Эксперт: "Дело Артура Рыно" похоже на самооговор (Москва)

Москва, 29 мая 2007, 17:34 — REGNUM  Дело 18-летних москвичей Артура Рыно и Павла Скачевского и их приятелей, подозреваемых в совершении 32 убийств и нанесении тяжких телесных повреждений людям неславянской наружности, в последнее время привлекло повышенное внимание общественности. В частности, дебатируется вопрос о том, должны ли действия подозреваемых квалифицироваться как преступления на почве национальной ненависти или как корыстные преступления, поскольку Рыно и его подельники забирали у своих случайных жертв находившиеся при них ценности - мобильные телефоны и деньги. По просьбе ИА REGNUM дело прокомментировала заместитель директора Информационно-аналитического центра "СОВА" Галина Кожевникова.

"Дело Артура Рыно", на мой взгляд, приобретает все более фантастические черты и вызывает все большие сомнения в адекватности подозреваемого, - констатировала она. - Трудно поверить, что молодому человеку (одному или с кем-то) за столь короткое время удалось совершить столько преступлений и не попасть в поле зрения правоохранительных органов. Выглядит это скорее как самооговор, возможно, не в последнюю очередь обусловленный желанием прославиться в ультраправых кругах. Признание во все новых и новых убийствах (сначала их было пять, потом 20, потом 32 или даже 37) очень похоже на поведение задержанных годом ранее в Петербурге членов банды Дмитрия Боровикова, которые в течение нескольких дней признались во всех наиболее громких неонацистских убийствах, совершенных с 2003 года в Петербурге".

"Кстати, подражание боровиковцам не прошло даром, - отметила Галина Кожевникова. - Многими ультраправыми Артур Рыно уже объявлен "белым героем" и едва ли не преемником Боровикова. Между прочим, слава эта - не пустой звон. Ультраправые уже не раз демонстрировали, что способны организовывать серьезные кампании защиты тех, кого они считают своими "соратниками" (от оплаты хороших адвокатов до финансовой поддержки как заключенных, так и членов их семей)".

По мнению Галины Кожевниковой, наличие в преступлении Рыно и его подельников корыстного мотива отнюдь не исключает мотива ненависти. "Мы уже неоднократно наблюдали, как кража или грабеж использовались для того, чтобы замаскировать преступление ненависти, или же просто дополняли это преступление, - пояснила она. - При хорошо проведенном следствии у суда (в том числе и суда присяжных) этот момент не вызывал затруднений в квалификации преступлений. Именно этническая избирательность нападений, а отнюдь не наличие/отсутствие у подозреваемых какой-либо националистической литературы является характеристикой преступления, ведь, насколько можно судить по сообщениям СМИ, подозреваемым инкриминируют нападения только на людей с неславянской внешностью, и это само по себе не может не настораживать.

Объяснение, что "восточных" людей выбирали из соображений безопасности, выглядит чересчур рационально для задержанных да и не соответствует логике последнего нападения - ведь убитым оказался не гастарбайтер-нелегал, а генеральный директор коммерческой организации, т. е. человек, даже визуально не подпадающий под категорию "беззащитной жертвы". Если искать аналогии в российском правоприменении, то ближайшей может стать расследование убийства в подмосковной электричке Самвела Тадевосяна. Убили его совсем не скинхеды, однако было доказано, что все подростки, которые проходили по делу, на протяжении нескольких месяцев занимались тем, что избивали и грабили в электричках людей исключительно с кавказской внешностью. И в октябре 2006 года суд, вслед за прокуратурой Московской области, не усомнился в том, что это достаточное основание для того, чтобы признать доказанным мотив национальной ненависти".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.