Генеральный директор ЗАО "СИБУР-Самара" Александр Самойленко прокомментировал вчерашнее ЧП на Новокуйбышевской нефтехимической компании:

"Ночью 8 января, около 22 часов, то есть, как только начали поступать жалобы в заводскую медчасть работников дежурной смены на острое недомогание, руководство предприятия немедленно проинформировало городскую комиссию по делам ГО и ЧС и предприняло необходимые меры по выяснению причин нештатной ситуации. Была создана специальная межведомственная комиссия, в которую вошли представители территориальных подразделений МЧС, СЭС, правоохранительных органов и экологических организаций, которая подключилась к этой работе и продолжает заниматься изучением обстоятельств происшествия. Тщательно обследована территория предприятия. Подтверждён первоначальный вывод наших дежурных сил, сразу же задействованных для выявления возможного источника заражения атмосферы: следов какой-либо аварии или пожара, разрывов действующих трубопроводов и ёмкостей, могущих привести к утечке сжиженных и газообразных углеводородов и продуктов переработки, не обнаружено. Не останавливалась ни одна технологическая линия или вспомогательное оборудование - всё исправно функционирует, о чем свидетельствуют показания контрольно-измерительной аппаратуры. Содержание газов, используемых на производстве в Новокуйбышевской нефтехимической компании, специалистами МЧС в атмосфере обнаружено не было. Уже днём 9 января анализ проб воздуха на территории предприятия показал, что превышения предельно-допустимых концентраций угарного газа и двуокиси серы нет, загрязнения не фиксируются.

На тот момент на предприятии находилось около 1000 человек. Всего за помощью обратилось 47 работников. Большинству из них стало плохо прямо на рабочих местах, в аппаратных. Причем производственные помещения, где появились пострадавшие, находятся в разных местах на территории и на довольно значительном удалении друг от друга, и, значит, нельзя говорить о том, что на предприятии мог существовать локальный очаг загрязнения. Первая помощь была оказана работникам в заводской медицинской части. 27 человек были направлены на обследование и госпитализацию в городскую больницу. Медики ставят диагноз - "ингаляционное отравление неизвестным веществом". Признаки отравления характерны для интоксикации угарным газом: тошнота, рвота, головокружение и потеря сознания. Многим из пострадавших в течение последующих суток стало лучше, и они смогли покинуть больницу.

По имеющимся у нас данным, ПДК по диоксиду серы и, особенно, угарному газу были превышены в десятки раз. К сожалению, один из работников смены, ветеран нашего предприятия, скончался в ту ночь от сердечного приступа. Связана ли его смерть с отравлением ядовитыми газами, сейчас устанавливается. Руководство предприятия окажет помощь семье погибшего, а пострадавшие будут направлены на профилактическое лечение.

Комплекс изопрена после продолжительного капитального ремонта ещё не функционирует. Там сейчас ведутся пуско-наладочные работы. К слову, позавчера в "ННК" для контроля технологических условий пуска комплекса прибыли специалисты компании "Shell", которая поставила для этого производства свой катализатор. Он ещё даже не загружен в технологическое оборудование. К комплексу только завели оборотную воду. А пуск планируется в 20-х числах января, и надеюсь, ничто этому не помешает".

На вопрос "Откуда тогда могла произойти утечка этих ядовитых веществ?" Александр Самойленко ответил: "Для нас самих это остаётся вопросом. На нашем предприятии данные вещества принципиально не могут присутствовать в сколь-нибудь значительных объемах и концентрациях. Это обусловлено технологией производства в "ННК". Их не содержит в таком опасном количестве потребляемое сырье, их нет в качестве продуктов переработки широкой фракции лёгких углеводородов, чем занимается компания. Так, скажем, содержание серы в сырье составляет всего 0,015%. Более загрязненное серой сырьё нам поставляли с астраханских газовых месторождений, это 0,02% содержания серы, ещё в июне прошлого года. С тех пор такой газ мы не получали, он нам экономически не выгоден - дополнительные затраты на очистку. Но и такое содержание серы просто мизерно. Скорее, двуокись серы и угарный газ, присутствуя в атмосфере одновременно, говорят о сжигании кем-то довольно большого количества тяжелой сернистой нефти или мазута. Сейчас, зимой, горение этих продуктов затруднено низкими температурами. Отсюда и повышенное выделение угарного газа и диоксида серы в опасных концентрациях. Ни мазут, ни сырая нефть в процессе производства и как топливо в Новокуйбышевской нефтехимкомпании не используются. В технологическом процессе и в печах ЗАО "ННК" применяется исключительно природный газ - метан.

Поэтому я с уверенностью могу сказать: источник чрезвычайного происшествия, повлекшего отравление десятков людей, находится не у нас. Руководство некоторых новокуйбышевских предприятий и ТЭЦ, использующей, кстати, в качестве топлива мазут, уже заявили о своей непричастности к загрязнению окружающей среды, а городские власти поспешили объявить перед прессой виновником происшествия именно "ННК", почему-то не дождавшись заключения компетентной комиссии, и даже возбудили вопрос об остановке предприятия. Мы всё же надеемся, что специалисты, привлеченные для выяснения причин происшествия, сделают независимые, объективные выводы относительно того, чьё же ядовитое облако накрыло наше предприятие. Нам бы это очень хотелось узнать".