В Армении пройдет международная конференция "Государственность Кавказской Албании и ее этнокультурное наследие"

Баку, 28 августа 2007, 20:07 — REGNUM  За последние 10 лет в южнокавказских республиках актуализировались научно-политические обсуждения об этнокультурном и территориальном правопреемничестве древнего государства под названием Кавказская Албания. С 3 по 5 сентября аналитический центр "Митк" совместно с Институтом востоковедения Национальной академии наук Армении организует первую международную конференцию на тему "Государственность Кавказской Албании и ее этнокультурное наследие". Основной целью конференции является создание основ для разработки общих исторических концепций об этническом составе, о культуре, о границах и реальных этнополитических правопреемниках Кавказской Албании.

ИА REGNUM представляет спектр мнений некоторых участников конференции.

Кандидат исторических наук, член правления "Фонда Шамиля", профессор Дагестанского государственного университета Тимур Айтберов, говоря об активизации обсуждений на тему исторического и политического наследства Кавказской Албании, заметил, что в особенности у этнических дагестанцев есть стремление познать свое действительное прошлое и через это осознать свое место в современном кавказском мире. "С другой же стороны - свои думы тут и у азербайджанцев. Скорее всего, их цель - использовать мифические представления об Албании для проведения территориальной экспансии по всем направлениям - на Дербент и далее, в сторону Тбилиси, Телави и Еревана, то есть захватить все те кавказские земли, где были коллективы - хотя бы лишь крепостные и рабы, члены которых говорили на азербайджанском", - считает Айтберов. По его словам, Азербайджан следует политике Османской империи конца ХIХ - начала ХХ веков, запланированной в отношении Восточного Кавказа. Суть этой политики - образование буферного государства, простирающегося от Тебриза до российской Кабарды, причем на базе азербайджанского языка, сообщил он. По словам Айтберова, это - стержень в вопросе взаимоотношений азербайджанцев Азербайджана со своими дагестаноязычными соседями.

"Взаимоотношения местных аварцев с мугалами, которые признают аварцев и аварскую культуру, можно назвать хорошими. Взаимоотношения аварцев с нахичеванцами и другими недавними пришельцами с юга - неприязненные, ибо те держат в руках государственную машину, при помощи последней и экономику," - проинформировал он. "Пусть азербайджанцы объединяются с азербайджанскими племенами, иранцы с иранскими, но племена и малочисленные народности лезгинской подгруппы должны объединяться в этническом плане с лезгинами, - заметил он, - для них это будет новая форма разумного существования". Однако Азербайджан всячески старается помешать честному и справедливому решению вопроса с племенами лезгинской подгруппы - их целенаправленно тюркизируют, считает Айтберов. Перед лезгинами и аварцами Азербайджана, численность которых достигает в восточнокавказском регионе примерно 1 млн. человек, стоят иные проблемы, нежели перед цахурами и удинами.

По оценкам заведующего сектором истории арабских стран Института востоковедения Академии наук России Аликбера Аликберова, активизация обсуждений на тему исторического и политического наследства Кавказской Албании связана с активизацией общественно-политических процессов на всем Южном Кавказе, с новой фазой противостояния Армении и Азербайджана по проблеме Нагорного Карабаха, с провалом усилий международных посредников, в том числе Минской группы, которые предпринимались для выработки прелиминарных условий решения проблемы, которые бы устроили все три стороны, включая Нагорный Карабах. В то же время он заметил, что, к сожалению, возникают ситуации, когда "исторической науке трудно оставаться в стороне от политики, в определенных условиях она не может не быть социальной". "В результате история превращается в особую форму политологии, сохраняющей внешние атрибуты исторической науки. Увы, это универсальная мировая практика - обосновывать этнополитические и территориальные претензии с помощью исторических фактов и доказательств, которые далеко не всегда бесспорны", - заметил Аликберов. Комментируя вопрос о том, какие взаимоотношения сложились между азербайджанцами и проживающими в Азербайджане народностями, которые являются реальными наследниками Кавказской Албании, он заметил, что, по оценкам экспертов, при предыдущем президенте Азербайджана общая ситуация была заметно хуже. Сейчас под влиянием различных факторов происходят некоторые позитивные изменения, однако многие противоречия самого различного характера в этой сфере все еще сохраняются. "Одна из новейших проблем, способных серьезно обостриться в будущем, если своевременно не будут приняты необходимые меры, связана с обустройством государственной границы между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой и фактическим разделением некоторых коренных народов Юго-Восточного Кавказа", - считает Аликберов. Комментируя публикации в СМИ о политике Азербайджана по отношению к цахурам, лезгинам, аварцам, удинам и проч., он заметил, что как исследователю ему сложно "принять на веру материалы прессы". "С другой стороны, я также руковожу работой группы сравнительного изучения Северного Кавказа Института востоковедения, которая проводит полевые изыскания не только на Северном Кавказе, но и в сопредельных ему областях Южного Кавказа. В прошлом году члены группы побывали и в Азербайджане. Результаты исследований будут опубликованы в течение ближайших лет. Наш подход сугубо академический, на первом месте - объективность в изучении тех или иных аспектов взаимодействия различных обществ и общественных групп в регионе, учет по возможности всего комплекса факторов, в том числе этнического и конфессионального", - подчеркнул он.

Кандидат исторических наук, заведующий отделом христианского Востока Института востоковедения Академии наук Армении Алексан Акопян заметил, что активизация обсуждений на тему исторического и политического наследства Кавказской Албании связана, в первую очередь, с обнаружением 10 лет назад на Синае албано-грузинского палимпсеста, который содержит обширные отрывки Синаксария и предоставляет большую возможность для изучения албанской письменности, созданной Месропом Маштоцем и Бениамином на основе древнелезгинского или удинского языка, а также конкретизирует представления об этой восточно-кавказской цивилизации. В какой-то мере ажиотажный интерес к проблеме наблюдается не только в странах СНГ, но и в европейских научных кругах. "Несомненно, сыграло роль и внезапное, бессмысленное и опасное разделение исконных восточно-кавказских народов - лезгин и аварцев, новоявленными государственными границами вследствие распада СССР, а также определенная агрессивность ученых, политиков Азербайджана, стремящихся "освоить" историко-культурное наследие исконных этносов, тысячелетиями живущих в северо-восточном Закавказье, и не только их. Комментируя вопрос о том, с чем связан тот факт, что историческое прошлое Кавказской Албании часто пропагандируется для решения современных политических проблем, он заметил, что историческое прошлое имеет немаловажное значение для современного человека и общества в плане своей этнической самооценки и определения стратегии этнического и политического развития, и это касается также и народов, которые являются либо считают себя наследниками кавказско-албанской цивилизации. "Однако нельзя не учитывать, что в одном случае правдивое обращение к историческому прошлому содействует большему познанию этой сферы духовного мира, а в другом случае - ложь, преподносимая как историческое исследование, приводит к тривиальному разрушению именно духовного, иными словами - гуманного и уважительного отношения к человеку и многоэтническому миру", - считает он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.