Рыбная отрасль сейчас не может выжить без поддержки государства: интервью генерального директора компании "Тунайча" Анатолия Филиппова

Москва, 30 августа 2007, 08:55 — REGNUM  31 августа в Астрахани пройдет заседание Госсовета по реформированию рыбной отрасли. В преддверии этого события о современном положении дел в рыбной отрасли корреспонденту ИА REGNUM рассказал генеральный директор компании "Тунайча" Анатолий Филиппов.

ИА REGNUM: Анатолий Иванович, сейчас много пишется и говорится о проблемах рыбной отрасли. Ваша компания давно работает на Сахалине. Как вы оцениваете положение дел в отрасли на Дальнем Востоке?

Хотелось бы начать с того, что популярность рыбоморепродуктов в нашей стране за последние 10 лет значительно увеличилась. Об этом говорят и цифры о потреблении рыбы и морепродуктов, и количество рыбных ресторанов, которые продолжают открываться в городах. Россияне оценили вкус и полезные качества рыбопродукции, стали хорошо разбираться в качестве, и сейчас мы имеем дело с требовательным покупателем. Именно поэтому сейчас очень важно решать проблемы в рыбной отрасли, которые тормозят ее развитие, что отражается и на конечных потребителях.

Давайте обернемся назад: в 80-е годы в СССР добывалось более 11 млн тонн рыбы и морепродуктов в год. Тогда собственником являлось государство, которое обладало хорошо оборудованным многочисленным флотом. И наши рыбаки вели промысел не только в территориальных водах, но и в водах Мирового океана. В 90-х годах отрасль начала приходить в упадок в связи с акционированием предприятий, но не везде. На Сахалине, например, рыбная отрасль наоборот возрождалась, особенно в плане переработки рыбопродукции. На острове в настоящее время работает более 200 предприятий. Однако существуют серьезные проблемы. Лососевая путина длится только 2 месяца, а все остальное время предприятия вынуждены простаивать из-за неразвитости береговой инфраструктуры. Прибрежное рыболовство очень затруднено из-за необорудованности малых портов, а в трех приспособленных для этого более или менее крупных портах судну приходится проходить проверку пограничных, санитарных и таможенных служб, эта процедура длится два-три дня, поэтому рыба не может поступить на переработку свежей. Это является одной из причин, почему российские рыбаки, несмотря на то, что в России цены выше, предпочитают сбывать рыбу иностранным государствам Корее, Китаю, Японии. Сейчас стоит серьезная задача загрузки всех этих предприятий не только в период путины, и потому мы постоянно обращаемся с предложениями и проектами по поводу строительства малых портов-убежищ по всему дальневосточному побережью.

ИА REGNUM: Расскажите, какие еще причины побуждают российских рыбаков продавать свой улов за меньшие деньги иностранным государствам, а не привозить рыбу в родные порты и получать большие прибыли?

Дело в том, до сих пор не налажена переработка рыбы и морепродуктов на берегу, поэтому многие рыбаки предпочитают сбывать свой улов в Корее по меньшей цене, однако деньги, хоть и меньшие, чем в России, они получают сразу. В случае, если они привозят улов в российский порт, рыбу отправляют по железной дороге в Москву и другие регионы, там продают, и, таким образом, деньги приходят обратно минимум через месяц. Пока остается сложной ситуация с транспортировкой рыбы и морепродуктов, так как действуют очень высокие тарифы на железнодорожные перевозки. Согласно существующим расценкам при оптовой стоимости рыбы 30-40 рублей 12-15 рублей составляют транспортные расходы. Ни в одной стране мира нет такого, чтобы половину оптовой цены составляли затраты на транспортировку. А тариф от Южно-Сахалинска до порта Ванино такой же, как от Ванино до Москвы. Стоимость перевозок так высока еще и потому, что не загружена Транссибирская магистраль. И, как я уже упоминал, в крупных российских портах процедура оформления судна занимает два-три дня, что очень невыгодно рыбакам. Именно поэтому российский рыбак не идет в родной порт.

ИА REGNUM: Какие еще проблемы тормозят развитие отрасли?

Одной из самых серьезных проблем отрасли по-прежнему остается ее финансирование. В начале 90-х годов финансирование было никудышным. Банки выдавали кредиты под 213% годовых из-за высоких темпов инфляции. Сейчас времена изменились, но проблемы остались. На Дальнем Востоке много мелких банков и несколько филиалов крупных банков. И практически все они выдают краткосрочные кредиты под высокие проценты, а оборудование, предлагаемое в залог, оформляют с очень большим дисконтом. Мелкий банк не может дать большой кредит на долгий срок. Филиалы крупных банков долго оформляют документы, т.к. головные офисы находятся в Москве и все согласования проходят там. И поэтому пока у нас процветает браконьерство, хотя сейчас его уровень по сравнению с 90-ми годами существенно снизился, так как рыбакам нужны деньги на топливо и на развитие промысла, а легальным путем заработать могут далеко не все.

ИА REGNUM: Расскажите пожалуйста подробнее о системе квот, действующих в рыбной отрасли.

Что касается квот, то недавно была реализована очень хорошая идея наделения долями рыбаков. Однако законодательно закрепленных механизмов управления этими долями нет, что существенно усложняет работу в отрасли. Приведу пример: состоялся аукцион по продаже долей на вылов Камчатского краба в Баренцевом море в исключительной экономической зоне РФ. Наша компания купила 40% от общего допустимого улова за 25 млн долларов. Получив эти документы, мы отправляемся в банк для получения кредита на покупку судов под залог квоты. Однако банки не принимают их в качестве залога. Закрепление квот на пять лет - это очень мало. На такой срок почти невозможно привлечь инвестиции. Отрасли необходимо закрепление квот на 25-49 лет.

ИА REGNUM: А каково состояние материальной технической базы в отрасли? Есть ли возможность ремонтировать суда в России или выгоднее это делать за границей?

Материально-техническая база сильно устарела. Средний срок службы судна - 15 лет, после чего он и физически, и морально устаревает. А средняя стоимость современного судна составляет 10 млн долларов. Перед рыбаками опять возникает вопрос финансирования, эта проблема обостряется еще и из-за того, что за последние 15 лет судостроительная и ремонтная база просто исчезли. Сейчас у нас в стране возможно отремонтировать судно на военных верфях, но сроки и качество ремонта, увы, не могут конкурировать с ремонтными предприятиями других стран. Поэтому большинство дальневосточных рыбаков ремонтируют суда в Корее, Китае. Ремонтную базу у нас в стране нужно создавать заново, и не только производственные мощности, но и систему подготовки профессиональных кадров, в том числе и систему профессионального среднего специального образования. Запасные части и комплектующие тоже не производятся у нас в стране, их можно приобрести только за границей.

ИА REGNUM: А оборудование для переработки рыбы и морепродуктов?

Оборудование для рыбоперерабатывающей промышленности в нашей стране выпускается в минимальных количествах и, к сожалению, пока не соответствует международным стандартам. 90% современного оборудования в России привозится из-за границы. И пока не налажено собственное производство, думаю, было бы целесообразным освободить ввозимое оборудование от таможенных пошлин и НДС. И, как я уже говорил, во всей отрасли существует проблема профессиональных кадров. Ситуация на Дальнем Востоке осложняется еще и сезонным характером загрузки производственных мощностей. Во время двух месяцев лососевой путины предприятия загружены полностью, привлекается труд студентов, приезжающих на сезонные работы. Крупные компании могут себе это позволить, а мелкие предприятия работают только в сезон, поэтому не могут содержать рабочих постоянно.

ИА REGNUM: Компания "Тунайча" работает на Сахалине более 15 лет и является одной из самых успешных в отрасли. Как вы смогли добиться таких результатов?

Как я уже рассказывал, в начале 90-х годов рыбная отрасль после развала СССР начала приходить в упадок. Была нарушена система управления рыбной отраслью, часть флота была распродана, часть пришла в негодность. Именно тогда и компания "Тунайча" начинала свою деятельность. С самого начала мы решили, что нет смысла ловить рыбу и отвозить в другие регионы и даже на другие предприятия, находящиеся далеко от берега, для переработки, так как качество продукции от этого очень сильно страдает. Так родилась идея строительства перерабатывающего завода на берегу моря. Таким образом, мы ставили перед собой задачи повысить качество продукции, занять людей, так как безработица на Сахалине в начале 90-х была очень высокой, изучить и внедрить новые технологии переработки рыбы и морепродуктов. В итоге был построен завод в 70 метрах от берега, с тех пор на переработку поступает только свежая, даже живая рыба. Нашу инициативу поддержала администрация Сахалинской области и правительство.

Бизнесу тогда предоставлялись льготы в течение двух лет. Они позволяли направлять прибыль, получаемую в результате предпринимательской деятельности, на развитие, и эта прибыль не облагалась налогом.

Когда же мы коснулись вопросов переработки сырья, то появилось очень много проблем. Опыта переработки рыбы с советских времен просто не было, на предприятиях стояло оборудование в основном из черного металла. Причем, формально санитарные нормы были очень строгими, но они никогда не выполнялись. Мы начинали работать на российском оборудовании, но сразу стали изучать опыт зарубежных коллег. Для этой цели было решено организовать совместное предприятие. В июле 1996 года наше новое совместное предприятие выпустило первую партию консервов. Используя накопленный опыт мы заменили все оборудование на современное импортное. Мы обучали за границей не только технологов и мастеров, но и слесарей по ремонту и обслуживанию импортного оборудования. Сейчас наша продукция соответствует всем мировым стандартам. И если в начале нашей деятельности мы большую часть продукции продавали за рубеж, то сейчас наша продукция остается в России, а на экспорт идет не более 10%.

ИА REGNUM: Вопрос, касающийся сферы потребления. В последнее время в СМИ было много публикаций относительно рыбных ресторанов, суши-баров, в которых готовят блюда в том числе и из сырой рыбы. Какие есть требования к качеству рыбы, чтобы можно ее было употреблять в пищу в сыром виде?

Ни в Японии, ни в нашей стране из сырой рыбы блюда не готовят. Вся рыба для таких ресторанов поставляется только глубоко замороженной. Без такой обработки в ней могут сохраняться личинки гельминтов опасных для человека. Другой вопрос, что даже такую рыбу нельзя долго хранить. В самых дорогих ресторанах рыбу размораживают только один раз, в более дешевых заведениях рыбу могут размораживать и замораживать несколько раз, от чего страдают ее полезные свойства и внешний вид. Здесь есть и еще одна проблема: в ресторанах и некоторых магазинах, а также на складах не всегда соблюдаются правила хранения такой продукции, кое-где даже нет соответствующего оборудования, хотя сейчас таких предприятий становится все меньше.

Что же касается сферы конечного потребления, то стоит отметить и такой момент как ГОСТы, которые давно устарели, так как их не пересматривали с 50-х годов прошлого века. А за это время технологии обработки и упаковки рыбы и морепродуктов изменились кардинальным образом. Сейчас современная упаковка и обработка позволяет доставлять на стол покупателей продукцию с меньшим содержанием соли и консервантов, сохраняя тем самым максимум ее полезных свойств. Однако этого не позволяют делать ГОСТы. И компании, производящие высококачественную продукцию рискуют навлечь на себя административную ответственность. Наша компания, например, выпускает красную икру в эмалированных банках, что позволяет дольше хранить продукт и использовать меньше соли и консервантов при его производстве. Однако это делает продукт дороже. Но следует понимать, что икра - это редкий товар, его добывается строго ограниченное количество, поэтому дешевым он быть все равно не может. И пока еще, к сожалению, на рынке существует большая проблема браконьерской икры, добытой незаконным способом, которую продают и на рынках, и в магазинах. Она низкого качества с большим содержанием вредных консервантов, таких, например, как сильнейший аллерген уротропин, и представляет опасность для здоровья человека.

ИА REGNUM: По вашему мнению, сможет ли отрасль развиваться самостоятельно в условиях рыночной экономики или она все-таки нуждается в государственной поддержке?

Сейчас мы много слышим критики в адрес рыбной отрасли относительно незаконного лова рыбы, контрабанды и браконьерства. И стоит признать, что все эти проблемы существуют. Но их надо решать не только борьбой с браконьерством и с другими нарушениями, но и поддерживать и развивать. Рыбная отрасль сейчас не может выжить без поддержки государства. Все больше и больше предприятий сейчас работают "вбелую", но они не могут развиваться в силу указанных выше причин. Только государство может решить проблемы тарифов на железнодорожные перевозки, обустройства портов, развития торгового машиностроения, ремонтной базы, подготовки кадров, изучения ресурсной базы, законодательного регулирования отрасли и, конечно, финансирования. Сейчас все предприятия рыбной отрасли платят налог за водно-биологические ресурсы - около 10-15% от стоимости сырца, в то время как они сами нуждаются в поддержке. Предложение рыбаков состоит в том, чтобы отменить этот налог для тех, кто привозит рыбу для переработки на российский берег. Также большой нагрузкой на плечи рыбака ложится деятельность многочисленных контролирующих органов, которых в настоящее время насчитывается около десяти. И именно нерешенность всех указанных проблем порождает и дает расцвести пышным цветом коррупции. Я надеюсь, что вскоре помощь со стороны государства отрасли будет оказана. Только так можно будет снизить и уровень коррупции, и браконьерства.

Рыбные ресурсы возобновляемы, их можно назвать одним из стратегических ресурсов страны. И я надеюсь, что все эти острые проблемы рыбной отрасли будут рассмотрены и обсуждены в ходе заседания Государственного совета, которое состоится 31 августа в Астрахани.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.