Почему ФБР дало противоречивое заключение по смерти Жваниа: Фильм журналиста Вахтанга Комахидзе "Без пули"

Тбилиси, 9 октября 2007, 12:56 — REGNUM  Дело об убийстве премьер-министра Грузии Зураба Жваниа сфальсифицировано правоохранительными органами. Таково мнение автора и режиссера документального фильма "Без пули", касающегося обстоятельств смерти Жваниа - независимого журналиста, главы студии "Репортер" Вахтанга Комахидзе. Он считает, что собранные им материалы, которые легли в основу фильма приводят именно к такому выводу.

Сорокаминутный фильм, премьера которого состоялась на днях, вызвал в грузинском обществе большой резонанс. В фильме указывается на противоречивые показания охранников Зураба Жваниа, подмену следствием ряда материалов, а также на несоответствия, содержащиеся в заключении экспертизы ФБР относительно обстоятельств смерти Жваниа и его соратника по партии Рауля Усубова. При этом, по мнению независимого германского эксперта - токсиколога Френка Баумана, проанализировавшего материалы экспертизы ФБР по просьбе автора фильма, заключение экспертизы ФБР было составлено именно таким образом, возможно, неслучайно - для того, чтобы эти несоответствия "бросались в глаза". Согласно информации Генпрокуратуры Грузии, в период с 3-х до 5-и часов утра 3 февраля 2005 года тела премьер-министра Грузии Зураба Жваниа и заместителя губернатора региона Квемо Картли Рауля Усубова нашли на конспиративной квартире в Тбилиси, на улице Сабурталинской (Сабурталинский район). Официальная версия причины их смерти - несчастный случай - отравление угарным газом вследствие неправильно установленного газового обогревателя марки "Никала". Однако автор фильма подвергает сомнению то, что Жваниа и Усубов умерли именно на той квартире, где их обнаружили, что умерли они от угара CO, и что смерть их была случайной.

По версии Генеральной прокуратуры Грузии, около 23:30 часов 2 февраля премьер-министр вышел из квартиры своей матери на улице Шартава (тот же Сабурталинский район) и сел в одну из машин эскорта. Чуть дальше - на улице Готуа, его ждал в машине один из его охранников - Михаил Дзадзамиа. По заранее согласованному плану эскорт совершил ложный маневр и направился в сторону Цкнети (за пределы столицы), а Зураб Жваниа пересел в машину Михила Дзадзамиа и поехал с ним на конспиративную квартиру в корпусе №53 на улице Сабурталинской, где у него была назначена встреча с Раулем Усубовым. По дороге они остановились у супермаркета, где Дзадзамиа купил коньяк, сок, колбасу, хлеб и сигареты. Их машина подъехала к углу корпуса № 53 в 23 часа 52 минуты, и Дзадзамиа по поручению премьер-министра позвонил Усубову на мобильный телефон. Тот ответил, что находится уже почти у места, после чего Жваниа и Дзадзамиа заехали во двор и поднялись в квартиру. Дзадзамиа проводил премьера в дом, зажег свет, газовый и электрический обогреватели, разложил продукты. Вскоре в дверь постучал Усубов. Дзадзамиа решил покинуть квартиру и сказал премьер-министру, что будет ждать его cнаружи - в машине. Зураб Жваниа, однако, категорически приказал ему уехать, сказав, что часам к 3-м утра сам ему позвонит. По версии прокуратуры, после того, как Дзадзамиа вышел из квартиры, он еще раз позвонил Усубову и попросил предупредить его о том, когда они соберутся покинуть квартиру, за 15 минут до выхода. После этого Дзадзамиа сначала пошел в ресторан "Москва", затем, с друзьями, в бильярдную. По данным Генпрокуратуры, с момента отъезда Жваниа с улицы Шартава до 1:20 ночи на его мобильный телефон было сделано 13 телефонных звонков (есть соответствующие распечатки), и по показаниям всех этих абонентов во время разговоров с премьер-министром ничего подозрительного они не заметили. Дзадзамиа вернулся к конспиративной квартире примерно в 2 часа ночи, и увидел через окно, что в комнате был включен телевизор. У него садился мобильный телефон, и он поехал заправлять его сначала на расположенную вблизи автостоянку, а затем домой - на проспект Важа Пшавела (Сабурталинский район). После того, как он снова вернулся, он несколько раз позвонил премьер-министру, но тот не отвечал. Дзадзамиа подумал, что Зураб Жваниа не хочет отвечать, и стал патрулировать территорию у корпуса. Около 3:20 утра он подошел к двери квартиры и еще раз позвонил по телефону. За дверью послышался звонок мобильного, однако трубку никто не брал. Он испугался создавшейся ситуации и разбил одно из окон квартиры, через которое увидел сидевшего в кресле Зураба Жваниа, находившегося в бессознательном состоянии и не реагировавшего на шум. В 3:34 Дзадзамиа позвонил начальнику охраны премьер-министра Кобе Харшиладзе, который приехал на место происшествия около 4 часов утра. Он влез в комнату через открытую ранее решетку и обнаружил Жваниа и Усубова уже мертвыми.

В 8 часов утра министр внутренних дел Грузии Иванэ Мерабишвили сделал заявление о смерти премьер-министра Грузии и заместителя губернатора Квемо Картли. По заключению судмедэкспертизы, они отравились моноксидом углерода или, что то же самое, угарным газом (CO). Для помощи грузинской стороне в изучении дела в Грузию прибыли эксперты лаборатории ФБР. А 1 апреля 2005 года ФБР опубликовало экспертное заключение, в котором говорилось, что предварительные выводы правоохранительных органов Грузии подтвердились. Несмотря на этот вывод, дело по гибели Зураба Жваниа пока официально не закрыто, а большая часть населения страны на официальную версию его смерти смотрит скептически. Автор фильма отмечает, что вскоре после смерти премьер-министра парламент страны утвердил изменения в законодательстве, которыми были упразднены процессуальные сроки уголовного производства, и из-за которых материалы по делу о смерти Зураба Жваниа стали официально недоступны. Однако ему все же удалось получить доступ к некоторым из них.

Согласно материалам фильма, объявление о сдаче в наем двухкомнатной квартиры на улице Сабурталинской 53 впервые было опубликовано в газете "Ситква да Сакме" ("Слово и дело") 6 декабря 2004 года: "сдается 2-х комнатная квартира с лоджией, телефоном, железными жалюзи, серной водой, отоплением, цена $350". Квартиру сдавала некая Эка Кикиани. В единственном интервью Эки Кикиани, опубликованном в газете "Асавал-Дасавали", она рассказала, что в тот же день, когда было опубликовано ее объявление в "Ситква да сакме" - 6 декабря, квартиру у нее снял представитель охраны Зураба Жваниа Михаил Дзадзамиа, который на следующий день принес деньги, после чего она переселилась к родителям. Между тем, 8 декабря в "Ситква да сакме" было опубликовано второе объявление о сдаче в наем той же квартиры, однако с бросающимся в глаза отличием - было указано, что квартира отапливалась газовым обогревателем "Никала" - тем самым, жертвой которого в последующем, по официальной версии, стал премьер-министр. Интересен и тот факт, что через несколько часов после смерти Зураба Жваниа прибывшие на место происшествия специалисты компании "Тбилгаз" по итогам осмотра "Никалы" заявили, что штукатурка вокруг нее еще не была высохшей. Это означало то, что обогреватель был монтирован в стену совсем недавно. "Это недавно установленный дымоход, вокруг даже пока не высохший, наверное, привели мастера и установили - очень новый, 1- 2 дня как установили", - заявили представители "Тбилгаза". Однако то, почему во втором объявлении была упомянута "Никала", и когда был произведен ее монтаж, предметом изучения следствия так и не стало.

Так же, как следствие не стало анализировать и спорные нюансы показаний охраны Зураба Жваниа. Согласно более ранним показаниям охранника Михаила Дзадзамиа, по пути с улицы Шартава на улицу Сабурталинскую, примерно в 23:30, они с премьер-министром купили еду и напитки в супермаркете на площади Саакадзе, согласно более поздним - на улице Сабурталинской. По этому поводу брат покойного премьер-министра - Гиорги Жваниа в беседе с автором фильма рассказал следующее: "Я пришел к заместителю Генпрокурора Гиоргию Лацабидзе, который начал излагать мне официальную версию. В числе прочего он рассказал мне, что Дзадзамиа остановил машину на площади Саакадзе, зашел в супермаркет и купил продукты - колбасу, сок и остальное. И меня это очень удивило, потому что я жил там на протяжении многих лет, и хорошо знал, что этот супермаркет закрывается в 22:00. Лацабидзе, после того, как я ему сказал об этом, немного встревожился, но все равно продолжил рассказывать свою версию. Так и разошлись". Вероятно, после этого и были изменены показания.

По версии следствия, основанной на показаниях Дзадзамиа, после того, как Жваниа и Дзадзамиа направились к конспиративной квартире, Дзадзамиа дважды звонил Усубову - сначала в 23:52, когда они подъехали к корпусу №52, и второй раз - в 23:-59 с района Дидубе, когда попросил его позвонить ему за 15 минут до выхода. Однако во время беседы с Гиорги Жваниа, зафиксированной на скрытую видеокамеру, он рассказал, что один раз звонил Усубову перед тем, как зайти в супермаркет, а второй - находясь у корпуса дома, чтобы спросить, где он, на что тот ответил, что подъезжает. Если верить версии, изложенной следствием, то получается, что за 7 минут охранник успел подогнать машину к подъезду, зайти вместе с Жваниа в квартиру, разложить продукты, включить обогреватели, увидеть Усубова, который как раз подъехал, получить распоряжения от премьер-министра не беспокоить его и доехать до Дидубийского района. Проведенный автором фильма эксперимент показал, что сделать это за столь короткий промежуток времени было практически невозможно. Кроме того, если верить версии, изложенной им Гиоргию Жваниа, он не мог позвонить Усубову из Дидубийского района, поскольку Усубов, согласно этой версии, отключил мобильный телефон сразу же, как вошел в квартиру.

По версии следствия, несмотря на то, что премьер-министр приказал охраннику не беспокоить его, сказав, что сам свяжется с ним часам к 3 утра, примерно с 2:30 он сам начал звонить Жваниа, чтобы предупредить, что находится на месте, и, в ожидании, патрулировал окружающую корпус территорию. Затем, примерно в 3 часа, подошел к дверям и позвонил оттуда, а после того, как по телефону никто не ответил, сломал стекло и оттуда увидел Жваниа в бессознательном состоянии. Затем он вызвал начальника охраны, который прибыл на место около 4:00, они влезли в одно из окон - оконный проем был разделен рамами на несколько окон, и увидели Жваниа и Усубова мертвыми. При этом, в беседе с Гиогием Жваниа, Дзадзамиа отметил, что окно открылось, когда он толкнул раму от себя, и "силы применять не пришлось". А когда они оказались в квартире, там стоял запах газа, и слышалось его шипение, из-за чего Харшиладзе приказал ему выключить обогреватель. "Я не увидел, горел газ или нет, этого не скажу, но шипение было, и Коба сказал - выключи его, я и перекрыл", - заявил Дзадзамиа в беседе с Гиоргием Жваниа.

Между тем, примерно в 2:30 утра, в аварийную службу "Тбилгаза" с улицы Сабурталинской 63 поступил звонок о резко усилившемся напоре газа, что подтверждается соответствующей записью в журнале. Вышедшая на место происшествия группа обнаружила, что замок шкафа, где находился регулятор газа, был сломан. В результате, примерно в 3 часа ночи аварийная служба газ перекрыла, о чем свидетельствуют и жители улицы. Шкаф, в котором находился регулятор газа, был расположен у корпуса, где в тот момент, по версии охранника, находился Зураб Жваниа. С учетом этого обстоятельства выглядит странным, почему Дзадзамиа, патрулировавший в то время территорию у корпуса, не заметил аварийную группу "Тбилгаза", а также невозможным то, что около 4:00 утра в квартире могло быть шипение газа, как об этом утверждает охранник. Что касается запаха газа, то он тоже не мог его почувствовать, и вот почему. Во время следственного эксперимента, проведенного на месте Генпрокуратурой, охранник не смог влезть в окно, которое указал, а затем и в другое окно, которое указал, поскольку оно оказалось закрытым изнутри на задвижку. Однако после того, как задвижку открыли, окно отворилось само - так, что раму толкать не пришлось (как он рассказал об этому брату Жваниа), то есть оно не фиксировалось без задвижки в закрытом состоянии. Получается, что если бы задвижка была закрытой, для того, чтобы оказаться в квартире, охраннику пришлось бы ее сломать - а она не была сломанной, а если он оказался в квартире через это окно, значит, оно было открытым, и газ в квартире скопиться не мог. Кроме того, моноксид углерода, ставший по версии следствия причиной отравления Жваниа - газ без запаха.

Определенные вопросы рождает и заключение государственной экспертизы по итогам исследования тел Жваниа и Усубова, а также места происшествия. Так, в заключении экспертизы говорится, что в результате вскрытия тела Жваниа было установлено, что его желудок содержал наполовину переваренную пищевую массу, в которой, в основном, выделялись куски вареной колбасы. Между тем, мама Жваниа - Рэма Антонова заявила, что когда он пришел к ней домой, и она предложила ему чай с лимоном, он категорически отказался, сказав, что уже 3 дня как придерживается диеты и после 19 часов вечера ничего не принимает. Кроме того, в результате изучения автором фильма заключений экспертизы по нескольким фактам гибели людей от CO, он обнаружил, что ни в одном из аналогичных заключений содержимое желудка погибших не конкретизируется, одной из причин чего является то, что в результате угара CO человек сначала теряет сознание, а летальный исход наступает только через 1,5-2 часа, а за этот период желудок успевает переработать пищу. Это подтверждается и документом, полученным из Национального бюро судебной экспертизы Грузии, согласно которому не переваренной пищи в желудке погибших от отравления моноксидом углерода не встречается. Получается, что исключение составил только лишь случай с Жваниа и Усубовым - в случае с Усубовым наполовину переваренная пищевая масса составила 500-600 мл, а Жваниа - 700-800 мл. Исходя из этого, автор сделал вывод, что куски вареной колбасы "попали" в заключение экспертов только лишь на основе данного следствием описания того, что было на столе в той квартире - чтобы подтвердить факт нахождения там Жваниа и Усубова.

Согласно данным следствия, на столе стояла и бутылка коньяка, в которой оставалось 260 мл. Получается, что Жваниа и Усубов выпили 240 мл, то есть примерно по 120 мл каждый. Между тем, по данным экспертизы, в крови Усубова следов коньяка обнаружено не было, а в крови Жваниа было обнаружено 0,2% этилового спирта. Согласно медицинскому руководству, редактированному Гелой Лежава, наличие в крови алкоголя на уровне менее 0,3% свидетельствует об отсутствии влияния алкоголя на организм. То есть, фактически, ни Жваниа, ни Усубов коньяк не пили.

Автор фильма отмечает, что одним из важнейших эпизодов экспертных исследований является то, что в квартире, где поужинали премьер-министр и его соратник по партии, не оказалось ни одного отпечатка их пальцев. В предоставленной Генпрокуратурой информации парламенту указано, что на месте происшествия "не обнаружено ни одного отпечатка пальцев, пригодного для идентификации". Однако прокуратура сообщила депутатам неверную информацию. В заключении Национального бюро судебной экспертизы говорится совсем другое - а именно то, что "на месте происшествия обнаружены как годные, так и негодные для идентификации следы, которые не оставлены ни Жваниа, ни Усубовым". А один из экспертов этого бюро, не рискнувший раскрыть свое имя, сообщил, что глава бюро Леван Самхараули требовал от него подготовки такого отчета, который бы подтвердил наличие на той квартире отпечатков пальцев Жваниа и Усубова.

Что касается непосредственно причины смерти Зураба Жвания и Рауля Усубова, то предварительный вывод на этот счет был оглашен руководителем био-гематологического отдела Национального бюро судебной экспертизы Мариной Алавидзе в первый же день. По ее словам, в крови, изъятой из тела Зураба Жваниа после его смерти, был обнаружен карбокси-гемоглобин (карбокси-Нb) - продукт взаимодействия гемоглобина с угарным газом путем вытеснения последним кислорода из окси-Нb. "Какой точно уровень карбокси-гемоглобина, будет уточнено по итогам экспертизы, но это было летальное количество", - заявила она тогда, отметив, что в случае наличия этого вещества в крови на уровне 10% наблюдается ухудшение клинической картины, а выше 20% - летальный исход. Между тем, токсиколог Михайловской больницы Сосо Кутубидзе с таким мнением не согласен. По его словам, смертельный исход может наступить только при уровне содержания карбокси-гемоглобина в крови выше 40%. "15-20% считаются токсичной дозой, более 40% - смертельной, 60% - практически безвыходное положение", - отметил он. Автор фильма изучил статистические материалы за период 2001-2005 гг., касающиеся уровня содержания карбокси-гемоглобина в крови погибших в результате отравления CO людей, подготовленные именно отделом Марины Алавидзе. Согласно вышеупомянутой статистике, этот уровень колебался в пределах от 40% до 65%. Соответственно, автор фильма сделал вывод, что под надзором представителей МВД и главы Национального бюро экспертизы Левана Самхараули Алавидзе сделала неадекватный и неточный комментарий.

Согласно же исследованиям, проведенным позже лабораторией ФБР по предоставленным грузинской стороной образцам, в крови Жваниа и Усубова был обнаружен необычайно высокий уровень карбокси-гемоглобина - 72% и 74%. После опубликования этих данных, статистические показатели Национального бюро экспертизы изменились, и уровень карбокси-гемоглобина в крови умерших от угара людей стал указываться уже на уровне выше 72%.

Как отмечает автор фильма, в специальной литературе об отравляющих веществах есть данные по химическому соединению "пентакарбонил железа" (C5FeO5/Fe(CO)5), который может попасть в организм, в частности, через органы дыхания и пищеварения, и симптомы отравления которым очень сходны с симптомами отравления CO. Единственным отличием является необычайно высокая концентрация в крови карбокси-гемоглобина - такая, какая была зафиксирована в крови Жваниа и Усубова. По мнению автора, этот факт придает особое значение кровоподтеку, обнаруженному на губе Жваниа, а также рассказам близких Усубова о том, что при осмотре его тела они заметили на опухшем горле след - тонкую зеленую линию толщиной в волос, а над обеими грудями - следы, напоминающие проколы шилом.

Автор фильма отметил, что эксперты ФБР провели в Тбилиси, на той самой квартире эксперимент на предмет того, насколько был исправен установленный там обогреватель "Никала" и опасна для здоровья его работа. Во время эксперимента, продолжавшегося 4 часа 46 минут после включения обогревателя, ими регулярно замерялся уровень содержания в воздухе моноксида углерода и кислорода. В результате было установлено, что уровень кислорода снизился с 20,4% в начале эксперимента до 18,4% по его завершении. В экспертном выводе ФБР приводится таблица зависимости состояния человека от уровня кислорода в воздухе. В соответствии с этой таблицей, при 20,9% состояние человека нормальное, при 19% - наблюдается незаметное, но нежелательное воздействие среды на организм, при 16% - замедленное мышление, рассеянное внимание, ухудшенная координация, 14% - непривычная усталость, расслабленность, затрудненность мышления, 12,5% - сильная затрудненность мышления, координации, затрудненное дыхание, что может вызвать повреждения сердца, тошноту и рвоту, меньше 10 % - невозможность нормально двигаться, потеря сознания, конвульсии, смерть. Исходя из этой таблицы, уровень кислорода по окончании эксперимента - 18,4% мог вызвать только неприятные физиологические ощущения, и никак не мог стать причиной смерти.

Уровень моноксида углерода в воздухе за время эксперимента возрос с 3 ppm до 6 ppm. По американским стандартам здравоохранения, опасная доза для жизни составляет 1200 ppm, то есть в 200 раз больше, чем обнаруженное в квартире количество. Одновременно, во время эксперимента эксперты ФБР не обнаружили в обогревательной установке следов сажи, что подтвердило бы факт неполного сгорания газа и образования большого количества CO.

По итогам экспертизы ФБР не делает заключения о причине смерти, более того, фиксирует в документе неоднозначные выводы. Так, на одной из страниц документа отмечается, что "во время анализа экспертизы не было обнаружено ничего такого, что бы противоречило предварительному заключению правительства Грузии о том, что причиной смерти Жваниа и Усубова было отравление моноксидом углерода, вызванное неправильной установкой обогревателя. В том же документе, но в другом месте говорится, что "во время эксперимента в Тбилиси концентрация моноксида углерода не достигла и не превысила уровней CL или IDLH", которые являются опасными для жизни.

Исходя из этого противоречия, автор фильма попросил сделать анализ документа ФБР германского токсиколога Френка Баумана, и тот выразил недоумение уровнем экспертизы американцев. "Я провел анализ экспертизы, и хочу сказать, что она совсем не заслуживает доверия. Выводы экспертизы нелогичны и противоречат друг другу. По заключению экспертизы, смерть обоих лиц была вызвана, с одной стороны, высокой концентрацией моноксида углерода, с другой - низкой концентрацией кислорода, однако соответствующих доказательств нигде в документе не приведено", - заявил Френк Бауман.

Германский эксперт также указал на то, что текст документа ФБР содержит, в числе прочего, описание исследований, которые никоим образом не связаны с несчастным случаем, о котором идет речь, в частности, того, как эксперты ФБР посредством Интернета установили компанию-производителя "Никалы" в Иране и т.д. "В документе экспертизы бросается в глаза детальное описание таких вопросов, которые не имеют никакого значения ни для экспертизы, ни для ее выводов. В частности, детально описан газовый обогреватель и его происхождение, в то время как обогреватель в данном случае был ни при чем, поскольку был исправен, и проблемными были только детали, связанные с его монтажом. В документе также отмечено, что в дымоходах часто вьют гнезда птицы, и что это проблемно для движения продуктов сгорания. Это, конечно же, было бы важным для эксперимента, если бы это так и произошло, но какой проблемой было обусловлено описание гнезд птиц в дымоходе в данном конкретном случае, я не понимаю", - заявил эксперт. Он указал и на явные несоответствия в выводах, в частности, на то, что в одном месте документа написано, что по стандартам здравоохранения концентрация кислорода (O2) на уровне около 18% вызывает только неприятные ощущения, а в другом - что это опасная для жизни и смертельная концентрация. По его словам, в выводах ФБР содержится и существенная арифметическая ошибка - во время измерения уровня кислорода "на месте" было установлено, что он снизился с 20,4% до 18,4%, и в документе по этому поводу написано, что это было 20%-ное сокращение.

Однако элементарные расчеты свидетельствуют о том, что это 10%-ное сокращение, а завышенную вдвое цифру эксперты использовали затем - в теоретической части - для искусственной драматизации ситуации, - отметил эксперт. "Я затрудняюсь говорить о том, почему эта экспертиза такого качества. Любой непосвященный человек, который не в курсе дела, может увидеть в ней противоречия. Может родиться мнение, что это непрофессионально проведенная экспертиза, или что все это было сделано с определенным умыслом - чтобы эти противоречия бросались в глаза. Другого объяснения я найти не могу", - заявил Френк Бауман, добавив, что все обстоятельства, указанные в выводах ФБР, "ни по какой логике не приводят к смертельному исходу".

Что касается вопросов, связанных с исследованиями, проведенными Национальным бюро судебной экспертизы Грузии, то бывший в то время главой бюро Леван Самхараули ответ на них дать не сможет. Как отмечает автор фильма, 22 мая 2005 года в Кварели его убил его одноклассник Давид Мчедлишвили, который, по официальной версии, через 15-20 минут после этого покончил с собой. Вошедшая в комнату мать Мчедлишвили увидела его в кресле с двумя сквозными ранениями - в висок и в сердце. Осмотревший тело Мчедлишвили судебный эксперт выглядел растерянным и затруднился ответить на вопрос журналиста, смог бы ли человек успеть сделать в себя сразу два смертельных выстрела, причем в голову из пистолета системы ТТ, а в грудь - из обреза охотничьего ружья. Мать же отметила, что пистолета у тела сына она не видела вообще, а ружье лежало на расстоянии 1,5-2 метров от тела.

Возвращаясь к теме смерти Зураба Жваниа и Рауля Усубова, автор приводит свидетельство Гиоргия Жваниа о том, что после смерти премьер-министра начальник его охраны Коба Харшиладзе вынес все вещи из двух его сейфов. "Когда случилось это, и практически все были в шоке, руководитель охраны Коба Харшиладзе вытащил из кармана Зуры ключи от его сейфов - один сейф был в офисе демократов в Вашлисджвари, второй - в Госканцелярии. Он подошел к этим сейфам абсолютно один - его не сопровождали ни члены нашей семьи, ни родственники, ни друзья, и опустошил эти сейфы. Что пропало из сейфов - до сих пор неизвестно. То, что из сейфов что-то вынесли, стало ясным после того, как Нино - жена Зуры не обнаружила какие-то вещи, которые, как она знала точно, должны были там находиться, и спросила об этом. Тогда Харшиладзе признал, что он вынул оттуда вещи и отнес к себе на хранение, и потом какие-то вещи вернул. Но что не вернул, что еще там было - мы не знаем. Мы неоднократно ставили следствие об этом в известность, но абсолютно безрезультатно - никакого интереса к этому факту следствие не проявило", - заявил Гиорги Жваниа.

Вахтанг Комахидзе обращает в своем фильме внимание еще на один нюанс - на то, что на месте происшествия Рауль Усубов оказался без обуви, что очевидно из соответствующего протокола. Это подтверждает и разговор нескольких человек на месте происшествия, тайно записанный одним из высокопоставленных чиновников, прибывшим туда вскоре после инцидента, и предоставленный автору фильма. Согласно записи, одно из лиц спрашивает, была ли на Усубове обувь, второй отвечает: "Да не обувь, а так называемые гамаши были", третий добавляет: "Обувь Усубова не найдена".

"То, что следственные органы не нашли в квартире обувь Рауля Усубова, подкрепляет соображения о том, что дело премьер-министра и заместителя губернатора фальсифицировано", - считает автор фильма. Он отмечает также, что "в отношении членов охраны премьер-министра, несмотря на их непоследовательные и противоречивые показания, на то, что начальник охраны практически ограбил два сейфа премьер-министра, уголовного преследования осуществлено не было". "Наоборот, Кобу Харшиладзе "продвинули", и он был назначен заместителем гамгебели (главы управы) тбилисского района "Дзвели убани", - этой фразой Вахтанг Комахидзе завершает свой фильм "Без пули".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.