Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 11 мая 2007

Красноярск, 11 мая 2007, 11:55 — REGNUM  

"Слеза Победы".

("Красноярский рабочий", 11.05.07, Василий Касаткин)

"Для меня это уже седьмой военный парад, в котором участвую, а волнение почти как в первый раз: больше не буду маршировать кадетом - в этом году выпуск", - курсант Красноярского кадетского корпуса Сергей Баженов, поёжившись от утренней прохлады, обвёл глазами площадь довольным взглядом - несмотря на холодный ветерок и пасмурное небо, площадь Революции краевого центра постепенно наполнялась людьми. Значит, будет кому оценить бравый марш Сергея и его друзей кадетов, будет кому полюбоваться на красоту отточенных движений солдат и офицеров красноярского гарнизона в честь наступившей 62-й годовщины Великой Победы. Спустя минуты Сергей с "сослуживцами" бодро прошагал по площади под звуки сводного духового военного оркестра. Казалось, своим натренированным маршем он хотел навсегда отпечатать сказанные в коротком интервью газете незадолго до начала парада собственные слова: "Праздник Победы для меня - это гордость, за которую воевали мои прадедушка и прабабушка, для которой и сам намерен послужить..." Может, пафосно слегка - так ведь согласно моменту. Наверняка о чём-то похожем думали те, кто пришёл майским утром в одиночестве и с семьями, с малыми детишками на плечах на парад, на церемонию возложения цветов у Вечного Огня на мемориале Победы, кто приветствовал в числе сотен красноярцев двигавшуюся по центральным улицам города колонну автобусов с ветеранами, кто попробовал солдатской каши у походной кухни, кто видел впервые представленные на параде в Красноярске знамёна легендарных сибирских дивизий, защитивших Москву в 41-м, кто любовался вспышками праздничного салюта над Енисеем. Не без трепета и восхищения в душе смотрели горожане на боевую технику - легендарные тридцатьчетвёрки, современные бронемашины и артсистемы, прошедшие грозным строем по парадной площади. Облепившая остановленные после шествия прямо у ЦУМа танки детвора была в восторге: ребятишки летали бабочками по доступной броне, с любопытством разглядывали содержимое кабин - такой подарок на 9 Мая!

Даже милиция, строгая и неприветливая к гражданам поутру, час за часом "оттаивала", проникалась тёплой праздничной атмосферой. Центр города украсили сотни георгиевских ленточек. Жаль вот только, что, в отличие от прошлого года, их не столько раздавали людям, сколько предлагали купить в торговых палатках. Стоит ли, господа коммерсанты, делать деньги на символах, оплаченных солдатскими жизнями?

Видимо, на эту деталь глава края не обратил внимания. Майским торжеством губернатор остался доволен: "Хорошо, что не накрыла гроза с дождём. Парад получился динамичным. Правда, его можно и дальше совершенствовать - добавить техники, увеличить культурную программу на площади. На такой праздник скупиться нельзя. У меня с ним тоже многое связано: дед погиб на фронте, бабушку немцы расстреляли, отец воспитывался в детдоме. После мы с ним не раз тот детдом навещали, ездили на могилу деда. Сейчас с этим сложнее - обязанности губернатора ограничивают личные возможности". В короткой беседе после парада на диктофон "Красноярского рабочего" Александр Хлопонин пообещал для ветеранов-сибиряков большую заботу со стороны краевой администрации - то есть наращивать региональные надбавки к пенсиям, облегчить фронтовикам груз коммунальных платежей, помогать в обеспечении качественным медицинским обслуживанием. Всё это отнюдь не лишнее в жизни ветеранов, младшим из которых сегодня уже за 70.

- Каждый год собираю все силы, чтобы прийти на мемориал - война отняла у меня трёх братьев и мужа, - сквозь слёзы едва слышно ответила на журналистское любопытство стоявшая в толпе, опершись на палочку, невысокая пожилая женщина. У неё не было наград, за них говорила лежавшая во взгляде глубокая тоска. Бабушка, Варвара Лаврентьева, с трудом справилась с волнением и чуть-чуть рассказала о себе.

- Мне уж 91-й год, подводит здоровье, врачам такие, как я, только обуза - со своими жалобами, хорошо хоть они ещё разговаривают с нами, - промокнув рукой влажные глаза, тихонько проговорила Варвара Анисимовна. - В аптеке нужных льготных лекарств нет, а на пенсию их не купишь. Довольна уже тем, что два года живу в собственной квартире. Её мне выделили на 60-летие Победы. До этого сорок лет ютилась в общежитии на подселении - с пьяницами и прочим хулиганьём. Молодость прошла в деревне Осафьевке Партизанского района. Одна в войну поднимала двоих детей. Чтобы как-то прокормиться, собирала колоски, картофельные клубни на полях. В колхозе работала сутками. Очень тяжело было...

К памятнику неизвестному солдату подошёл матрос. Грудь в медалях, на лице - ни тени улыбки. Молча, в задумчивости, положил гвоздику. На вопрос о своей фронтовой судьбе ответил не сразу, словно еле высвободившись из плена суровой памяти.

- Начало войны встретил на военном заводе в Мариуполе, пережил голод на Украине, на фронт ушёл в 1943-м, освобождал Прибалтику, - коротко отчеканил 83-летний собеседник в бескозырке Иван Бурмистров. А следом с горячим сердцем добавил: - В боях за Таллин в моей роте особого назначения почти сразу полегло более 15 человек, а теперь там память о павших героях порочат - смотреть на это противно. Хотя, если честно, и тогда, в войну, эстонцы недружелюбно нас встречали, с косыми взглядами. А ведь где бы они были, если бы не подвиг освободителей? Неужели тамошние власти и сегодня не понимают, какой ценой их стране досталась свобода от фашизма?! Я в войну жену потерял, она, Евдокиюшка моя, связисткой была. Погибла. Больше не могу говорить, простите..." На мрамор плиты с живыми цветами упали слёзы моряка. В те секунды он не слышал музыки, не видел шаров и улыбок. Он тихонько плакал, прикрыв рукой неизбывную боль во влажных глазах.

"Огонь равнодушия".

("Красноярский рабочий", 11.05.07, Владимир Павловский)

Судя по всему, трагедия под Минусинском не особенно взволновала краевые власти. Из того, что удалось услышать, для меня понятным осталось одно: новое обустройство пострадавших садоводческих участков, восстановление сгоревших дачных домиков - дело рук их владельцев. Бюджетная помощь если и будет оказана, то только по минимуму. Дадут какую-нибудь тысчонку рублей, на которую и частокол-то не возведёшь.

Говоря о минусинском пожаре, я сознательно касаюсь только одного его аспекта - садоводческого. Хотя трагедия гораздо шире: пламя поглотило не только летние строения, но и десятки домов, многие люди остались буквально без крыши над головой; огромный ущерб нанесён экологии... Но, повторяю, речь я пока веду лишь о дачах. Лишиться их - это ведь тоже беда огромная. Сегодня на месте садоводческих участков - выжженная земля. Выжженная в буквальном смысле. Огонь уничтожил даже гумусный слой почвы, так что предстоит многотрудное дело - или завозить грунт заново, или очень глубоко перепахивать участки. Не каждому это под силу. И вполне может случиться, что многие земельные наделы впервые за десятилетия останутся необработанными, начнут зарастать сорняками. А там и новая беда недалеко...

Несчастье под Минусинском должно бы заставить власть имущих задуматься над тем, что краю нужен ещё один закон. То, как организованы сегодня садоводческие товарищества, не просто не лезет ни в какие ворота, но и опасно для общества. Ни для кого ведь не секрет, что большинство участков нарезались ещё в советские времена - по четыре сотки, по шесть и лишь иногда - больше. Домики на них ютятся буквально впритык друг к другу: случись пожар в одном - непременно сгорит и соседский. По зауженным, не отсыпанным хотя бы гравием, захламлённым дорогам пожарная машина не подъедет, даже если вызовут помощь вовремя. Не говорю уже о водоёмах, специальных резервуарах для тушения огня.

Если б чиновники провели инспекцию всех садоводческих товариществ, они пришли бы в ужас. Сужу хотя бы по пригороду Красноярска. Не ошибусь, если скажу, что каждый десятый участок зарос бурьяном. Из-за того, что нет нормальных подъездов, нет воды, электричества, люди забросили их. Кинь спичку - заполыхает всё вокруг. И ведь уже полыхает! Но никому до этого дела нет. Может быть, потому, что земли районные, а пользователи - в основном горожане.

Порядок должен появиться сначала на бумаге - в виде краевого закона. И этот закон должен возлагать обязанности и ответственность не только на владельцев участков и влачащие нищенское существование садоводческие общества, но и на государственную, муниципальную власти. Они, эти власти, пока стремятся к одному: обложить каждый метр земли всё возрастающим налогом. А надо бы ещё и вложить бюджетные, то есть наши с вами деньги в обустройство дачных массивов, в строительство дорог, водопроводов, линий электропередачи и трансформаторных подстанций, в организацию автобусных маршрутов. Сегодня о коттеджных посёлках заботы гораздо больше, чем о земле, которая кормит пенсионеров и других не слишком имущих граждан. Можно, конечно, взвалить все расходы на плечи этих самых граждан. Но тогда ничего ровным счётом не изменится. После Минусинска беда нагрянет в любой другой город и район.

"Депутаты выберут спикера".

("Красноярский рабочий", 11.05.07)

Губернатор издал распоряжение о проведении 14 мая первой сессии Законодательного Собрания края. В повестку заседания включено три вопроса - об избрании председателя ЗС, его заместителя, а также о формировании органов краевого парламента. Так что в будущий понедельник мы узнаем, обзаведётся ли спикер тремя заместителями и заменят ли привычные депутатские комиссии на комитеты по типу думских.

"У избирателя куриные мозги?".

("Красноярский рабочий", 11.05.07)

В редакцию продолжают поступать письма, пронизанные выборной тематикой. Вот некоторые размышления наших читателей.

ПУТИН СНОВА СТАНЕТ ПРЕМЬЕРОМ

Хочу дать политический прогноз на период до президентских выборов 2008 года. В России останется четыре партии - "Единая Россия", "Справедливая Россия", КПРФ и ЛДПР. Партия "Миронов - Иванов" оттянет на себя голоса других партий, и те не пройдут процентный барьер. Партия "Грызлов - Медведев" на парламентских выборах в два-четыре раза опередит три другие партии. На президентских выборах 2008 года, вероятно, во втором туре будет избран Иванов. Медведев станет председателем правительства. Но может появиться и третье лицо, которое станет вице-президентом или председателем правительства. Это действующий президент В. В. Путин.

И ещё я думаю, что с января 2008 года размер минимальной зарплаты и пенсий увеличится на 20-50 процентов, достигнув прожиточного минимума. Кремлёвские аналитики вряд ли упустят этот редкий случай в новой России при наличии огромных денег. Иван ВАСИЛЬЕВ. Красноярск.

НУЖНЫ НАРОДНЫЕ ЗАКОНЫ

Выборы депутатов ЗС прошли; казалось бы, всё ясно. Но, к сожалению, это только на первый взгляд, так как во время выборов появилось много вопросов.

Например, только по одному ужурскому избирательному участку N 2003 было "пропущено" 130 избирателей, пришедших голосовать. Многие узнали, что их нет в списках, развернулись и ушли. Удивляет и то, что в день выборов, кроме листовок с портретами кандидатов от "Единой России" на столбах, красовались ещё и огромные щиты на металлических опорах. Когда я поинтересовался в территориальной избирательной комиссии правомерностью такой агитации в день выборов, мне ответили, что запрещена лишь наглядная агитация на расстоянии тридцати метров от избирательного участка, размещённая меньше чем за сутки до выборов. Выходит, у избирателя куриные мозги - если он увидел портрет кандидата, скажем, за 70 метров от участка, то, дойдя до избирательной урны, забудет его облик.

Непонятно и то, почему в выборах депутатов ЗС края принимали участие солдаты из других регионов, проходящие службу по призыву. В ЗАТО Солнечный счёт этому контингенту идёт на тысячи, сколько же таких военнослужащих в целом по краю? А солдат есть солдат - за кого ему приказали, за того он и проголосует. Надеюсь, вновь избранные депутаты ЗС сделают из всего этого выводы и к следующим выборам примут законы с учётом мнения народа.

Владимир МЕЛЬНИЧЕНКО. Ужурский район.

ДУТАЯ ПОБЕДА

Победа "Единой России" на выборах в ЗС закономерна. Во-первых, потому, что в кампании участвовало слишком много партий. Во-вторых, все шесть партий, вместе взятые, израсходовали на агитацию денег меньше, чем "единороссы". В день выборов представители "Единой России" разъехались из райцентра по избирательным участкам всего района. При голосовании вне участка старались не брать наблюдателей от других партий. Досрочное голосование за рекой Чулым проходило 1 апреля. Результаты были такими: первое место - КПРФ (37 процентов голосов), второе - "ЕР", третье - "Справедливая Россия". Через два дня глава Бирилюсского района был вызван в краевую администрацию "для принятия мер". И порядок навели - руководителям отделов всей бюджетной сферы сказали, чтобы все работники пришли и проголосовали как надо, мол, после выборов проверим по спискам. Так было сделано и в соседнем Большеулуйском районе, очевидно, и по всему краю.

Так что, господа "единороссы", вы вправе праздновать победу, только от своих 42 процентов отминусуйте как минимум десять. Если бы вы провели избирательную кампанию так, как все остальные партии, у вас было бы процентов тридцать голосов.

Е. ЛУКИН. Новобирилюссы. "Валерий Зубов: "Деньги - вниз, чтоб всем хватало".

("Красноярский рабочий", 11.05.07, Эрих Пырх)

Депутат Госдумы Валерий ЗУБОВ на прошедших выборах в ЗС возглавлял список кандидатов от "Справедливой России". Новая партия показала себя неплохо, проведя в краевой парламент семь своих представителей. С чем пришли во власть "эсэры"? Каким должно быть новое Законодательное Собрание? Какие задачи предстоит ему решать в первую очередь? Об этом мы беседуем накануне первой сессии ЗС.

- Валерий Михайлович, как вам итоги выборов? Некоторые наблюдатели полагают, что "Справедливая Россия" могла бы взять больше голосов по партийным спискам.

- В принципе я доволен результатами красноярских выборов. Всё познаётся в сравнении. По России мы показали четвёртый результат при том, что выборы прошли в пятнадцати регионах, а в Сибири наш успех бесспорен. В крае семь депутатов от "Справедливой России", на втором месте - Томская область (только два), на третьем -Тюменская (всего один).

- И чем вы объясняете достижения новой партии?

- Во время предвыборной кампании я провёл 72 встречи, и у меня появилось ощущение, что в обществе велика потребность в партии, которая не призывает вернуться назад, а предлагает идти вперёд, но при этом не стоять на месте, "держа стабильность". Политические и идеологические контуры "Справедливой России", как и всякой новой партии, ещё чётко не определены, они будут изменяться, но важно то, что в политической сфере теперь есть конкуренция. Это один фактор нашего успеха. А второй - то, что партийный список возглавляли яркие люди, которые его "вытянули", и то, что в четырёх округах победили наши одномандатники. Невозможно отрицать, что это потенциально боевая команда - Ромашов, Казаченко, Цуканов, Добровольская... Несомненно, все они готовы к депутатской работе.

- Признайтесь, вы сами изначально играли роль "локомотива" или же допускали мысль перейти работать в ЗС?

- Я сразу решил так: если "локомотивы" других партсписков, скажем, "Единой России", пойдут в Законодательное Собрание, то же сделаю и я. Как известно, этого не произошло.

- Каким, на ваш взгляд, должен быть новый краевой парламент и каким ему не следует быть?

- Прежде всего не надо забывать, что даже если бы какая-либо партия набрала на этих выборах больше половины голосов, в целом это было бы примерно 15-20 процентов с учётом явки избирателей. То есть в новом ЗС нет ни одной партии, которая представляла бы большинство населения края. В этой ситуации победителям очень важно вести себя разумно, а не так, как они поступили в Санкт-Петербурге, где олимпийского чемпиона Плющенко не утвердили в состав депутатского комитета по спорту. Где ж ему ещё работать?! Мало того что "единороссы" заняли все посты председателей комитетов, так ещё из принципа не пустили туда представителей "Справедливой России", хотя те подходят по профилю. "Мы сегодня в большинстве и можем делать что угодно" - такая позиция очень опасна. Надо бережно относиться к партийному меньшинству. Зачастую именно там вызревают новые идеи, которые не стоит упускать.

Я очень надеюсь, что наше Законодательное Собрание будет не таким, как другие. Оно должно быть лучше других. Наш край, чем он мне и нравится, всегда был особенным. Краевая представительная власть ещё с начала 90-х ходила в лидерах. Не знаю, кто, кроме Москвы, может похвастать тем, что выиграл у Федерации процесс в Конституционном суде. А мы можем! Кстати, в последние годы стала популярной игра в показную драку между различными уровнями и ветвями власти. Конечно, конкуренция необходима, но дело не должно доходить до кризиса системы управления. Хочу высказать пожелание - пусть вновь избранное Законодательное Собрание найдёт золотую середину и станет здравой оппозицией исполнительной власти, не доводя противоречия до конфликта.

- Ну, с таким-то партийным большинством конфликтов, скорее всего, вообще не будет... Скажите, пожалуйста, какие, по вашему мнению, первоочередные задачи нужно решать краевому парламенту?

- Выделю те, которые окажутся самыми сложными и дискуссионными. Разумеется, наиболее принципиальным станет спор по поводу денег. Всё будет вращаться вокруг трёхлетнего федерального бюджета. Там очень много моментов, с которыми невозможно согласиться, но это отдельный разговор. Когда документ примут, краю деваться будет некуда - придётся приноравливаться к трёхлетнему бюджетному планированию. Тут как раз и развернётся основная борьба - за казённые средства. "Справедливая Россия" выдвинула тезис "деньги - вниз". Сегодня основная их масса концентрируется на уровне Федерации, а регионы денег недополучают. Та же картина на региональном уровне: средства накапливаются в краевом бюджете, а районам мало что достаётся. Госдуме надо выбирать - либо оставить всё как есть, то есть неимоверных размеров Стабфонд и массовое перераспределение средств через федеральный бюджет, либо всё-таки спустить деньги вниз, в регионы. На уровне края тоже возникнет дилемма - или дозированно, как сейчас Федерация, выделять средства территориям, или заранее давать достаточно денег вниз. Но нужно не только правильно распределять то, что есть, - нужно искать новые поступления. Правительство считает, что налоговая система устоялась и она вполне успешна. На мой взгляд, сейчас делается большая ошибка, мы упускаем шанс. Надо бы устроить налоговые каникулы для предприятий, которые не занимаются экспортом сырья. Наш настоящий Стабфонд - это новые рабочие места в перерабатывающих отраслях, в том числе в сельском хозяйстве. Насущно необходимо радикально снизить налоги на бензин и солярку. В стоимости каждого литра топлива "сидит" 80 процентов налогов, цены подняты до уровня американских. Зачем?! У нас же производительность в десять раз ниже. Это мы так конкурировать собираемся, тем более перед вступлением в ВТО? Возвращаясь к краю, хочу отметить, что не нужно упускать из виду закрытые административно-территориальные образования. Железногорск, Зеленогорск - города не маленькие. Их сейчас перестали финансировать из федеральной казны, бюджеты утверждаются на краевом уровне. Решение проблемы интеграции ЗАТО без ущерба для населения, думаю, будет одной из ключевых задач для ЗС объединённого края.

Самое главное - федеральный бюджет предполагает увеличение инвестиций в регионы. Кроме того, послание президента предусматривает немало дополнительных расходов помимо тех, что планировало правительство (процентов на десять больше). Ещё не все установки Путина учтены, значит, между первым и вторым чтениями федеральный бюджет будет откорректирован. В любом случае инвестиционный поток увеличится, и для Законодательного Собрания очень важно эффективно использовать федеральные деньги в крае. Будет жаль, если выделенные средства потратят неразумно.

* * *

"Система высшего образования сегодня сильно влияет на конкурентоспособность стран и регионов. Если Сибирский федеральный университет состоится как принципиально новый тип высшего учебного заведения, он "потянет" за собой и профессиональное, и среднее образование. Если же получится простое объединение четырёх вузов и ничего качественно нового не произойдёт, будут дискредитированы идея создания СФУ и сам край. Это принципиальный вопрос, которым в меру своих возможностей должны заниматься краевая администрация и Законодательное Собрание".

"Люди говорят БЭМО".

("Красноярский рабочий", 11.05.07)

Андрей Гнездилов, заместитель губернатора Красноярского края, руководитель департамента природных ресурсов и лесного комплекса:

- Безусловно, Богучанское энерго-металлургическое объединение - самый масштабный проект за несколько десятилетий не только для нашего края, но и для всей страны. То, что реализуется он именно у нас, обуславливается наличием природных ресурсов, громадным потенциалом, высоким уровнем экономического и политического развития региона. Если говорить о том, что проект даст краю, то это не только дополнительные доходы в бюджет, но и большое количество новых рабочих мест, развитие инфраструктуры всего Нижнего Приангарья. Это и строительство жилья, дорог, школ и больниц. БЭМО - стройка века, это вещественное доказательство того, что объединённый Красноярский край - успешно развивающийся регион. Безусловно, это искреннее чувство гордости за нас, за весь край и, естественно, за Россию. Проект масштабный, это тяжёлый труд. Привлекать надо возможностью созидания. Как показал опыт губернаторских студенческих отрядов, сегодняшняя молодёжь не утратила того энтузиазма, с которым строили в 1970-е годы, и с не меньшей самоотверженностью возводит стройки века. Речь идёт не только о романтике, но и об обеспечении преемственности поколений, к которой нужно стремиться.

Олег Исянов, председатель Федерации профсоюзов Красноярского края:

- Когда-то в Советском Союзе было очень много больших строек. И это было очень хорошо - экономика развивалась. Вот тогда и была задумана Богучанская ГЭС. Но в связи с тем, что начались экономические реформы в стране, очень многие такие проекты просто встали. Очень хорошо, что сейчас вспомнили, что есть такие стройки, есть "Богучанка", что решён вопрос по её строительству и уже началось финансирование. Для Красноярского края это очень важное, знаковое событие. Мы, конечно же, как и абсолютное большинство жителей края, рады тому, что там началась бурная строительная жизнь. В самом Красноярске безработицы практически нет, но в малых городах очень большой процент безработицы. Конечно, для таких городов, для тех специалистов, которые там живут, это хороший шанс заработать, не отрываясь от дома, от семьи. БЭМО - это стройка, это проект, которым можно гордиться.

"Наказание без преступления".

("Красноярский рабочий", 11.05.07)

Почему Марину Добровольскую хотят лишить права заниматься журналистикой?

4 мая "Красноярский рабочий" поместил информацию о том, что прокуратура края возбудила второе уголовное дело в отношении Марины Добровольской. Первое было возбуждено в конце прошлого года, эта новость тоже появлялась в красноярских СМИ, 31 января о ней рассказал в телепередаче "Человек и закон" по первому каналу Центрального телевидения Алексей Пиманов, который оценил сложившуюся ситуацию как наступление на свободу слова. В той же передаче несогласие с действиями прокуратуры высказал председатель Законодательного Собрания края Александр Усс.

Как юрист-профессионал считаю необходимым обнародовать свою позицию. Но раньше сделать это было нельзя, так как шла избирательная кампания, Добровольская баллотировалась в депутаты Законодательного Собрания края, и такое выступление могло быть сочтено незаконной агитацией в её пользу. Теперь Марина вновь избрана депутатом, и никаких ограничений нет. Свобода слова не должна нарушать законные права и интересы людей. Не так уж редко журналисты в критическом запале выходят за дозволенные рамки, распространяют ложные порочащие сведения, когда это делается в угоду кому-то, ради "красного словца" или просто из-за плохо проверенных фактов. Поэтому не собираюсь защищать недобросовестных журналистов. Но Марину Добровольскую обвиняют не в клевете. Поводом послужил один из выпусков популярной телепередачи "Будни" в жанре журналистских расследований, где всё - правда. Эти передачи известны не только в Красноярске, они неоднократно ретранслировались Центральным телевидением, Марина приобрела широкую известность, стала лауреатом престижных премий - российской ТЭФИ, международной Артёма Боровика и других. Сюжеты отличаются остро критическим содержанием, жертвами нередко становятся судьи, прокуроры, сотрудники других правоохранительных органов, что наверняка не доставляет им особого удовольствия. Поводом для передачи послужила судьба девочки, которая жила в одном из небольших городов края. Её отец умер, мать сбежала, девочку сначала воспитывала бабушка, затем отдала в местный детдом. Потом её перевели в один из красноярских детдомов, в больнице сделали сложную операцию. И здесь медсестра решила удочерить девочку. Суд разрешил удочерение.

Но через несколько месяцев выяснилось, что приёмная мать постоянно издевается над ребёнком. Суд отменил решение об удочерении, девочку вернули в детдом, приёмную мать суд признал психически больной и направил на принудительное лечение. Марина Добровольская, узнав об этой истории, провела собственное расследование, общалась с девочкой, директором детдома, другими людьми. Результатом стала передача, которую показали 2 и 9 марта 2006 года, а через неделю, 16 марта, сюжет повторил Алексей Пиманов в передаче "Человек и закон". Цель очевидна - обратить внимание на необходимость очень тщательного подхода к усыновлению детей. А в этой истории, наоборот, всё делалось в непонятной спешке - медсестра была знакома с девочкой всего 10 дней, некоторые из представленных медсестрой документов были фиктивными (характеристика с места работы и справка о жилой площади). Но ни судья, ни выступавший в суде сотрудник прокуратуры не обратили на это внимание, да и не до того было - дело рассмотрено экстренно, в течение пяти дней. Это при нашей-то судебной волоките!

Вообще девочке сильно не повезло не только с приёмной матерью. Впоследствии судью, которая разрешила удочерение, уволили за другие нарушения, а представителя прокуратуры, который давал заключение, осудили (тоже по другому поводу) к лишению свободы. Об истории девочки и было рассказано в той самой передаче. Поскольку Марина Добровольская - депутат Законодательного Собрания Красноярского края, то по закону для возбуждения против неё уголовного дела требуется согласие специальной коллегии краевого суда. И на основании представления краевой прокуратуры коллегия краевого суда 16 ноября 2006 года составила заключение о наличии в действиях Добровольской преступления, предусмотренного статьей 137 Уголовного кодекса РФ (незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия). Что сведения об удочерении, его отмене и т. д. являются тайной, не вызывает сомнений. К вопросу о том, как обстояло дело с согласием на распространение сведений, мы ещё вернёмся. Пока рассмотрим вопрос о тайне, так как она остаётся таковой только до тех пор, пока её кто-нибудь не разгласил. А если кто-то её изложил публично, она перестаёт быть тайной, и последующее распространение сведений кем-то другим - уже не преступление.

4 февраля 2006 года, за месяц до выхода в эфир программы Марины Добровольской, начальник отдела краевой прокуратуры Любовь Мартышина дала интервью газете "Красноярский рабочий", в котором подробнейшим образом описала, как издевалась над девочкой её приёмная мать, назвала и имя девочки, и город, где она жила у бабушки, а потом - в местном детдоме. Город этот небольшой, где, как говорится, все друг друга знают, так что нетрудно было догадаться, о ком речь. По существу уже с этого момента значительная часть сведений перестала быть тайной.

Краевой суд обратил на это внимание и написал, что объём сведений, распространённый М. Добровольской, значительно превышает объём информации, сообщённый работниками прокуратуры в их публичных выступлениях. Действительно, в некотором отношении в телепередаче этих сведений больше, а в некотором, наоборот, меньше. Но "больше-меньше" - понятие относительное. Главное-то не в этом, а в том, что сведения, по которым девочка стала узнаваемой, были разглашены представителем прокуратуры ещё до телепередачи и поэтому перестали быть тайной. Почему же намереваются судить именно Добровольскую? Видимо, следуют древнеримской поговорке: quod licet Jovi, non licet bovi - "что позволено Юпитеру, не позволено быку". А теперь о согласии на разглашение сведений. Смысл этого условия очевиден: каждый человек является хозяином своих личных тайн, поэтому их разглашение с его согласия не может считаться преступлением. Поскольку девочка малолетняя, то согласие может дать опекун, в данном случае его роль выполняла Татьяна Азанова, директор детдома (теперь уже бывшая). Во время первого следствия (дело ранее было прекращено, а сейчас расследование проводится вновь) Азанова рассказывала, что дала согласие на показ сюжета, предварительно просматривала материалы и не увидела ничего, что могло бы повредить девочке, к такому же выводу она пришла и после просмотра фильма, причём подчеркнула, что, по её наблюдениям, в результате передачи девочка не испытывает никакого дискомфорта. Рассказала она и о том, что перед трансляцией "Будней" начальник отдела краевой прокуратуры Л. Мартышина требовала, чтобы Т. Азанова запретила выпуск сюжета в эфир. И Азанова написала в телестудию письмо, на которое теперь ссылаются прокуроры, расценив это как запрет на трансляцию.

Внимательно читаю это письмо и обнаруживаю, что абсолютного запрета в нём нет! Там только ставятся некоторые условия - о чём не следует говорить в передаче, то есть само согласие вовсе не отменяется. Повторяю, если было согласие, то нет преступления. Но справедливости ради нужно ответить на другой вопрос: выполнила ли М. Добровольская все условия, которые выдвинула директор детдома Т. Азанова? В её письме запрещалось указывать фамилию, имя, отчество, дату и место рождения девочки, показывать здание детдома, где она находится, давать другую информацию, позволяющую идентифицировать личность девочки. Основные условия Добровольская выполнила - в передаче часть лица девочки была заштрихована, чтобы её нельзя было узнать. Но, во-первых, было названо имя и, во-вторых, показано здание детдома. Однако, опять-таки - во-первых, имя девочки уже не было секретом, так как оно было опубликовано в интервью Л. Мартышиной. А во-вторых, имя это весьма распространённое, так что, надо полагать, в этом детдоме есть и другие девочки с таким же именем. Следовательно, по этим данным незнакомые люди в городе вряд ли смогли узнать девочку. В связи с этим вернёмся к вопросу о количестве информации ("больше-меньше"). Алексей Пиманов в упомянутой передаче показал лицо девочки полностью, без штриховки, то есть сказал явно больше, чем было показано в красноярских "Буднях". А в декабре 2006 года генеральный прокурор России Юрий Чайка наградил Пиманова почётной грамотой и памятной медалью. Странная получается картина: Алексей Пиманов полностью показывает лицо девочки, а генпрокурор его награждает; Марина Добровольская скрывает лицо девочки, а местная прокуратура привлекает её к уголовной ответственности...

Небольшая площадь выступления в газете не позволяет остановиться ещё на некоторых подробностях - с моей точки зрения, не очень существенных. Но нужно хотя бы немного сказать не только о чисто юридической, но и об общественной, социальной значимости этой передачи. Потому что факт - это ещё не вся правда. В ст. 49 закона "О средствах массовой информации" сказано, что согласие на распространение сведений о личной жизни требуется за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов. Безусловно, история с девочкой имеет большую общественную значимость, хотя бы для наказания виновных и предотвращения случаев незаконного усыновления в будущем. Эту цель в основном и преследовала журналистка, поэтому и с юридической, и с социальной точки зрения Марина Добровольская не производит впечатление уголовной преступницы. Давая заключение, краевой суд явно вышел за пределы своих полномочий. По смыслу закона (ст. 448 УПК РФ) суд, рассматривая вопрос о возможности возбуждения уголовного дела в отношении депутата, должен решать ограниченную задачу - только установить, имел ли место сам факт, в данном случае - разглашения сведений. А дальше должно быть полномасштабное расследование и рассмотрение дела в другом (районном) суде по существу, так как только по его результатам можно сделать выводы о виновности или невиновности. На это обратил внимание Конституционный суд РФ в определении от 14 декабря 2004 года, указав, что согласие коллегии на возбуждение уголовного дела не должно предрешать выводы, которые может сделать только суд, когда будет рассматривать дело по существу. Поэтому коллегия не вправе делать, например, выводы о виновности.

Коллегия краевого суда (судьи В. В. Яцик, В. И. Чепелева, И. В. Назаров) отступила от этих правил и в заключении прямо написала, например, что М. Добровольская нарушила закон сознательно (а это и есть виновность) и сделала другие подобные выводы, которые без расследования установить в принципе невозможно. Определения Конституционного суда РФ обязательны для всех, но краевые судьи то ли не читали его, то ли читали, но не поняли смысл, то ли читали и поняли, но исходили из известного принципа: "если нельзя, но очень хочется, то можно".

Дальнейшие перспективы представляются пессимистическими. Заключение коллегии краевого суда написано как готовый приговор, и хотя по закону мнение этой коллегии не является обязательным для районного суда, куда может быть передано дело, на самом деле районные судьи не очень любят, мягко говоря, спорить с краевыми. Отсюда и пессимизм. И хотя по этой статье в тюрьму, надеюсь, не "посодют", но могут лишить права заниматься профессиональной журналистской деятельностью. Кто от этого выиграет? Население лишится независимого источника информации о том, что происходит в судах, прокуратурах, милиции. Но этим органам жить станет легче - в соответствии с миниатюрой незабвенного Аркадия Райкина: "личный покой прежде всего".

И последнее. В дореволюционной России рассматривалось нашумевшее дело: судили девушку, которая публично выстрелила в царского чиновника, чтобы обратить внимание на его явно незаконные действия. Преступление было очевидным, адвокат не просил её оправдать, он поступил тоньше, сказав присяжным: "Я не знаю, выйдет ли она из суда оправданной, но я уверен, что она не выйдет из суда опозоренной". Присяжные поняли прозрачный намёк (её осудите - себя опозорите) и вынесли оправдательный вердикт. Полной аналогии с делом Марины Добровольской нет. Но когда спор идёт с прокурорской властью, которая сама себя вела не очень аккуратно, то мысль адвоката и сегодня выглядит вполне актуальной.

Будем следить за тем, чем закончится первое уголовное дело Марины Добровольской.

Александр ГОРЕЛИК, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, заведующий кафедрой уголовного права Сибирского федерального университета.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail