Карабахский конфликт - консервация ради консервации: срез мнений армянского аналитического сообщества

Баку, 15 июня 2007, 13:37 — REGNUM  Встреча президентов Армении и Азербайджана в рамках неформального саммита СНГ в Санкт-Петербурге, широко разрекламированная сопредседателями МГ ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта, которых уже успели в народе прозвать "политическими туристами", как и ожидалось, прошла в режиме "беседы двух джентльменов", по окончании которой главы государств также "по-английски" (без комментариев) удалились. Встреча не потрясла мир сенсационными договоренностями, и ожидаемого разве что сопредседателями "сужения круга спорных вопросов до нуля" также, по всей видимости, не произошло.

Как сообщил журналистам после встречи глава МИД Армении Вардан Осканян, "встреча президентов Армении и Азербайджана Роберта Кочаряна и Ильхама Алиева была серьезной, однако согласия достигнуто не было". Армянский министр отметил, что процесс переговоров будет продолжен на уровне глав внешнеполитических ведомств двух стран, не исключив при этом организацию встречи президентов до конца года. В свою очередь, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заметил, что в ходе встречи стороны представили свои позиции, однако совершить прорыв не удалось. Привычной оригинальностью отличился французский сопредседатель Бернар Фасье. То ли желая оправдать "необузданный" оптимизм своих коллег, то ли желая продемонстрировать значимость МГ ОБСЕ, он заявил, что сопредседатели предложили президентам "новые альтернативные пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта".

Если же говорить откровенно, прошедшая в Санкт-Петербурге встреча привела к тому, чего, собственно, и добиваются Ереван и Баку, - сохранению статус-кво, что позволяет сторонам размеренно готовиться к важным электоральным процессам. Ряд экспертов и вовсе уверены, что реальной активизации процесса урегулирования не стоит ожидать до конца 2009 года, апеллируя не только к надвигающимся выборным процессам в Армении и Азербайджане, но и к тому обстоятельству, что сохраняющийся статус-кво на руку и странам-сопредседателям, в первую очередь США и России. Вместе с тем некоторые предлагаемые посредниками принципы урегулирования карабахского конфликта, ставшие с легкой руки американского посредника Мэтью Брайзы достоянием гласности, продолжают оставаться в центре внимания общественных и политических кругов Армении. Еще до встречи Роберта Кочаряна и Ильхама Алиева ИА REGNUM подготовило калейдоскоп эксклюзивных комментариев ведущих политических и общественных деятелей Армении и Нагорного Карабаха относительно возможности сдачи армянской стороной территорий Низинного Карабаха, выполняющих в настоящий исторический период функцию пояса безопасности НКР. В этом материале представляем вниманию читателей позицию экспертного сообщества Армении по наиболее важной проблеме армянской действительности - перспективам урегулирования карабахского конфликта.

Степан Григорян: Петербургская встреча президентов Армении и Азербайджана разрушила конструкцию "пражского процесса"

Председатель правления Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству Степан Григорян считает, что в процессе поиска решения карабахского конфликта международные посредники из МГ ОБСЕ в разные времена выделяли наиболее реальные, с их точки зрения, варианты решения проблемы. Так, напомнил он, в 1996 - 97 гг. главный тезис посредников, предлагаемый сторонам конфликта, заключался в формуле "территории в обмен на безопасность Нагорного Карабаха", т. е. в обмен на вывод армянских вооруженных формирований с контролируемых территорий. Армяне НК должны были получить серьезные гарантии безопасности. Позже, в 1998 - 2000 гг., заработала формула "территории в обмен на статус НК", а после Парижа и Ки-Уэста предложения посредников трансформировались в подход типа "территории в обмен на территории".

В последние два-три года много говорится о "пражском процессе", суть которого была раскрыта руководством ОБСЕ лишь 22 июня 2006 года. Фактически, заметил он, появились новые предложения, которые можно представить в виде формулы "территории в обмен на референдум о независимости в Нагорном Карабахе". Проведение референдума о независимости в НК - это был новый элемент в предложениях посредников. Думаем, с этим и был связан непомерный оптимизм международных посредников, которые, будучи уверенными, что это новое предложение заинтересует стороны конфликта, заговорили об "окне возможностей". В последний месяц наблюдалась очередная активизация деятельности международных посредников в решении карабахского конфликта, заметил он. "Сопредседатели МГ ОБСЕ дважды посетили регион за последние две недели! В промежутке между их визитами в Азербайджане и Армении побывал действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос, заявивший, что сейчас очень благоприятный момент для урегулирования нагорно-карабахского конфликта и стороны никогда не были так близки к достижению соглашения", - продолжил Григорян. Всплески оптимизма у сопредседателей МГ ОБСЕ наблюдались ранее, происходят они и сейчас по причине непонимания политики, проводимой официальными Баку и Ереваном. "По всей видимости, посредникам неизвестно, что власти Азербайджана и Армении не готовы к компромиссным решениям и их политика направлена на "замораживание" конфликта. Не исключено, что оптимистические заявления сопредседателей также нацелены на то, чтобы продемонстрировать миру "нужность" и эффективность своей работы", - считает эксперт. Говоря о факторах, препятствующих скорому решению конфликта, он отметил, отсутствие представителей Нагорного Карабаха в переговорном процессе, серьезное расхождение позиций официальных Еревана и Баку по ключевым вопросам. Немаловажным фактором, по мнению Григоряна, является и отсутствие политической воли у властей Армении и Азербайджана к принятию компромиссных, а значит, и непопулярных решений. "Как представляется, власти Армении и Азербайджана озабочены проблемой сохранения своей власти и не готовы к решению конфликта, что видно уже из того, что ими ничего не сделано для укоренения в обществе терпимости и толерантности друг к другу, готовности к сотрудничеству и восприятию компромиссных и взаимоприемлемых решений", - подчеркнул он. Кроме того, считает политолог, усиление в последние несколько месяцев противостояния России с Западом также уменьшает шансы на нахождение общих подходов у мирового сообщества в решении этого конфликта. В этой связи, отметил Григорян, "провал переговоров президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге не явился неожиданностью для граждан конфликтующих сторон, хорошо осведомленных о реальном положении дел". После этой встречи, считает он, разрушена конструкция "пражского процесса", поскольку Азербайджан категорически отказывается от идеи проведения референдума на территории НК. Сохранение нынешнего статус-кво на фоне милитаризации региона и накачки азербайджанского бюджета нефтедолларами в скором времени может привести к возникновению у Баку иллюзии о возможности решения конфликта силовым путем. В этой связи, заметил Григорян, в условиях отсутствия политической воли у властей Армении и Азербайджана к компромиссам говорить об отводе войск или каких-то других односторонних шагах со стороны Нагорного Карабаха или Армении бессмысленно.

Армен Айвазян: Армении удалось просуществовать лишь благодаря установлению контроля над 42, 000 кв. км исконно армянской земли

По словам директора Центра стратегических исследований "Арарат", доцента факультета политологии и международных отношений Американского университета Армении Армена Айвазяна, в обозримом будущем конфликт не имеет каких-либо перспектив мирного решения. "Позиции сторон слишком далеки друг от друга, причем позиции как элит, так и в намного большей степени - армянских и азербайджанских обществ", - считает он. По оценкам политолога, при нынешнем состоянии возможно или сохранение статус-кво, или азербайджанская агрессия с непредсказуемыми последствиями для всего региона, в том числе и для самого Азербайджана. Говоря о перспективах сдачи подконтрольных Карабаху районов, Айвазян заметил, что Азербайджан и стоящую за его спиной Турцию невозможно умиротворить путем территориальных уступок, поскольку истинная стратегическая цель этих союзников заключается не в декларируемом ими "освобождении" Нагорного Карабаха и подконтрольных ему сопредельных районов, а в уничтожении армянской государственности и оккупации всей территории современной Армении. В подобных условиях, заметил он, какая-либо территориальная уступка с армянской стороны не будет оправдана и не только не исключит возможность азербайджанской агрессии, но и позволит Азербайджану начать новую войну с наиболее выгодных позиций. "Опыт независимого существования последних 15 лет доказывает, что Армении удалось просуществовать лишь благодаря установлению контроля над 42, 000 кв. км исконно армянской земли. Это и есть та минимально необходимая территория с определенными естественными границами, которая обеспечивает долговременную безопасность современной Армении", - отметил политолог, добавив, что на меньшей территории армянская государственность вряд ли сумеет выжить. "Нельзя также забывать, что карабахский конфликт "двухэтажен": на "первом этаже" он протекает между его непосредственными участниками - Арменией, Арцахом, Азербайджаном, а также Турцией, на "втором этаже" - между обладающими большим весом в регионе державами - Россией, США, Ираном и опять же Турцией", - заметил Айвазян. Угасание протекающего на "первом этаже" конфликта будет крайне затруднено, если конфликтующие на "втором этаже" не достигнут какого-либо приемлемого для всех соглашения. Однако анализ развития событий, в частности в Косово, Афганистане, Ираке, а также в Европе, проблема размещения американской системы ПРО и возможного выхода России из ДОВСЕ приводит к отрезвляющему выводу: столкновение великих держав в Закавказье и Средней Азии будет продолжаться, осложняя хрупкую стабильность в регионе, считает он. "К сожалению, мир для нас после завершения холодной войны не стал более безопасным. Наоборот, Закавказье и Средняя Азия - это сегодня те регионы, где протекает новая "мини"-холодная война, и следовательно, было бы смешно, если бы мы доверили обеспечение собственной безопасности совместным гарантиям, обещанным силами, ведущими между собой оголтелую геополитическую борьбу", - заметил он. В этом регионе и в подобной международной ситуации обещаемые Армении гарантии безопасности могут ввести в заблуждение лишь очень наивных, заключил Айвазян.

Агавни Караханян: Более вероятным кажется достижение "принципов урегулирования", а не самого урегулирования нагорно-карабахского конфликта

Как заметила директор Института гражданского общества и регионального развития Агавни Караханян, с самого начала переговорного процесса каждая новая встреча в верхах становится кануном достижения окончательного решения. "Однако опыт показал, что "момент истины" отдалялся все больше до тех пор, пока мы в очередной раз не оказывались перед лицом "неизбежного окончательного решения карабахской проблемы, которое буквально за поворотом", - заметила Караханян. Сегодня также, заметила она, "непонятный оптимизм проявили сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта". Реализм ситуации, считает Караханян, заключается в том, что не столь важны уверенность или заверения в возможном заключении соглашения, сколько указания на то, что переговоры по мирному урегулированию "идут в правильном направлении и будут продолжены", тем более вероятным кажется достижение именно "принципов урегулирования", а не самого урегулирования. "Стоит ли говорить о том, что вопрос о сдаче подконтрольных территорий - это не столько вопрос территориального спора, сколько вопрос безопасности. При этом безопасности не только Карабахской Республики и ее населения, но и Армении", - считает она. Ставить вопрос об этих территориях, подчеркнула Караханян, можно только тогда, когда Азербайджаном будут даны гарантии безопасности как Карабаху, так и Армении. Однако, заметила эксперт, пока со стороны Баку слышны лишь угрозы о том, что "Азербайджан закупил большое количество тяжелой техники и вооружений, процесс закупок продолжается, и военные расходы будут увеличены еще больше, что военный бюджет Азербайджана равен госбюджету Армении". Алиев продолжает угрожать, что "армия Азербайджана может освободить оккупированные территории военным путем, если армяне не захотят уйти оттуда по-хорошему". Более того, на сегодняшний день линия соприкосновения сторон, азербайджанской и карабахской, является оптимальной и исключает военное вторжение на территорию не только Карабаха, но и Армении, сообщила она. Однако в случае отхода подразделений Армии обороны НКР с занимаемых позиций протяженность линии соприкосновения увеличивается более чем в два раза, под ударом могут оказаться приграничные города НК и Армении, таким образом, последствия подобного изменения расстановки сил легко представить. Согласие Армении и Карабаха на безоговорочный отвод войск с подконтрольных территорий равноценно политическому самоубийству, а потому "оптимизм" официального Баку и посредников по поводу достижения окончательного решения не становится безоговорочным. Все эти аргументы больше свидетельствуют в пользу существования не окончательной и конкретной, а "общей договоренности" по поводу освобожденных территорий, считает Караханян. В конце концов, заметила она, если существуют какие-то условия их возвращения, то это значит, что и Азербайджан должен взять на себя определенные обязательства, невыполнение которых может иметь весьма нежелательные для последнего последствия.

"Сторонам необходимо избавиться от наивного предположения, что принятые решения будут обязательно в пользу другой стороны. Динамика и весь ход процесса урегулирования свидетельствуют о том, что каждые последующие усилия бывают направлены на создание нового этапа неопределенности, которая бы позволяла максимально управлять ситуацией в регионе", - отметила Караханян, добавив, что слишком велики ставки и предполагаемые уступки. Она заметила, что не следует забывать о том, что достижение соглашения по конфликту предполагает удовлетворение интересов не только и, возможно, не столько конфликтующих, сколько посреднических сторон. С этой точки зрения, считает Караханян, разумнее искать смысл не в неоднозначных и противоречивых высказываниях сопредседателей Минской группы, которые, стремясь оправдать ожидания публики в Баку, Ереване и Степанакерте, говорят то, что эта публика хочет услышать. "Решение карабахского конфликта, который является составным элементом геополитического противостояния на Южном Кавказе, резоннее всего искать в Москве и Вашингтоне, вернее в том формате, который сейчас складывается между США и Россией, в том политическом раскладе, который вырисовывается в международных отношениях", - подчеркнула политолог, добавив, что миф о дружественных и партнерских отношениях между Москвой и Вашингтоном окончательно развеян. Гораздо более значимы, по мнению Караханян, заявления российского президента на саммите G-8, экономическом форуме в Санкт-Петербурге или "марш-бросок" американского президента на Балканы, настойчивость и форсирование решения косовской проблемы. Хаотическое движение в мире после развала Союза выказывает явную тенденцию к поляризации", - считает она. Политолог заметила, что в данном контексте демонстрация флага в регионе является неотъемлемым и важным фактором влияния на конфликтные ситуации. Заявление НАТО о своей готовности "в случае необходимости разместить на Кавказе миротворческие силы", намерения ОДКБ создать на постоянной основе вооруженные силы, полицию и другие контингенты войск, обученных по единой программе, имеющих соответствующее вооружение и участвующих в регулярных военных учениях, размещение инфраструктуры американской ПРО в Восточной Европе (Польше и Чехии), известная с конца прошлого года разработка Пентагоном доступа американских вооруженных сил к важнейшим геостратегическим регионам, где возможно возникновение вооруженных конфликтов, предложение России о совместной с США эксплуатации Габалинской РЛС и др. - вот те маяки складывающегося миропорядка, на которые надо ориентироваться, когда речь идет о взаимоотношении государств, их статусе на международной арене, а также урегулировании конфликтов.

Айк Демоян: Даже максимум уступок с армянской стороны все равно не устроит Баку

"Статус-кво ни к чему не приведет, на то о и статус-кво, то есть уже зафиксированная, скажем так, по молчаливому согласию сторон переговорного процесса определенная расстановка сил или положений, которые и устраивают обе стороны, по крайней мере, пока", - заявил политолог Айк Демоян. Он заметил, что не стал бы говорить, что Ильхам Алиев был сильно разочарован перспективой очередного раунда переговоров. Очевидно, считает он, что азербайджанский лидер сам осознает, на что не пойдет его армянский коллега. По его оценкам, о возможности возобновления военных действий даже и говорить не стоит - слишком высоки ставки. Говоря о возможностях сдачи территорий в обмен на отсроченный референдум, Демоян отметил, что нельзя забывать, что любое действие с армянской стороны должно быть синхронизировано с азербайджанскими действиями или контрдействиями и наоборот. "Иными словами, односторонних уступок ни с одной из сторон переговорного процесса не будет, однако даже максимум уступок с армянской стороны все равно не устроит Баку. Для азербайджанской стороны понятия "компромисс" и "взаимные уступки" звучат как анафема. В том и заключается неконструктивная позиция Баку в урегулировании конфликта", - считает он. По его словам, ситуацию можно назвать патовой, но все же выход найти возможно, однако ключа к этому выходу ни у кого нет. "Просто в Баку не должны уповать на эфемерные возможности возврата территорий силовым путем, а смириться с тем, что на уступки следует ответить взаимностью, а перед этим подготовить азербайджанское общество к мысли, что уступки должны быть двусторонними, а вовсе не разжигать антиармянскую истерию и бряцать оружием на словах", - заключил он.

Гагик Тер-Арутюнян: По своей сути и геополитической логике проблема Карабаха уже решена, и ОБСЕ должным образом оформит это де-юре

Руководитель научно-исследовательского фонда "Нораванк" при правительстве Армении Гагик Тер-Арутюнян считает, что по ходу длительного переговорного процесса сопредседатели применяли различные дипломатические и информационные технологии. "Некоторые из них стали традиционными, к примеру, заявления о том, что очередной осенью или весной в урегулировании нагорно-карабахской проблемы произойдут качественные изменения", - заметил он. По мнению Тер-Арутюняна, по своей сути и геополитической логике проблема Карабаха уже решена и миссия ОБСЕ, сохранив лицо участников переговорного процесса, должным образом оформит это де-юре - была Нагорно-Карабахская область, которая в результате известных процессов превратилась в Нагорно-Карабахскую Республику. Он заметил, что в политологической литературе, посвященной проблеме конфликтов, принципы самоопределения наций и территориальной целостности, которые становятся предметом спекуляций и подчас противоречат друг другу, уже считаются контрпродуктивными. Тер-Арутюнян заметил, что после развала советской системы произошли процессы, которые привели к новой геополитической ситуации. "На постсоветском пространстве сформировались 15 независимых республик, 6 республик в Югославии, разделилась Чехословакия, Эритрея отделилась от Эфиопии, сегодня активно обсуждается проблема Косово. Факт, что после холодной войны вследствие серьезных геополитических потрясений сформировались новые реалии, большая часть которых зафиксирована и признана международным сообществом, а некоторые пока не получили должной юридической формулировки. Сегодня в международном аналитическом сообществе получает распространение подход, согласно которому для решения подобных проблем необходимо применять более адекватные существующим геополитическим реалиям принципы. Акцентируется, в частности, цивилизационный фактор, в соответствии с которым следует учитывать цивилизационную принадлежность той или иной нации и отдавать предпочтение процессу воссоединения наций, таким образом, пришло время распрощаться с прежней терминологией и взять на вооружение более реальные категории.

"Я не уверен, что в Санкт-Петербурге сопредседатели имели в виду именно такого рода "альтернативные пути". Возможно - имелись в виду просто другого типа переговорные технологии. Но очень похоже, что политико-дипломатический процесс вокруг НКР в целом стал подчиняться другой, более соответствующей реалиям логике", - считает он. Комментируя перспективы сдачи территорий в обмен на отсроченный референдум, он заметил, что освобожденные территории - реальная и стратегическая гарантия безопасности не только для НКР, но и Республики Армения, а нарушение баланса в этой сфере, скорее всего, приведет к разрушению системы безопасности региона, и не только южно-кавказского. Подобный сценарий, учитывая высокую степень милитаризованности региона, в особых комментариях не нуждается, заметил аналитик. Очевидно, считает Тер-Арутюнян, что теоретически эти территории можно будет вернуть исключительно в том случае, если будут даны равноценные и полноценные гарантии безопасности, а насколько официальный Баку сегодня готов к этому - сказать трудно. "Естественно, что по ходу переговорного процесса вопрос территорий активно обсуждается - иначе и быть не могло. Естественно также, что при этом можно услышать различные комментарии и заявления по этому поводу. Однако очень похоже на то, что по ходу информационной раскрутки часто игнорируется контекст и суть этих заявлений, а также тот факт, что территории эти по-прежнему контролирует армия НКР", - подчеркнул он. В контексте вышесказанного, отметил Тер-Арутюнян, "нельзя забывать о заявлениях азербайджанской стороны о своей готовности решить проблему освобожденных территорий, да и в целом Нагорного Карабаха,силовым путем. Конечно, наивно было бы игнорировать экономический рост Азербайджана, связанный с нефтью, в то же время нельзя игнорировать и другие, на мой взгляд, более важные реалии", - считает аналитик. Он проинформировал, что согласно рейтинговым показателям, которые публикуют авторитетные международные организации и которые касаются состоятельности того или иного государства (этот рейтинг рассчитывают известный журнал "Foreign Policy" и столь же престижная организация "Thomson Dialog"), по показателям человеческого развития (составляет ООН) и экономической свободы (изучение проводит влиятельный "Heritage Foundation") Армения существенно опережает Азербайджан да и остальные страны региона. "То есть Армения, как организованное государство, является лидером в регионе, и это утверждают не армянские политические деятели. Тут следует добавить также общеизвестный высокий рейтинг армянских вооруженных сил. Таким образом, не могу исключить, что азербайджанский милитаризм может иметь весьма печальные последствия для этой республики. Думаю, это осознают и в Баку", - заявил Тер-Арутюнян, добавив, что вероятность возобновления вооруженных действий небольшая. В пользу сказанного свидетельствует и следующее соображение: сегодня трудно предположить, чтобы "отдельно взятая страна" самостоятельно решала вопрос войны и мира, заметил он. "Азербайджан - это территория, где сосредоточены крупные нефтяные компании. Иными словами, там сосредоточены геоэкономические интересы США, Великобритании и ряда других стран. Думаю, эти державы должны стремиться к максимальному уменьшению возможности военных действий любого формата", - подчеркнул он. Другое дело, заметил аналитик, "большой брат Азербайджана" - Турция, которая с первых дней карабахского конфликта и по сей день открыто оказывает Азербайджану военную помощь, однако "сегодня эта бывшая империя, как известно, имеет множество внешних и внутренних проблем и, в частности, в контексте активизации курдского движения и процесса признания Геноцида армян уже находится под давлением международного сообщества". То есть сегодня, заметил он, для Турции подстрекательство Азербайджана к войне - идея малоперспективная. В этом контексте следует подчеркнуть и важную региональную роль России и, в частности, заявления генсекретаря ОДКБ Николая Бордюжи о том, что в случае нарушения границ Армении будут предприняты адекватные действия, заключил Тер-Арутюнян.

Рубен Сафрастян: Вывод армянских войск с территорий зоны безопасности Нагорного Карабаха в обмен на отсроченный референдум - это не компромисс, а односторонняя сдача позиций

Директор Института востоковедения Рубен Сафрастян считает, что реальный процесс урегулирования карабахского конфликта может происходить лишь с участием карабахской стороны как полноценного участника переговорного процесса. "Я придерживаюсь мнения, что переговоры должны проходить между Карабахом и Азербайджаном", - заявил он, добавив, что Армения может подключаться к процессу урегулирования нагорно-карабахского конфликта лишь в тех случаях, которые касаются непосредственно Армении. По мнению Сафрастяна, в этом и заключается возможность реального решения этой проблемы. "Что касается возможностей, которые могут возникнуть после петербургской встречи, я не представляю, что могут представлять из себя альтернативные пути урегулирования. Я не владею всей информацией. Однако альтернативой нынешнему переговорному процессу может быть переговорный процесс между Карабахом и Азербайджаном", - считает Сафрастян. При этом он заметил, что сохранение статус-кво в его нынешнем виде - наиболее приемлемый вариант при отсутствии реальных результатов в переговорном процессе. "То есть переговоры могут идти в том случае, если сохраняется статус-кво, поскольку, во-первых, изменение статус-кво приведет к срыву переговорного процесса, а во-вторых, в долгосрочной перспективе статус-кво не может обеспечить истинное решение карабахского вопроса. Поэтому изменение нынешнего статус-кво возможно после того, как будут достигнуты какие-то договоренности в ходе переговорного процесса", - заявил Сафрастян. Кроме того, само сохранение статус-кво или его изменение не является целью, целью является достижение истинного урегулирования карабахского конфликта. Касаясь вопроса отвода армянских войск с линии соприкосновения в обмен на отсроченный референдум, он заметил, что вывод армянских войск с территорий зоны безопасности Нагорного Карабаха в обмен на отсроченный референдум - это не компромисс, а односторонняя сдача своих позиций. "Да и вообще, обо всех освобожденных территориях не может идти речь, я не исключаю, что могут быть отдельные участки, которые с военно-стратегической точки зрения не имеет смысла сохранять как часть Нагорного Карабаха", - заметил Сафрастян. Вместе с тем, считает он, та линия соприкосновения, которая зафиксирована в ходе боевых действий между Карабахом и Азербайджаном, соответствует реалиям, которые сложились после окончания военных действий и способствует сохранению безопасности Нагорного Карабаха.

Александр Искандарян: Референдум о независимости Нагорного Карабаха будет включен в соответствующий договор, когда политическое решение по его итогам уже будет принято

По мнению главы Кавказского института СМИ Александра Искандаряна, никаких новых путей и принципов урегулирования конфликта на самом деле нет, и это прекрасно осознают и сопредседатели, и стороны конфликта. "Невозможно придумать некое новое решение, которое удовлетворило бы все стороны конфликта, и именно этим объясняется тот туман, который окутывает эти так называемые новые предложения", - считает он. По оценкам аналитика, реальная проблема карабахского конфликта - это проблема баланса, и параметры карабахского конфликта изменятся, если изменится баланс в конфликте. "Я имею в виду не только военный, экономический баланс сторон конфликта, но и региональный баланс - Иран, Турция, Россия, надрегиональный баланс - Европа, США и опять же Россия, это баланс соотношения лоббингов разных стран - то есть лоббинга армянской диаспоры против лоббинга нефтяного, то есть это достаточно сложная конфигурация", - пояснил Искандарян. Он добавил, что до изменения этих балансов никаких оснований ожидать изменения параметров конфликта нет. "Я не вижу вокруг конфликта чего-либо, что могло бы изменить этот баланс. Теоретически это может быть сухопутное вторжение США в Иран и победа над ним, но практически это сегодня себе представить нельзя", - заявил эксперт. При этом он заметил, что сохранение статус-кво естественно приводит к консервации конфликта. "В настоящее время представляется, что выбор лежит между статус-кво и урегулированием, однако реально выбор стоит между возобновлением военных действий и статус-кво. То есть нет перспектив урегулирования, я имею в виду юридическое урегулирование конфликта", - считает Искандарян. Он заметил, что в настоящее время статус-кво выгоден всем сторонам в реальном режиме. "В этой ситуации консервация работает на консервацию - само то, что некоторое время регион прожил не в состоянии войны, приводит к строительству дорог, к подводу дорог к военным точкам, к заселению и осваиванию территорий НКР и вокруг нее. Любой проложенный газопровод, любое соглашение о строительстве, скажем, нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан работает на консервацию. Гонка вооружений в регионе также работает на консервацию, давно замечено специалистами, что гонка вооружений приводит к консервации, а не к войне", - заявил он, добавив вместе с тем, что речь не может идти о вечной консервации. "На сегодняшний день, когда о перспективе провоцирования войны говорят лишь сумасшедшие, я не склонен считать сумасшедшими ни политиков в Баку, ни в Ереване, ни в Степанакерте, а значит, и войну, и урегулирование представить сложно", - подчеркнул Искандарян. Он заметил, что урегулирование означает поставить под угрозу режим, власть, нефтяные доходы, накопление доходов внутри клана - и все это из-за какого-то урегулирования?

Говоря о перспективах сдачи территорий в обмен на референдум, он заметил, что реальной возможности обмена территорий на независимость нет. Референдум не может быть способом урегулирования конфликта, он может быть фиксацией урегулирования конфликта, считает Искандарян. "Любому человеку в регионе абсолютно очевидно, что в зависимости от того, как будет проведен референдум - на каких территориях и с каким вопросом, исход референдума предопределен. Соответственно, референдум будет оговорен, когда политическое решение будет уже принято", - отметил он, добавив, что с помощью референдума проблему решить нельзя, можно лишь зафиксировать политическое решение. То есть, пояснил он, президенты решают, что меняют Нагорный Карабах на территории и после этого проводят референдум. "Необходимо политическое согласие между президентами, я не вижу стимула для Алиева уходить в отставку ради того, чтобы вернуть Агдам и Физули, а армянский режим будет, как минимум, подвергнут чрезвычайному риску, если подобное решение будет принято. В любом случае общественность обеих стран воспримет подобный шаг как сдачу и предательство, и я не думаю, что элиты пойдут на это", - заключил глава КИСМИ.

Рачья Арзуманян: Нагорный Карабах в существующих границах и карабахская армия являются важным и незаменимым элементом региональной системы безопасности

"Одна из основных проблем, с которой сталкиваешься на Южном Кавказе, заключается в инерции сознания, мышления. Фактически, сами того не замечая, мы прошли этап конфликта и его урегулирования, в результате чего сложилась система региональной безопасности Южного Кавказа, включающая в себя как признанные государства, так и непризнанные государственные образования", - заявил эксперт по проблемам национальной безопасности Рачья Арзуманян. По его оценкам, каждый из элементов системы имеет свои функции и активно участвует в поддержании равновесия. Арзуманян заметил, что любые попытки нарушить сложившееся равновесие неизбежно взрывают регион, вынуждая решать региональную проблему, а не проблему армяно-азербайджанских отношений. Основная проблема, считает он, заключается в том, чтобы государства и народы региона оказались настолько сильны, что выдержали бы столкновение с уже сложившейся реальностью. "И если для армянского народа это достаточно сложный, но все же вполне осмысленный процесс, то для Азербайджана примирение с реальностью протекает весьма болезненно", - заметил аналитик. Политическое руководство и элита Азербайджана, отметил он, "опрометчиво связали состоятельность своей государственности и народа в целом с нагорно-карабахской проблемой". Искусственность такого рода связок, считает Арзуманян, приводит к тому, что азербайджанская элита вынуждена искажать морально-психологическую атмосферу в стране, "которая в настоящее время граничит с психозом". Автократический Азербайджан и общество, сознательно заражаемое реваншизмом, становится серьезной проблемой для его соседей, подчеркнул Арзуманян. Таким образом, регион стоит перед необходимостью не разрешения нагорно-карабахской проблемы, но ее переформатирования, сообщил аналитик. Перед мировым сообществом стоит задача, как привести правовое и политическое поле в соответствие со сложившейся реальностью, поскольку если этого не сделать, то под удар ставится сама система международных отношений и международной безопасности. По оценкам Арзуманяна, "фарисейство" в системе международных отношений имеет свои пределы, которые не стоит испытывать на прочность, не подвергая риску разрушения всю систему. "Если продолжить метафору, то будет уместным говорить скорее о "прецедентом праве", рассматривая вопрос признания НКР в качестве такого прецедента, тем более прецедента состоявшегося в реальности. В отличие от других аналогичных проектов, немыслимых без внешних гарантов и прямого участия мировых центров власти, НКР есть состоявшаяся реальность, и речь, фактически, идет о ее признании, изменении "индикатора", - заявил он. Отсюда, считает Арзуманян, становится очевиден смысл сохранения статус-кво - он позволяет выиграть время, дать вырасти новому поколению политиков, которому гораздо проще будет работать с реалиями. "Фактически, это шанс для элит Южного Кавказа и совершенно неочевидно, что они используют его оптимальным образом и потратят имеющиеся ресурсы, в первую очередь, время на конструктивное строительство и становление своих обществ", - заметил он, добавив, что, если армянское общество демонстрирует признаки адекватности и нормального строительства, это сложно сказать об Азербайджане и азербайджанском обществе. Уровень армянофобии, антиармянской истерии зашкаливает за все мыслимые пределы, и это не позволяет исключить катастрофические сценарии развития ситуации, заявил Арзуманян. Комментируя вопрос о сдаче территорий в обмен на отсроченный референдум, он заметил, что не встречал каких-либо серьезных статей или мнений уважающих себя экспертов, в которых всерьез обсуждался бы подобный сценарий. Речь идет или о безответственных личностях, совершенно оторванных от каких-либо реалий, или заявлениях политиков и организаций, участвующих в переговорном процессе. "Во втором случае я склонен относиться к подобным заявлениям и разговорам как к объективному "шуму", публичному шлейфу, своего рода дипломатическому ритуалу, который сопровождает любой переговорный процесс", - заявил он, добавив, что в противном случае надо будет говорить о неадекватности соответствующих политиков и структур. Он заметил, что есть и маловероятный сценарий сознательного провоцирования новой эскалации в регионе со стороны международного сообщества и глобальных сил. Однако сейчас не просматриваются какие-либо мотивы, которые позволяли бы говорить о желании глобальных игроков дестабилизировать Южный Кавказ, более того, уже есть понимание - как в мире в целом, так и в регионе, что такая дестабилизация неизбежно затронет весь Большой Ближний Восток, считает Арзуманян. Он добавил, что также существует понимание того, что Нагорный Карабах в существующих границах и карабахская армия являются важным и незаменимым элементом региональной системы безопасности. Какие-либо изменения, отметил Арзуманян, в сложившемся балансе сил неизбежно ведут к разрушению системы и войне, в результате которой сложится другая система и другой баланс - с другими параметрами, игроками, призванные упорядочить новую реальность, которая неизбежно начнет формироваться в этом случае. "Какой-либо пересмотр - есть война, причем война не локальная, но региональная, последствия которой прогнозировать практически невозможно", - заключил Арзуманян.

Теван Погосян: В сохранении нынешнего статус-кво заинтересованы не только стороны конфликта, но и страны-сопредседатели

По словам главы Армянской атлантической ассоциации Тевана Погосяна, реальной активизации процесса переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта можно ожидать в лучшем случае к 2010 году. В 2009 году завершатся электоральные процессы как в Армении и Азербайджане, так и в странах-сопредседателях - России и США, еще как минимум год понадобится пришедшим к власти силам для того, чтобы сформировать свои позиции, прогнозирует он. Что касается "новых и альтернативных путей", периодически предлагаемых сопредседателями, то, заметил Погосян, в данном случае речь идет о маленьких деталях и нюансах по таким вопросам, как, к примеру, уточнение статуса или сдача территорий. До вовлечения Нагорного Карабаха в процесс переговоров ничего хорошего от этого процесса ожидать не приходится, считает он. "Я не имею в виду, что вовлечение НКР в переговоры позволит решить вопрос за два дня, тут речь идет лишь о том, что Карабах и Азербайджан - самые заинтересованные стороны конфликта", - заметил Погосян. В то же время эксперт отметил, что для урегулирования конфликта необходимо, чтобы "этого хотелось всем", в том числе России, США и Европе. В настоящее время, считает он, в сохранении нынешнего статус-кво заинтересованы не только стороны конфликта, но и страны-сопредседатели. Так, США необходима стабильность в регионе, заметил он, добавив, что "пока течет нефть, им это интересно". В свою очередь Россия также заинтересована в нерешенности конфликта, поскольку это предоставляет ей рычаги воздействия на Армению и Азербайджан. Он заметил, что в условиях мира и дружбы России будет затруднительно обеспечивать свое присутствие в регионе без особых усилий - реализации серьезных культурно-образовательных, экономических и инвестиционных программ. Что же касается Европы, то она не будет проявлять инициативу для решения конфликта, однако если стороны изъявят серьезную готовность в решении вопроса, европейцы "не откажутся от своей доли". Однако в целом, заметил Погосян, нынешний статус-кво устраивает и Европу, поскольку в случае сдачи территорий встанет вопрос размещения контингента миротворческих сил. "Ясно, что Армения будет выступать против присутствия Турции, Баку против России, США слишком далеко и слишком заняты Ираком и Афганистаном, остается Европа, а зачем европейцам брать на себя лишние затраты на содержание своих военных, брать на себя ответственность за обеспечение безопасности и мира", - заметил он. Касаясь перспектив передислокации армянских войск с подконтрольных Карабаху территорий, Погосян отметил, что сам лично рассматривает эти территории в качестве пояса безопасности Нагорного Карабаха, и их сдача без серьезных гарантий безопасности невозможна. Кроме того, ценой сдачи территорий должно стать то, о чем "мечтает вся нация", заявил Погосян. Вместе с тем, считает он, по данному вопросу необходимо провести серьезные обсуждения для выработки единой позиции. "Чего мы хотим - оставить эти территории или они нам были необходимы для торга, для статуса Карабаха, четкой позиции у общественности Армении нет", - заметил он, добавив, что, если общим итогом общественных обсуждений станет сохранение этих территорий, необходимо работать над этим, в частности, усиливать дипломатию.

Игорь Мурадян: По сценарию, армянская сторона сохранит за собой лишь 3 района+Нагорный Карабах

По оценкам эксперта аналитического центра "Кавказ" Игоря Мурадяна, в настоящее время в мире протекает реальный процесс суверенизации непризнанных республик, и Косово - только начало. "Этот процесс вполне реален, поскольку этого хотят мировые игроки", - считает он. По его словам, в косовской модели есть и определенные опасности, поскольку в случае с нагорно-карабахским конфликтом существует проблема территорий Низинного Карабаха. Весь вопрос в том, считает Мурадян, что Армения не может существовать без этих территорий. Однако, заметил эксперт, по сценарию, армянская сторона сохранит за собой лишь 3 района и Нагорный Карабах. Он подчеркнул, что в настоящее время работа ведется над тем, чтобы Баку дал согласие на реализацию подобного проекта, а для армянской стороны Низинный Карабах стал разменной монетой для сохранения собственной власти, поскольку иного ресурса для торговли нет. Что же касается активизации процесса переговоров, в частности, петербургской встречи президентов Армении и Азербайджана, то это, по глубокому убеждению аналитика, "повод для оказания давления на тех и этих". Мурадян заметил, что Минская группа ОБСЕ уже давно перестала быть операционным инструментом для урегулирования нагорно-карабахского конфликта. "Это удобная арена для договоренностей по целому ряду проблем, связанных с регионом, и не только нашим. Если оглянуться, то в условиях довольно сильной конфронтации, которая наблюдается в мире, другой арены или формального повода для обсуждения подобных вопросов больше нет. Механизм по Осетии и Абхазии слаб, по Приднестровью вообще ничего подобного нет, в формате Косово существует некоторый перекос - Россия фактически не участвует в процессе. Таким образом, МГ ОБСЕ стала полноценной ареной для ведения переговоров сверхдержав", - считает Мурадян. Касаясь позиции России в вопросе нагорно-карабахского конфликта, эксперт заметил, что Москву устраивает статус-кво в вопросе нагорно-карабахского конфликта, однако опасения российской стороны связаны с тем фактом, что вопрос будет урегулирован усилиями США, тогда как лидирующие позиции в регионе будут за той державой, которая построит атомную станцию и решит нагорно-карабахский конфликт.

Эдуард Абрамян: Отвод армянских войск c территорий вокруг Нагорного Карабаха будет означать потерю выгодного оборонительного расположения

По мнению председателя аналитического центра "Митк" Эдуарда Абрамяна, единственным решением карабахского конфликта является окончательное признание азербайджанской стороной независимости НКР в нынешних границах. Однако, заметил он, понимая, что азербайджанское общество к этому пока не готово, армянская сторона должна быть готова в случае новой агрессии не только защищать каждую пядь освобожденной земли, но и расширить зону безопасности и свести очередные попытки агрессии против молодой демократии со стороны Азербайджана к нулю. Что касается сохранения нынешнего статус-кво, то, по оценкам Абрамяна, не следует зацикливаться на аспекте признания международным сообществом независимости Нагорного Карабаха. "Я считаю, что не нужно концентрировать все ресурсы на этом, поскольку становление независимого государства не определяется подписанием документа. Независимость должна быть зафиксирована в развивающейся государственности и экономике, в планомерном заселении освобожденной территории и, в конечном итоге, в умах общественности. Мы обязаны сделать все, чтобы НКР стала образцовой республикой в кавказском регионе по всем параметрам", - заметил он.

Говоря о возможности сдачи территорий в обмен на отсроченный референдум в Нагорном Карабахе, он заметил, что любой факт отвода войск может привести к трагическим последствиям, прежде всего,для армянской стороны. "С военно-стратегической точки зрения, армянская сторона фактически из хорошо укрепленных позиций отступает в дальний тыл, что для противника может стать отличной возможностью за короткий срок быстро решить все карабахские вопросы путем победоносной войны", - считает эксперт. Более того, заметил он, возможный отход армянских войск будет означать потерю выгодного оборонительного расположения, для достижения которых было пролито много крови. "В конечном счете, будь это Низинный Карабах или приаракская часть Карабаха, - это историческая армянская земля, где есть множество памятников истории и архитектуры, имеющих большое значение в развитии армянской культуры в целом. Что касается формулировки "передислокация войск в обмен на референдум", предложенной армянской стороне, то, на мой взгляд, от нас требуется очень многое, а взамен предлагается то, что уже было 15 лет тому назад", - подчеркнул Абрамян. Он предложил представить ситуацию, что армия Нагорного Карабаха выводит свои войска из линии соприкосновения и располагается в районах бывшего НКАО, затем, после заселения азербайджанцев на 7 бывших районах Азербайджанской ССР и ввода туда азербайджанских армейских частей, через каких-то 15 лет будет проведен референдум. "Азербайджанская сторона, как и 15 лет назад, не примет результаты референдума, и после нескольких провокаций в очередной раз вспыхнет вооруженный конфликт, и тогда уже нельзя будет гарантировать, что армия НКР, находясь в окружении и имея невыгодное оборонительное расположение, сможет организовать долгосрочную оборону", - заметил он. В этой связи, считает Абрамян, лучшим гарантом нормального существования и развития армянского населения является армия Нагорного Карабаха, расположенная сегодня на выгодных позициях обороны. "Этот факт заставляет сторону противника осознавать, что в случае нового конфликта вероятность нового поражения и потери новых территорий намного выше", - заключил Абрамян.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.05.17
Кому не нужны переговоры о мире в Нагорном Карабахе?
NB!
29.05.17
Лейбористы накануне выборов: ошибки или верная ставка?
NB!
29.05.17
Сбудется ли пророчество Мао?
NB!
29.05.17
Итоги саммитов G7 и НАТО: Меркель подписала капитуляцию
NB!
29.05.17
Реформа Конституции в Польше. О каких правах заявляют автономисты?
NB!
28.05.17
«Торино» и «Сассуоло» устроили голевое шоу — 5:3
NB!
28.05.17
МС-21 полетел: сможет ли надежда авиастроения России достичь успеха?
NB!
28.05.17
«Перестройка – это когда ядро системы работает на саморазрушение»
NB!
28.05.17
Прибалтика, наконец, вымолила себе экономическую блокаду у России
NB!
28.05.17
«Наполи» и «Сампдория» устроили голевую феерию
NB!
28.05.17
Кто враг русским на Севере? Личные махинации или английские империалисты?
NB!
28.05.17
Ультиматум митингующих в Самаре: бойкотировать президентские выборы
NB!
28.05.17
«СКА-Хабаровск» оказался сильнее «Оренбурга» в серии пенальти (3:5)
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
«Жизнь Чернышевского». Шестая серия
NB!
28.05.17
«Православная церковь не может быть отделена от Российского государства!»
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Два человека погибли во время паводков на Ставрополье