Экс-глава Дагестана: Борис Ельцин всегда очень уважительно относился к дагестанскому народу

Махачкала, 25 апреля 2007, 18:42 — REGNUM  "Уход Бориса Николаевича Ельцина - большая утрата! Это фигура огромного исторического масштаба, уникальная личность", - заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM экс-глава Дагестана, председатель Госсовета Республики Дагестан в 1994 - 2006г., ныне заместитель председателя Комиссии при президенте РФ по укреплению российской государственности и федеративных отношений Магомедали Магомедов.

"Я близко знал Бориса Николаевича, долгие годы совместно с ним работал и был вместе с ним участником дебатов первого Верховного совета Российской Федерации, когда он, по существу, утверждался как лидер новой России, - сказал Магомедов. - Я принимал участие в них, потому что интересы многонационального дагестанского народа были напрямую связаны с судьбой России. Для меня как руководителя Республики Дагестан было очень важно принять правильное решение и поддержать того лидера, который повел бы многонациональную Россию по демократическому пути. Именно таким лидером показал себя Борис Николаевич Ельцин в это смутное, тяжелое для России время. И я полностью встал на его сторону. Был я и у Белого дома, когда он выступал на многотысячном митинге в защиту демократии и независимости страны, в дни, когда на демократию посягали оппозиционные силы".

"В период президентства Ельцина произошли трагические, кровавые события на Кавказе - первая и вторая чеченские войны, - продолжил бывший глава республики. - И в этих событиях не исключались и ошибки, трудное было время, но в целом, Борис Николаевич проявил историческое понимание, мудрость и по существу, не допустил раскола государства и сумел в целом уберечь Россию от гражданской войны. Ведь при нем происходил необратимый процесс распада великого государства - Советского союза, но его основная заслуга в том, что он сумел, как ведущая фигура в тех событиях, организовать это процесс без кровопролития, без противостояния одних народов против других".

"Он был президентом, когда на Дагестан в 1999 году напали банды международных террористов. В те дни я с ним постоянно связывался по телефону и неизменно получал поддержку и понимание, - отметил Магомедов. - Прежде всего, важным моментом в тот период было то, что он прислал в Дагестан тогда еще премьера - Владимира Владимировича Путина, который в самое ответственное, тяжелое время был с нами. И мы тогда уже знали, что он - будущий лидер страны, и его приезд сыграл большую роль в разгроме и уничтожении бандформирований Басаева и Хаттаба, которые напали на республику. Уже после трех месяцев боевых действий для восстановления населенных пунктов, которых было разрушено довольно много, президент выделил большие средства, и мы быстро восстановили эти селения".

"Вспоминается еще один момент, когда террористы Радуева в январе 1996 года напали на Кизляр и захватили и удерживали в городской больнице около тысячи человек - медработников и их пациентов (в том числе, беременных женщин и рожениц). Я непрерывно говорил с Борисом Николаевичем, находя у него понимание в целесообразности тех предложений, которые я вносил. И нам удалось не повторить ошибок Буденновска, вывести бандитов из города и освободить и заложников, и свою республику. Как известно, тогда же в селе Первомайском произошел бой с бандгруппой и оно было полностью разрушено. И вот я помню, Борис Николаевич по нашей просьбе дал поручение восстановить это село. И восстановили в лучшем виде! Более того, по его инициативе всем пострадавшим было выделено по машине "Жигули". При мне он вызвал Владимира Каданникова, бывшего директора Волжского автозавода, а в тот период заместителя председателя правительства России и распорядился выделить автомашин, сколько необходимо. Такой он был человек!", - сказал Магомедов.

"Надо нам было открыть представительство республики в Москве, а помещения мы не имели. Борис Николаевич передал с баланса на баланс прекрасное здание на Покровке, в котором и сейчас располагается наше постпредство. Он очень уважительно относился к Дагестану и помогал республике. Он понимал, что на территории Кавказа, наша республика, окруженная кровавыми очагами войны (Грузия, Армения и Азербайджан, Ингушетия, Осетия, Абхазия и Чечня), была едва ли не единственной, в которой не разгорелись межнациональные столкновения, вооруженные конфликты. В том, что мы сохранили Дагестан без войны, прежде всего, заслуга дагестанского народа вкупе с огромной поддержкой и первого и второго президентов России", - продолжил Магомедали Магомедов.

"Мне кажется, что самая большая заслуга этого человека, что он обеспечил развитие нашего общества в демократическом направлении, - заявил Магомедов. - После его прихода к власти, россияне получили различные права и свободы, перестали бояться, стали открыто, без опаски исповедовать свои религии, свободно и публично выражать свое мнение. В этом несомненная заслуга Бориса Николаевича. А потом, он ведь не боялся критики! Его много раз критиковали. Но он был великодушным человеком, не мстил своим политическим противникам. Он стоял над ними как личность. Потому-то он и остался в истории таким уникальным, непохожим ни на кого - первым президентом России Ельциным Борисом Николаевичем. И его подвиг, когда он впервые в истории российского государства добровольно оставил свой пост и ушел, почувствовав, что пора уходить и дать управлять страной молодому поколению, будет иметь для дальнейшего развития нашего общества огромные исторические последствия".

ИА REGNUM: Его часто обвиняли в развязывании Чеченских войн...

Вопрос очень спорный, время было тяжелое, и кто знает, как ему это объясняли и преподносили, и кто знает, как правильнее нужно было поступить? Мы, например, тоже были категорически против ввода федеральных войск в Чечню. Борис Николаевич выслушал мои доводы, что чеченцы - наши исторические соседи и неправильно будет, если с нашей территории в Чечню войдут войска. И он не настаивал, и ни один солдат-дагестанец не пошел воевать в Чечню. Возможно, решение о вводе войск было не совсем эффективным и верным, но тогда, когда так называемые "лидеры чеченского народа" готовили ему великую трагедию, что-то надо было предпринимать. Безусловно, ему было трудно: потерять Кавказ нельзя, но и ввод войск сейчас выглядит очень спорным решением. Но это уже произошло, и кто прав, а кто нет, рассудит история. Сейчас в Чечне уже стабилизируется жизнь, люди возвращаются домой, нынешний лидер республики ведет правильную политику.

ИА REGNUM: В начале 90-х во время так называемого "парада суверенитетов" был большой соблазн "самоопределиться", обособиться...

Да, были такие попытки в разных регионах России, но мы, дагестанцы, сразу от этого отказались. Здесь нельзя не отметить большую роль Ельцина в подписании федеративного договора, который был принят в 1992 году, в котором мы все расписались в том, что Россия едина и неделима.

В человеческом общении, Борис Николаевич Ельцин был очень дружелюбным и коммуникабельным, там, где надо, мужественным и принципиальным. Был интересным рассказчиком, простым, но в то же время, великим. Наблюдая за церемонией прощания по телевидению, я вижу, сколько известных личностей, государственных деятелей, рядовых граждан пришли попрощаться с ним, вижу в этом подтверждение того, какой весомый вклад в развитие нашего многонационального российского общества он внес. К глубокому сожалению, я не смог участвовать в похоронах Бориса Николаевича, но вчера отправил телеграмму Наине Иосифовне, с которой мне тоже приходилось общаться, знаю и всех членов семьи Ельциных.

ИА REGNUM: Магомедали Магомедович, как Вы считаете, после того, как Борис Николаевич Ельцин оставил пост президента, вел ли он активную политическую деятельность, влиял как-то на государственные дела?

Думаю, в политической жизни он уже не принимал активного участия. Как-то, помнится, он даже где-то сказал, что "не был счастливым человеком, потому что все время был в борьбе. И теперь, когда ушел и оставил бразды правления в надежных руках, почувствовал себя умиротворенным". Он вел очень активный образ жизни, много ездил на родину в Свердловскую область, к друзьям по всей стране, но в большую политику не вмешивался. Да он и видел, что все идет правильно. Я с ним перезванивался после отставки, несколько раз встречался, приглашал его в республику, но как-то не получилось у него приехать.

Всегда Борис Николаевич с уважением относился ко мне лично и к дагестанскому народу. Во всем старался помочь, был объективен и уважителен. У нас в Дагестане не всегда понимали политику Ельцина. Даже на первых президентских выборах Борис Николаевич в первом туре не получил необходимого большинства голосов. И только после того, как перед вторым туром мы провели большую разъяснительную работу, я обратился к дагестанскому народу, сказал, что очень хорошо знаю Бориса Николаевича. Что нет на данный момент в России более популярного, любимого народом, государственного деятеля, который мог бы столь же талантливо организовать работу всех звеньев государства. Что мы совершим большую ошибку, если не поддержим его на выборах на пост главы государства. Надо сказать, к чести дагестанцев, все они на втором туре абсолютным большинством поддержали Бориса Николаевича!

Борис Николаевич Ельцин оставил хорошее наследство - страна наша сейчас развивается хорошими темпами. И одним из самых верных в историческом плане шагов первого российского президента я бы назвал то, что он рекомендовал на пост президента Владимира Владимирович Путина, предугадав его лице достойного лидера конца XX - начала XXI веков. Теперь наша страна - мощная, сильная держава, которая идет по правильному пути. И многонациональный дагестанский народ уверен, что то начало, которое заложил Борис Ельцин, успешно продолжает Владимир Путин, и в целом наша Россия изо дня в день будет развиваться такими темпами, которые, в конечном счете, сделают ее великой державой!

Напомним, Борис Ельцин скоропостижно скончался в 23 апреля в Центральной Клинической Больнице (ЦКБ) от остановки сердца. Он будет похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. 25 апреля объявлено в России днем траура.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.