Отчет сенатора и "дело о салфетке" - Нижний Новгород 22 июня

Нижний Новгород, 22 июня 2007, 10:33 — REGNUM  

"КоммерсантЪ" пишет, что 21 июня в соответствии с областным законом "О порядке избрания и назначения членов Совета федерации Федерального собрания РФ" вчера сенатор от регионального парламента Леонид Белов отчитался перед депутатами за первый год работы.

Бывший заместитель губернатора Валерия Шанцева был избран сенатором в мае 2006 года, причем этому предшествовало отклонение главой региона кандидатуры бывшего сенатора Дмитрия Беднякова, одобренной спикером СФ РФ Сергеем Мироновым. Шанцев тогда сообщил, что "кандидатура Белова сама всплыла". По результатам тайного голосования Белов получил поддержку 31 депутата из 42-х пришедших на заседание. В число проголосовавших "против" вошли фракция коммунистов, несколько "пенсионеров" и даже "единороссов".

Отчет Белова напечатали на 42-х листах и раздали депутатам для ознакомления, однако сам сенатор изъявил желание "по-человечески" все рассказать. Он напомнил, что изначально вошел в комитет по вопросам местного самоуправления просто потому, что там было шесть человек, а необходимо семь. После этого сенатор рассказал, как много работы в этом комитете и как он изъявил желание перейти в комитет конституционного законодательства, где работы оказалось меньше. В этом комитете Белов работает заместителем председателя. Помимо этого он состоит в комиссии по информационной политике.

"Господин Белов был в отличном настроении и даже сравнил работу в Совете федерации с армией. Зал слушал молча, и Белов продолжал: "Я сосчитал, что за год всего 6 раз пообедал. Может, это неправильная организация времени, но работы так много!".

После этого сенатор поведал депутатам, что за год также побывал в трех зарубежных командировках: два раза в Германии и один раз в Мексике. При этом Белов признался, что пропустил три заседания Законодательного Собрания - один раз по болезни и дважды из-за работы в Совете федерации.

Рассказ прервал спикер Заксобрания Виктор Лунин, который порекомендовал перейти к вопросам. Депутат Владимир Жигалов поинтересовался, как Белов отстаивает судьбу конкретных проектов, связанных с Нижегородской областью.

По словам Белова, губернатор сам решает, какие вопросы нуждаются в поддержке на федеральном уровне. Из конкретных примеров сенатор смог вспомнить получение федеральных 500 млн рублей Нижегородским госуниверситетом имени Лобачевского. "Мы работаем", - резюмировал он, а депутаты не стали настаивать на более подробном рассказе о лоббировании интересов области.

Депутат Валерий Осокин поинтересовался судьбой инициатив региональных депутатов, но Белов рассказал о том, что инициатив много, но вот создателя федерального закона о местном самоуправлении он лишил бы права законотворчества на всю оставшуюся жизнь. "Это надо же! Мы каждый месяц правим этот закон, а в итоге не делается лучше, его надо переписывать. Полномочия самоуправлению даем, а денег - нет", - досадовал Белов.

После взвешенных "единоросских" вопросов начались коммунистические. Лидер левой фракции Николай Рябов спросил, зачем сенаторы одобрили возможность размещения армейских групп за рубежом. "Это же политический документ получился. Почему те могут, а мы - нет?" - возмутился Белов.

Рябов опять взял слово и попросил объяснить ему, что такое "энергетическая безопасность", "Это когда мы сами себя обеспечиваем в энергетическом смысле, имеем резервы", - ответил Белов. "Так хватит уже всю нефть продавать, а то детям не останется нашим!" - призвал Рябов, и сенатор поспешил с ним согласиться. Напоследок коммунист попросил Белова помочь в отстаивании нижегородских парков от застройки. "Я учту, будем работать", - пообещал сенатор.

Согласно областному закону, депутаты приняли информацию своего представителя в СФ к сведению.

"Комсомольская правда" пишет, что в суде Ленинского района Нижнего Новгорода закончился судебный процесс по "делу о салфетке", которую врачи во время сложной операции забыли в животе у нижегородки Полины Серебряковой.

Молодая женщина рожала в одном из родильных домов Нижнего Новгорода. Перед родами у нее началось сильное кровотечение, женщина едва не погибла. Спустя 2 года после родов она легла в больницу. Врачи поставили предварительный диагноз - раковая опухоль. Женщина поехала в Москву, и в столичной больнице выяснилось, что "опухолью" оказалась... марлевая салфетка, которую могли оставить в животе акушеры родильного дома. "Суд признал факт наличия медицинской салфетки в брюшной полости моей клиентки, - сообщил адвокат Серебряковой Дмитрий Мизюков. - И роддом, который первоначально отрицал даже возможность оставления инородного тела, после экспертизы этот факт признал".

Суд оценил вред, который могла нанести женщине салфетка салфетка, в 15 тыс. рублей.

Деньги эти Серебрякова получать не собирается - адвокат готовит исковое заявление в областной суд.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.