Виктор Якубян: Армения - уже не форпост, но еще не ловушка

Гагра, 24 сентября 2007, 10:42 — REGNUM  

Сегодня, 24 сентября, стартует официальный двухдневный визит премьер-министра Армении Сержа Саркисяна в Москву. В рамках визита ожидается встреча Саркисяна с его новым российским коллегой Виктором Зубковым. Примерно за неделю до визита армянский премьер заявил, что придает важность формированию "личных дружественных отношений", которые, по его мнению, играют немаловажную роль в решении вопросов двусторонних отношений. К сказанному стоит добавить, что на фоне разворачивающихся в самой республике событий, дружба, а значит и поддержка со стороны крупных российских политических деятелей, может сыграть роль и в решении важных внутриполитических задач.

Из стратегических союзников в "черные кошки"

Ровно десять дней назад, 14 сентября, состоялось заседание армяно-российской межправительственной комиссии, в которой с армянской стороны председательствует премьер-министр Серж Саркисян. В эти дни в Ереване были оформлены соглашения в сфере телекоммуникаций и в области ТЭК, закрепившие за Россией позиции крупнейшего внешнего собственника и инвестора. На сегодняшний день Россия доминирует во всех инфраструктурных областях армянской экономики - ТЭК, телекоммуникационном и банковском секторах. Велика вероятность того, что российская сторона получит подряд на строительство нового атомного энергоблока. В этом проекте с Россией пытаются конкурировать американцы, которые трезво осознают, какое влияние на Армению может оказывать страна - гарант ее энергетической безопасности. С другой стороны, Россия сохраняет в Армении военное присутствие, которое в сложившихся в регионе условиях рассматривается как фактор, препятствующий реализации возможных агрессивных намерений со стороны Азербайджана и Турции.

Между тем, активность российских компаний в Армении и объективно лояльное отношение к российскому бизнесу со стороны армянских властей - палка о двух концах. Усилиями оппозиционной прессы, которая фронтально поддерживается, в том числе и финансово, западными организациями, в общественных кругах буквально насаждена идея причастности высшего российского руководства - чуть ли не на уровне Владимира Путина - к любой мало-мальски значимой по масштабам армянского рынка сделке с участием российского капитала. Последние два прецедента были связанны с покупкой акций армянских телекоммуникационных компаний ("АрменТел" и VivaCell). На первый взгляд сугубо бизнес события, были мгновенно трактованы в контексте "агрессивных поползновений" России на пространстве СНГ. При этом мало кого интересовало, что покупатели - компании МТС и "Вымплеком" - сами не лишены участия иностранного (не российского) капитала.

Аналогичная шумиха поднимается всякий раз, когда появляется информация о новой сделке с участием российских инвесторов. Схема эта достаточно хорошо отработана - застрельщиками всегда выступают газеты, поддерживающие тесный контакт с американским посольством. В Армении создана весьма опасная атмосфера, заставляющая общество искать черную кошку в темной комнате. Тогда, как остроконфликтные вопросы лежат в плоскости взаимоотношений совсем с другими субъектами региональной и международной политики, внимание армянской общественности зачастую преднамеренно фокусируется на России, причем фокусировкой этой занимаются либо откровенно враждебные - внешние, либо примитивно дезориентированные - внутренние силы. В итоге получается, что Россия, обеспечивая военно-политическую поддержку и инвестируя в инфраструктурные проекты в Армении, получает в ответ внутреннюю общественную антипатию. В данной ситуации непонятную пассивность демонстрируют структуры, призванные вмешаться и пресечь эти деструктивные процессы. Речь об ответственных политиках и дипломатах, которые, по всей видимости, наивно верят в вечную безоблачность армяно-российских перспектив.

Тем не менее, как следует из всего вышеуказанного, позиции России в Армении весьма крепки, что, конечно же, предполагает определенный интерес со стороны Москвы к предстоящим в республике крупным электоральным процессам - весной 2008 года здесь намечены президентские выборы. Описанные же общественные тенденции имеют непосредственное отношение к перспективам избрания Сержа Саркисяна президентом Армении. Желает того он или нет, внутри Армении Серж Саркисян рассматривается как политик, теснейшим образом контактирующий с определенными кругами в России и с некоторых пор партийный деятель, получивший широчайшую консультационную и политическую поддержку с российской стороны во время выборов в парламент весной текущего года.

Из пыльного чулана истории в активную политику

Визит премьер-министра Армении Сержа Саркисяна в Россию проходит на фоне важнейших процессов в самой Армении. Как уже отмечалось, республика стоит на пороге президентских выборов, и персона премьера играет ключевую роль в данных процессах. Серж Саркисян рассматривается как основной кандидат на высший государственный пост, поддержанный действующим президентом Робертом Кочаряном. Во всяком случае, об однозначной поддержке кандидатуры Саркисяна со стороны президента заявил пресс-секретарь президента Виктор Согомонян. "Президент Армении Роберт Кочарян неоднократно заявлял, что следующим главой армянского государства видит действующего премьер-министра Сержа Саркисяна и на предстоящих выборах поддержит его кандидатуру", - заявил Согомонян, добавив, что каких-либо изменений в данном вопросе не предвидится. По его словам, "подобное решение связано с тем фактом, что в Армении нет другого политического деятеля, который имел бы подобный опыт на государственном и политическом поприще".

Это несколько безапелляционное утверждение было бы весьма сложно поставить под сомнение, если бы не событие, произошедшее 21 сентября 2007 года, в годовщину независимости Армении. В этот день произошло то, что позволяет поспорить с Согомоняном хотя бы по части отсутствия на армянском политическом небосклоне политика, сравнимого с Сержем Саркисяном по политическому опыту. С резкими политически заявлениями выступил первый президент Армении Левон Тер-Петросян, который вот уже девять лет - с момента своей отставки в 1998 году жил практически в затворничестве и избегал всякой публичной активности. Это "неожиданное" выступление Левона Тер-Петросяна поставило премьер-министра Армении перед лицом целого ряд актуальных внутренних задач, на описании который стоит остановиться подробнее.

Сам по себе выход Тер-Петросяна на авансцену не стал неожиданностью. Более того, первый президент уже однажды прерывал молчание, а именно после визита в США в ноябре 2004 года. Тогда он позволил себе ряд довольно пресных комментариев, суть которых заключалась в том, что его возвращение в активную политику произойдет по настоятельной просьбе народа. Тем не менее, некоторые примечательные заявления Левон Тер-Петросян все же себе позволил. В частности, он высказал симпатии в адрес кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко, который на тот момент вел ожесточенную борьбу со своим на тот момент соперником и на тот момент пророссийским кандидатом Виктором Януковичем.

Вероятность возвращения первого президента в публичную политику, хотя и неоднократно анонсировалась его соратниками из АОД, но однозначно находилась в прямой зависимости от эффективности правления нынешних властей. Иначе говоря, Левона Тер-Петросяна и его политическую силу - Армянское общенациональное движение (АОД) можно было раз и навсегда отправить туда, откуда не возвращаются - в пыльный чулан истории только одним способом - проводя эффективную внутреннюю и внешнюю политику. Очевидно, ни Тер-Петросян, ни большинство его сторонников такой политики не заметили. Откровенно говоря, ее и не было. Тот факт, что общественность спокойно восприняла появление на публике человека, которого в других условиях уже давно причислила бы к разряду политических трупов или маргиналов, а, как максимум, к числу врагов государственности - свидетельствует именно об этом.

Шумный выход в свет первого президента тщательно подготавливался его соратниками. Не зря в том же интервью в 2004 году Левон Тер-Петросян заверял, что структуры АОД полностью сохранились, и эта политическая сила еще скажет свое слово. Функционеры этой партии активно поддерживали в народе память о политике Тер-Петросяне, ежемесячно заявляя о возможности его возвращения. Как представляется, на обеспечение соответствующего информационного фона была нацелена и законодательная инициатива оппозиционной партии "Наследие", которую возглавляет Раффи Ованесян - глава МИД Армении в период президентства Левона Тер-Петросяна. Политическая сила Ованесяна предложила признать независимость Нагорного Карабаха. Не случайно, и сам Тер-Петросян в своих заявлениях 21 сентября основной упор сделал на критике внешней политики властей, в особенности, по части урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Эффект резонанса налицо.

Примечательно, что политическая сила, возглавляемая Раффи Ованнисяном, впервые прошла в парламент по итогам парламентских выборов 2007 года. Тогда политические комментаторы констатировали приход в парламент однозначно проамериканской политической силы, которая заменила пророссийски ориентированные оппозиционные партии. Раффи Ованесян - довольно популярная политическая фигура в Армении, в силу недостаточного ценза проживания на территории республики не сможет претендовать на президентский пост. Вероятность того, что он посвятит свои силы продвижению Тер-Петросяна, достаточно велика. С другой стороны, кандидатуру первого президента могут поддержать еще целый ряд оппозиционных партий, в том числе партия "Республика" под руководством экс-премьера Арама Саркисяна, партия "Оринац Еркир" - экс-спикера Артура Багдасаряна. Вся эта когорта "эксов", в случае объединения вокруг фигуры главного "экса", может составить достаточно внушительную силу. О внешнеполитических ориентирах этого еще не созданного, но потенциально опасного для властей оппозиционного объединения, гадать не приходится. Тот же Арам Саркисян в том же 2004 году, по словам его бывшего однопартийца Альберта Базеяна, планировал "цветную революцию" при активном политическом и финансовом содействии США. Другой потенциальный союзник Тер-Петросяна - Артур Багдасарян, после выхода из состава правящей коалиции, ушел в глухую оппозицию и всячески бравирует связями в Европе, в частности во Франции. Тесные контакты с крупными фигурами в армянской общине Франции поддерживает и сам Левон Тер-Петросян.

Таким образом, на этой оси возможны любые комбинации - любые, но не пророссийские. Левона Тер-Петросяна могут поддержать все указанные политики, с другой стороны и сам Тер-Петросян может занять позицию политического покровителя одного из них, например, Артура Багдасаряна. Задача может стать еще более сложной, если Левон Тер-Петросян найдет себе покровителей в России. То, что он может попытаться сделать это, исключать нельзя. Так или иначе, задача Сержа Саркисяна может сильно усложниться, если он не предпримет срочных мер по оздоровлению ситуации внутри страны.

Другим важным фактором может стать реальная позиция Роберта Кочаряна. О дальнейших планах армянского президента сегодня мало что известно. Есть предположения о намерении Кочаряна возглавить правительство страны и продолжить деятельность в тандеме с Сержем Саркисяном. С другой стороны, политические комментаторы, особенно оппозиционного толка, не перестают утверждать, что между Кочаряном и Саркисяном есть некоторые разногласия. Вместе с тем, говорить об однозначном неприятии в отношениях между Кочаряном и Левоном Тер-Петросяном также не приходится. Оба политика в заявлениях в адрес друг друга всегда соблюдали максимальную политкорректность.

Уже не форпост, но еще не ловушка

Взаимоотношения между Россией и Арменией развиваются под лозунгом стратегического союзничества. Но, следует учитывать, что, к примеру, армянская сторона не желает выполнять в данной связке роль форпоста, это кажется армянским политикам, в особенности прозападным парламентариям, унизительным. Российские же политики, изначально вкладывающие в понятие форпост позитивный смысл, были вынуждены прикусить язык и от данной формулировки отказаться. По всей видимости, сейчас они ломают голову над тем, а что же для России Армения? Но все это лирика.

Ситуация, складывающаяся в регионе, расположенном к югу от кавказского хребта, сегодня крайне напряжена. Накал ее находится в прямой зависимости от американо-российских отношений, а также региональных интересов ЕС. В этой сложной конструкции свои интересы проталкивают также и Иран с Турцией.

Активизация внутриполитических процессов в Армении мгновенно аукнулась в Азербайджане. Здесь развернута нешуточная риторика, которая совершенно не располагает к иллюзиям о скором урегулировании взаимоотношений между двумя республиками. Кстати сказать, пропагандистская активность Азербайджана также весьма странным образом гармонирует с пессимистическими прогнозами Левона Тер-Петросяна, обвинившего власти Армении в провале переговорного процесса. В частности, первый президент, который в свое время был активным участником переговорного процесса, достигнув на этом поприще весьма неоднозначных результатов, заявил, что "самое большое преступление нынешних властей Армении заключается в том, что за прошедшие 10 лет процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта доведен практически до безнадежного состояния". "Риторика Азербайджана с каждым дней ужесточается, и они отныне не пойдут на какие-либо взаимные уступки", - отметил он. "Мы потеряем не только Нагорный Карабах, но надо будет подумать о сохранении территориальной целостности Армении", - заявил Левон Тер-Петросян. Весьма обнадеживающее и поднимающее дух заявление - не правда ли? Ну и рецептов решения проблемы он тоже, естественно, не предложил. Карабахская тематика будет разыгрываться на всем протяжении президентской кампании в Армении. 2003 и 2004 годы показали, что смена правящего режима без эксплуатации карабахского фактора в Армении невозможна. Безопасность - ключевое условие, при обеспечении которого армянское население готово терпеть ту социально-экономическую политику, которую ей предлагают власти. Но перегиб в использовании карбахского фактора в предвыборных целях приведет к катастрофическим последствиям регионального масштаба. Сегодня Армения и Азербайджан - две перевооруженные республики, столкновение которых мало чем будет напоминать локальную войну пятнадцатилетней давности. Такого рода нежелательные катаклизмы, естественно, не могут оставить в стороне Россию - партнера Армении по ОДКБ.

Россия сегодня практически лишена маневра на Южном Кавказе. Грузино-российские взаимоотношения вошли в плотный клинч и на ближайшую перспективу здесь развязкой и не пахнет. Последние события вокруг Абхазии и Южной Осетии заставляют думать, что Грузия избрала путь долгосрочного противостояния. Грузинская политическая элита, взращенная американцами, завязанная на американских интересах и обслуживающая эти интересы, просто физически не может выстраивать внешнюю политику без согласования с США. Пока роль буфера, которую выполняет Грузия, актуальна в планах США, данная роль будет выполняться, вне зависимости от перспектив урегулирования конфликтов с Абхазией и Южной Осетией. Сложно протекают и взаимоотношения с Азербайджаном. В настоящее время в центре внимания - российская инициатива по совместному с США использованию Габалинской РЛС, которая носит скорее тактический, нежели стратегический характер. И азербайджанцы, и американцы прекрасно понимают, что инициатива Владимира Путина выдвинута в качестве контраргумента планам Вашингтона по размещению систем ПРО в Восточной Европе и вряд ли представляет оперативный интерес для США. В конце концов, американцы еще задолго до предложения российского президента развернули в Азербайджане элементы системы ПРО. Грузия и Азербайджан объединены в региональную организацию ГУАМ, которая проводит деструктивную с точки зрения России деятельность на международной арене и в области коммуникаций. Эффективность ГУАМ сегодня ничтожно мала только по одной причине - из-за политического кризиса на Украине, являющейся одновременно ключевым игроком и главным коммуникационным звеном в данной конструкции.

Наличие в этом регионе такой страны как Армения, если и не решает все российские проблемы, то, во всяком случае, разбавляет картину. После вывода российских военных баз из Грузии, Армения остается единственной страной региона, которая позволяет России маневрировать и рассчитывать на то, что при необходимости она может опереться здесь на реальный плацдарм.

Таким образом, внутриполитическая дестабилизация в Армении - стране с населением всего 3 млн. человек - может очень болезненно отразиться на России, что в Москве, безусловно, понимают. Более того, Россия может оказаться в весьма щекотливом положении, когда, не желая особо демонстрировать свою позицию, будет вынуждена сделать это. В случае провала условно пророссийского кандидата на предстоящих президентских выборах, он будет мгновенно приписан России и квалифицирован как провал российской политики в регионе. Учитывая данное обстоятельство, Москве следовало бы быть осмотрительной и исключить возможность несанкционированной эксплуатации ее бренда, как это уже из года в год практикуется на той же Украине.

Резюмируя сказанное, стоит отметить, что армянской общественности предстоит очень непростая задача - не обменять мыло на шило, но при этом не остаться в мыле. Несмотря на кажущуюся ясность ситуации, сюрпризы не исключены. За десять лет своего президентства Роберт Кочарян сумел очень сильно разрядить политическую арену. Сегодня она наполнена людьми, не имеющими к политике, да и вообще к интеллектуальной работе, никакого отношения. Возникновение на этом фоне нового оппозиционного полюса во главе с хорошо информированным политиком, искушенным в подковерной борьбе, может очень сильно переформатизировать все поле. Уже сегодня складывается впечатление, что за Левона Тер-Петросяна, в случае его выдвижения, будут голосовать в основном не те, кто простил ему годы голода, холода и предательства, а те, кто не хочет мириться с методами правления нынешних властей, имеющими мало общего с человеколюбием и ответственностью перед своим государством и народом.

Виктор Якубян - эксперт Аналитического центра "Кавказ"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.05.17
Единство Евразии против китайской жадности
NB!
23.05.17
Приднестровье в блокаде: Когда затянется петля?
NB!
23.05.17
Зачем Индии Арктика?
NB!
23.05.17
Окажется ли Азербайджан между трех огней?
NB!
23.05.17
Программу помощи вал­ютным ипотечникам не­обходимо продлить — Набиуллина
NB!
23.05.17
4 часа до святыни: очередь к мощам Николая Чудотворца превысила 3 км
NB!
23.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 23 мая
NB!
23.05.17
Правительство РФ предлагает создать Московский фонд реновации
NB!
23.05.17
Визит Путина в Краснодар: пробки на дорогах, прикрытые банерами недострои
NB!
23.05.17
Венесуэла: Число жертв противостояния достигло 60 человек
NB!
23.05.17
Глава Нижнего Новгорода уходит в отставку, чтобы «дать дорогу молодым»
NB!
23.05.17
Мурманский мэр Филиппов предложил коллегам пересесть в инвалидные коляски
NB!
23.05.17
Тепло и свет в каждый дом? Информационная и судебная война в Чувашии
NB!
23.05.17
Гринпис бьет тревогу – реновация в Москве уничтожит 25% деревьев
NB!
23.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, но «агенту Кремля» не позавидуешь
NB!
23.05.17
Ответственность за беби-боксы перекладывают на регионы
NB!
23.05.17
Кому в Польше помешали защитники Сталинграда?
NB!
23.05.17
«На молодежную политику в Забайкалье выделено 150 тысяч рублей… на год»
NB!
23.05.17
«Русская вошь»: в прокуратуру Латвии подано заявление на депутата-русофоба
NB!
23.05.17
Песков: У Путина нет «раздумий» о выборах-2018
NB!
23.05.17
Типун на украинский язык: Украина вводит крепостное бремя — Яровая
NB!
23.05.17
В Литве просят снести мемориал советским войнам в Паланге