Правозащитник: Проблема поиска исчезнувших в Чечне далека от разрешения

Москва, 30 августа 2007, 15:46 — REGNUM  30 августа - Международный день пропавших без вести. В связи с этим председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Рене ван дер Линден выразил сожаление по поводу недостаточного внимания, которое уделяется данной проблеме в европейских странах.

"Неизвестность, окутывающая судьбы пропавших, продолжает разрушать слишком большое число семей, пострадавших от конфликтов на европейском континенте в последние десятилетия, будь-то на Кипре в 70-х, на Балканском полуострове в 90-х годах, на Северном и Южном Кавказе, в Нагорном Карабахе, Абхазии или Южной Осетии, - сказал он. - Лица, пропавшие без вести - проблема одновременно прав человека и гуманитарного права, однако ее решение зачастую зависит от политических конфликтов, используемых в качестве предлога, чтобы помешать поискам мест захоронения, эксгумации и опознанию тел пропавших без вести".

"Международный день пропавших без вести напоминает нам о необходимости помогать семьям лиц, пропавших без вести, в поисках правды о судьбе их близких, - подчеркнул Рене ван дер Линден. - Этот еще и повод напомнить странам об их обязательствах соблюдать права человека и гуманитарное право в отношении к лиц, пропавших без вести, и членов их семей, а также выразить поддержку небольшим и довольно немногочисленным НПО, которые вместе с Международным комитетом Красного Креста и Международной комиссией по без вести пропавшим лицам продолжают привлекать внимание к этой проблеме, слишком часто в Европе забываемой или отодвигаемой на второй план".

По просьбе ИА REGNUM ситуацию с пропавшими без вести на Северном Кавказе прокомментировал член Совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

"Прежде всего нужно уточнить понятия, - сказал он. - Речь идет не просто о пропавших без вести, т.е. не о чисто криминальных случаях, когда за пропажей человека часто стоит нераскрытое и даже незарегистрированное убийство, а о жертвах насильственных и недобровольных исчезновений. Это преступления, совершаемые представителями власти или тех структур, которые в данное время на данной территории выполняют функции власти как в случае с какими-либо повстанцами".

Как отметил правозащитник, во время второго чеченского конфликта боевики практически не похищали людей, так как уже не контролировали какую-либо территорию, где могли бы держать пленников.

"В Чечне за исчезновениями, совершаемыми представителями различных силовых структур, чаще всего скрываются нелегальные тюрьмы, убийства, пытки и т.д., но эти преступления практически не расследуются, - продолжил Черкасов. - Случаи осуждения виновных в таких преступлениях единичны. Самый известный из них - дело Лапина, второй процесс по которому сейчас идет в Грозном. В этом деле фигурирует одна жертва, но в качестве свидетелей выступают люди, находившиеся в Октябрьском временном отделе внутренних дел, известном тем, что с ним было связаны десятки исчезновений. Статистка по расследованию преступлений в этом районе, опубликованная в прошлом году, указывает на то, что из примерно 70 исчезновений людей 90% были совершены силовиками, и только один случай, когда человек симулировал исчезновение, пытаясь скрыться от следствия".

"Другая проблема - временные исчезновения, когда человека незаконно задерживают, куда-то увозят, официально он числится пропавшим без вести, а его в это время где-то держат и допрашивают (иногда с применением пыток и других незаконных методов ведения следствия) и только потом легализуют, - пояснил он. - Это распространенная и систематическая практика, которая касается не только Чечни и Северного Кавказа, но и является одним из излюбленных приемов оперативных структур МВД, которые стремятся не допускать к задержанному адвоката и другие средства защиты с момента задержания, как требует Уголовно-процессуальный кодекс".

Как отметил Александр Черкасов, с начала 2007 года количество насильственных исчезновений в Чечне резко снизилось. "Насколько известно, Рамзан Кадыров отдал чеченским силовикам "стоп-приказ", что было связано с конфликтом, возникшим среди различных силовых структур, действующих на территории Чечни, - пояснил он. - В суд было передано несколько дел по исчезновениям людей, к которым были причастны сотрудники кадыровских структур. Иногда это было связано с требованием выкупа, а иногда, имитируя расследование террористического акта, они добивались продвижения по службе". По данным ПЦ "Мемориал" за время только Первой чеченской войны жертвами насильственных исчезновений стали от 3 до 5 тыс. человек. Официальные данные правоохранительных органов Чечни - 4300 человек за две войны. Противоречия в статистике правозащитники объясняют высокой латентностью подобных преступлений.

"Известно, что за исчезновениями чаще всего стоят внесудебные казни. В этом году были обнародованы сведения о захоронениях 10 тыс. человек. Но на самом деле это старые сведения МЧС, и подавляющая часть это захоронения погибших в активной фазе войны. Реальные же мест захоронения исчезнувших остаются неизвестными. Очень серьезная и необходимая работа оперативных сотрудников, работа по эксгумации и опознанию, подобная той, что идет в Косово и Боснии, у нас не ведется, и проблема эта, видимо, останется надолго. Были заявления о том, что к концу этого года вся работа по поиску исчезнувших в Чечне будет завершена, но, к сожалению, она далека от завершения".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.