам компании "Байкал-Ресурс-Финанс" не утихает. С победителем аукциона судится директор ООО "Рынок" Владимир Скворцов, и точку в этом деле, похоже, ставить рано.

До спора хозяйствующих субъектов нам, по большому счету, дела нет. Победит, надеемся, тот, кто прав. Но вся эта шумиха очень невыгодна, а точнее, даже опасна для простых жителей. Каждый день десятки из них приходят в необычное здание под куполом на работу, а сотни других - за покупками.

А уникальная конструкция рынка таит немалую опасность.

Здание было построено еще в середине 60-х годов. В то время во всей стране шел бум активного освоения современных строительных технологий и планировочных решений. Торговый комплекс в русле реки Качи - дитя прорывных идей советских проектировщиков. "В 60-е годы в СССР был бум покорения пространства, - рассказывает Михаил Сашко, технический директор ОАО "Научно-технический прогресс". - Тогда внедрялось все, что только можно было внедрить: тонкостенные оболочки, вантовые конструкции... Последние и были использованы при возведении рынка. Ванты протянуты от вершины купола к самой широкой его части, где смонтировано монолитное железобетонное кольцо. На вантовых тросах, в свою очередь, закреплены железобетонные покрытия. Сооружение уникально, и срок его службы, по нормативам, - более ста лет".

В те времена действительно строили на века. Но здание - как человек, приводит сравнение Михаил Сашко. Как людям необходимо периодически проходить медицинские обследования, так и уникальные здания нуждаются в регулярном профессиональном контроле. Так, по нормативам, раз в 35 лет в уникальных сооружениях должны проводиться инструментальные исследования. "Во-первых, нужно определить, не изменилась ли толщина несущих вантовых конструкций, не появилась ли на них коррозия, - указывает технический директор ОАО "Научно-технический прогресс". - Во-вторых, важно тщательно осмотреть места крепления железобетонных плит, то, как они уложены и передают нагрузку, нет ли здесь каких-то дефектов. В-третьих, надо удостовериться, что в результате эксплуатации не появился перегруз на какую-то одну часть купола, что кровля не стала тяжелее допустимой нормы. Также специалисты должны оценить, не изменились ли сейсмические условия и снеговая нагрузка. Требуется и вскрытие конструктивных узлов для внимательного обследования. Такой полномасштабной проверки здания Центрального рынка до сих пор никто не проводил".

Между тем с 64-го года, когда рынок был сдан в эксплуатацию, прошло уже 43 года! Выходит, инструментальное исследование должно было быть проведено еще 8 лет назад!

За 40 с лишним лет зданию рынка пришлось перенести немало испытаний. Торговый комплекс расположен в русле реки Качи, и весной его постоянно подтапливает. В последний раз стихия испытала сооружение на прочность в 2001 году. Тогда перед паводком администрация рынка предприняла решительные меры. Рабочие в течение суток на 73 машинах насыпали перед рынком песок и гравий. Но наутро большая волна враз снесла все насыпи. Вода в подвальных помещениях поднялась до верхних ступенек, рискуя залить пол первого этажа. Конечно, такие испытания не лучшим образом влияют на конструкцию.

В середине 90-х крышу рынка ремонтировали, и строители подвесили к самому верху большого бетонного столба веревку с грузом. Один из предпринимателей, работавших в здании рынка в те годы, рассказал корреспонденту "ВК", что это приспособление сделало очевидным опасный факт: центральная колонна, соединяющая купол с полом, отклонилась более чем на десять градусов. Правда, по словам специалистов, нагрузка на этот столб не настолько существенна, чтобы из-за подобного отклонения паниковать. "Купол Центрального рынка держится на вантовых тросах. Если хоть один из них лопнет, все здание обрушится. На столб же нагрузка небольшая", - сообщил Александр Гассан, начальник отдела по государственному строительному надзору Енисейского межрегионального территориального управления технологического и экологического надзора, участвовавший в проверке надежности рынка в прошлом году. По оценке Александра Гассана, сделанной визуально, конструкция здания находится в удовлетворительном состоянии и явных угроз безопасности горожан нет. Однако и Александр Владимирович сослался на условность такого вывода. "Более тщательной проверки надежности вантовых конструкций никто не проводил, хотя сделать это необходимо", - высказал мнение он. Исследовали здание рынка на предмет надежности и немного раньше - в том же 2006 году. Аккурат накануне аукциона специалисты тогда еще Красноярской архитектурно-строительной академии визуально оценили сохранность конструкции и пришли к выводу, что ее состояние удовлетворительное, - рассказал Валерий Войнов, преподаватель КрасГАСА, участвовавший в осмотре. Но и он отметил, что дать окончательную оценку, на самом ли деле рынок безопасен, нельзя без инструментального исследования. Между тем суды между прежним управляющим Владимиром Скворцовым и новым собственником продолжаются. По последней информации, которую сообщила Ирина Гаврильчик, адвокат компании "Байкал-Ресурс-Финанс", выкупившей Центральный рынок на аукционе, Арбитражный суд Красноярска подтвердил правомочность торгов. "Зданию требуется ремонт, и собственник об этом знает, - отметила Ирина. - Там полы провалены, необходима их замена. Также нужно менять все инженерные сети, так как срок их службы давно истек. Необходимо усиление купольной конструкции. Но пока что-либо сделать невозможно, так как нового собственника не пускают в здание".

Впрочем, о своей готовности провести все необходимые исследования и реконструкцию корреспонденту "ВК" заявил и нынешний директор рынка, Владимир Скворцов.

Такая ситуация безвременья опасна прежде всего для торговцев - работников рынка и его посетителей. Пока суд да дело, исследованием конструкции заниматься никто не будет. Когда же вопрос с собственником решится, как бы новый или старый владельцы не забыли о данных легко обещаниях. Но монета, стоящая на кону, слишком велика: жизнь и здоровье нескольких сотен горожан, каждый день как ни в чем не бывало приходящих на Центральный рынок.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.