Игорь Мурадян: Низинный Карабах - тест на адекватность для властей и "чемодан забвения" для оппозиции

Ереван, 2 июня 2007, 22:13 — REGNUM  

Виртуальная дискуссия вокруг проблемы земель Низинного Карабаха, которые обывательски называют "освобожденными территориями", была развернута ИА REGNUM весьма своевременно, совпав по времени с процессом формирования структур власти в Республике Армения, а также с предстоящими президентскими выборами в Нагорном Карабахе. Длительное время политический класс Армении пытался завуалировать проблему Низинного Карабаха, стараясь не касаться столь сложной для процесса борьбы за власть и популярность темы. Тем самым армянские провластные и оппозиционные политики завели себя в тупик, поскольку надежды, что данный вопрос "отсохнет" сам по себе, были всего лишь результатом отсутствия твердой позиции и понимания внешнеполитических процессов как таковых.

Единство власти и оппозиции

Дискуссия, развернутая ИА REGNUM, удивительно точно и убедительно продемонстрировала нежелание армянских политиков, как находящихся во власти, так и оппонирующих им, расставаться с совершенно ложными и смехотворными представлениями о политической респектабельности, которые, в соответствии с их мышлением, входят в противоречие с позицией по отстаиванию прав Нагорного Карабаха на земли Низинного Карабаха. Им всем хочется быть респектабельными и чистенькими, находясь при этом в той зоне политической корректности, которая оставляет им надежды на перспективу. Дискуссия продемонстрировала намерение политического класса продолжать игнорировать данную проблему, обходить ее жизненную важность при всем том, что она должна стать совершенно политически корректным предметом детальной дискуссии, вполне вмещающимся в международный правовой и политический контекст. "Сверхсекретность" переговоров, на которую делают ставку переговорщики (по сути, заговорщики), привела к проведению вынужденной и широкой работы по выявлению содержания и стиля переговоров. Проведенная работа говорит о том, что власти Армении никогда, нигде и ни на каких этапах переговоров не пытались серьезно обсуждать вопросы правомерности прав НКР на Северный и Низинный Карабах. Власти утверждают, что посредники якобы отвергают эти аргументы и не хотят о них даже слышать.

Между тем с посредниками, во-первых, беседуют не только представители властей, а во-вторых, власти Армении заняли на переговорах позицию, которая преследует лишь одну цель - максимально упростить суть диалога, позволив им тем самым сохранить политический имидж, отмежеваться от возможных подозрений в избыточном патриотизме и отсутствии уступчивости и политичности. При этом данная политическая стилистика распространяется вовсе не только на проблему Низинного Карабаха, а на всю нагорно-карабахскую проблему как таковую. Процесс переговоров, как принято называть процесс урегулирования, практически с самого начала, то есть со времен правления Армянского общенационального движения (АОД), развивался исключительно в русле определенных критериев упрочнения актуальной власти, обеспечения перспектив властной команды. Оппозиция, вполне сознательно разделяя мысли и подходы власти, совершенно утратила политическую перспективу по одной простой причине. Оппозиционные лидеры категорически отвергли идеологию политического национализма. То есть, по иронии и логике событий, пытаясь обеспечить себе успех, сохраняя сомнительный образ либералов и демократов, отвергая права нации, эти оппозиционные лидеры сами уложили себя в "чемодан забвения". Республиканская партия и партия АРФ "Дашнакцутюн", с которыми связывалось столько надежд на определенный и фундаментальный внешнеполитический курс, оказались во власти мелких конъюнктурщиков и конформистов, чьи лидеры и идеологи вместо четких формулировок и позиции пытаются сделать вид, что не совсем понимают, о чем идет речь и чего от них ожидают. Партия "Национальное единство" и Народная партия Армении сейчас находятся в том положении, в котором им и надлежало быть. Эти две партии так и не попытались выразить свои позиции по данной проблеме.

Лидер партии "Наследие", оказывается, против вывода войск, что весьма удивительно для партии, за которую голосовали все сознательные и бессознательные капитулянты и симпатизанты АОДа. Политикам, которые все еще сохраняют надежды на президентское кресло, вообще не пристало говорить что-либо конкретное по поводу Низинного Карабаха. У человека из "Новых времен" нашлось 45 вопросов и ни одного ответа. А классики армянского истеблишмента - Шаварш Кочарян и Аршак Садоян - буквально повторили подзабытые формулировки блаженной памяти Жирайра Липаритяна, который лучше всех остальных знает, как работает сатана. При столь явной идентичности принципиальных позиций удивительно, что власти и оппозиция не могут договориться. А может, они договорились? Оппозиция могла и догадаться, что бороться с властями можно не только популистскими лозунгами о демократии, а выдвигая существенные проблемы, которые действительно касаются будущего страны и нации.

Конфликты большие и малые

Современные глобальные центры силы и, прежде всего, великие державы одержимы идеей передела мира, создания новой системы вооружений и безопасности, основой для чего могут стать только ракеты различного предназначения. Этот проект, будучи не менее важным, чем проект энергетической безопасности, предполагает кардинальные изменения в расстановке сил, в том числе в региональном разрезе. В данном контексте различные локальные конфликты, в том числе и этнополитического характера, приобретают важное значение, поскольку они позволяют оперативно и довольно эффективно оказывать влияние на те или иные государства. Актуализация "нового ракетного проекта", а вместе с ним и других сопутствующих идей, буквально автоматически вскрыла весь конфронтационный потенциал Восточной Европы, а также Южного Кавказа. Авангардными инструментариями являются грузинские конфликты, приднестровский пока не удается развернуть, а карабахский находится в роли подспорья, который время от времени, вытаскивается из забвения и представляется как практически оговоренный. Основной адресат данной политики - Россия. Ее вполне устраивает статус-кво, но в текущей ситуации дипломатической гармонии Москву волнует еще один весьма важный пункт. Россия опасается, что развязка карабахской проблемы может наступить без ее ключевого участия и последнюю точку в этом "марафоне тщеславия" поставит не она. События Ки-Уэста, которые так и не получили должного развития, стали классическим примером применения политики "рычагов" в ракетной истории. Именно Ки-Уэст продемонстрировал администрации США всю бесполезность и опасность так называемого процесса урегулирования карабахского конфликта. Возможно, в истории и в политике немало парадоксальных совпадений, и корреляции нередко оказываются ложными. Тем не менее столь явственная взаимосвязь между ракетным проектом и инициациями в урегулировании конфликтов не может остаться незамеченной. Данная идея выглядит весьма адекватной, если принять во внимание, что два кардинальных проекта - ракетный и нефтяной - сопровождаются множеством совмещенных целей и подцелей.

Вся работа ведется с прицелом на Азербайджан. С Арменией все понятно. Именно Азербайджан предстоит убедить в том, что возврата к прошлому нет и пора смириться. Оценки американских и британских военно-политических экспертов, несомненно, представляют огромную ценность своей объективностью, в этом не может быть сомнений. Однако вместе с тем результаты всех этих военно-политических маневров были использованы для убеждения азербайджанских политиков (в том числе оппозиционных) в том, что война - не решение проблемы. Азербайджан оказался в жестких объятиях США и Великобритании, которые умело используют для этого европейские институты. Армения, в свою очередь, испытывает равнозначную по интенсивности опеку, которая и выдвигается в качестве аргумента в пользу неизбежности уступок.

Ряд аналитиков изрядно потрудились, чтобы продемонстрировать американцам целесообразность некоего американо-российского заговора по поводу Южного Кавказа в целом, в том числе и по части региональных конфликтов. Стало ли дальнейшее рассмотрение данных проблем в Вашингтоне хотя бы отчасти следствием настойчивого навязывания этой идеи со стороны аналитиков весьма консервативного толка, но США неоднократно пытались предложить России и Франции прийти к определенным договоренностям. Однако данные инициативы американцев неизменно завершались провалом из-за неприемлемости "попутных" и итоговых решений. Если не с самого начала своего существования, то уже достаточно давно Минская группа ОБСЕ перестала быть структурой, которая занимается сугубо карабахским урегулированием. Она стала весьма удобной площадкой для притирок и примирения по различным региональным вопросам между тремя державами, одна из которых в некоторой степени представляет позицию Европейского сообщества.

Права и реальная политика

Мир отныне не может существовать в нынешних границах между государствами, и первыми это осмыслили США. Американские интеллектуалы уже не менее 7 лет занимаются разработкой проблем дефиниций категории "суверенитет". При этом этими разработками заняты не только интегрированные в администрацию аналитики и политические проектанты, но и в некоем интерактивном режиме, сотрудничая с аналитическим и дипломатическим сообществом, непосредственными участниками процессов урегулирования конфликтов по всему миру становятся непосредственно сотрудники администрации. Различные идеи и схемы, касающиеся реализации прав армянского этнического сообщества на земли Низинного Карабаха, в явном и подспудном режиме прошли апробацию в ведущих исследовательских институтах и аналитических центрах Великобритании, США, Бельгии и Франции. Нескольким десяткам ведущих экспертов были предложены в режиме консультаций следующие схемы: Нагорно-Карабахская автономная область никогда не была государством, и рассмотрение ее границ в качестве государственных неправомерно; принцип самоопределения (даже в ограниченном контексте) не может игнорировать часть ареала расселения данного этноса-субъекта; армянские беженцы из Азербайджана в результате межэтнического конфликта, в ходе которого применялись геноцидные действия, имеют право на территорию расселения; международные гарантии безопасности и мирного сосуществования не являются правовой категорией и не могут приниматься в расчет безусловным образом, сопрягаясь с политическими условиями политико-государственного самоопределения.

Мнения экспертов не отличались многообразием и сводились к тому, что в ситуации, когда международное право лишено универсальности, когда у армян этой провинции имеется критическая масса аргументов исторического, культурного и политического характера, все решит реальная политика, то есть реальный баланс сил в мире и в регионе. Следует отметить, что после продолжительного выхолащивания различных проектов, большая часть которых представляла собой результаты плагиата и образцы политической корректности, из числа проектантов были выдворены все приверженцы псевдо-неоконсерватизма и классики советологии, а дела переданы более серьезным людям, людям "прямого действия" и "достижения конкретных задач".

Между тем в Армении данные вопросы, в том числе и проблема Низинного Карабаха, рассматривается в режиме стыдливого энтузиазма. Политическое руководство Армении так и не поставило эту задачу перед... Трудно даже сказать, перед кем должна была быть поставлена эта задача. Президенту Роберту Кочаряну был предложен совершенно капитулянтский проект "Стратегии национальной безопасности", где черным по белому Нагорный Карабах был обозначен как составная часть Азербайджана. В приличном обществе авторы подобных опусов коллаборационистского свойства, как минимум, изгоняются из общества, в Армении же таких деятелей награждают. Лишь благодаря радикальному вмешательству определенных лиц президент, мягко говоря, отвергнул этот проект, но, тем не менее, его авторы и вдохновители остаются в "чести" и на прежних должностях.

Именем Кочаряна

Можно с уверенностью утверждать, что президент Роберт Кочарян окружен функционерами определенного типа, которые выстраивают свою карьеру и деятельность в полном соответствии с задачами личного успеха и благополучия. В условиях столь беспринципного окружения президент не может получать достоверной информации. Но лидеры актуальной власти не ограничиваются данным преступным отношением к политическому руководителю страны. Рассматривая дискуссию по проблеме Низинного Карабаха, невозможно не напомнить о процессах, которые происходят сейчас в Степанакерте. В преддверии предвыборной кампании выясняется, что действующий президент Аркадий Гукасян пытается продолжить практику полного безучастия НКР в политических процессах, выдвинув на пост президента, что называется, "своего человека", который, в свою очередь, является "человеком нашего человека в Ереване". Утратив надежды на "третий срок", Гукасян столкнулся с очень простой и естественной проблемой, когда на пост президента выдвинулся еще и нынешний заместитель министра иностранных дел НКР Масис Маилян. Казалось бы, претендовать на этот пост может любой гражданин НКР. Но "человек" Гукасяна не столь уж и популярен, и в условиях более-менее свободных выборов ситуация может стать крайне уязвимой для нынешней карабахской власти. Именно поэтому, ориентируясь на сильные обывательские настроения в НКР, Аркадий Гукасян пытается навязать карабахскому обществу совершенно не соответствующую действительности идею о том, что за персоной его "человека" стоит не кто-нибудь, а сам Роберт Кочарян.

В связи с определенными внешними обязательствами и собственным пониманием реалий и возможностей отдельных личностей Кочарян с самого начала этой интриги был категорически против персоны "человека" Гукасяна, поэтому последний пытается выдавить из него декларацию об этой самой "поддержке". Вот такая печальная история, которая сопутствует судьбоносным процессам.

Таким образом, именем Кочаряна пытаются сотворить постыдный фарс, который, несомненно, выведет НКР из числа "непризнанных государств" и придаст ей статус "неподконтрольной территории". В 2004 году удалось убедить Хавьера Солану и Европейскую комиссию не реагировать и не осуждать муниципальные выборы в НКР. Практически никто в Ереване и в Степанакерте не знает, какие усилия понадобились для этого. Обеспечить такую позицию Европейского сообщества в отношении парламентских выборов в НКР в 2005 году уже не представилось возможным, поскольку эти выборы были обозначены как безобразные. Что же предстоит после готовящегося фарса на этот раз? Что бы ни было, это лишь внешние процессы. Приоритетная же цель - вырвать НКР из болота политического забвения. Гукасян предпринимал в течение всех этих лет неимоверные усилия, чтобы не заниматься политикой, сокрушаясь при этом по поводу диктата Роберта Кочаряна и Вардана Осканяна. Теперь же он хочет остаться в политике любой ценой, то есть остаться там, где его никогда не было.

Территории на власть

Формула "территории на мир", актуализированная на Балканах, в Кипре и Палестине, уже стала рассматриваться в применении к Абхазии и Южной Осетии. Но в отношении карабахской проблемы армянские власти и оппозиция предпочитают иную формулу - "территории на власть". Возникает вполне закономерный вопрос, в чем состоит смысл формулы "территории на власть"? Позволю небольшое лирическое отступление. Один из политических деятелей Советской Армении рассказывал, что предлагал Михаилу Горбачеву не сдавать ГДР бесплатно, а продать эту республику и как можно дороже. На вопрос, а можно ли продать Низинный Карабах, последовал ответ данного деятеля Советской Армении: "нужно подождать, пока Азербайджан разбогатеет". Конечно же, это была шутка, но шутка "терпеливого" человека. В Армении сложилась довольна странная и противоречивая политическая конструкция, когда власти, одержав тотальную победу на парламентских выборах, оказались в сложной ситуации полувластия, а проблема легитимности оказалась вытеснена проблемой адекватности. Нынешние лидеры Армении не располагают политическими ресурсами для установления режима минимального взаимопонимания с западным сообществом, а не только с США. Политические изменения в ведущих европейских государствах заметно сократили ту степень свободы, которая имела место при "папе" Шираке.

Во всяком случае, армянскому политическому истеблишменту придется заново выстраивать отношения на этом внешнеполитическом направлении. В конце концов, проблема в понимании задач и позиций субъектами власти в Армении. Нынешняя политическая конструкция в Армении просто не позволяет сделать этого. В условиях отсутствия политических ресурсов наиболее удобным объектом становится Низинный Карабах, подлежащий сдаче. Именно этим можно объяснить неожиданные и непонятно мотивированные заявления властей о возможной сдаче Низинного Карабаха. Но и здесь возникают большие заблуждения и ложные ожидания, поскольку устремления властей чрезмерно противоречивы. Роберт Кочарян никогда не делал столь определенных публичных заявлений. Но некоторые функционеры из его аппарата неоднократно подпрыгивали, когда президент говорил: "я земли не сдаю" или "я не тот человек, чтобы сдать земли". Но возникает вопрос, сохранится ли такая позиция до конца его президентского срока или нет? То есть это его личная позиция или проектируемая позиция армянского государства?

Игорь Мурадян - эксперт аналитического центра "Кавказ"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.05.17
Россия: флот без крыльев – деньги на ветер
NB!
27.05.17
Сталин в ссылке. Ленин в мавзолее. Николай II в иконостасе
NB!
27.05.17
Страны G7 допустили усиление санкций против России
NB!
27.05.17
Японский поцелуй в губы ради Курил
NB!
27.05.17
Севастополь митингует
NB!
27.05.17
Военные пригрозили Эрдогану судом
NB!
27.05.17
Грузия—НАТО: Стратегическое партнерство или стратегическая зависимость?
NB!
27.05.17
«Собянин, не уродуй Москву долгостроями»
NB!
27.05.17
Истоки противостояния между Брюсселем и Будапештом
NB!
27.05.17
«Мы против сноса Конституции»: в Москве пройдёт митинг против реновации
NB!
27.05.17
Западу пора признать отказ России от коммунизма возвратом русских святынь
NB!
27.05.17
Россия протестует против политических репрессий
NB!
27.05.17
Санкт-Петербург отмечает день рождения
NB!
27.05.17
Как правильно писать стихи женщинам
NB!
27.05.17
ВКС РФ разбомбили колонну боевиков, направлявшуюся к Пальмире
NB!
27.05.17
Истребители ВВС КНР перехватили самолет США
NB!
27.05.17
В США на 90-м году жизни умер Збигнев Бжезинский
NB!
27.05.17
Бернарду Силва стал игроком «Манчестер Сити»
NB!
27.05.17
Рухани переизбран. За что проголосовали иранцы?
NB!
27.05.17
Проблема белорусского поэта Некляева: невежество и...
NB!
27.05.17
Американская комедия в 40-е: от бунта до госзаказа
NB!
27.05.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Аэропорт»