[М.Леонтьев, А.Привалов, М.Соколов, В.Фадеев] Меморандум Серафимовского клуба: От политики страха к политике роста

Москва, 14 января 2003, 21:57 — REGNUM  

Почему Россия остается экономически - а значит, и политически - несостоятельной страной? Почему за десять, а если считать с объявления перестройки в 1985 году, то и за все семнадцать лет реформ наша страна так и не встала на путь уверенного экономического развития?

Германия через десять лет после страшного поражения во Второй мировой войне, уже вовсю пожинала плоды "социальной рыночной экономики"; Испания через десять лет после смерти Франко уже была достойным членом ЕС; Китай через десять лет после смерти Мао показывал темпы роста 8-10 процентов. Почему все эти страны, освободившись, смогли осуществить прорыв, а мы нет?

ПОРАЖЕННЫЕ СТРАХОМ

Все последние десять лет российская экономическая политика была негативной: всё она что-то отрицала, всегда она была пронизана страхом перед какими-то силами или обстоятельствами.

Уже самый первый ее шаг - освобождение цен в январе 1992 года - не был элементом осмысленного создания рыночной системы, а был вызван страхом перед возможным голодом. Приватизация, начатая в том же 1992 году, проводилась поспешно и небрежно, поскольку тоже диктовалась страхами - перед возвратом коммунистов и перед разгулом "красных директоров".

Дальше - страх перед инфляцией, из-за которого чуть не угробили всю обрабатывающую промышленность, оставив экономику без денег. Страх перед дефицитом бюджета создал рынок государственных ценных бумаг - знаменитую пирамиду ГКО. Её довольно быстро подвели к краху, стали просить деньги у МВФ и опять бояться: теперь - что денег не дадут. Денег дали, но это не спасло от дефолта, пирамида ГКО рухнула. Теперь главным ужасом стал дефолт. Как платить огромные внешние долги? Кто-то подбросил "проблему 2003 года", мол, в этом году будет чуть ли не конец света... 2003 год наступил - где те безответственные и бездарные люди, что сеяли эту панику?

Нефть - еще один дежурный страх. Вся страна - от премьер-министра до сельской пенсионерки - боится падения мировых цен на нефть, потому, что уверена, будто от этих цен зависит ее благополучие (причем премьер-министр не больше пенсионерки стремится сделать хоть что-нибудь для изменения структуры экспорта).

Поверх этих страхов десять лет дрожали, как бы мировая общественность не подумала, будто мы недостаточно прогрессивны. Поэтому боялись не только МВФ, Мирового банка, Билла Клинтона, но и любого шарлатана, от нечего делать поучающего нас, как надо себя вести.

Наши испуганные экономические власти не только не желают осознавать свою ответственность за ход событий, но не могут этого сделать, поскольку не располагают никаким, даже ущербным видением целей экономической политики. Вместо этого сформировалась некая суррогатная идеология, бюджетобесие, когда профицит государственного бюджета становится единственной целью и критерием деятельности.

Результаты политики страха - еще большая, чем в советское время, зависимость от цен на сырье, еще меньший потребительский сектор, и гибнущий инновационный сектор. Выпущенная на свободу слабая экономика в отсутствие общественной и государственной воли движется туда, куда только и возможно ехать "даром" - к прозябанию, застою, деградации. Такова цена отдачи во власть страха. Не того, который страх Божий, предписывающий быть мудрым и рассудительным - "блюдите, сколь опасно ходите", а того, который есть злой морок, тот метафизический страх перед бытием, который парализует разум и волю и отрицает всякую возможность государственного творчества. Задачу восстановления России не могут решать испуганные люди.

ПОЧЕМУ ТАК ПРОИСХОДИТ

Как всегда после очередного потрясения, российское общество впало в апатию.. Именно сейчас, когда нужно умело использовать раскрепощение общественных сил, элита скована губительным равнодушием.. Интеллектуалы сетуют, что опять все получилось не так, многие крупные предприниматели (видимо, под грузом слишком быстро сколоченных состояний) не видят больше для себя никаких амбициозных задач, чиновники поглощены мздоимством и казнокрадством. Порожденная катастрофой, российская элита способна лишь воспроизводить ситуацию катастрофы.

Главная беда российской элиты - уверенность в том, что корабль тонет. Наша вялая элита списала страну. Она ничем не отличается от пресловутого публициста Паршева, утверждающего, что Россия никогда не будет богатой просто потому, что здесь холодно. Наша элита называет массу причин, мешающих благополучию: неправильная, не протестантская этика, отсутствие традиций рыночного хозяйствования, вороватый народ, слишком бедный народ, "голландская болезнь"... Весь этот или подобный этому вздор выдается за глубокомысленный анализ.

Если в России и есть причина, которая не позволит ей быстро развиваться, то только одна: безответственная и пораженчески настроенная элита, которая боится ставить перед собой и страной серьезные цели - и даже не пытается использовать исторические шансы.

ЧТО У НАС ЕСТЬ

Ресурсов достаточно. Россия находится в выгоднейшем состоянии для начала экономического прорыва. Это бросается в глаза, если сравнить ее со странами, такого прорыва добившимися, - с разоренными после войны Германией и Японией, нищим Китаем или бедной ресурсами Испанией. И речь, конечно, идет не только о сырьевых ресурсах.

Два важнейших приобретения сделала страна в девяностые годы. Создана, хотя и в самой грубой форме, новая хозяйственная система, основанная на рынке и частной инициативе. Возник и укрепился слой предпринимателей, ориентированных на долгосрочное развитие своего дела. Они уже взяли на себя ответственность за большую часть российского хозяйства. Именно они обеспечивают его рост, несмотря на крайне неблагоприятную среду, давление бюрократии и жесткую иностранную конкуренцию. Именно эти люди обеспечивают работой десятки миллионов занятых, чьи голоса уже кое-что значат в нашей, пусть еще слабой, демократии.

Мы имеем огромный внутренний рынок. Людям, уже понимающим, что такое современный потребительский стандарт, нужны квартиры, дома, мебель, дороги, автомобили, связь, образование и т. п. Внутренний рынок может быстро расти десятилетиями, пока мы не выйдем по потреблению хотя бы на среднеевропейский уровень. В перспективе в нашу орбиту могут вовлекаться рынки стран ближнего зарубежья, что увеличивает хозяйственный потенциал почти вдвое.

Дополнительным фактором развития может стать мировой кризис. Эпоха глобализации - в ее прежнем виде - закончилась. Мир стоит на пороге деглобализации. Никто не знает определенно, как пойдет мировое развитие. И в этом смысле, все страны одинаково слабы, даже самые могущественные. Но всякий кризис - это не только проблемы, это - новые возможности. Тот, кто первый эти возможности осознает, тот и выиграет на следующем витке мирового развития. Хотим ли мы быть среди выигравших или будем ждать, пока победители укажут нам место в чулане обновленной мировой системы?

ЧТО ДЕЛАТЬ

Прежде всего - осознать, что мы стоим сейчас перед сущностным выбором: Россия либо признаёт историческое поражение и соглашается занять место на задворках - либо восстанавливает по праву принадлежащие ей позиции среди лидеров мира. Либо тихое и в чем-то даже приятное погружение в окончательное историческое небытие, либо возвращение в историю, основанное на безусловной вере в то, что смерть можно будет побороть усильем воскресенья. И весь общественный настрой последних лет клонится к этому, в действительности единственно возможному ответу. То, что на духовно-метафизическом языке называется воскресением России, на языке вещно-политическом называется ускоренной модернизацией, мощным экономическим ростом. Эта же задача, насущность которой все более осознается обществом, до сих пор совершенно не разделяется действующей системой исполнительной власти, катастрофной элитой. Причем катастрофной является элита не только экономическая, но и политическая, ибо политика роста не сводится к простому умножению народного благосостояния (что, конечно же, необходимо) и укреплению международных позиций России (что необходимо вдвойне, потому что иначе сомнут и уже почти смяли). Политика роста - это еще и ключ к становлению России и оформлению нынешнего рыхлого конгломерата разнородных земель и территорий в единый организм, ибо именно в условиях быстрого хозяйственного роста - и никак иначе - состаивались все известные нам сильные национальные государства. Хозяйственный подъем является необходимым условием становящегося государственного единства, потому что подъем -- это усиленное и убыстренное коловращение всех ресурсов государства - людей, денег, идей, товаров, это мощная циркуляция живительной крови по всему национальному организму, это производство не только материальных благ, но и единых национальных целей, единых национальных смыслов, единых национальных структур. Созревание невозможно вне движения, исполинское тело России не может вечно жить при нынешнем донельзя вялом, чтобы не сказать - искусственном кровообращении. При сохранении нынешнего хозяйственного status quo гражданский распад есть лишь вопрос времени, о гражданском же и политическом единении не приходится и говорить.

Актуальная повестка дня страны, поднимающая реальные проблемы нашей жизни - вот важнейший идеологический шаг сегодня. Освободиться от плена ложных и второстепенных проблем и приступить к решению действительно масштабных задач.

Мы должны отвергнуть прежнюю политику, негативную политику страха и безмыслия. Мы должны принять новую политику, позитивную политику роста. Государство должно взять на себя ответственность за результаты хозяйственной деятельности в стране. Оно не может говорить: темпы роста низки потому, что упали цены на нефть, или потому, что в стране низка производительность труда. Если так, то оно обязано прилагать усилия к тому, чтобы снизить зависимость страны от нефтяного экспорта, или продумать программу роста производительности труда. Это ни в коем случае не означает, что государство начнет вновь указывать: кому что производить и продавать. Было бы ошибкой даже использование старых инструментов промышленной политики: выбор отраслевых приоритетов и прямая помощь им. Ставка должна быть сделана на раскрепощение творческих сил российского бизнеса, на создание для него (а не для абстрактного иностранного инвестора) максимально благоприятных условий работы.

Цели государства и бизнеса должны быть едины. Сегодня российский бизнес уже ориентирован на развитие, значительная часть предпринимателей строит долгосрочные планы. В этом отношении мы можем сказать, что российский бизнес становится социально ответственным. Однако российское государство не является сильным партнером для бизнеса в деле развития. Повальная коррупция, непомерно увеличивая транзакционные издержки, убивает конкурентоспособность российских предприятий. Только в тех странах осуществился экономический прорыв, где была воля государства, идейное единство, общий настрой на развитие.

Использовать мировой кризис. В условиях, когда развитые страны и зависящие от них развивающиеся страны находятся в состоянии кризиса, образуется свободный капитал, который ищет области эффективного вложения. Проводя политику роста конкурентоспособности, мы могли бы привлечь практически неограниченное количество денег.

Нужен разумный протекционизм, ограничивающий доступ на внутренний рынок товаров, но привлекающий капитал. Импорт товаров производственного назначения предпочтительнее импорта потребительских товаров, импорт капитала предпочтительнее импорта товаров.

Нынешний исторический вызов слишком серьезный, чтобы мы могли его игнорировать. За неготовность национальной элиты твердо и достойно отвечать вызовам времени наша страна неоднократно платила самую тяжкую цену. Еще одной национальной катастрофы Россия может не вынести. Мы не будем произносить обязательных для любого политического манифеста дежурных фраз про мощные силы здорового бизнеса и блистательные политические кадры, которые, никем не зримые, таятся где-то в тумбочке, но в любой момент готовы мощно выступить по единому манию нашей руки. Мы только надеемся, что для задачи такой важности и силы, и кадры найдутся, не могут не найтись. Именно поэтому мы призываем всех, кто разделяет наши воззрения, принять участие в первом подступе к задаче роста. Необходимым условием роста экономического является подъем в области идейного производства, где до сих пор дела обстоят не сильно лучше, чем в производстве реальном. Мы до сих пор не можем определиться даже в самом малом - какой мы хотели бы видеть Россию через десять, двадцать, сорок лет. Речь не идет ни о пустом прожектерстве, ни о составлении пятилетних планов - но всего лишь о простейшем целеполагании, о самом скромном наброске вида будущей России. Такой внятный и обозримый "Чертеж земли Московской, наше царство из края в край", где в меру сил прорисовано где, куда и как расти нашей земле, как ей богатеть и благоустраиваться, был бы первым, но, возможно, самым важным шагом для пробуждения от нынешнего мертвящего забытья.

Начнем с чертежа грядущей России, и дело пойдет, не может не пойти.

15 января 2003 г.

М.Леонтьев

А.Привалов

М.Соколов

В.Фадеев

P.S. Серафимовский Клуб, меморандум которого опубликован здесь с некоторыми сокращениями, создается для обсуждения ключевых вопросов жизни страны, для выработки и продвижения осмысленных решений этих вопросов. Инициаторы создания клуба - Алексей Балабанов, Михаил Леонтьев, Александр Привалов, Сергей Сельянов, Максим Соколов, Валерий Фадеев - надеются привлечь в него сведущих и здравомысленных людей. Они считают, что работа такого клуба сделает возможным формирование влиятельных и не ангажированных мнений по проблемам, достойным общенационального интереса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail