Киргизский эксперт-аналитик о решении Конституционного суда: "Закон - это не гулящая девка"

Бишкек, 15 сентября 2007, 13:54 — REGNUM  "Cитуация с Конституцией Киргизии закончилась тем, чем и должна была закончиться. Зачем изобретать велосипед, если он давно изобретен? В отличие от прошлогодних ноябрьского и декабрьского вариантов, Конституция 2003 года принята на всенародном референдуме, если кто-то забыл. И у Конституционного Суда Киргизии хватило смелости об этом напомнить тем политикам, которые носились с идеей разделения полномочий, как деревенская дурочка с воздушным шариком", - заявил корреспонденту ИА REGNUM киргизский эксперт-аналитик Дмитрий Орлов, комментируя решение КС Киргизии о признании незаконными принятые в 2006 году изменения в Основной закон страны.

"Вспомним, как это самое "разделение полномочий" было прописано в проекте, принятом так называемым Учредительным собранием в ноябре 2006 года. Не зря тогда болтали, что он был придуман по пьяной лавочке. На трезвую голову такое не придумаешь: парламент имеет право объявить войну, а договариваться о мире должен президент. Тот "раздел полномочий" выглядел так: одни заваривают кашу, а другие - расхлебывают. Кроме прав и обязанностей, должна быть еще и ответственность, о чем политики Киргизии предпочитают забывать, перекладывая ответственность друг на друга. Теперь же есть слабая надежда, что все в Киргизии вернется с головы на ноги", - сказал он.

"Вообще, своим решением о легитимности Конституции образца 2003 года, КС Киргизии показал: закон - это не гулящая девка, которой может пользоваться, кто угодно. А Основной - тем более. Изначально, Конституция, как и любой закон, созданный на ее основе, - это форма общественного договора народа с властью. Так повелось еще тысячи лет назад. Вообще, вся беда тех, кто тщится у нас писать законы - в очень плохом знании истории законотворчества, - отметил Орлов. - А там есть очень показательные примеры. В древности существовал в Южной Италии город Фурии. Там процедура принятия законов выглядела так: каждый, кто желал изменить какой-либо из действующих законов, должен был смастерить веревочную петлю, и повесить ее себе на шею. Так он ходил до тех пор, пока народ не решал, достоин ли этот проект, чтобы его приняли. В случае согласия, законодатель спокойно шел домой. Если же закон не принимался, сторонника улучшения законов вешали на его же собственной веревке. И за время существования Фурий, было всего 3 случая, когда законодателям была дарована жизнь. К чему приведен этот случай? К тому, что пришла пора серьезно задуматься о создании нормативно-правовых актов, запрещающих менять Конституцию, когда заблагорассудится. Чтобы не выглядеть пародией на государство".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.