Армении невозможно постоянно "блефовать" в региональной геополитической игре: интервью Армена Айвазяна

Баку, 30 мая 2007, 14:55 — REGNUM  

Интервью доктора политических наук, директора Центра стратегических исследований "Арарат" Армена Айвазяна.

ИА REGNUM: После майских выборов в Армении властям удалось еще более укрепить свои позиции на внутриполитической арене и, казалось, получить свободу действий в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Чем же обусловлено беспрецедентно жесткое заявление от 28 мая 2007 г. ведущих армянских интернет-ресурсов, представляющих довольно серьезный контингент активной и профессионально состоявшейся части армянского общества?

Дело в том, что в ходе выборов проблема Арцаха (Нагорного Карабаха - ред.) и освобожденной территории Армении (имеются ввиду районы вокруг Нагорного Карабаха, находящиеся под контролем армянской стороны - ред.) практически не обсуждалась. Почти все партии обходили ее стороной, в лучшем случае предлагая лишь трафаретные, декларативные и расплывчатые формулировки о необходимости достичь урегулирования конфликта путем "взаимных уступок" и т.п.. Между тем, за небольшой промежуток времени после окончания выборов резко активизировались разговоры о сдаче освобожденной территории Азербайджану. Были сделаны заявления на уровне сопредседателей Минской группы ОБСЕ, не говоря уже о победных реляциях высших должностных лиц Баку о достигнутых соглашениях по фактической капитуляции Еревана и его согласии на сдачу шести, а то и всех семи районов бывшей АзССР. Эти разговоры не только не были категорически и безоговорочно опровергнуты официальным Ереваном, но иногда получали свое прямое и косвенное подтверждение в заявлениях министров иностранных дел и обороны об обязательности "болезненных уступок", так и в частом безмолвии, которое многими истолковывается как молчаливое согласие. Все это, а также засекреченность переговоров, и порождает крайнее беспокойство армянской общественности судьбой освобожденной территории, т.е. своей собственной безопасностью.

ИА REGNUM: Какую ценность представляют для армянской общественности эти территории?

Освобождение армянских территорий вокруг бывшей НКАО в ходе войны 1991-1994 гг. принято истолковывать как военную необходимость, как единственно возможное средство подавления азербайджанских огневых точек. Отражая полевую ситуацию в годы Арцахской войны, это совершенно верное объяснение, тем не менее, является неполным, оттого и дефективным сразу в некоторых отношениях. Хронологически такое единственное объяснение соответствует стратегическому мышлению руководства Армении начала 1990-х годов. А оно, как известно, отказывалось признавать некоторые другие компоненты Арцахского конфликта, а именно - игнорировалась несовместимость в обозримой перспективе армяно-турецко-азербайджанских стратегических интересов, роль истории в международной политике считалась анахронизмом, развитые государства Запада наивно воспринимались как беспристрастные посредники и всесильные гаранты безопасности, а развитие международной политической системы воспринималось как однолинейное и прогрессирующее движение по направлению "всеобщего благоденствия и свободы".

Эта точка зрения была во многом ошибочна и уязвима, поскольку рассматривала проблему освобожденной территории в отрыве и изоляции от Армянского вопроса. А суть Армянского вопроса состояла и состоит сегодня в создании политических и территориальных условий для свободного и независимого проживания армянского народа на своей родине - Армянском нагорье. И решение Армянского вопроса может быть лишь одним: восстановление армянской государственности если не во всей Армении (350,000 кв.км), то как минимум на такой ее обширной территории, на которой возможно длительное безопасное существование и развитие армянской цивилизации. Иначе говоря, Армянский вопрос является вопросом безопасности армянства, который требует обеспечения двух предпосылок: первая - создание полноценной и сильной армянской государственности; вторая - подкрепляющие безопасность и жизнеспособность этой государственности территориальные гарантии.

Опыт независимого существования последних 15 лет доказывает, что Армении удалось просуществовать лишь благодаря установлению контроля над 42,000 кв. км исконно армянской земли. Это и есть та минимально необходимая территория с определенными естественными границами, которая обеспечивает безопасность современной Армении (включая Республику Армения и Нагорно-Карабахскую Республику). На меньшей территории армянская государственность вряд ли сумеет выжить, и тем более зафиксировать успешное развитие.

Таким образом, освобожденная территория является гарантом геополитического значения и международного авторитета современной Армении, предусловием ее военной, водной, продовольственной, энергетической, психологической, а в недалеком будущем и демографической безопасности. Освобожденная территория - частица родины армянства - Армянского нагорья - как в историческом, так и в культурном и географическо-природном смыслах. Освобожденная территория - средство восстановления исторически попранного чувства национального достоинства и исцеления травмированной гармонии в душе армянина. В конце концов, освобожденная территория - завоеванная армянской кровью справедливая, хотя и минимальная компенсация от турецких и азербайджанских геноцидов.

ИА REGNUM: Какова же формула урегулирования? И почему она настолько неприемлема для армянской общественности?

Согласно всей имеющейся информации, Армения и Азербайджан, при посредничестве сопредседателей МГ, работают над одно- или двухстраничным документом об основных принципах урегулирования. Эти принципы подразумевают следующее: на первом этапе "урегулирования" армянские войска выводятся с освобожденной территории, кроме Кашатагского района (Лачинского корридора), в регион конфликта вводятся миротворческие силы, осуществляется перезаселение азербайджанцами. На втором этапе - Кашатагский район также постепенно передается под контроль миротворцев, затем, согласно официальному Баку, как этот район, так и Шуши также перезаселяется азербайджанцами. А через 10-15 лет проводится референдум о будущем статусе Арцаха, который, как утверждает Баку, будет проводится на всей территории Азербайджана и в любом случае не будет затрагивать "территориальную целостность" Азербайджана в традиционном понимании Баку.

Понятно, что эти принципы настолько не соответствуют легитимным требованиям армянской стороны, что вряд ли они могут быть когда-либо приняты. Они уже были отвергнуты в уже далеком 1996-1997 гг. Однако, возможно, вышеупомянутый документ о принципах урегулирования будет составлен в настолько расплывчатых и неоднозначных формулировках, что Баку и Ереван смогут интерпретировать его каждый по-своему. Но именно в этом и заключается опасность для армянской стороны, так как единственным четко сформулированным пунктом во всем документе будет требование о выводе армянских войск. Есть и довольно распространенное мнение о том, что руководство Армении, пытаясь маневрировать, создать благоприятный имидж у посредников и не оказаться в международной изоляции, имитирует серьезность своих намерений в переговорах, играет в "дипломатический преферанс" с Баку, с надеждой или уверенностью, что Баку сам откажется от предлагаемого пакета урегулирования, как это не раз уже было.

ИА REGNUM: А может имитация- успешная тактика Армении в переговорах? Ведь Азербайджан до сих пор руководствуется принципом "или все или ничего", давая Армении шанс на сохранение статус-кво.

Если мы даже будем считать это имитацией переговоров (для этого у нас, к сожалению, нет достаточных сведений), то такая имитация очень серьезно подрывает армянские интересы. Во-первых, постоянная пропаганда устами первых лиц Республики Армении о неминуемости территориальных уступок инфицирует армянское общество капитулянтскими настроениями, подрывает дух победы в армянстве и Армянской армии, и это - в преддверии вероятной азербайджанской агрессии. В то же время, часть среднего чиновничества Армении, как и молодежь, стремящаяся к государственной карьере, за отсутствием какой-либо другой государственной позиции, полностью доверяет сказанному на вершине бюрократической пирамиды и уже самостоятельно осуществляют ту же пропаганду об уступках, в результате, усиливая подобные настроения.

Во-вторых, длительная имитация Ереваном готовности идти на уступки с одной стороны, и бескомпромиссная позиция Баку с другой, невольно приучают и убеждают азербайджанское общественное мнение, как и международную общественность в том, что единственно возможный вариант урегулирования заключается в выводе армянских войск с освобожденной территории, т.е. - капитуляция армянской стороны.

В-третьих, подобная имитация рассылает вовлеченным в конфликт (в качестве третьих сил или посредников) крупным международным акторам неправильные сигналы об истинных позициях и требованиях армянской стороны. Невозможно постоянно "блефовать" в региональной геополитической игре с крупными игроками, какими являются США, Россия и ЕС. Такая дипломатическая игра довольно транспарентна и подвержена раскрытию, с крайне нелицеприятными последствиями для самого игрока.

В-четвертых, такая игра ослабляет переговорные позиции армянской стороны, опуская их на самый низкий из возможных уровней, и наоборот - поднимая в переговорах планку требований противника. Идентичная ситуация сложилась в 1996-1997 гг.. Все написанное мною об этом периоде в точности соответствует сегодняшней неблагоприятной ситуации: "Как показывают последние исследования, посвященные теории и практике переговоров, когда одна из переговорных сторон (в нашем случае, Армения) занимает мягкую, компромиссную или, как ее еще называют, "дружественную" позицию (friendly bargaining), а другая (в нашем случае, Азербайджан) - крайне жесткую позицию (hard bargaining), то в переговорной игре инициатива и преимущество всегда принадлежит последнему. В результате, могут быть достигнуты договоренности, но они неизбежно будут в пользу жесткого переговорщика. А самое существенное в том, что подобные договоренности не решают проблему и их результатом часто бывает возобновление конфликта".

ИА REGNUM: А что можно сказать об имплементации документа о принципах урегулирования?

Даже если такой документ будет подписан, все равно, он не может быть имплементирован до тех пор, пока не будет подписан "Большой договор", согласующий все детали. А последний, по всей видимости, не может быть заключен и ратифицирован еще очень долгое время. Дело в том, что урегулирование карабахского конфликта зависит не столько от уточнения общих принципов, сколько от деталей. В подобных конфликтах важно все, любая кажущаяся мелочью деталь. Например, где будет стоять армянский или азербайджанский пост, на этой или той стороне холма, может сыграть в конфликте ту же роль, что и, скажем, провозглашенный важнейшим правовой факт - будущий политический статус Арцаха. Более того, по моему глубокому убеждению, в карабахском конфликте реальные силовые факторы имеют куда более важное значение, чем чисто правовые элементы. Никакой правовой документ не может предоставить армянской стороне такие гарантии безопасности, которые были бы равноценны земле и территории. Если даже, в лучшем случае, Азербайджан признает независимость Арцаха (хотя Баку об этом и слышать не желает), такое признание будет всего лишь "бумажным" фактором. В то время как после уступки освобожденной территории врагу, Арцах (как и Сюник) окажутся в военном смысле в беззащитной ситуации и могут быть уничтожены в результате краткосрочной азербайджанской агрессии (вспомним крах Сербской краины). Сдача территории не только не исключит возможность войны, но создаст условия для Азербайджана (кстати, планирующего вместе со своим союзником Турцией уничтожение всей Армении) начать войну с наиболее благоприятных позиций, не на шутку разогрев его аппетит.

Но заключению "Большого договора" и его претворению в жизнь будут мешать не только трудности в нахождении компромисса в деталях, но и внутриполитические проблемы в Армении и Азербайджане, вмешательство великих и региональных держав, возможные провокации, сопротивление народа и руководства Арцаха и патриотично настроенной части армянского общества. Таким образом, вопрос о "Большом договоре" так и останется нерешенным, но документ о принципах урегулирования, если он будет подписан, то легитимировав на международной арене требования Баку, будет висеть как "дамоклов меч" над безопасностью Армении. Следовательно, подписание документа о принципах урегулирования с указанием необходимости вывода армянских войск с освобожденной территории само по себе ставит под угрозу национальную безопасность Армении уже в краткосрочной перспективе.

В конечном итоге карабахский конфликт будет решен в пользу Армении или Азербайджана не за столом переговоров, а в результате соотношения успехов в государственном строительстве этих противоборствующих государств. Именно эта сверхзадача - построение жизнеспособного в военном и экономическом отношении армянского государства и предопределяет судьбу освобожденной территории, являющейся абсолютной и неприкасаемой стратегической ценностью Армении и всего армянства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail